Мудрый Юрист

К вопросу об оценке таможенной экспертизы как средства доказывания в судебной практике

Ступников Александр Александрович, заместитель начальника отдела Федеральной таможенной службы Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В данной статье рассматривается практика использования заключения таможенного эксперта как средства доказывания в арбитражном процессе. Анализируется сложившийся в судебной практике подход к назначению судебной экспертизы как способа проверки выводов таможенного эксперта.

Ключевые слова: таможенная экспертиза, судебная экспертиза, таможенный контроль, судебная практика.

Revisiting Evaluation of the Customs Expertise as a Means of Evidence in the Judicial Practice

A.A. Stupnikov

Stupnikov Alexander A., Deputy Chief of the Department of the Federal Customs Service of the Russian Federation, Candidate of Legal Sciences.

In current article we've considered problems connected with decision of customs expert and its place as an evidence in court examination. Also we've tried to analyze trial practice, that shows differences between evaluation of customs expert opinion and court expert opinion.

Key words: customs examination, court examination, customs control, trial practice.

Существенное возрастание доли импорта высокотехнологичных товаров требует привлечения специальных познаний для проверки заявляемых в декларациях на товары сведений и оценки свойств и характеристик товаров. Анализ действующего таможенного законодательства позволяет выделить три источника специальных познаний, необходимых для проведения таможенного контроля: разъяснения компетентных организаций по отдельным вопросам; пояснения специалиста; заключение таможенного эксперта.

Таможенное законодательство отводит большую роль таможенной экспертизе как средству, содействующему осуществлению таможенного контроля. Специальные познания при проведении таможенного контроля в первую очередь получаются посредством экспертного исследования в экспертном учреждении таможенных органов. И только в случае, если проведение требуемой экспертизы в ведомственных экспертных учреждениях невозможно, законодатель допускает проведение таможенной экспертизы в иных учреждениях (п. 2 ст. 138 Таможенного кодекса Таможенного союза) <1>. В системе таможенных органов создано и функционирует Центральное экспертно-криминалистическое таможенное управление, которое имеет своей целью судебно-экспертную, экспертно-криминалистическую, экспертно-исследовательскую, научно-исследовательскую и научно-методическую деятельность <2>.

<1> Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза, заключенный 27 ноября 2009 г. между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией (в ред. Протокола от 16.04.2010) // СПС "КонсультантПлюс".
<2> Приказ ФТС России от 3 мая 2011 г. N 902 "Об утверждении Положения о Центральном экспертно-криминалистическом таможенном управлении" (в ред. Приказов ФТС России от 20.07.2012 N 1467, от 01.10.2012 N 1977, от 30.10.2012 N 2187) // Таможенные ведомости. 2012. N 1; N 12.

Таможенная экспертиза применяется при необходимости проверки заявленных свойств и характеристик товара, влияющих на его классификацию по ТН ВЭД ТС, сведений о стране происхождения товара либо при контроле таможенной стоимости. Таможенная экспертиза является наиболее применяемым способом получения при таможенном контроле специальных познаний, достоверность которых подкрепляется мерой юридической ответственности.

Таможенная экспертиза зачастую является основным источником информации для принятого таможенным органом (должностным лицом) правоприменительного решения. В связи с этим именно выводы таможенного эксперта являются объектом критики со стороны декларантов при обращении в суд с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) таможенных органов (должностных лиц).

Специальные познания, полученные в ходе ведомственных проверок, а также заключения экспертов относительно исследований, осуществленных вне судебного процесса, обычно выступают в качестве письменных доказательств <3>.

<3> См.: Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе: Учеб.-практ. пособие для магистров. М., 2013. С. 229.

При оспаривании в суде решений, действий (бездействия) таможенных органов декларант (заявитель) вправе представить любые доказательства, обосновывающие свои требования, в том числе: заключения сторонних экспертных учреждений, уполномоченных (аккредитованных) для решения соответствующих вопросов, требующих специальных знаний; письма производителя товара; пояснения специалистов из научного сообщества. Такие доказательства нацелены либо на оспаривание непосредственно результатов таможенной экспертизы (например, когда получены иные результаты при идентичных исходных данных), либо на выявление упущений в методах, использованных таможенным экспертом. В свою очередь, нарушение методов исследования должно вызвать сомнения в достоверности результатов таможенной экспертизы.

Как отмечает А.В. Юдин, процессуальная гарантия того, что ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы (ч. 5 ст. 71 АПК РФ), не позволяет суду отвергнуть другие доказательства, приводимые стороной в обоснование действительного положения дел <4>.

<4> См.: Юдин А.В. Некоторые особенности юридического быта современной России и их влияние на гражданское судопроизводство // Вестник гражданского процесса. 2011. N 1. С. 86 - 102.

Однако судебная практика отражает несколько иной подход, выражающийся в критическом восприятии заключения таможенного эксперта. Так, по судебным делам N А40-150685/2013, А40-144539/2013, А40-178403/2013, А23-3002/2013, А40-92094/2014, А36-143/2014 доводы таможенного эксперта, изложенные в исследовательской части заключения, оценивались судами наравне с письменными доказательствами, к которым не предъявляется законодательных требований их получения: письмами производителя или продавца, письмами научно-исследовательских организаций, заключениями лабораторий и пр.

Справедливо пишет М.К. Треушников, что вывод суда о действительных обстоятельствах дела является истинным только в том случае, когда из всей совокупности исследованных в соответствии с процессуальным законом и подвергнутых оценке по законам логики доказательств следует один вывод о фактических обстоятельствах дела, устраняющий все другие предположения, возможности, колебания в суждениях <5>.

<5> См.: Треушников М.К. Допустимость доказательств в советском гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1973. С. 94.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 обращено внимание судов на то, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ <6>.

<6> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" // Российская газета. 2003. 26 декабря.

Однако в судебной практике заключение эксперта, полученное по результатам судебной экспертизы в порядке ст. 82 АПК РФ, имеет безусловное преимущество перед всеми иными доказательствами, представленными в ходе судебного разбирательства. При этом судами оцениваются выводы судебного эксперта безотносительно к исследовательской части заключения. В частности, по судебным делам N А14-10200/2012, А14-7024/2009, А23-5797/2012, А23-3186/2013, А14-10848/13, несмотря на противоречия между заключительной и исследовательской частями заключения судебного эксперта, а также иными доказательствами по делу, судами были положены в основу решения исключительно выводы судебного эксперта.

Заключение таможенного эксперта, будучи соответствующим критерию объективности, подкрепленное мерой юридической ответственности, судебной практикой ставится в один ряд с письмами иностранного производителя, продавца импортируемого товара, которые не несут ответственности за указание недостоверных сведений о спорном товаре.

Формы и порядок получения специальных познаний при проведении таможенного контроля строго регламентированы таможенным законодательством. В частности, одним из условий начала проведения таможенной экспертизы является предупреждение эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения (п. 4 ст. 138 ТК ТС). Аналогичные требования содержит статья 14 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

Строгость законодателя к порядку получения специальных познаний при проведении таможенного контроля объясняется особым характером результата экспертизы - объективными сведениями о предмете экспертизы на основе специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла.

Также в судебной практике заметен вектор, направленный на более широкое применение судебной экспертизы как средства доказывания с целью проверки выводов таможенного эксперта. При этом обоснованием необходимости назначения судебной экспертизы может служить лишь несогласие заявителя с выводами таможенного эксперта.

Полагаем, что процессуальная форма получения заключения судебного эксперта не обеспечивает априорной его достоверности и не служит гарантией от экспертной ошибки. Законодательные упущения в институте судебной экспертизы неоднократно обсуждались в юридической литературе <7>.

<7> См.: Лазарев С.В. Вопросы независимости эксперта и качества экспертного заключения в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 2012. N 8. С. 58 - 69; Епатко М.Ю. Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе // Арбитражные споры. 2014. N 2. С. 59 - 70; Дьяконова О.Г. Формирование внутреннего убеждения эксперта и его влияние на экспертные ошибки // Эксперт-криминалист. 2013. N 4. С. 8 - 10; и др.

К сожалению, в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации до настоящего времени не была отражена позиция относительно сформированной арбитражной практики по назначению судебной экспертизы.

Представляется, что исходя из принципа процессуальной экономии при возникновении у суда сомнений в выводах таможенного эксперта более целесообразен был бы допрос таможенного эксперта либо иных (независимых) специалистов с целью разрешения критических замечаний. И только при наличии неустранимых сомнений справедливо назначение судебной экспертизы.

Литература

  1. Дьяконова О.Г. Формирование внутреннего убеждения эксперта и его влияние на экспертные ошибки // Эксперт-криминалист. 2013. N 4. С. 8 - 10.
  2. Епатко М.Ю. Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе // Арбитражные споры. 2014. N 2. С. 59 - 70.
  3. Лазарев С.В. Вопросы независимости эксперта и качества экспертного заключения в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 2012. N 8. С. 58 - 69.
  4. Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе: Учеб.-практ. пособие для магистров. М., 2013. С. 229.
  5. Треушников М.К. Допустимость доказательств в советском гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1973. С. 94.
  6. Юдин А.В. Некоторые особенности юридического быта современной России и их влияние на гражданское судопроизводство // Вестник гражданского процесса. 2011. N 1. С. 86 - 102.