Мудрый Юрист

Применение положений об обратной силе уголовного закона к "наркотическому" постановлению правительства

Токманцев Денис Валерьевич, доцент Сибирского юридического института ФСКН России, кандидат юридических наук, доцент.

В статье анализируются решения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, а также судов нижестоящего уровня по вопросу о допустимости применения положений об обратной силе закона к Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002. Признавая потенциальную ретроактивную силу данного Постановления, автор делает вывод о том, что придание высшей судебной инстанцией такому Постановлению самостоятельной обратной силы является преждевременным.

Ключевые слова: обратная сила, уголовный закон, Федеральный закон от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ, Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, наркотические средства, уголовная ответственность, законность, справедливость.

Application of provisions of retroactive criminal law to the "drug-related" Government Regulation

D.V. Tokmantsev

Tokmantsev Denis Valeryevich, PhD (Law), Assoc. Prof., Associate Professor, Siberian Institute of Law of the Federal Drug Control Service of the Russian Federation.

The article analyzes the decision of the Constitutional Court, the Supreme Court and courts of lower level on the issue of admissibility Application of the retroactivity of the law to the decision of the Russian Government dated 01.10.2012 N 1002. Recognizing the potential retroactive effect of this decree, the author concludes that giving the highest court in this decision of self-retroactivity is premature.

Key words: retroactivity, Criminal Law, Federal Law of 01.03.2012 N 18-FZ of the Russian Federation, Government Resolution of 01.10.2012 N 1002 drugs, criminal liability, legality, justice.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" не затрагивает вопрос, вынесенный в название настоящей работы. Не уделено ему должного внимания и в Ответах на вопросы судов о применении отдельных положений Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с необходимостью приведения приговоров в соответствие с законодательством, вступившим в силу с 1 января 2013 года, в части осуждения за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, а также прекурсоров, утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 13 февраля 2013 г.

Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что данный вопрос заслуживает всестороннего рассмотрения и разъяснений высшей судебной инстанции, так как среди правоприменителей отсутствует единый подход к его решению. Прежде всего это проявляется в принятии судами различного уровня противоположных решений, связанных с применением Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ, совершенных до 1 января 2013 г.

Исходя из позиции Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, высшая судебная инстанция допускает применение положений об обратной силе закона к Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002. В своем решении по делу Бобрышова Верховный Суд РФ прямо указал на то, что "...Постановление Правительства Российской Федерации об утверждении размеров наркотических средств для целей статей 228, 228.1, 229 УК РФ является составной частью уголовного закона и на него распространяется действие положений ч. 2 ст. 54 Конституции Российской Федерации и ст. 10 УК РФ об обратной силе нового закона (выделено мной. - Д.Т.), если после совершения преступления ответственность за него смягчена" <1>.

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. Дело N 50-Д12-134 // http://www.supcourt.ru/.

Действительно, во-первых, законодатель прямо в уголовном законе отметил, что значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ, а также значительный, крупный и особо крупный размеры для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ утверждаются Правительством РФ (примечание 2 к ст. 228 УК РФ). В названии Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 также указано, что им утверждены размеры таких средств, веществ, растений и их частей для целей ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ. Соответственно, данное Постановление Правительства РФ образует нормативное единство с указанными статьями уголовного закона <2> и, как следствие, подпадает под действие принципов уголовного права <3>, в том числе связанных с обратной силой уголовного закона.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2014 г. N 123-О // СПС "КонсультантПлюс".
<3> Пикуров Н.И. Комментарий к судебной практике квалификации преступлений на примере норм с бланкетными диспозициями. М., 2009. С. 20.

Во-вторых, следует согласиться с тем, что изменение классификационных размеров наркотических средств и (или) правил их определения на уровне Постановления Правительства РФ может улучшить положение лица, совершившего наркопреступление до вступления такого Постановления в силу, в том числе лица, отбывающего или отбывшего наказание, но имеющего судимость за данное преступление.

11 декабря 2012 г. Золотарев в составе группы лиц по предварительному сговору незаконно переместил через Государственную границу РФ с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС героин массой не менее 292,1 г. Его действия были квалифицированы в том числе по п. "б" ч. 4 ст. 229.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ). При этом суд руководствовался Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76, которым героин массой свыше 2,5 г был отнесен к особо крупному размеру. Рассматривая дело в апелляционном порядке, Верховный Суд РФ указал, что с 1 января 2013 г. вступило в силу Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, которым утверждены новые размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей уголовного закона. В частности, масса героина свыше 2,5 г является крупным размером наркотического средства, а его масса свыше 1000 г - особо крупным размером. При таких обстоятельствах, отметил Верховный Суд РФ, в силу ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, действия Золотарева следует переквалифицировать с п. "б" ч. 4 ст. 229.1 УК РФ на ч. 3 ст. 229.1 УК РФ <4>. Тем самым высшая судебная инстанция признала, что "...данное Постановление смягчает ответственность (выделено мной. - Д.Т.) осужденного по сравнению с действовавшим на момент совершения преступления Постановлением Правительства РФ, которым это же наркотическое средство в указанной массе признавалось особо крупным размером" <5>. Обратим также внимание на то, что санкции ч. ч. 3 и 4 ст. 229.1 УК РФ не изменялись.

<4> Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 октября 2013 г. Дело N 48-АПУ13-37 // http://www.supcourt.ru/.
<5> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. Дело N 50-Д12-134 // http://www.supcourt.ru/.

Смягчением ответственности Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ также признает изменение Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 правила определения весовых значений наркотических средств из Списка I, находящихся в растворе (в жидкой форме), например дезоморфина. Если ранее, до 1 января 2013 г. (в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76) в таких случаях вес наркотического средства определялся весом всей смеси, то в соответствии с новыми правилами (Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002) для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество из перечисленных в Списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70... 110 градусов Цельсия.

5 мая 2012 г. без цели сбыта, т.е. для личного употребления Жеравин незаконно изготовил наркотическое средство - дезоморфин, которое хранил при себе. В тот же день медицинский шприц с указанным наркотическим средством общей массой 3,29 грамма был изъят у Жеравина сотрудниками полиции в ходе его личного досмотра. Судом эти действия Жеравина были квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное изготовление и хранение наркотического средства дезоморфин без цели сбыта в особо крупном размере.

При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, учитывая изменение Постановлением Правительства РФ N 1002 правила определения весовых значений наркотических средств из Списка I, находящихся в растворе (в жидкой форме), в том числе дезоморфина, установила, что в соответствии с заключением эксперта масса сухого остатка наркотического средства - дезоморфина, изъятого у Жеравина, составила 0,13 г. Учитывая, что на момент совершения Жеравиным незаконных действий с данным наркотическим средством, уголовная ответственность за незаконное изготовление и хранение дезоморфина в размере 0,13 г не была установлена, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ освободила Жеравина от наказания <6>.

<6> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 12 мая 2014 г. N 18-Д14-9 // СПС "КонсультантПлюс".

Заметим, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, придавая обратную силу Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, тем самым допускает применение данного Постановления одновременно с действовавшим на момент совершения наркопреступления Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76. И, кроме этого, не исключает возможность, так сказать, самостоятельной обратной силы Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, т.е. применение его положений к утратившему силу уголовному закону (уголовному закону, действовавшему до вступления данного Постановления в силу). Иными словами, в "отрыве" от уголовного закона, действующего с 1 января 2013 г. (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ), собственно для целей которого и было принято Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002.

Наиболее показательным в этом отношении является решение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Малахова. Судом первой инстанции он был осужден по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за то, что 10 мая 2011 г. покушался на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере - дезоморфина, общей массой 4,78 г. Президиум Астраханского областного суда 4 февраля 2013 г. переквалифицировал содеянное Малаховым на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ), так как в пересчете на сухой остаток вес дезоморфина составил 0,07 г, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 является значительным размером. Не соглашаясь с этим решением, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия Малахова на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ).

В своем Определении Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что президиум Астраханского областного суда пришел к правильному выводу о том, что вес дезоморфина должен определяться с учетом Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, после его высушивания до постоянной массы. Однако не учел, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76, действовавшим на момент совершения преступления (до 1 января 2013 г.), дезоморфин весом до 0,5 г не образовывал крупного размера наркотического средства и незаконные операции с ним влекли уголовную ответственность по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ), санкция которой в сравнении с санкцией ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ) предусматривает менее суровое наказание <7>.

<7> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 16 апреля 2014 г. N 25-ДП14-7 // СПС "КонсультантПлюс".

Из приведенного примера следует, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ применила сразу два Постановления Правительства РФ - как новое от 1 октября 2012 г. N 1002, так и действовавшее на момент совершения Малаховым преступления от 7 февраля 2006 г. N 76, но только лишь в той их части, которая улучшала положение Малахова. Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 было применено исключительно в части, касающейся определения веса наркотического средства, находящегося в растворе (в жидкой форме), так как позволило снизить его расчетный вес с 4,78 г до веса сухого остатка - 0,07 г. Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 было применено в части определения классификационного размера дезоморфина как некрупного. При этом положения Постановления Правительства N 1002 были применены к старому уголовному закону (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ).

Таким образом, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ допускает "особый" тип обратной силы Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002: как во взаимосвязи с "новым" уголовным законом, действующим с 1 января 2013 г. (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ), для целей которого данное Постановление было принято, так и в отрыве от него (самостоятельно), т.е. применительно к старому уголовному закону (уголовному закону, утратившему в настоящее время силу, но действовавшему на момент совершения наркопреступления), в зависимости от того, какой из них улучшает положение лица, совершившего наркопреступление.

В судебной практике встречается и другой (второй) подход к применению обратной силы Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002. В соответствии с ним данное Постановление рассматривается как неделимая часть действующего (нового) уголовного закона (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ), каждое предписание которого функционально связано только с данным законом и не имеет отношения к положениям ранее действовавшего старого уголовного закона <8>. Соответственно, допускается применение положений об обратной силе закона к Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 исключительно во взаимосвязи (в единстве) с действующим новым уголовным законом (в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ).

<8> Талан М., Тарханов И. Об обратной силе положений Общей и Особенной частей УК РФ // Уголовное право. 2012. N 5. С. 119 - 122.

Например, по приговору Приуральского районного суда от 29 февраля 2008 г. Д. был осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. В апелляционной жалобе Д. просил с учетом положений Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 переквалифицировать его действия на п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Судебная коллегия по уголовным делам данного суда признала доводы жалобы не подлежащими удовлетворению, указав, что в силу преамбулы к Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 утвержденные данным Постановлением размеры наркотических средств и психотропных веществ подлежат применению лишь в совокупности с нормами ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ. Соответственно, на предыдущие редакции уголовного закона положения названного Постановления не распространяются <9>.

<9> Официальный сайт Суда Ямало-Ненецкого автономного округа // http://oblsud.ynao.sudrf.ra/modules.php?name=press_dep&op=1&did=601.

Такой подход, как представляется, противоречит современной позиции Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по данному вопросу. В то же время обращаем внимание на то, что ранее применительно к Постановлению Правительства РФ от 6 мая 2004 г. N 231 <10> Верховный Суд РФ придерживался именно того подхода, который им сейчас отрицается. Например, в Определении от 26 марта 2007 г. N 82-Д06-20 по делу Копылова Верховный Суд РФ отметил, что новые размеры ("средние разовые дозы") наркотических средств были утверждены указанным Постановлением Правительства РФ "именно для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) и не могут применяться к ранее действовавшему законодательству" <11>.

<10> Постановление Правительства РФ от 6 мая 2004 г. N 231 "Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации" (утратило силу) // СПС "КонсультантПлюс".
<11> Надзорное определение Верховного Суда РФ от 26 марта 2007 г. Дело N 82-Д06-20 // http://www.supcourt.ru/.

Кроме этого, второй подход (о недопустимости применения Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 к ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ в редакции, действовавшей до 1 января 2013 г.) соответствует современным представлениям Конституционного Суда РФ об обратной силе Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, сформулированным в его решениях по конкретным жалобам.

Так, в решении по жалобе Емелина Конституционный Суд РФ отметил, что "в соответствии с Федеральным законом от 1 марта 2012 года N 18-ФЗ Постановление Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года N 1002 раскрывает содержание новых бланкетных признаков, предусмотренных в том числе статьями 228 и 228.1 УК Российской Федерации в редакции данного Федерального закона, а потому образует нормативное единство с названными статьями, изменившими с 1 января 2013 года уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ в том или ином размере. При этом, поскольку утверждение Правительством Российской Федерации таких размеров не предполагает возможность привлечения к уголовной ответственности за данные преступления без указания на то в уголовном законе, а соответствующим Постановлением Правительства Российской Федерации не устанавливаются преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, которые определяются только Уголовным кодексом Российской Федерации... вопрос о применении статьи 10 УК Российской Федерации в части распространения обратной силы нового уголовного закона на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, подлежит разрешению с учетом конкретного содержания новой нормы уголовного закона, определяющей преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, а не отдельно взятых положений Постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года N 1002 (выделено мной. - Д.Т.)" <12>.

<12> Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2014 г. N 2561-О // СПС "КонсультантПлюс".

В научной литературе также отмечается, что второй подход к применению обратной силы рассматриваемого Постановления Правительства РФ в большей степени обоснован. Так как первый подход (допускающий применение обратной силы такого Постановления в отрыве от "нового" уголовного закона), по сути, моделирует "искусственную" уголовно-правовую норму с наиболее благоприятным для осужденного содержанием, позволяющую применить смягчающие положения Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 и "старый" уголовный закон с более мягкой санкцией. "В итоге, в угоду преступнику мы получаем некую максимально гуманную (для него!) идеальную норму, в реальности не существующую (ибо действовала одна норма, а появилась вторая)..." - пишет А.В. Иванчин <13>. Тем самым, полагает А. Ерасов, подрываются принцип законности и принцип справедливости, так как, с одной стороны, квалификация оказывается отличной от квалификации, которой подлежало деяние в момент совершения, и от квалификации по новому закону; с другой стороны, искусственно снижаются пределы наказуемости содеянного, которые перестают соответствовать оценке его общественной опасности как по закону времени совершения преступления, так и по новому закону <14>. Дополняя, Ю.Е. Пудовочкин отмечает, что Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 может применяться только наряду с новой нормой закона, так как оно принято с учетом проведенной законодателем (Федеральным законом от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ) дифференциации ответственности за наркопреступления, отражает и конкретизирует эту дифференциацию, т.е. создано "под нее" и поэтому не подлежит самостоятельному применению <15>.

<13> Иванчин А.В. О пределах синтеза старого и нового законов и иных проблемах придания обратной силы новеллам в УК РФ // Уголовное право. 2012. N 5. С. 59 - 61.
<14> Ерасов А. Применение статей Особенной части УК при изменении их бланкетной основы // Законность. 2010. N 2. С. 51 - 54.
<15> Пудовочкин Ю.Е. Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона. М., 2014. С. 98, 99.

Аналогичное мнение высказано И.В. Обшивалкиной, старшим прокурором отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Чувашской Республики. Не соглашаясь с решением президиума Верховного суда Чувашской Республики от 31 мая 2013 г., которым на основании Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 действия М., связанные с незаконным приобретением в декабре 2008 года и последующим хранением без цели сбыта наркотического средства героин, были переквалифицированы с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г.), И.В. Обшивалкина отмечает, что вопрос о придании обратной силы нормативам, установленным названным Постановлением Правительства РФ, должен решаться в единстве с новыми ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ в редакции от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ. И только при условии, что в своем единстве данное Постановление и "новый" уголовный закон улучшают положение лица, совершившего преступление, можно, по ее мнению, решать вопрос об одновременном применении к каждому из них обратной силы. Исходя из этого, как полагает И.В. Обшивалкина, учитывая, что санкция ч. 2 ст. 228 УК в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ строже санкции ч. 2 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г., новое законодательство, введенное в действие после совершения М. преступления, как ухудшающее положение осужденного применению не подлежало <16>.

<16> Обшивалкина И.В. Применение обратной силы уголовного закона об ответственности за незаконный оборот наркотиков // Законность. 2014. N 3. С. 54 - 57.

Действительно, первый подход синтезирует "переходную" норму <17>, вбирающую в себя наиболее мягкие положения ст. ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ в редакции, действовавшей в момент совершения преступления (до 1 января 2013 г.), и положения тех же статей уголовного закона, но в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ, а также положения Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 и Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002.

<17> Бойцов А.И., Волженкин Б.В. Уголовный закон: действие во времени и пространстве. СПб., 1993.

Тем не менее, по мнению В.Н. Курченко, председателя судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, учитывая, что ст. ст. 228 и 228.1 УК РФ в новой редакции усилили ответственность, суды вынуждены будут применять обратную силу предписаний Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002, улучшающих положение лица, совершившего преступление до принятия данного Постановления, к более мягкому "старому" уголовному закону (ст. ст. 228, 228.1 УК РФ), так как такой подход является менее репрессивным. В частности, как отмечает В.Н. Курченко, суды будут применять обратную силу примечания к Списку I Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 об исчислении содержащихся в растворах веществ по массе сухого остатка по отношению к деяниям, совершенным до 1 января 2013 г. <18>.

<18> Курченко В. Проблемы применения обратной силы уголовного закона об ответственности за незаконный оборот наркотиков // Уголовное право. 2013. N 4. С. 29 - 31.

В литературе это мнение было поддержано В.С. Суминой <19>.

<19> Сумина В.С. Проблемы применения обратной силы уголовного закона по делам о незаконном обороте наркотиков // Наркоконтроль. 2015. N 1; http://lawinfo.ru/catalog/contents/narkokontrol/1/.

Полагаем, что Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 действительно обладает ретроактивной силой (потенцией) <20> в связи с включенностью его положений в процесс применения уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В то же время придание ему самостоятельной обратной силы, т.е. в отрыве от действующего уголовного закона, как исключительный тип действия Постановления во времени, должно основываться на официально закрепленных правилах ретроактивности такого Постановления. До введения таких правил придание Постановлению Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 самостоятельной обратной силы считаем преждевременным шагом.

<20> Гуров А.А. Пределы обратной силы уголовного закона // Российский судья. 2009. N 9. С. 23 - 26.

Пристатейный библиографический список

  1. Бойцов А.И., Волженкин Б.В. Уголовный закон: действие во времени и пространстве. СПб., 1993.
  2. Гуров А.А. Пределы обратной силы уголовного закона // Российский судья. 2009. N 9.
  3. Ерасов А. Применение статей Особенной части УК при изменении их бланкетной основы // Законность. 2010. N 2.
  4. Иванчин А.В. О пределах синтеза старого и нового законов и иных проблемах придания обратной силы новеллам в УК РФ // Уголовное право. 2012. N 5.
  5. Курченко В. Проблемы применения обратной силы уголовного закона об ответственности за незаконный оборот наркотиков // Уголовное право. 2013. N 4.
  6. Обшивалкина И.В. Применение обратной силы уголовного закона об ответственности за незаконный оборот наркотиков // Законность. 2014. N 3.
  7. Пикуров Н.И. Комментарий к судебной практике квалификации преступлений на примере норм с бланкетными диспозициями. М., 2009.
  8. Пудовочкин Ю.Е. Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона. М., 2014.
  9. Сумина В.С. Проблемы применения обратной силы уголовного закона по делам о незаконном обороте наркотиков // Наркоконтроль. 2015. N 1; http://lawinfo.ru/catalog/contents/narkokontrol/1/.
  10. Талан М., Тарханов И. Об обратной силе положений Общей и Особенной частей УК РФ // Уголовное право. 2012. N 5.