Мудрый Юрист

Квалификация сбыта поддельных банкнот посредством банкоматов

Прозументов Лев Михайлович, профессор Юридического института Томского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Архипов Андрей Валерьевич, судья Томского областного суда.

Статья посвящена проблеме квалификации сбыта поддельных купюр как низкого, так и высокого качества через банкоматы. Авторы приходят к выводу о необходимости квалификации таких действий не как фальшивомонетничества, а как мошенничества в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ).

Ключевые слова: мошенничество, фальшивомонетничество, банкомат.

Classification of sale of counterfeit banknotes through atm machines

L.M. Prozumentov, A.V. Arkhipov

Prozumentov Lev Mikhaylovich, LLD., Prof., Professor, Law Institute, Tomsk State University.

Arkhipov Andrey Valeryevich, Judge, Tomsk Regional Court.

The article is devoted to the problem of qualification sale of low quality fake banknotes through cash machine. Authors come to the conclusion that these actions must qualify as fraud in the sphere of computer information (Art. 159.6 of the Criminal code of the Russian Federation), not as counterfeiting.

Key words: fraud, counterfeiting, cash machine.

В последнее время все чаще стали выявляться случаи сбыта поддельных денежных купюр через банкоматы <1>. Сбываются как качественные подделки, так и менее качественные, в том числе листы бумаги с нанесенными на них средствами защиты, опознаваемыми банкоматами, нарезки из различных денежных купюр. Во всех случаях механизм совершения преступления достаточно прост: виновный, используя, как правило, банковскую карту, производит через банкомат операцию пополнения банковского счета наличными денежными средствами, в ходе чего поддельная денежная купюра вставляется в купюроприемник банкомата, банкомат распознает ее как настоящую, в результате банковский счет виновного пополняется, далее виновный идет к другому банкомату, где снимает уже настоящую купюру.

<1> См., напр.: Крупнейшие банки РФ ставят заслон пятитысячным купюрам в банкоматах // Интернет ресурс РИА Новости. URL: http://www.m.ria.ra/economy/20131011/969410943.html (дата обращения: 16.11.2015).

С учетом увеличивающейся распространенности банкоматов можно предположить, что число подобных преступлений будет только увеличиваться, так как данный способ обладает рядом преимуществ, упрощающих получение криминального дохода от изготовления аналогов денежных купюр: нет необходимости обманывать людей, большинство из которых в обычных условиях способны отличить поддельную купюру невысокого качества от настоящей, отсюда меньшая себестоимость средства совершения преступления (не нужно изготавливать высококачественные подделки, тратясь на дорогую полиграфию, достаточно лишь нанести на лист бумаги соответствующего размера защитные признаки, которые считываются банкоматом); меньший риск быть привлеченным к ответственности в случае неудачи (при неудачном покушении большинство банкоматов просто не примет подделку, тогда как человек, выявив подделку, может поднять тревогу, обратиться в правоохранительные органы и т.п.).

В теории и практике достаточно подробно разработан вопрос о разграничении фальшивомонетничества и мошенничества, когда речь идет о сбыте поддельных денег путем их предоставления другим людям <2>. Выработано поддержанное и практикой, и доктриной правило, которое изложено в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг". Согласно этому правилу квалификации, "при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить, являются ли денежные купюры... поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками. В тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество".

<2> См., напр.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 1999. С. 114 - 119.

Вопросы квалификации действий, связанных со сбытом поддельных банкнот через банкоматы и платежные терминалы, разработаны недостаточно, на что уже указывалось исследователями <3>. Главной проблемой, встающей перед судами при рассмотрении уголовных дел о таких преступлениях, является вопрос о том, следует ли данные деяния квалифицировать как фальшивомонетчество или как хищение - мошенничество или кражу.

<3> См., напр.: Смотров С.А. Об объективном критерии разграничения фальшивомонетничества и мошенничества // Эксперт-криминалист. 2015. N 3.

Существует правило, установленное п. 2.1 указания Банка России от 26 декабря 2006 г. N 1778-У "О признаках платежеспособности и правилах обмена банкнот и монеты Банка России" <4>, согласно которому купюры, утратившие значительный фрагмент, но сохранившие не менее 55% от первоначальной площади, подлежат обмену по номиналу. Этим положением стали пользоваться преступники.

<4> Вестник Банка России. 2007. 31 января. N 5.

Так, Петроградским районным судом г. Санкт-Петербурга 21 августа 2015 г. был осужден В., который был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ. Было установлено, что В. разрезал несколько денежных купюр номиналом 5 тыс. руб. на множество частей. С помощью прозрачной липкой ленты из обрезков он склеил четыре поддельные купюры, каждая из которых состояла не менее чем из 9 частей настоящих. Остатки подлинных денежных купюр он обменял в банке на новые, поскольку каждая из них сохранила более 55% от первоначальной площади, а собранные из обрезков купюр подделки В. реализовал через платежный терминал, пополнив таким образом свой банковский счет. Подделки впоследствии были изъяты при инкассации терминала <5>.

<5> Официальный сайт прокуратуры г. Санкт-Петербурга. URL: http://procspb.ru/news/spb/12726-v-petrogradskom-rayone-osuzhden-zhitel-goroda-za-izgotovleme-i-sbyt-poddelnyh-bankovskih-biletov-centralnogo-banka-rossii (дата обращения: 16.11.2015).

На приведенном примере попробуем разобраться, насколько обоснована квалификация аналогичных действий по ст. 186 УК РФ.

Верховный Суд РФ разъяснил, что повышенная общественная опасность фальшивомонетничества в условиях становления рыночной экономики заключается в том, что оно подрывает устойчивость отечественной валюты и затрудняет регулирование денежного обращения <6>.

<6> См.: пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг".

В науке уголовного права имеются некоторые различия в понимании непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ. Так, Б.В. Волженкин полагал, что непосредственным объектом данного преступления является денежно-кредитная система <7>. По мнению И.А. Клепицкого, непосредственным объектом преступления являются финансовые отношения в части денежного обращения и оборота ценных бумаг <8>. Н.А. Лопашенко объектом данного преступления считает общественные отношения, основанные на принципе запрета заведомо криминальных форм поведения субъектов экономической деятельности <9>. Г.А. Русанов рассматривает объект через общественные отношения, обеспечивающие законный порядок обращения денег и ценных бумаг <10>.

<7> Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 518.
<8> Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005. С. 444.
<9> Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. М., 2006. С. 493.
<10> Русанов Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности: Учеб. пособие. М.: Проспект, 2011. С. 153.

Несмотря на приведенные различия, исследователи едины в том, что причинение вреда объекту возможно только в том случае, если поддельная купюра может использоваться как средство платежа. Данная позиция поддерживается и судебной практикой.

Вполне очевидно, что склеенные из различных частей подлинных денежных купюр "аппликации", о которых идет речь в приведенном выше примере, использоваться в качестве средств платежа не могут. Они существенно отличаются от настоящих банкнот, и любой человек в нормальных условиях без труда способен их идентифицировать как подделку. Прямое доказательство тому - факты практически стопроцентного выявления и изъятия таких подделок при инкассации банкоматов и платежных терминалов.

Приведенное обстоятельство исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за фальшивомонетничество лиц, использующих для совершения преступления такого рода грубые подделки, так как при их использовании вред объекту, закрепленному в ст. 186 УК РФ, причиняться не может.

Но как же в таком случае следует квалифицировать данные действия? Кому и каким образом в результате использования грубых подделок банкнот для пополнения счета через банкомат или платежный терминал причиняется вред?

Для ответа на данный вопрос необходимо более подробно остановиться на том, что представляет собой операция пополнения банковского счета через банкомат.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 22 мая 2003 г. N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт" банкомат - это устройство для осуществления в автоматическом режиме (без участия уполномоченного лица кредитной организации или банковского платежного агента, банковского платежного субагента, осуществляющих деятельность в соответствии с законодательством о национальной платежной системе) выдачи и (или) приема средств наличного платежа (банкнот) с использованием платежных карт, наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт, передачи распоряжений кредитной организации об осуществлении расчетов по поручению клиентов по их банковским счетам и для составления документов, подтверждающих передачу соответствующих распоряжений <11>.

<11> Российская газета. 2003. N 99. 27 мая.

Операция пополнения банковского счета путем внесения наличных денежных средств через банкомат согласно абз. 2 п. 1.1 гл. 1 Положения о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации, утвержденного Банком России 24 апреля 2008 г. N 318-П, является кассовой операцией <12>.

<12> Вестник Банка России. 2008. N 29 - 30. 6 июня.

В самых общих чертах операция внесения денежных средств в банкомат выглядит следующим образом: после помещения купюры в купюроприемник номинал банкноты считывается банкоматом, затем информация о внесении наличных денежных средств в автоматическом режиме поступает в банк, где также в автоматическом режиме вносятся сведения о пополнении банковского счета клиента и о внесении соответствующей банкноты в кассу банка.

В случае если вместо банкноты, как в приведенном примере, в банкомат вносится грубая подделка, банк увеличивает за свой счет размер безналичных денежных средств виновного лица, а взамен получает не соответствующую купюру, а ничего не стоящую подделку. Таким образом, банку причиняется прямой действительный ущерб, а значит, в данном случае мы имеем дело с хищением безналичных денежных средств, принадлежащих банку. Остается лишь определиться, в какой форме совершается данное хищение.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 Постановления от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" разъяснил, что действия, связанные с хищением безналичных денежных средств, подлежат квалификации как мошенничество. Исходя из этого указанные действия не могут быть квалифицированы как кража.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ Уголовный кодекс РФ дополнен специальными составами мошенничества - ст. ст. 159.1 - 159.6, в связи с чем возникает вопрос о том, следует ли квалифицировать данные действия по общей норме о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) или по одной из специальных норм.

Представляется, что уголовный закон в действующей редакции позволяет квалифицировать данные действия только по одной статье УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество - по ст. 159.6, устанавливающей уголовную ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Основания для данного вывода просты - все иные нормы, устанавливающие уголовную ответственность за мошенничество, предполагают, что хищение чужого имущества совершается посредством обмана человека, и только ст. 159.6 УК РФ предусматривает в качестве способа совершения преступления, если так можно выразиться, "обман" электронно-вычислительной машины или компьютерной программы.

Но ст. 159.6 УК РФ предусматривает специальный способ совершения преступления, и квалификация действий виновного в приведенном примере возможна только в том случае, если совершенные им действия соответствуют описанию данного способа.

По нашему мнению, внесение грубой подделки банкноты в банкомат является способом совершения преступления, предусмотренного ст. 159.6 УК РФ.

Указанная специальная норма о мошенничестве предусматривает в качестве способа совершения данного преступления ввод компьютерной информации. Совершенно справедливым является вывод о том, что "под вводом такой информации при буквальном толковании статьи 159.6 УК РФ понимается привнесение новых последовательных электрических сигналов в систему хранения информации с помощью средств ввода: клавиатуры, мыши... камеры портативного гаджета или лазера и соответствующих программ считывания графической информации и т.д." <13>.

<13> Чупрова А. Проблемы квалификации мошенничества с использованием информационных технологий // Уголовное право. 2015. N 5. С. 131 - 134.

После помещения подделки в купюроприемник информация, которая содержится на купюре, считывается соответствующими устройствами банкомата и преобразуется в компьютерную информацию, которая, в свою очередь, отсылается на сервер банка. Именно такой способ совершения преступления предполагается умыслом виновного, так как в качестве средства совершения преступления им используются такие подделки, которые содержат признаки, распознаваемые именно оборудованием банкомата, которые могут быть переведены в компьютерную информацию.

Поскольку рассматриваемые действия являются хищением в форме мошенничества, предметом которого выступают безналичные денежные средства, оконченным данное преступление будет с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного <14>.

<14> См.: пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате".

Это, в свою очередь, означает, что действия виновного, связанные с последующим снятием - в том числе и при получении их виновным в том же банкомате непосредственно за помещением в этот банкомат подделок - со своего банковского счета наличных денежных средств, находятся за рамками квалификации, так как с момента зачисления денег на подконтрольный банковский счет он получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, совершить покупку, за которую рассчитаться безналичными деньгами со счета.

Иначе должны квалифицироваться действия виновного, если через банкомат им сбывается подделка высокого качества. Подделки высокого качества обладают схожестью с настоящими купюрами, в силу чего могут быть использованы как средства платежа. Они могут быть не выявлены сотрудниками банка после инкассации платежных терминалов и поступить в свободный оборот. Это означает, что сбыт такой купюры через банкомат причиняет вред объекту преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, а стало быть, такие действия надлежит квалифицировать как сбыт поддельных денег.

Более сложной является проблема квалификации сбыта через банкомат подделки, которая трудно выявляется человеком при ее визуальном восприятии, но легко определяется считывающими устройствами банкомата.

Представляется, что такая купюра обладает свойствами, позволяющими использовать ее как средство платежа. Наличные деньги в первую очередь рассчитаны на их использование непосредственно людьми. Для осуществления автоматизированных платежей более удобны безналичные деньги. В связи с этим главным качеством поддельной купюры, позволяющей отнести ее к подделкам высокого качества, следует признать возможность восприятия ее как подлинной именно человеком.

Напрашивается вывод, что попытка сбыта такой купюры через банкомат должна квалифицироваться как покушение на сбыт поддельных денег. Однако здесь необходима одна оговорка. Как покушение на сбыт поддельных денег такие действия могут быть квалифицированы лишь в том случае, когда виновный не осведомлен о том, что подделка легко выявляется соответствующими устройствами банкоматов и платежных терминалов. В данном случае будет иметь место фактическая ошибка лица относительно средства совершения преступления (покушение с негодными средствами). В том случае, если виновному известно, что подделка легко выявляется банкоматом, внесение ее в купюроприемник следует расценивать как уголовно ненаказуемое деяние, как если бы он вставил в купюроприемник простой лист бумаги.

Пристатейный библиографический список

  1. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007.
  2. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 1999.
  3. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005.
  4. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. М., 2006.
  5. Русанов Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности: Учеб. пособие. М.: Проспект, 2011.
  6. Смотров С.А. Об объективном критерии разграничения фальшивомонетничества и мошенничества // Эксперт-криминалист. 2015. N 3.
  7. Чупрова А. Проблемы квалификации мошенничества с использованием информационных технологий // Уголовное право. 2015. N 5.