Мудрый Юрист

Возмездный характер предпринимательских договоров

Рубцова Наталья Васильевна, доцент кафедры публичного права Сибирского государственного университета путей сообщения, доцент кафедры гражданского права и процесса Новосибирского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье проанализировано понятие предпринимательского договора. Рассмотрены существующие в науке различные точки зрения относительно соотношения предпринимательского договора с другими договорами. Особое внимание уделено возмездному характеру предпринимательского договора. Проведен анализ признаков предпринимательской деятельности в части систематического извлечения прибыли. На основе проведенного анализа сделан вывод о том, что предпринимательские договоры в силу своей правовой природы могут носить исключительно возмездный характер. В статье приведены основные правовые позиции судов по анализируемой проблематике.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, прибыль, систематичность, возмездность, предпринимательский договор.

Onerous Nature of Entrepreneurial Contracts

N.V. Rubtsova

Rubtsova Natalia V., Assistant Professor of the Public Law Department at the Siberian State University of Railway Engineering, Assistant Professor of the Civil Law and Procedure Department at the Novosibirsk State Technical University, Russia, Novosibirsk, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

In the article the concept of the enterprise contract is analysed. Various points of view existing in science concerning a ratio of the enterprise contract with other contracts are considered. The special attention is paid to paid character of the enterprise contract. The analysis of signs of business activity regarding systematic generation of profit is carried out. On the basis of the carried-out analysis the conclusion that enterprise contracts owing to the legal nature can have exclusively paid character is drawn. The article contains the key legal positions of courts on the relevant issues.

Key words: entrepreneurial activity, profit, systemic character, paid character, enterprise contract.

Термин "предпринимательский договор" в последние годы все чаще встречается в научной и учебной литературе. При этом указанный термин не нашел своего воплощения в нормативно-правовых актах. Исходя из отсутствия легального определения позиции ученых относительно содержания такого договора можно разделить на три группы.

К первой группе относится точка зрения, согласно которой предпринимательский договор отождествляется с торговым (коммерческим) и является, в свою очередь, разновидностью гражданско-правового договора <1>.

<1> Рузанова В.Д. Особенности предпринимательских договорных обязательств // Договор в российском гражданском праве: значение, содержание, классификация и толкование: сборник статей. Самара: СГЭА, 2002. С. 141; Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2015. С. 485.

Другая позиция сводится к тому, что предпринимательский договор отграничивается от коммерческого договора, при этом не обладает самостоятельностью и также является видом гражданско-правового договора <2>.

<2> Предпринимательское право Российской Федерации / под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, НИЦ Инфра-М, 2012. С. 926; Ершова И.В. Предпринимательское право: Элементарный курс. М.: ИД Юриспруденция, 2014. С. 344.

И наконец, в последние годы очень активно обсуждается вопрос о самостоятельности предпринимательского договора в системе договоров, что не позволяет его полностью свести лишь к разновидности гражданско-правового договора <3>.

<3> См., например: Мамутов В.К. Хозяйственное право. Избранные труды. Екатеринбург: Бизнес, менеджмент и право, 2008. С. 195; Предпринимательское право России: учебник / отв. ред. В.С. Белых. М.: Проспект, 2008. С. 587; Рубцова Н.В. О некоторых особенностях договорного правового регулирования // Юрист. 2015. N 14. С. 12.

Договор играет особо значимую роль при осуществлении предпринимательской деятельности, поскольку относится к числу основных инструментов правового регулирования предпринимательства. По сути, именно предпринимательский договор позволяет согласовать воли субъектов предпринимательской деятельности.

Однако не прекращаются дискуссии по поводу самостоятельности данного договора в системе договоров.

Так, под предпринимательским договором понимается правовой институт, объединяющий отдельные гражданско-правовые договоры. При этом системообразующим фактором признается цель договора, а также долгосрочность и сотрудничество сторон <4>.

<4> Ковалев М.В. Предпринимательский договор в системе российского гражданского права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Оренбург, 2003. С. 5, 9.

Анализ предпринимательских договоров может включать различные юридические аспекты. Один из них - может ли предпринимательский договор носить безвозмездный характер.

Само понятие предпринимательской деятельности, данное в ст. 2 Гражданского кодекса РФ, указывает на безусловную цель такой деятельности - получение прибыли. Наряду с термином "прибыль" в законодательстве используется и термин "доход", который является более широким. Так, согласно ст. 247 Налогового кодекса РФ в целях налогообложения прибыль есть полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Исходя из данного определения, полагаем, что целью предпринимательства является именно прибыль, а не доходы, поскольку последние могут в результате и не сформировать прибыль, если расходы равны или превышают полученные доходы, поэтому для предпринимательской деятельности наиболее важен именно признак прибыльности, а не простой доходности бизнеса.

Многие авторы, в первую очередь экономисты, считают извлечение прибыли абсолютным признаком предпринимательской деятельности <5>. Однако О.В. Тишанская полагает, что целью предпринимательской деятельности может являться не только прибыль: в развитых странах политика государства состоит в поощрении и бесприбыльного предпринимательства в сферах экологии, здравоохранения, культуры, социального обеспечения. Необходимо выделить и достижение социального эффекта в качестве одного из направлений предпринимательской деятельности <6>. Следует согласиться с мнением О.В. Тишанской только в части некоммерческих организаций. По отношению к коммерческим организациям позиция Конституционного Суда РФ прямо противоположна. Так, в отношении акционерного общества указывается, что убыточная деятельность, а равно деятельность, в результате которой акционерное общество не способно выполнять свои обязательства перед акционерами и третьими лицами, а также налоговые обязанности и реально нести имущественную ответственность в случае их невыполнения, не соответствует его предназначению как коммерческой организации, преследующей в качестве основной цели извлечение прибыли <7>.

<5> Леонтьев В.Е. Формирование и использование предпринимательской прибыли: монография. СПб.: СПбУЭФ, 1994. С. 10; Федотова М.А. Доходы предпринимателя: монография. М.: Финансы и статистика, 1993. С. 8.
<6> См.: Тишанская О.В. Понятие предпринимательской деятельности // Известия вузов. Правоведение. 1994. N 1. С. 70.
<7> Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 14-П по делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 5.

В письме Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам" указано, что извлечение прибыли - цель предпринимательской деятельности, а не ее обязательный реальный результат, само по себе отсутствие прибыли от этой деятельности не служит основанием для вывода о том, что такая деятельность не предпринимательская.

Прибыль в результате торгово-закупочной деятельности образуется в результате покупки товара и последующей его продажи по более высокой цене. Такая деятельность представляет собой длящийся процесс, начало которого определяется моментом покупки товара, предназначенного для дальнейшей продажи. При наличии неблагоприятных обстоятельств полный цикл торгового оборота может не состояться, в результате чего вероятны убытки. Вместе с тем наличие этих неблагоприятных для предпринимателя обстоятельств не только не меняет самого характера предпринимательской деятельности, но и является одним из составляющих элементов этой деятельности, связанной с различного рода рисками <8>.

<8> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 10.

Кроме того, из определения Гражданского кодекса РФ не усматривается, всегда ли извлечение прибыли должно сопровождаться квалификацией деятельности субъекта в качестве предпринимательской.

Так, правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации ориентирует правоприменителя на то, чтобы при оценке оплачиваемой деятельности как несовместимой с соответствующим публичным статусом учитывались, в частности, такие установленные гражданским законодательством критерии, как самостоятельность, рисковый характер, систематичность, предмет этой деятельности и юридические основания ее осуществления, возможность конфликта частных интересов лица, для которого устанавливаются соответствующие ограничения, и публичных интересов.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации не констатировал, что соответствующий запрет носит абсолютный характер, и во всех случаях запрещает члену Совета Федерации, депутату Государственной Думы извлекать доход от распоряжения своим имуществом, и, следовательно, если такая деятельность по своим параметрам, определяемым в соответствии с гражданским законодательством, явно не является предпринимательской и не влечет за собой возникновение конфликта интересов, она может быть признана допустимой.

Подобный подход к интерпретации ограничений, связанных с предпринимательской деятельностью, нашел отражение в Кодексе судейской этики (утвержден VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 года): статья 19 данного Кодекса, воспроизводя предписание подпункта 4 пункта 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 06.04.2015, с изм. от 14.05.2015) "О статусе судей в Российской Федерации" <9>, в соответствии с которым судья не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе принимать участие в управлении хозяйствующим субъектом независимо от его организационно-правовой формы, вместе с тем предусматривает, что судья может инвестировать средства и распоряжаться своим имуществом, включая недвижимость, а также извлекать прибыль из других источников, например от сдачи недвижимости в аренду, если только эта деятельность не предполагает использование судейского статуса (пункты 1 и 2) <10>.

<9> Российская газета. 1992. 29 июля. N 170.
<10> Пункт 2.3 Определения Конституционного Суда РФ от 02.07.2015 N 1523-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Овчинникова Андрея Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 6 и 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 14.07.2015).

Квалифицирующим признаком предпринимательской деятельности можно считать и систематический характер получения прибыли <11>.

<11> См.: Губин Е.П. Предмет предпринимательского права: современный взгляд // Предпринимательское право. 2014. N 2. С. 10; Ершова И.В. Понятие предпринимательской деятельности в теории и судебной практике // Lex Russica. 2014. N 2. С. 163.

Исследованию признака систематичности посвящен п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" <12>. В частности, отдельные случаи продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, не образуют состав административного правонарушения при условии, если количество товара, его ассортимент, объемы выполненных работ, оказанных услуг и другие обстоятельства не свидетельствуют о том, что данная деятельность была направлена на систематическое получение прибыли.

<12> Российская газета. 2006. 8 ноября. N 250.

Доказательствами, подтверждающими факт занятия указанными лицами деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли, в частности, могут являться показания лиц, оплативших товары, работы, услуги, расписки в получении денежных средств, выписки из банковских счетов лица, привлекаемого к административной ответственности, акты передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), если из указанных документов следует, что денежные средства поступили за реализацию этими лицами товаров (выполнение работ, оказание услуг), размещение рекламных объявлений, выставление образцов товаров в местах продажи, закупку товаров и материалов, заключение договоров аренды помещений.

Вместе с тем само по себе отсутствие прибыли не влияет на квалификацию правонарушений, предусмотренных статьей 14.1 КоАП РФ, поскольку извлечение прибыли является целью предпринимательской деятельности, а не ее обязательным результатом. Данная позиция Пленума Верховного Суда нашла отражение и в практике других судов <13>.

<13> См., например: Определение Приморского краевого суда от 23.06.2014 по делу N 33-5398 // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=911181; Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 23.01.2014 по делу N 33-247/2014 // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=812476.

Также при квалификации деятельности как предпринимательской суды исходят из того, что неоднократность осуществления такой деятельности следует расценивать в качестве систематической. Так, из Постановления Алтайского краевого суда от 15.04.2015 по делу N 4а-267/2015 следует, что факт неоднократного осуществления С. перевозки граждан за плату свидетельствует о наличии такого признака предпринимательской деятельности, как систематичность <14>. Однако неоднократность должна становиться регулярностью, а не просто свидетельствовать о беспрерывности получения прибыли (постоянство), поскольку сам по себе риск в предпринимательской деятельности подразумевает вероятность неполучения дохода.

<14> URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1202232.

Поскольку предпринимательский договор является самостоятельным договорным типом, следует выделять несколько критериев отнесения договоров к предпринимательским. И здесь явно недостаточно только разграничения по субъектному составу. Очень важным критерием становится возмездный характер предпринимательских договоров, поскольку основная цель предпринимательской деятельности - получение прибыли. В этом случае из числа предпринимательских следует исключить те договоры, которые заключаются между субъектами предпринимательской деятельности, но не направлены на получение прибыли. В частности, договор дарения между коммерческими организациями (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), договор розничной купли-продажи (ст. 492 ГК РФ).

Из сущности предпринимательских отношений, целью которых является извлечение прибыли, следует, что предпринимательские договоры всегда являются возмездными <15>. Более того, если сделка безвозмездна, то в сфере предпринимательской деятельности она может носить и противоправный характер, поскольку такие сделки противоречат сущности предпринимательства.

<15> См. также: Предпринимательское право Российской Федерации / под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, НИЦ Инфра-М, 2012. 1008 с. С. 928 - 929.

Литература

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 14-П по делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 5.
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2015 N 1523-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Овчинникова Андрея Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 6 и 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 14.07.2015).
  3. Апелляционное определение Верховного Суда Чувашской Республики от 23.01.2014 по делу N 33-247/2014 // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=81247.
  4. Определение Приморского краевого суда от 23.06.2014 по делу N 33-5398 // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=91118.
  5. Губин Е.П. Предмет предпринимательского права: современный взгляд // Предпринимательское право. 2014. N 2. С. 9 - 14.
  6. Ершова И.В. Понятие предпринимательской деятельности в теории и судебной практике // Lex Russica. 2014. N 2. С. 160 - 167.
  7. Ершова И.В. Предпринимательское право: Элементарный курс. М.: ИД "Юриспруденция", 2014. 408 с.
  8. Ковалев М.В. Предпринимательский договор в системе российского гражданского права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Оренбург, 2003. 29 с.
  9. Леонтьев В.Е. Формирование и использование предпринимательской прибыли: монография. СПб.: СПбУЭФ, 1994. 160 с.
  10. Мамутов В.К. Хозяйственное право. Избранные труды. Екатеринбург: Бизнес, менеджмент и право, 2008. 302 с.
  11. Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2015. 608 с.
  12. Предпринимательское право России: учебник / отв. ред. В.С. Белых. М.: Проспект, 2008. 656 с.
  13. Предпринимательское право Российской Федерации / под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, НИЦ Инфра-М, 2012. 1008 с.
  14. Рубцова Н.В. О некоторых особенностях договорного правового регулирования // Юрист. 2015. N 14. С. 9 - 14.
  15. Рузанова В.Д. Особенности предпринимательских договорных обязательств // Договор в российском гражданском праве: значение, содержание, классификация и толкование: сборник статей. Самара: СГЭА, 2002. С. 140 - 144.
  16. Тишанская О.В. Понятие предпринимательской деятельности // Известия вузов. Правоведение. 1994. N 1. С. 68 - 72.
  17. Федотова М.А. Доходы предпринимателя: монография. М.: Финансы и статистика, 1993. 97 с.