Мудрый Юрист

Справедливое правосудие

Попова Ирина Павловна, председатель Усть-Илимского городского суда Иркутской области (в отставке).

На основании личной практики автор анализирует проблему справедливости судебного разбирательства.

Ключевые слова: суд, правосудие, уголовный процесс, приговор, справедливость, право на справедливое судебное разбирательство.

Fair Justice

I.P. Popova

Popova Irina P., Chairman Emeritus of the Ust-Ilimsk City court of the Irkutsk Region.

On the basis of his practice, the author analyzes the issue of proceeding fairness.

Key words: court, justice, criminal procedure, sentence, equity, right to a fair proceeding.

Основы каждого государства и фундамент любой

страны покоятся на справедливости и правосудии.

Ас-Самарканди

Справедливость как этическая категория представляет собой понятие о должном, содержащее в себе требования о деянии и воздаянии, в том числе соответствия преступления и наказания. Отсутствие должного соответствия между этими понятиями и оценивается как несправедливость. Древнегреческая богиня справедливости Астрея изображалась с весами. Весы - атрибут Фемиды, богини Правосудия. Весы, как известно, - это прибор для измерения. Видимо, не случайно справедливость назначенного наказания законодателем истолкована через мерило соразмерности назначенного наказания содеянному и личности виновного (ст. 6 УК РФ; ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ).

Дефиниции справедливости нет ни в уголовном, ни в уголовно-процессуальном законах. Между тем понятия "совесть", "справедливость" уже многие века занимают страницы исследований не только юридических дисциплин, и будучи в том числе философскими и нравственными категориями, не находят точного определения в УПК РФ. Вместе с тем уже в гл. 2 УПК РФ, содержащей принципы уголовного судопроизводства, именно совесть наряду с законом становится основой при оценке доказательств (ст. 17 УПК РФ), а уголовное преследование и назначение справедливого наказания расцениваются как одно из назначений уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

В науке уголовного процесса до сих пор нет единого мнения относительно дефиниции правосудия <1>. Однако нет расхождений в позиции ученых в том, что правосудие по уголовным делам реализуется посредством разрешения уголовного дела по существу судом с принятием итогового акта в виде обвинительного приговора. Проблемы справедливости правосудия именно в данном контексте мне бы и хотелось обсудить.

<1> См. подробнее: Зинатуллин З.З., Абашева Ф.А. Предмет уголовного судопроизводства и правосудие // Уголовное судопроизводство. 2009. N 2. С. 38 - 40; Рябцева Е.В. Правосудие в уголовном процессе. 2-е изд., доп. М.: Юрлитинформ, 2010. 400 с.; Азаров В.А., Константинов В.А. Промежуточные решения суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам. М., 2013. С. 9 - 45; Конин В.В. Стадия исполнения приговора: относится ли она к правосудию? // Российская юстиция. 2014. N 8. С. 55 - 57; Николюк В.В. Особенности отправления правосудия при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора // Уголовный процесс. 2014. N 4. С. 28 - 37.

Не умаляя достоинств других наук, следует признать актуальность высказываний Н.М. Коркунова о том, что нет другой науки, которая бы так близко соприкасалась с непосредственными вопросами жизни, как наука права. Н.М. Коркунов справедливо подчеркивал, что можно найти человека, который всю жизнь не соприкасался бы с вопросами естествознания и истории, но немыслимо найти человека, который бы никогда не задавался вопросами права <2>. Среди других отраслей права "самой животрепещущей является та область права, где речь идет о наложении на личность известных стеснений и страданий" <3>, - писал в развитие этого И.В. Михайловский. Сформировавшиеся позиции об обвинительном уклоне в правосудии <4> и отсутствии справедливости вообще и при осуществлении уголовного правосудия в частности - нередкие темы для дискуссий и освещения в СМИ. Поводы к таким обсуждениям появляются в прогрессирующем порядке с ухудшением экономической ситуации и ростом социального напряжения в обществе. Потому каждое новое, так называемое "резонансное" дело, вызывает немедленную реакцию в обществе. Чаще всего с негативным оттенком в адрес правоохранительных органов и судебной системы.

<2> Коркунов Н.М. Общее учение о праве. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1894. С. 4.
<3> Михайловский И.В. К вопросу об уголовном суде. По поводу предстоящей реформы. Нежин: Типо-Литография М.В. Глезера, 1899. С. 3.
<4> См.: Смирнова И.Г. К вопросу об обвинительном уклоне в российском уголовном судопроизводстве: через призму общественного мнения // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 6 (43). С. 1189 - 1196; Давыдов В.А. Об "обвинительном уклоне" в уголовном судопроизводстве // Российское правосудие. 2015. N 9. С. 5 - 9.

Представляется верным, что эффективность реализации норм уголовного и уголовно-процессуального права зависит от общественного мнения. Однако, как показывают исследования, "общество по-прежнему ожидает от уголовного судопроизводства справедливости, восстановления нарушенных прав, защиты и безопасности" <5>.

<5> Смирнова И.Г. Указ. соч. С. 1195.

Изложенное обусловлено тем, что каждому гражданину важно не только знать в принципе о наличии своих прав и законных интересов, но и в случае их нарушения рассчитывать на их защиту и восстановление со стороны государства в кратчайшие сроки и наиболее эффективным способом. Реализация этих чаяний граждан и общества в целом в сфере нарушения прав, защищаемых уголовным законом, становится возможной благодаря осуществлению справедливого правосудия в уголовном судопроизводстве. М.И. Клеандров, высказываясь об оценке судебного решения как справедливого самим судьей, его постановившим, обращает внимание на важность такой же оценки справедливости решения обществом, поскольку "суд существует для общества, а не наоборот" <6>. Именно по справедливости уголовного правосудия общество оценивает эффективность судебной системы, справедливость государства по отношению к своим гражданам.

<6> Клеандров М.И. Судейское сообщество: структура, организационно-правовое развитие: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2014. 352 с. // СПС "КонсультантПлюс". 2016.

Статья 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. гласит, что каждый человек для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на рассмотрение его дела гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. В российской Конституции слово "справедливость" упоминается один раз, в преамбуле, где говорится о почитании памяти предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость.

Содержание правосудия и принимаемых судами актов должно отличаться свойствами: законностью (соответствие принятых решений и порядка рассмотрения дел закону); обоснованностью (подтверждение принятых решений убедительными и достаточными доказательствами); объективностью (непредвзятость, беспристрастность судебного исследования всех обстоятельств дела); справедливостью решений суда как соответствующих нравственным представлениям современного общества; полнотой (изучены все доступные суду доказательства, все представленные сторонами версии для установления истины по делу); своевременностью и юридической точностью принимаемых решений, незамедлительностью и общеобязательностью их исполнения <7>.

<7> См. подробнее: Гравина А.А., Кашепов В.П., Макарова О.В. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации. М., 2010. С. 196.

Уголовно-процессуальный закон предъявляет к приговору требование о его справедливости, не закрепляя, однако, самого понятия справедливости (ст. 297 УПК РФ), тогда как отсутствие этого свойства влечет отмену или изменение приговора. В соответствии с ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Из этого следует, что справедливым приговор является в том случае, когда судом назначается наказание в соответствии с тяжестью преступления и личностью подсудимого, т.е. "наказанию должен быть подвергнут только действительно виновный и только в меру его ответственности (соответствие деяния и воздаяния)" <8>. Выполнение требования справедливости обвинительного приговора обеспечивается соблюдением принципа индивидуализации вины и ответственности подсудимого, признанного виновным.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

<8> Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ. 12-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015. С. 363.

Таким образом, понятие справедливости приговора в уголовно-процессуальном законе трактуется в узком смысле. Тогда как в широком смысле под справедливостью понимается соблюдение принципа справедливости судебного разбирательства - как процесс (процессуальная справедливость) и принятие справедливого решения (в нашем случае обвинительного приговора) - как результат (материальная справедливость).

Как указывается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П, правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах <9>.

<9> Постановление КС РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положений ст. ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан".

Справедливость приговора может быть достигнута только в случае соблюдения порядка судопроизводства, в результате которого осужден будет только виновный в совершении преступления субъект уголовной ответственности. Постановление справедливого приговора реализует принцип уголовного процесса - назначение уголовного судопроизводства, что предусматривает в том числе назначение виновному справедливого наказания (ст. 6 УПК РФ).

Если расценивать справедливость приговора только с позиции назначения наказания, то в буквальном толковании закона оправдательный приговор таковым не будет являться. Исходя из положений ч. 2 ст. 6 УПК РФ справедливость именно оправдательного приговора связана с реализацией назначения уголовного судопроизводства путем отказа от уголовного преследования невиновных. Содержащееся в ч. 2 ст. 6 УПК РФ положение об "освобождении от наказания невиновных" некорректно, так как постановление оправдательного приговора не предполагает вообще назначение наказания, что должно быть устранено путем исключения ссылки на "освобождение от наказания" из текста ч. 2 ст. 6 УПК РФ.

Казалось бы, с обвинительным приговором сложностей такого рода не возникает, поскольку признание виновным предполагает назначение наказания. Между тем в соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ возможно постановление обвинительного приговора без назначения наказания. Несмотря на то что законодатель вообще не установил правовых оснований для его постановления, в науке уголовно-процессуального права высказываются различные точки зрения по этому вопросу <10>, на практике такие виды решений также судьями принимаются. Не обсуждая иные вопросы, связанные с данным видом приговора, хотелось бы выяснить, исходя из каких критериев оценивать справедливость такого вида решения? Представляется, что справедливость обвинительного приговора без назначения наказания достигается самим фактом осуждения от имени государства с признанием подсудимого виновным обвинительным приговором.

<10> См. подробнее: Зиновьев А.С. Статья к проблеме вынесения приговора без назначения наказания // Российский судья. 2006. N 9. С. 25 - 27; Михайлов К. Обвинительный приговор без назначения наказания: освобождение от уголовной ответственности или от наказания? // Уголовное право. 2009. N 2. С. 42 - 45; Попова И.П. Практический смысл вынесения обвинительного приговора без назначения наказания // Уголовный процесс. 2010. N 6. С. 70 - 73; Попова И.П. Обвинительный приговор без назначения наказания в российском уголовном процессе // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. N 1 (6). С. 138 - 145; Козубенко Ю.В. Об основаниях постановления обвинительного приговора без назначения наказания // Российский юридический журнал. 2014. N 4 (97). С. 76 - 93.

В уголовном процессе России фактически признается право на справедливое судебное разбирательство, в связи с чем следует согласиться с предложениями о закреплении его в качестве принципа уголовного процесса в гл. 2 УПК РФ <11>. По мнению большинства ученых, нарушение процедуры судопроизводства также влечет признание приговора несправедливым. Но такого правового основания как нарушение права на справедливое судебное разбирательство в качестве основания отмены (изменения) приговора в УПК РФ не закреплено. Не всегда рассчитывают на справедливое судебное разбирательство со стороны суда и стороны.

<11> См.: Качалова О.В. Обеспечение права на справедливое судебное разбирательство как принцип современного российского уголовно-процессуального права // Российский судья. 2014. N 6. С. 11 - 15.

В личной практике автора статьи предметом судебного разбирательства было уголовное дело в отношении В., которому органами предварительного следствия было предъявлено обвинение в совершении трех убийств. Подсудимый в ходе досудебного производства вину признавал полностью, давал признательные показания. С его участием были произведены следственные действия с целью проверки его показаний на месте. В судебном заседании В., признав обвинение по одному преступлению, заявил свое алиби на момент совершения двух инкриминируемых ему преступлений. Подсудимый, будучи ранее неоднократно судим, утверждал в суде, что по просьбе оперативных работников признал вину и дал признательные показания после того, как его свозили в квартиры на место происшествия, показали фототаблицы. Мотивировал он свою позицию тем, что ему "надо было собраться на тюрьму зимой".

Позиция сторон была следующей:

Защитник: "Я не буду никого искать по бесплатному делу, да еще и в другом городе".

Государственный обвинитель: "Мне не нужны доказательства на оправдательный приговор".

Что оставалось судье, которому, руководствуясь законом и совестью, принимать итоговое решение?

Законность и обоснованность итогового решения по уголовному делу, а именно - обвинительного приговора, по мнению П.А. Лупинской, могут быть обеспечены только тогда, когда достигнут необходимый, достаточный и достоверный уровень знания о фактических основаниях решения. Для чего требуется, чтобы фактические данные, имеющиеся в деле, были проверены и оценены <12>. Для этого суд наделен полномочиями в судебном следствии относительно исследования доказательств как по инициативе сторон, так и по собственной инициативе. Но, как верно подчеркивала П.А. Лупинская, в той мере, в какой это необходимо для проверки и оценки доказательств, представленных сторонами <13>. Относительно активности суда в процессе доказывания считаю, что стороны должны быть активны и суд - вторичен по отношению к ним. Но когда пассивны стороны, суд вынужден проявлять субсидиарную активность и проверять доводы, заявленные в судебном заседании для принятия законного и справедливого решения. К сожалению, такие ситуации нередки в судебной практике.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий П.А. Лупинской "Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика" включен в информационный банк согласно публикации - Норма, Инфра-М, 2010 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<12> См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. 3-е изд., стереотип. М.: Норма; ИНФРА-М, 2015. С. 150 - 165.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий П.А. Лупинской "Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика" включен в информационный банк согласно публикации - Норма, Инфра-М, 2010 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<13> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 139 - 140.

В данной истории неизвестно было, доказательства обвинения или защиты будут получены по итогам проверки алиби подсудимого В., поэтому считаю, что принцип состязательности сторон нарушен не был.

В результате действий, предпринятых судом, были получены новые доказательства. Одно алиби подсудимого подтвердилось медицинскими документами и показаниями свидетелей: с переломом головки бедра, будучи на растяжке в квартире, расположенной на 5 этаже, да и еще и закрытой, сложно убить человека в другой части города! По второму обвинению алиби подтвердилось, так как в судебное заседание приехали свидетели из другого города, не заинтересованные в деле. И данные ими показания полностью соответствовали доводам подсудимого. Потерпевшие подтвердили, что оперативные работники привозили подсудимого в квартиры, где были убиты их родственники, в отсутствие понятых и следователя. Относительно других доказательств, что были в деле, то их была "традиционная" совокупность: протоколы осмотров мест происшествия, признательные показания подсудимого на следствии и протоколы проверок этих показаний на месте, показания потерпевших (родственников убитых) о факте преступления, и все... Государственный обвинитель от обвинения в части отказался.

Приговор по тому единственному убийству, по которому подсудимый вину признал и имелась совокупность доказательств, не был обжалован сторонами. В последнем слове подсудимый - рецидивист "со стажем" не смог сдержать слез. Видимо, не ожидал он от суда справедливости судебного разбирательства!

Именно в суде состязательность должна реализовываться в полном объеме, а показатели статистики (и иные ведомственные интересы) не должны быть показателем качества работы следователя, прокурора и судьи.

В приведенном случае ведомственные интересы государственного обвинителя и личные интересы адвоката разошлись с процессуальными интересами стороны обвинения и защиты. Представляется, что достижению справедливости судебного разбирательства будут способствовать ситуации, когда ведомственные и личные интересы, если и не будут совпадать с процессуальными, то уж точно не должны противоречить. Какого же рода интерес в этой ситуации руководил судом? Думается, что в этом случае процессуальный интерес, заключающийся в необходимости разрешения уголовного дела по существу, совпал с ведомственными интересами судьи принять судебное решение, которое будет стабильным в силу его законности и справедливости.

К тому же судье необходимо мотивировать свои выводы в приговоре относительно проверки доводов подсудимого об алиби, которые кроме суда никто не намеревался проверять. Именно судья постановляет приговор в совещательной комнате. И справедлив приговор будет только в том случае, если при его постановлении будут соблюдены все требования к итоговому акту правосудия. Не мог же судья стукнуть молотком по столу и, после того как стороны фактически отказались реализовывать свои процессуальные функции, сказать, что на этом рассмотрение дела закончилось (хотя, видимо, именно так некоторые себе представляют уголовный процесс).

Таким образом, соразмерность назначенного наказания содеянному и личности виновного характеризует справедливость назначенного наказания в обвинительном приговоре. Справедливость обвинительного приговора предопределяется справедливостью судебного разбирательства. Правосудие по уголовным делам должно осуществляться с соблюдением права на справедливое судебное разбирательство.

Литература

  1. Азаров В.А., Константинов В.А. Промежуточные решения суда первой инстанции при осуществлении правосудия по уголовным делам. М., 2013. С. 9 - 45.
  2. Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ. 12-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015. С. 363.
  3. Гравина А.А., Кашепов В.П., Макарова О.В. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации. М., 2010. С. 196.
  4. Давыдов В.А. Об "обвинительном уклоне" в уголовном судопроизводстве // Российское правосудие. 2015. N 9. С. 5 - 9.
  5. Зинатуллин З.З., Абашева Ф.А. Предмет уголовного судопроизводства и правосудие // Уголовное судопроизводство. 2009. N 2. С. 38 - 40.
  6. Зиновьев А.С. Статья к проблеме вынесения приговора без назначения наказания // Российский судья. 2006. N 9. С. 25 - 27.
  7. Качалова О.В. Обеспечение права на справедливое судебное разбирательство как принцип современного российского уголовно-процессуального права // Российский судья. 2014. N 6. С. 11 - 15.
  8. Клеандров М.И. Судейское сообщество: структура, организационно-правовое развитие: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2014. 352 с.
  9. Козубенко Ю.В. Об основаниях постановления обвинительного приговора без назначения наказания // Российский юридический журнал. 2014. N 4 (97). С. 76 - 93.
  10. Конин В.В. Стадия исполнения приговора: относится ли она к правосудию? // Российская юстиция. 2014. N 8. С. 55 - 57.
  11. Коркунов Н.М. Общее учение о праве. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1894. С. 4.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий П.А. Лупинской "Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика" включен в информационный банк согласно публикации - Норма, Инфра-М, 2010 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. 3-е изд., стереотип. М.: Норма; ИНФРА-М, 2015. С. 150 - 165.
  2. Михайлов К. Обвинительный приговор без назначения наказания: освобождение от уголовной ответственности или от наказания? // Уголовное право. 2009. N 2. С. 42 - 45.
  3. Михайловский И.В. К вопросу об уголовном суде. По поводу предстоящей реформы. Нежин: Типо-Литография М.В. Глезера, 1899. С. 3.
  4. Николюк В.В. Особенности отправления правосудия при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора // Уголовный процесс. 2014. N 4. С. 28 - 37.
  5. Попова И.П. Обвинительный приговор без назначения наказания в российском уголовном процессе // Библиотека криминалиста (научный журнал). 2013. N 1 (6). С. 138 - 145.
  6. Попова И.П. Практический смысл вынесения обвинительного приговора без назначения наказания // Уголовный процесс. 2010. N 6. С. 70 - 73.
  7. Рябцева Е.В. Правосудие в уголовном процессе. 2-е изд-е, доп. М.: Юрлитинформ, 2010. 400 с.
  8. Смирнова И.Г. К вопросу об обвинительном уклоне в российском уголовном судопроизводстве: через призму общественного мнения // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 6 (43). С. 1189 - 1196.