Мудрый Юрист

Проблемные вопросы отказа в выдаче лица для уголовного преследования или исполнения приговора

Выскуб Вадим Сергеевич, научный сотрудник Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В статье анализируются отдельные положения законопроекта, предусматривающего изменения в главе 54 УПК РФ "Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора". Делается акцент на актуальности и значимости института отказа в выдаче, приводится соответствующая аргументация.

Ключевые слова: выдача, отказ в выдаче, конвенция, договор, межгосударственное сотрудничество, запрос.

Problem Issues of Refusal to Extradite a Person for Criminal Prosecution or Execution of Sentence

V.S. Vyskub

Vyskub Vadim S., Research Scientist of the Scientific Research Institute of the Academy of the Office of the Prosecutor General of the Russian Federation.

The article analyzes the individual provisions of the bill, providing for changes in Sec. 54 Code of Criminal Procedure "extradition of a person for criminal prosecution or execution of sentence". Emphasizes the relevance and importance of the institution refusing extradition, is the corresponding argument.

Keywords: issuing, denying, conventions, treaties, cross-border cooperation, the reguest.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации практически с момента своего вступления в силу стало изменяться и дополняться в целях совершенствования. Не оценивая этот сложный процесс, остановимся на отдельной специальной норме УПК РФ, на наш взгляд недостаточно исследованной в юридической литературе, - ст. 464, регламентирующей отказ в выдаче лица (для уголовного преследования или исполнения приговора).

Написание данной статьи вызвано разработкой проекта Федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части совершенствования процедуры выдачи лиц по запросу иностранного государства для уголовного преследования или исполнения приговора)". Данным законопроектом предполагается внести изменения не во все статьи главы 54 УПК РФ, однако интересующую нас норму могут подвергнуть существенным преобразованиям.

Отметим, что любые преобразования законодательства - это очень сложный процесс во всех смыслах (содержание, законодательная техника, актуальность, оперативность, потребности практики и т.д.), а в тех сферах, касающихся непосредственного обеспечения прав и свобод (в данном случае запрошенного к выдаче лица), эта сложность многократно повышается. Более того, здесь следует исходить из комплексного и межотраслевого характера рассматриваемой нормы.

Как правило, любые реформы направлены на упрощение нормы и повышение ее эффективности в правоприменении. Именно с этой точки зрения попробуем провести анализ предлагаемых изменений ст. 464 УПК РФ.

На протяжении длительного периода Россия в своей внешней политике придерживается позиции укрепления международной законности как главного направления своей деятельности на международной арене.

Следует иметь в виду, что любые нарушения принятых на себя обязательств (в рамках конкретных конвенций, договоров, соглашений и т.д.), а также общепринятых норм и стандартов не только затруднят международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, но и сделают его невозможным, а в худшем случае приведут к разного рода конфликтам между договаривающимися государствами.

Применительно к проблемам отказа в выдаче (экстрадиции) помимо договоров основополагающее значение имеют международно-правовые обычаи, базирующиеся на принципах суверенитета и равенства - обязательных для всех. Международная практика, несмотря на то что не отражена в международных документах, также признается в качестве международного обычая.

Общепризнано, что в вопросах международного сотрудничества в сфере уголовного производства очень важно соблюдать баланс между осуществлением борьбы с транснациональной преступностью и обеспечением прав и свобод человека и гражданина. Применительно к выдаче лица для уголовного преследования или исполнения приговора это обеспечение неотвратимости наказания за содеянное и защита прав и свобод запрошенного к выдаче лица.

В пояснительной записке к указанному законопроекту говорится исключительно о повышении уровня судебной защиты прав, свобод и законных интересов иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, в отношении которых Российской Федерацией от иностранного государства получен запрос о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора.

В этом пояснительном документе настораживает не только односторонний подход к целям предлагаемых изменений, но и то обстоятельство, что вопросы выдачи (экстрадиции) относятся к исключительной компетенции Генеральной прокуратуры Российской Федерации, о чем не сказано ни слова.

В нашем случае институт отказа в выдаче лица по определению носит правозащитный характер.

Обращаясь к истории становления и развития самого института отказа в выдаче, можем констатировать, что оно проходило в русле общемировых тенденций и международной практики и отличалось надлежащей проработанностью (например, закон Российской империи о выдаче 1911 года).

Несмотря на определенную закрытость (изолированность) СССР, наша страна имеет обширный опыт взаимоотношений в вопросах международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства и зарекомендовала себя в качестве надежного партнера, исполняющего свои обязательства, в том числе и применительно к отказу в выдаче.

Отказ сам по себе означает отрицательный ответ на просьбу, требование или какое-либо предложение. В данном случае отказ в выдаче - это неотъемлемое право запрашиваемого государства как на международном уровне, так и национальном.

Отказывая в выдаче, государство в лице своих компетентных органов (в России это Генеральный прокурор РФ или его заместитель) ссылается на соответствующие нормы, тем самым обосновывая свое решение.

Правовая база отказа в выдаче достаточно велика: все основополагающие конвенции и двусторонние договоры, регламентирующие выдачу (экстрадицию), соответственно предусматривают и перечень оснований для отказа в ней. Примерно он везде одинаков как по содержанию, так и по объему. Интересна эта норма и по своему построению: как правило, она состоит из двух частей - основания, носящие обязательный характер, и факультативные. Третья часть предписывает обязательное уведомление запрашивающего государства. Российский законодатель в свое время пошел по традиционному пути.

Действующая ныне ст. 464 УПК РФ "Отказ в выдаче лица" один раз подверглась совершенно обоснованному изменению. Так, в 2009 г. из разряда факультативных в обязательные было перенесено основание для отказа в выдаче лица - "деяние, послужившее основанием для запроса о выдаче, не является по уголовному закону преступлением". То есть лицо не выдается в том случае, если в запросе указано деяние, которое по уголовному закону запрашиваемого государства не является преступлением. Такой подход основан на общепризнанных принципах, которыми руководствуются государства при заключении многосторонних конвенций и двусторонних договоров по вопросам выдачи. При всех различиях стран континентальной и общей правовых систем в подходах к вопросам выдачи они твердо придерживаются трех базовых принципов: преступление должно быть экстрадиционным, за совершение которого предусмотрена выдача (наказание свыше одного года и более тяжкое); наличие двойной преступности, или двойной криминальности, т.е. оно должно быть преступлением по законодательству обоих договаривающихся государств; и ограничение в преследовании выданного лица или правило конкретности, в соответствии с которым лицо преследуется только за преступление, указанное в запросе.

Таким образом, сейчас ст. 464 УПК РФ насчитывает 6 обязательных и 3 факультативных основания для отказа в выдаче лица для уголовного преследования или исполнения приговора, носящих открытый характер, о чем свидетельствует фраза: "или иному законному основанию".

Разработчики анализируемого законопроекта предлагают существенно расширить данный перечень.

Новая редакция выглядит следующим образом.

"Статья 464. Отказ в выдаче лица.

  1. Выдача лица не допускается, если:
  2. лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином Российской Федерации;
  3. лицу, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям;
  4. деяние, в связи с которым иностранным государством запрашивается выдача лица, в соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации не признается преступлением;
  5. в соответствии с законодательством Российской Федерации в отношении лица, выдача которого запрашивается иностранным государством, не может быть возбуждено уголовное дело или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;
  6. в отношении лица, выдача которого запрашивается иностранным государством, на территории Российской Федерации за то же самое деяние приостановлен вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по уголовному делу, в том числе с применением акта об амнистии, освобождающего лицо от наказания в виде лишения свободы;
  7. в Российской Федерации в отношении преступления, в связи с совершением которого был направлен запрос о выдаче, принят акт об амнистии и Российская Федерация обладает компетенцией возбуждать уголовное преследование, а равно в третьем государстве в отношении лица, выдача которого запрашивается иностранным государством, вынесено итоговое судебное решение и применен акт об амнистии, освобождающий лицо от наказания в виде лишения свободы;
  8. имеется вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации, в том числе принятое по жалобе выдаваемого лица, о наличии в соответствии с законодательством Российской Федерации или международными договорами Российской Федерации препятствий для выдачи лица;
  9. деяние, в связи с которым запрашивается выдача лица, в соответствии с законом запрашивающего государства наказуемо смертной казнью и запрашивающее государство не представило достаточных гарантий того, что приговор, которым может быть назначена смертная казнь, не будет приведен в исполнение;
  10. имеются достаточные основания полагать, что лицо, выдача которого запрашивается иностранным государством, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям, пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания;
  11. лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, является несовершеннолетним и его выдача несовместима с мерами защиты прав и интересов несовершеннолетних или перевоспитания.
  12. В выдаче лица может быть отказано, если:
  13. деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче лица, совершено этим лицом на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории;
  14. за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование лица, выдача которого запрашивается иностранным государством;
  15. уголовное преследование лица, выдача которого запрашивается иностранным государством, возбуждается в порядке частного обвинения;
  16. выдача лица, в отношении которого поступил запрос о выдаче, может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим национальным существенно важным интересам Российской Федерации;
  17. имеются основания полагать, что выдача лица, в отношении которого поступил запрос о выдаче, может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья.
  18. В выдаче лица может быть отказано по иным не указанным в частях первой и второй настоящей статьи основаниям, если такие основания предусмотрены законодательством Российской Федерации или международными договорами Российской Федерации".

Сравнение действующей и предлагаемой статей позволяет сделать определенные выводы, что перечень оснований для отказа в выдаче носит открытый характер и все новые основания вполне охватываются положением "и иному законному основанию".

Характерно, что новый, значительно расширенный перечень сохранил открытый характер, и это позволит его увеличивать до бесконечности. Полагаем, что такой подход существенно затруднит надлежащее сотрудничество в рассматриваемой сфере.

Анализируя п. п. 2, 9 ч. 1 ст. 464 (новой предлагаемой редакции), обратим внимание, что они во многом повторяются. Вопросы политической мотивации заслуживают очень внимательного подхода сами по себе (мы их рассматривали в других работах и не будем подробно останавливаться на них), а применительно к происходящим процессам в последние годы в особенности. Ни для кого не секрет, что участились случаи отказа России в выдаче ее граждан именно по политическим мотивам (что в 100% случаях является надуманным). На эту ситуацию неоднократно обращал внимание в своих выступлениях как сам Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я. Чайка, так и его заместитель, курирующий международное сотрудничество, А.Г. Звягинцев. В такой ситуации совершенно непонятны цели разработчиков законопроекта.

В настоящее время еще одним в длинном списке кандидатов на политическое убежище является Андрей Столбунов, находящийся в международном розыске. Он утверждает, что не доверяет Российскому государству, стал жертвой политических репрессий, и просит политического убежища в США.

Вряд ли кто-то усомнится в положительном решении в сложившейся политической обстановке, в то время как А. Столбунов преследуется в России исключительно за совершение общеуголовных преступлений.

Что касается неоднократного упоминания в предлагаемой ст. 464 о преследованиях по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе, то они выглядят по меньшей мере искусственно в наше время, что подтверждается и международной практикой.

Считаем, что п. п. 5 и 6 ч. 1 ст. 464 (проекта) можно объединить в один.

В свою очередь, п. 8 ч. 1 ст. 464 (проекта) не позволяет сотрудничать со многими государствами, не входящими в Совет Европы и применяющими смертную казнь на совершенно законных основаниях (например, Китай, США и др.).

Часть третью предлагаемой статьи считаем излишней, необоснованно расширяющей перечень оснований для отказа в выдаче.

Применительно к четвертой части предлагаемой статьи 464, то она содержит, с одной стороны, имеющий несомненное достоинство термин "незамедлительно", относящийся к уведомлению запрашивающей стороны, с другой - в качестве компетентного органа по принятию решения указание на суд, что противоречит концепции международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

Иерархически международное сотрудничество выше деятельности в этой сфере в отдельном государстве. В свою очередь, та или иная экономическая, политическая и правовая ситуации могут как укреплять, так и ослаблять международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства.

В правовой доктрине основополагающей тенденцией развития института отказа в выдаче является упрощение процедуры, и здесь, на наш взгляд, основной задачей как раз и станет сокращение перечня оснований и его закрытый характер, а не, наоборот, установление конкретного срока для принятия решения, незамедлительное уведомление запрашивающей стороны и др.

Второй тенденцией является расширение круга лиц, которые могут быть выданы, и перечня преступлений, предполагающих выдачу (экстрадицию).

В связи с этим перечень оснований для отказа в выдаче в соответствии с потребностями практики должен быть сокращен, носить закрытый характер, не содержать нечетких формулировок и, самое главное, необходимо установить конкретный срок для принятия решения.

Для действенного обеспечения прав и свобод запрошенного к выдаче лица необходимо соблюдение целого ряда принципов, важнейшим из которых является "либо выдай, либо суди", реализуя который государство, отказывая в выдаче лица, само осуществляет уголовное преследование при отсутствии иных препятствий.

Обычное международное право предполагает, что государства не могут претендовать на установление и, соответственно, осуществление своей юрисдикции в отношении дел, к ним никакого отношения не имеющих. Данное положение соответствует принципу невмешательства в дела, входящие в их внутреннюю компетенцию.

Значение вопросов, связанных с выдачей и отказом в ней, непрерывно возрастает. Об этом свидетельствуют постоянно проводимые юридические мероприятия самого разного уровня.

Так, в мае 2014 года (г. Вена) прошла 23-я сессия Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию и сопутствующие ей мероприятия. Заместитель начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации В.П. Зимин, освещая основные проблемы и тенденции в сфере международного сотрудничества, особо остановился на причинах отказов в выдаче, которые нарушают права граждан на справедливое рассмотрение уголовного дела в разумный срок, длительности рассмотрения запросов, политизации международного сотрудничества, предоставлении убежища лицам, совершившим преступления в другом государстве.

В.П. Зимин также внес конкретные предложения по повышению эффективности международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, в том числе о заключении в рамках ООН универсальных конвенций о выдаче и правовой помощи по уголовным делам.

Представители Швейцарии высказались в пользу сотрудничества, даже в том случае, если деяние не является преступлением по законодательству запрашиваемого государства. Несмотря на спорность данного заявления, оно также направлено на сокращение перечня оснований для отказа в выдаче.

Успехом российской делегации при обсуждении проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН стало расширение ее сферы действия. Закрепленный там принцип "либо выдай, либо суди" теперь охватывает все договоры в уголовно-правовой сфере. Это предложение В.П. Зимина, как и ряд других, было поддержано.

Все это свидетельствует об актуальности рассматриваемых вопросов, важнейшей среди которых остается длительность рассмотрения запросов о выдаче, итогом которого является решение о выдаче или отказе в ней соответственно, - на это обстоятельство указывали представители всех участвующих в сессии стран как затрудняющее надлежащее международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства.

Подтверждением серьезности проблемы отсутствия срока для принятия решения о выдаче или отказе в ней стало информационное письмо от 20.11.2014 заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Г. Звягинцева "О дополнительных мерах по пресечению случаев незаконного принудительного перемещения с территории Российской Федерации лиц, находящихся в межгосударственном розыске", в котором сообщается о том, что Комитет министров Совета Европы выражает озабоченность похищениями после освобождения задержанных в порядке экстрадиции лиц ввиду истечения предельного срока содержания под стражей или при применении к ним мер пресечения, не связанных с лишением свободы.

Совершенно очевидно, что предлагаемые изменения ст. 464 УПК РФ "Отказ в выдаче лица" нуждаются в дальнейшей проработке.