Мудрый Юрист

Участие России в формировании институтов международного права на венском конгрессе 1814 - 1815 гг. (к двухсотлетию события)

Терениченко Алексей Александрович, кандидат исторических наук, доцент кафедры "Теория и история государства и права" ФГОБУ ВО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации", Москва.

В статье, посвященной двухсотлетию Венского конгресса 1814 - 1815 гг., рассматривается с историко-правовых позиций роль участия российской делегации в установлении новой системы международных отношений в Европе и мире в начале XIX века, в формировании таких институтов международного права, как институт межгосударственных организаций, институт постоянного нейтралитета, институт международного договора права внешних сношений, альтернат. Проанализирована правовая природа Священного союза как устойчивой консервативной системы поддержания мирового порядка, основанной на христианских заповедях. Делается вывод о ключевом значении России в становлении и закреплении либеральных ценностей в основных законах некоторых европейских государств - Конституции Царства Польского 1815 года, Конституции Франции 1814 года (королевской Хартии 1814 года) и других.

Ключевые слова: история государства и права, институт международного права, международный договор, постоянный нейтралитет, принцип легитимизма, либерализм.

Russian participation in the formation of institutions of international law at the vienna congress of 1814 - 1815 (the bicentenary events)

A.А. Terenichenko

Alexey А. Terenichenko, PhD in History, Associate Professor of "Theory and History State and Law", Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow.

Abstract The article dedicated to the tercentenary of the Congress of Vienna 1814 - 1815 deals with the historical and legal positions of the Russian delegation's participation role both in the formation of several institutions of international law and the establishment of a new system of international relations in the beginning of the 19th century and in the formation of such important international law institutions as institution of intergovernmental organizations, institute of permanent neutrality, institute of an international treaty for the rights of foreign relations and the institution of the alternat. The conclusion on the key importance of Russia in the formation and consolidation of liberal values in the fundamental laws of some European countries in the early XIX century including the Constitution of the Kingdom of Poland of 1815 and the Constitution of France of 1814 (The Royal Charter of 1814) has been made.

Keywords: History of State and Law, Institute of International Law, an international treaty, permanent neutrality, the principle of legitimacy, liberalism.

"Двести лет назад именно Россия подарила

европейцам либеральные ценности".

Алексей Забродин

"Шаг вперед, два назад, шаг вперед...

где-то польская зрела интрига, и под звуки

па-де-патинера Меттерних против нас танцевал".

Лев Лосев

Венский конгресс 1814 - 1815 гг. (далее - Конгресс), двухсотлетие которого отмечалось в 2015 году научной общественностью, стал исключительным и во многом определяющим событием в истории международного права. На этот масштабный всеевропейский "съезд" были приглашены представители более двухсот государств, но по понятным причинам непосредственно участвовали в выработке и принятии решений лишь главные державы - акторы внешней политики: Россия, Англия, Австрия, Пруссия. В основном благодаря позиции российского монарха в сообщество великих держав вновь вернулась Франция. Таким образом, образовалась "пентархия", участники которой обязывались в случае возникновения новых угроз миру собираться на конгрессы и решать, что противопоставить этим угрозам.

За многочисленные увеселения, сопровождавшие переговоры, современники прозвали Конгресс "танцующим", но следует понимать, что балы и приемы были только поводом для неформальных встреч участников переговоров, на которых решались более чем серьезные вопросы.

По мнению известного представителя современной североевропейской историографии Э. Саундерс, "это было совещание представителей династий в поисках компромисса, на основе которого будущая дипломатия могла бы защищать их правящие дома от опасностей войны и революции" [1]. Эту оценку следует признать недостаточно широкой. Завершив почти двадцатилетнюю эпоху наполеоновских войн, Конгресс выработал систему договоров, урегулировавших международные отношения и закрепивших новые границы в Европе. Эта система была дополнена созданием "Священного союза". Кроме того, на Конгрессе были сформированы некоторые важные институты международного права - институт межгосударственных организаций, институт постоянного нейтралитета, институт международного договора права внешних сношений - а также запрещена работорговля, подразделены на классы дипломатические представители и утверждены правила альтерната.

Особая роль России в лице императора Александра Первого на рассматриваемом форуме основывалась на нескольких неоспоримых факторах.

Во-первых, это была нравственная причина. Россия заслуженно считалась спасительницей Европы от наполеоновского деспотизма, именно ее вооруженные силы и народное сопротивление в большей степени, чем все остальные, принесли долгожданный мир настрадавшемуся континенту.

Во-вторых, в 1814 году Россия располагала самой мощной сухопутной армией в Европе, и эту многочисленность и оснащенность следовало помножить на опыт борьбы с наполеоновской "великой армией" и на уверенность, основанную на победах последних лет, на отсутствие "комплекса побежденных" (который был у австрийцев и пруссаков).

Имел значение и личностно-дипломатический фактор. Александр I, бывший хорошим дипломатом, фигурой не только национального, но и мирового масштаба, обеспечил России миссию гаранта безопасности в Европе. Фактически он принудил все остальные державы к миру. По воспоминаниям тех, кто присутствовал на Конгрессе, российский император возложил на себя роль главы русской дипломатической миссии, с которой успешно справлялся. Впрочем, были и иные, критические оценки роли представителей Империи и лично монарха на Конгрессе. Так, титулярный советник, флигель-адъютант, будущий сенатор А.И. Михайловский-Данилевский, состоявший в Вене в 1814 - 1815 гг. в свите Александра I, писал в своем дневнике, что "император обращается со своими генералами и дипломатами не как с советниками, а как с исполнителями монаршей воли, а те боятся его, "как слуги своего господина", что он "не встретил на конгрессе ни одного русского, чьи способности соответствовали бы важности события... Сие обстоятельство обнаруживает, почему император преимущественно употребляет иностранцев и к ним имеет доверие, а с другой стороны, может быть политика его заставляет окружать себя посредственными людьми, дабы потомство всю славу воздало ему одному" <1>.

<1> Яковлева Г.В. Венский конгресс 1814 - 1815 гг. в российской прессе, воспоминаниях и переписке первой половины XIX века: Дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. СПб., 2009. С. 195.

Общий теоретический подход к решению разнообразных проблем участники Конгресса нашли в теории легитимизма (законности), выдвинутой европейскими мыслителями консервативного толка в конце XVIII - начале XIX века. Как сложившаяся система взглядов легитимизм присутствовал в первую очередь в творчестве французских религиозных писателей и философов - Жозефа Мари де Местра и Луи Габриэля Амбруаза Бональда, которые не приняли идеалы революции, капитализма и буржуазной демократии, сетовали на разрушение устойчивого общественного порядка и призывали людей вернуться к традиционным ценностям - религии, монархии, сословному строю. Бывший мэр французского города Мило, современник наполеоновских войн и Конгресса, Бональд в двух своих наиболее известных работах - "Теория политической и религиозной власти в гражданском обществе" (1796) и "Размышления об общем интересе Европы" (1815) - писал, что истинное гражданское общество покоится на двух основаниях - религии и монархии [2].

В ходе переговоров участников Конгресса прослеживается эволюция от исторического понимания принципа легитимизма к юридическому. С точки зрения исторического истолкования главный критерий законности - древность традиции. В этом смысле европейские порядки (и границы между государствами) до 1789 года - до Великой французской буржуазной революции - следовало бы признать имеющими более законную силу, чем возникшие за последующую четверть века. Но власть предержащие (в особенности русский царь) понимали, что полный возврат к учреждениям, существовавшим до 1789 года, невозможен: уже успели сложиться новые имущественные и политические отношения. Да и упускать свои территориальные выгоды страны-победительницы не собирались. Поэтому, объявив себя сторонниками легитимизма, монархи дали этому принципу другое толкование. Теперь под легитимизмом следовало понимать законный порядок, основанный на общепризнанных международных договорах.

"Венская система" международных отношений и "Священный союз"

Во время Венского конгресса между участниками был заключен ряд договоров, приняты многочисленные декларации и постановления. Решения по территориальным вопросам в основном были закреплены в Заключительном (Генеральном) акте Конгресса от 9 июня 1815 года. В текст Заключительного акта вошли статьи договора от 8 июня 1815 года о создании Германского союза. Отдельными статьями устанавливался принцип свободы речных путей. Из приложений к Акту следует упомянуть в первую очередь декларацию о запрещении работорговли и положение о рангах дипломатических представителей.

Престиж и значение международного договора был поднят на небывалую до этого высоту. Вся Европа, кроме Турции, была впервые охвачена системой общих договоров, которые должны были лечь в основу нового европейского порядка. Не отрицая наличия у каждого государства собственных интересов, участники Конгресса хотели, чтобы защита этих интересов происходила в приемлемой для всех форме переговоров и взаимного учета интересов, а не войны.

Окончательное оформление Венская система международных отношений получила с подписанием договора между Россией, Австрией и Пруссией о создании Священного союза ("Акт Священного союза", заключенный в Париже 26 сентября 1815 года) - консервативного союза трех империй, созданного с целью поддержания установленного миропорядка.

Текст договора составил лично Александр I - в христианском духе. В преамбуле он обязывал монархов "во имя Пресвятой и неразделимой Троицы" следовать "заповедям святой веры, любви, правды и мира", защищать христианские народы и ценности от революций, "во всяком случае и во всяком месте... подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь" <1>.

<1> История международных отношений в трех томах. Том 1. От Вестфальского мира до окончания Первой мировой войны / Под ред. А.В. Торкунова, М.М. Наринского // М.: Аспект-Пресс, 2012, с. 195.

Вскоре к этому договору присоединились многие государства. Посредством создания Союза господствовавший с середины XVII века принцип политического равновесия был дополнен принципом легитимизма (в юридическом понимании), который был призван поддерживать в неприкосновенности ту перестройку европейских границ, которая в 1815 г. была произведена на Конгрессе.

Целью Союза была взаимопомощь в подавлении в Европе революционных антимонархических выступлений - отголосков "антихристианской" Французской революции - и укрепление устоев христианской государственности. Александр I намеревался посредством такого Союза устранить также возможность военных столкновений между монархическими христианскими государствами. Заключившие Союз монархи поклялись соблюдать незыблемость границ в Европе и подчинить весь порядок взаимных отношений "высоким истинам, внушаемым вечным законом Бога Спасителя", "руководствоваться не иными какими-либо правилами, как заповедями святой веры" и "почитать всем себя как бы членами единого народа христианского" <1>. Акт Священного союза был символично подписан в православный праздник Воздвижения Креста Господня.

<1> Акт Священного союза // www.rusidea.org.

Современники события не были однозначны в оценках Акта. Иногда он вызывал опасения: слишком необычным был документ, призывавший европейских монархов руководствоваться в своей политике христианскими заповедями. Некоторые даже видели в нем угрозу православным устоям, поскольку он был заключен между представителями трех разных ветвей христианства. Тем не менее многие в России считали, что первоначально Александр I руководствовался искренним религиозным порывом, а часть общества связывала с ним надежды на укрепление мира в Европе. М.М. Сперанский хвалил идею Союза, хотя и опасался "извращения ее смысла в дальнейшем" [3].

"Коллеги" русского монарха по Конгрессу отнеслись к идее Союза более чем скептически. Министр иностранных дел Австрии Клеменс фон Меттерних, получив текст договора, посчитал Александра "не совсем здоровым человеком". Французский министр иностранных дел Талейран тоже не поверил в устойчивость системы конгрессов [4]. Но она оказалась неожиданно жизнеспособной, идеи, заложенные в Акте Священного союза, были удачно институционализированы.

С 1818 по 1822 г. состоялись три конгресса Союза, на которых европейские государства решали политические проблемы, опасные для их внутренней стабильности - в Ахене (1818), в Опаве и Любляне (1819 - 1820) и в Вероне (1822). В дальнейшем основной формой взаимодействия "великих держав" на международной арене стали конференции министров иностранных дел и консультации послов в столицах.

Как считает доктор исторических наук, профессор МГИМО В.В. Деготев, предотвратить новые вооруженные конфликты на континенте, основанные на двух главных угрозах стабильности - революциях и "восточном вопросе", удалось "благодаря личности Александра и его державе, обеспечивавших "диктатуру мира" вместе со своими союзниками - Австрией и Пруссией, которых российский император фактически "загнал" в Священный союз.

Российский император нашел ту сердцевину, которая обеспечивала мир в Европе. Он рассуждал так: если Англия и Франция начнут возражать, то перевес окажется на стороне Священного союза... благодаря Александру I стало возможным строительство совершенно уникальной Венской системы мира. Она оказалась устойчивой, просуществовав 39 лет - до 1854 года, когда англичане и французы ввели свои корабли в Черное море (с началом Крымской войны). На сегодняшний день Венская система мира является второй "долгожительницей" после Ялтинско-Потсдамской системы" [4].

Значение принятия Положения о рангах дипломатических представителей заключалось в том, что до 1815 года возникали трудности в международных отношениях из-за споров между представителями разных стран о субординации. На Венском конгрессе были установлены три класса дипломатических агентов, которые применяются и в настоящее время:

В Положении о рангах отмечалось, что "ни родственные, ни семейные связи между дворами не дают дипломатическим агентам никакого особого преимущества" <1>.

<1> История международных отношений в трех томах. Том 1. От Вестфальского мира до окончания Первой мировой войны / Под ред. А.В. Торкунова, М.М. Наринского // М.: Аспект-Пресс, 2012, с. 192.

Был определен единый порядок приема дипломатов, сформулированы четыре типа консульских учреждений.

Образование новых государств, "польский вопрос" и либеральные преобразования в Европе

Согласно положениям Заключительного акта было провозглашено создание Королевства Нидерландов, санкционировано включение в его состав территории Австрийских Нидерландов (современная Бельгия). Все остальные владения Австрии вернулись под контроль Габсбургов, в том числе Ломбардия, Венецианская область, Тоскана, Парма и Тироль. Пруссия получила часть Саксонии, Вестфалию и Рейнскую область. Дания, бывшая союзница Франции, лишилась Норвегии, которую передали Швеции. В Италии была восстановлена власть папы римского над Ватиканом и Папской областью, а Бурбонам вернули Королевство обеих Сицилий. Был также образован Германский союз. Часть созданного Наполеоном герцогства Варшавского вошла в состав Российской империи под названием Царство Польское.

Таким образом, Конгресс затронул в том числе вопросы образования новых государств.

Было решено образовать из германских государств и части австрийских владений новую конфедерацию - Германский союз. В отличие от ранее существовавшей в этих границах Священной римской империи, в которой отношения между главой и территориальными князьями носили феодальный характер, в новой конфедерации отношения между членами строились на основании договора. В соответствии с ним во Франкфурте создавался союзный сейм, для участия в котором каждый из 38 членов Союза направлял своих делегатов.

В русском обществе много внимания уделяли обсуждениям проектов Германского союза. Объединение немецких государств в конфедерацию воспринимали как меру по укреплению защиты от Франции. И консерваторы, и либералы с симпатией писали об общегерманской конституции, а также об уравнении христианских вероисповеданий в немецких государствах. Такая позиция была, безусловно, отражением мнения российского монарха <1>.

<1> Цит. по: Яковлева Г.В. Венский конгресс 1814 - 1815 гг. в российской прессе, воспоминаниях и переписке первой половины XIX века: Дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. СПб. 2009. С. 170.

Что касается отношений в российском обществе к образованию Нидерландского королевства, заключение династического брака между русской великой княжной Анной Павловной и наследным нидерландским принцем Вильгельмом позволяло предположить некоторые выгоды для России от создания этого государства.

Среди решений Конгресса важнейшим для русского общества было создание Царства Польского под скипетром российского императора. Этот вопрос стал одним из самых "тяжелых" для участников: Великобритания, Австрия и Франция категорически не желали территориального усиления России. С целью предотвратить его указанные три державы пошли на "закулисную" дипломатию, заключив 3 января 1815 года тайный военный союз, направленный против России и Пруссии. Таким образом, сам Венский конгресс и планы создания новой системы международных отношений оказались на грани срыва. В преодолении этого "кризиса доверия" вновь оказалась исключительно велика роль здравомыслящего российского монарха, который, несмотря на знакомство с указанным документом, не позволил распасться коалиции в период попытки Наполеона вернуть власть ("Сто дней"). Александр пригласил к себе Меттерниха (одного из авторов секретного оборонительного союза) и, посетовав на "слабость, легкомыслие и честолюбие" авторов антироссийского проекта, заверил австрийского канцлера, что в условиях возвращения Бонапарта их союз "должен быть крепче, нежели когда-либо", - после чего бросил экземпляр январского договора в камин <1>.

<1> См.: История международных отношений в трех томах. Том 1. От Вестфальского мира до окончания Первой мировой войны / Под ред. А.В. Торкунова, М.М. Наринского // М.: Аспект-Пресс, 2012, с. 185.

В отличие от своих союзников Россия не стремилась инкорпорировать присоединяемые территории. В планы царя входило создание на территории Польши особого государства под своим скипетром, наделение его конституционным устройством, которого не имела сама Россия. Кроме того, Александр I предполагал вернуть полякам некоторые территории, присоединенные к России в результате разделов Польши (!).

Указанные планы вызвали непонимание и противодействие даже ближайших сановников Александра. К.В. Нессельроде, Н.Н. Новосильцев, А.И. Чернышев во время Конгресса подали монарху записки, в которых убеждали его отказаться от создания особого царства из польских земель. Последний не прислушался к их мнению, и основным требованием русской дипломатической делегации в Вене стало, несмотря ни на что, присоединение к Российской империи Польши и право русского монарха даровать ей политическое устройство по своему усмотрению <1>.

<1> См.: Яковлева Г.В. Венский конгресс 1814 - 1815 гг. в российской прессе, воспоминаниях и переписке первой половины XIX века: Дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. СПб. 2009. С. 182.

Итак, в составе России возник "национальный район" с довольно широким государственно-правовым статусом, им стала Польша. В Царстве Польском действовала Конституция 1815 года - более либеральная, чем Конституция Герцогства Варшавского, дарованная ранее Наполеоном, Уголовный кодекс 1818 года, основанный на буржуазном Уголовном кодексе Франции 1810 года, существовал парламент, избираемый прямыми выборами всеми общественными группами. Была сохранена собственная армия, польский язык в качестве государственного, институт польского подданства и т.д. "Привязка к России" выражалась только в личной унии (русский император одновременно был и польским королем).

Удивительной особенностью Конгресса было то, что его участники продемонстрировали неожиданную готовность считаться с "духом времени" и "требованиями народов". И эти качества продемонстрировал в первую очередь Александр I, лично убеждая своих "коллег" - монархов не восстанавливать в своих странах абсолютистские порядки. Так, Людовик XVIII сохранил во Франции законодательные нововведения конца XVIII - начала XIX века, дал своим подданным либеральную Хартию, закрепившую гражданское равенство, основные социальные, экономические, политические свободы, именно последовав советам Александра.

Таким образом, российский абсолютный монарх настоял на проведении в Европе либеральных преобразований. Упрекнуть его можно лишь в том, что ему не удалось подготовить собственную страну к введению подобных изменений.

Нейтралитет Швейцарии, декларации об отмене работорговли и о речном судоходстве

Одним из наиболее важных институтов международного права, сформированным на Венском конгрессе, был институт постоянного нейтралитета, примененный к Швейцарии (которая в годы наполеоновских войн была французским протекторатом).

Во время заседаний Конгресса в Швейцарии боролись между собой различные партии, и проекты по решению судьбы этой страны были разные. Она могла быть упразднена - так же, как и некоторые существовавшие в предыдущем веке республики: Генуэзская, Венецианская, Республика соединенных провинций (Голландия). Тем не менее Конгресс принял решение сохранить Швейцарию в статусе нейтрального государства - и не будет лишним вспомнить, что российская делегация всячески поддерживала именно эту идею, что защита общенародных интересов в этой республике, защита ее будущего благополучия, превращения в "тихую гавань" в неспокойном мире исходила в тот год именно от России.

8 (20) марта 1815 года был принят "Акт относительно признания постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территорий", в котором подписавшие его державы торжественно признали "всегдашний нейтралитет Швейцарии" и ручались в целости и неприкосновенности ее владений в новых пределах <1>.

<1> Цит.: Блатова Н.Т., Мелков Г.М. Международное право в документах. Изд. 4-е, перераб. и доп. // М.: Профобразование, 2003, с. 240.

Принятые Конгрессом декларации об отмене работорговли и о судоходстве по рекам нашли в русском обществе самое горячее одобрение, несмотря на то что они не имели напрямую отношения к интересам России. Декларация о запрещении работорговли имела, однако, в нашей стране и иной отклик. Либерально настроенные дворяне, говоря о ней, указывали на наличие крепостных крестьян (чье положение мало чем отличалось от рабского) в самой России.

Последующая история международного права - и российская, и западноевропейская - знала большое количество иных саммитов, конгрессов, съездов. Тем не менее интерес к Венской системе международных отношений 1815 года не ослабевает и сегодня, и одним из самых дискуссионных вопросов современной политической публицистики остается вопрос о том, позволила ли эта система сохранить прочный мир в Европе, и может ли она послужить примером для договоренностей, которые обеспечат стабильность в мире в настоящее время.

Список источников

  1. Саундерс Э. Сто дней Наполеона // М.: Изд-во АСТ, 2002, 410 с.
  2. Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции: Курс лекций // М.: Юрид. лит., 2003. С. 421.
  3. Яковлева Г.В. Венский конгресс 1814 - 1815 гг. в российской прессе, воспоминаниях и переписке первой половины XIX века: Дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. СПб. 2009, 206 с.
  4. Дегоев В.В., Забродин А.В. Танцующий конгресс // Российская газета [электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/articles/venskiy-kongres/.
  5. Бекяшев К.А. Международное публичное право: Учебник, 5-е издание // М.: Проспект, 2014, 680 с.
  6. Блатова Н.Т., Мелков Г.М. Международное право в документах. Изд. 4-е, перераб. и доп. // М.: Профобразование, 2003, 880 с.
  7. История международных отношений в трех томах. Том 1. От Вестфальского мира до окончания Первой мировой войны: Учебник / Под ред. А.В. Торкунова, М.М. Наринского // М.: Аспект-Пресс, 2012, 400 с.
  8. Орлик О.В. Россия в международных отношениях 1815 - 1829 гг. От Венского конгресса до Адрианопольского мира // М.: Наука, 1998, 269 с.

References

  1. Sounders E. Hundred Days of Napoleon // M.: Publishing house AST, 2002, 410 p.
  2. Azarkin N.M. General history of law: Lectures // M.: Jurid. lit., 2003. p. 421.
  3. Yakovleva G.V. The Congress of Vienna 1814 - 1815 in the Russian press, memoirs and correspondence of the first half of the XIX century: Dis. ... kand. ist. Sciences: 07.00.02. SPb. 2009, 206 S.
  4. Degoev V.V., AV Zabrodin A.V. Dancing Congress // Rossiyskaya Gazeta [electronic resource]. Access: http://www.rg.ru/articles/venskiy-kongres/.
  5. Bekyashev K.A. Public international law: the textbook, 5th edition // M.: Prospekt, 2014, 680 s.
  6. Blatova N.T., small GM International law in documents. Ed. 4th, Revised. and ext. // M.: Vocational, 2003, 880 s.
  7. The history of international relations in three volumes. Volume 1. From the Peace of Westphalia to the end of the First World War: A Textbook / Ed. A.V. Torkunov, M.M. Narinsky // M.: Aspekt Press, 2012, 400 s.
  8. Orlik O.V. Russia in the international relations 1815 - 1829 years. From the Congress of Vienna to Adrianople // M.: Nauka, 1998, 269 s.