Мудрый Юрист

Международные договоры межведомственного характера: некоторые коллизии в российском законодательстве

Курашвили Автандил Юрьевич - кандидат юридических наук, главный юрисконсульт Дирекции по юридическим вопросам ОАО "Силовые машины - ЗТЛ, ЛМЗ, Электросила, Энергомашэкспорт".

В статье исследуется проблематика международных договоров межведомственного характера в Российской Федерации. Рассматриваются процедурные коллизии между внутренними актами различного уровня. Актуальность затрагиваемой проблематики обусловлена большим количеством заключаемых международных межведомственных договоров. Автор рассмотрел Венскую конвенцию о праве международных договоров и внутренние акты государства по данному вопросу.

Ключевые слова: Венская конвенция, международные договоры, межведомственные договоры, заключение договоров, коллизии законодательства.

International treaties of the interdepartmental character: some conflicts in the Russian legislation

A.Yu. Kurashvili

The article deals with the problems of international interagency agreements in Russia. The procedural contradictions between internal legal acts of different levels are examined in this work. The actuality of the problem is based on the large number of concluded agreements of this kind. The author researched Vienna Convention on the Law of Treaties and laws and regulations of the state on this issue.

Key words: Vienna Convention, international treaties, interagency agreements, conclusion of the treaties, conflicts of laws.

Всеобщая глобализация и необходимость взаимодействия государств в специальных областях знаний повлекли за собой заключение большого количества международных межведомственных договоров. Резкому увеличению количества межведомственных договоров способствуют несколько аспектов современной международной действительности, такие как постоянный научно-технический прогресс, расширяющий области совместного регулирования между государствами, количества самих государств, а также возрастание роли министерств и ведомств в международных правоотношениях. Международные договоры, в том числе межведомственные, имеет особую важность для функционирования правового государства, составной частью правовой системы которого они являются. Международные межведомственные договоры образуют специализированную юридическую основу межгосударственных отношений и представляют собой существенный элемент развития взаимосвязей между государствами по вопросам компетенции соответствующих министерств и ведомств.

Практика складывается так, что по кругу участников международные межведомственные договоры являются в основном двусторонними, однако это не исключает заключения таких договоров и на многосторонней основе под эгидой международных организаций или конференций. В подтверждение этого скажем, что в рамках СНГ было заключено Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, где стороны определили: "В целях реализации настоящего Соглашения заинтересованные компетентные органы Сторон заключают при необходимости соглашения межведомственного характера" <1>.

<1> Соглашение о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров 2000 г. // Бюл. междунар. договоров. N 7. 2002. Ст. 17.

Межведомственные договоры также могут заключаться в целях конкретного развития межгосударственных или межправительственных договоров, конкретизируя или уточняя отдельные положения последних. Например, в Соглашении между Правительством РФ и Правительством КНР о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности говорится, что "в целях создания правовых и организационных основ сотрудничества по конкретным направлениям компетентные органы государств Сторон могут заключать соответствующие договоры межведомственного характера" <2>. Точно такую же норму мы найдем и в других подобных договорах <3>.

<2> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2015 г. // Консультант+: справ.-правовая система. П. 2. Ст. 5.
<3> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2013 г. // Бюллетень международных договоров. N 7. 2015. П. 4 ст. 5; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Куба о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2014 г. URL: http://www.pravo.gov.ru. 14.01.2015. П. 4 ст. 5.

Проблематику международных межведомственных договоров анализировали в разное время как советские <4>, так и российские ученые и практики <5>. Но стоит отметить, что сегодня международным межведомственным договорам сквозь призму коллизионной проблемы практически не уделяется внимания.

<4> См.: Миронов Н.В. Правовые формы социалистической интеграции (международные межведомственные соглашения). М., 1977; Усенко Е.Т. Правовая природа межведомственных связей стран - членов СЭВ // Сов. гос-во и право. 1972. N 6; Талалаев А.Н. Право международных договоров. М., 1980 и т.д.
<5> Тиунов О.И., Каширкина А.А., Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры Российской Федерации. М., 2008; Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Т. 1. Заключение международных договоров. М., 2004; Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры СССР: опыт и современная практика Российской Федерации // Журн. рос. права. 2008. N 2; Игнатюк Н.А. Компетенция федеральных министерств Российской Федерации. М., 2003 и т.д.

Законодательство Российской Федерации представляет собой достаточно развитый, а поэтому многоуровневый и сложный механизм со своими противоречиями и нестыковками. Большое количество министерств, ведомств и специальных уполномоченных организаций порождает значительное количество несоответствий между нормативными актами в различных областях правоотношений, к тому же зачастую положения о соответствующих государственных органах не содержат в себе необходимого правового регулирования, что также повышает актуальность исследований в области юридических коллизий.

Причин возникновения правовых противоречий достаточно много. Это непоследовательная систематизация нормативной базы, изменение правоприменительной практики, развитие общественных отношений. Коллизии могут возникать из-за нарушения законодательной техники, например когда законодатели не берут во внимание, как нормы принимаемого акта соотносятся с уже действующими актами, в том числе с так называемыми статутными законами, бывают и технические ошибки, приводящие к правовым противоречиям. Коллизии между нормативными актами могут снижать эффективность практического регулирования, создавать неудобства в применении и значительно усложнять пользование действующим законодательством.

Понимая всю значимость права международных договоров как одной из основополагающих составных частей международного права, в Российской Федерации был разработан и принят соответствующий акт. Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" утвердил процедуру по подготовке, заключению, исполнению и прекращению международных договоров, определил полномочия и компетенцию государственных органов и высших должностных лиц в отношении таких договоров, а также установил трехуровневую систему международных соглашений. Данную систему составляют межгосударственные и межправительственные договоры, а также договоры межведомственного характера <6>. Данная норма позволяет нам говорить о тождественной правовой природе всех трех видов международных договоров. Подобная точка зрения широко поддерживается в отечественной науке международного права. Например, И.И. Лукашук, на наш взгляд, справедливо пишет: "Как международная практика, так и право рассматривают межведомственные соглашения в качестве международно-правовых договоров" <7>. На аналогичной позиции стоит А.Н. Морозов, который, в свою очередь, говорит: "Юридическая природа международных договоров межведомственного характера зиждется на соглашении государств как способе создания норм международного права, что идентично природе международных договоров, заключаемых на межгосударственном и межправительственном уровнях" <8>. Значительное внимание уделено данному вопросу и у других авторов <9>.

<6> О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации от 15.07.1995 N 101-ФЗ (с изм. от 12.03.2014) // СЗ РФ. N 29. 1995. П. 2. Ст. 3.
<7> Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Т. 1. Заключение международных договоров. М., 2004. С. 375.
<8> Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры Российской Федерации в свете взаимодействия международного и внутригосударственного права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 10.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья О.И. Тиунова, А.А. Каширкиной, А.Н. Морозова "Статус международных межведомственных договоров Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", 2007, N 1.

<9> См.: Тиунов О.И., Каширкина А.А., Морозов А.Н. Статус международных межведомственных договоров Российской Федерации. М., 2008.

Если Закон о международных договорах определяет общую внутригосударственную процедуру в отношении международных договоров, то компетенция конкретного министерства или ведомства закреплена на уровне соответствующих подзаконных актов.

Например, в п. 5.13 Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации говорится, что Министерство в установленном порядке "взаимодействует с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями в установленной сфере деятельности, включая представление по поручению Правительства Российской Федерации интересов Российской Федерации в Международной организации труда, Международной ассоциации инспекций труда, Детском фонде ООН, Фонде ООН в области народонаселения, Международной ассоциации социального обеспечения и других международных организациях" <10>.

<10> Об утверждении Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 19.06.2012 N 610 (с изм. от 11.04.2015) // СЗ РФ. N 26. 2012.

В п. 5.10 Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации сказано, что Министерство "взаимодействует в установленном порядке с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями в установленной сфере деятельности" <11>.

<11> Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 395 (с изм. от 11.05.2015) // СЗ РФ. N 32. 2004.

Аналогичные нормы закреплены в целом ряде положений о других министерствах и ведомствах Российской Федерации <12>.

<12> О Министерстве культуры Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 20.07.2011 N 590 (с изм. от 08.05.2015) // СЗ РФ. N 31. 2011. П. 5.30; О Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 29.05.2008 N 404 (с изм. от 13.02.2015) // СЗ РФ. N 22. 2008. П. 5.12.

К сожалению, многие из положений о министерствах и ведомствах в Российской Федерации прямо не отразили возможности заключения международных межведомственных договоров. А если возможность заключения международных договоров все же предусмотрена, то формулировки соответствующих пунктов носят общий рамочный и неконкретный характер. Данный аспект не мог остаться незамеченным, и в российской науке международного права существует мнение о том, что правовые акты, определяющие функции государственных органов, недостаточно четко предусматривают их соответствующие полномочия в отношении договоров <13>.

<13> Лукашук И.И. Полномочия на заключение международных договоров // Журн. рос. права. 2004. N 4. С. 85.

Полагаем, что с большой долей вероятности такое положение вещей сохранится и в ближайшем будущем. В обоснование позиции приведем пример. В принятом относительно недавно Федеральном законе "О стандартизации в Российской Федерации" (вступил в силу 29.09.2015, за исключением отдельных положений), также в общих чертах сказано, что федеральный орган исполнительной власти в сфере стандартизации в рамках своей компетенции "заключает в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации межведомственного характера в установленной сфере деятельности, в том числе по информационному обмену, применению и распространению международных стандартов..." <14>. Большей конкретики по заключению и исполнению международных договоров в нормативном акте не содержится.

<14> О стандартизации в Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации от 29.06.2015 N 162-ФЗ // СЗ РФ. N 27. 2015. П. 20. Ст. 9.

На основании вышесказанного выразим мнение о необходимости усиления роли федеральных органов исполнительной власти и уполномоченных организаций по вопросам международных договоров в целом и договоров межведомственного характера в частности. Например, было бы оправданным наделить подобные органы и организации дополнительными функциями по мониторингу за выполнением положений международных договоров другими участниками, с последующей отчетностью перед МИД РФ в целях передачи информации, ее систематизации и последующего реагирования.

При рассмотрении правовых положений о международных договорах межведомственного характера хотелось бы обратить внимание на ряд противоречий в российском законодательстве, которые носят двухуровневый характер. С одной стороны, положения внутригосударственных правовых актов могут противоречить нормам международно-правовых актов; с другой стороны, нормативные акты государства, как законы, так и подзаконные акты, могут не соотноситься между собой.

В подтверждение своих слов приведем следующий пример. В соответствии с Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации" федеральный министр, руководитель иного органа исполнительной власти в пределах своей компетенции вправе вести переговоры и подписывать международные договоры межведомственного характера без предъявления полномочий <15>. При этом необходимо сказать, что Венская конвенция 1969 г. не дает права осуществлять действия по заключению международных договоров какому-либо из министров, кроме министра иностранных дел, без предъявления полномочий <16>.

<15> О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации от 15.07.1995 N 101-ФЗ (с изм. от 12.03.2014) // СЗ РФ. N 29. 1995. П. 3. Ст. 12.
<16> Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. // Действующее междунар. право: в 3 т. М., 1996. Т. 1. Ст. 7.

Налицо явное противоречие процедурного характера при заключении международных межведомственных договоров между конвенционным и национальным актами.

Неоднозначно обстоит дело и во внутреннем законодательстве. Для достижения наибольшей эффективности в работе системы действующего законодательства необходимо обеспечить ее отраслевую координацию и слаженность. Однако в современной практике мы часто обнаруживаем правовые коллизии между актами различных отраслей, которые с высокой степенью уверенности могут повлечь за собой неблагоприятные последствия в правоприменении.

Например, министерства и ведомства Российской Федерации наделены правом выходить с предложениями по заключению международных договоров. Закон по данному вопросу в отношении международных межведомственных договоров гласит, что предложения о заключении международных договоров Российской Федерации межведомственного характера представляются в Правительство Российской Федерации [выделено нами. - А.К.] федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации или по согласованию с ним <17>.

<17> О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации... П. 4. Ст. 9.

Государственно-правовое управление Президента РФ совместно с МИДом РФ в своем официальном разъяснении также исходит из того, что предложения о заключении международных договоров Российской Федерации межведомственного характера представляются в Правительство Российской Федерации федеральными органами исполнительной власти по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с МИД России или по согласованию с ним, а также по согласованию с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти <18>.

<18> Официальные разъяснения по вопросам, касающимся порядка заключения международных договоров Российской Федерации межведомственного характера. Утверждено ГПУ Президента РФ 18.05.1994 N А19-1-1009, МИД РФ 26.05.1994 N 11788/ИС // Рос. газета. 1994. N 156. П. 1.

Такое положение дел вписывается в установленную Конституцией иерархию органов государственной власти Российской Федерации. Правительство осуществляет исполнительную власть в стране, а федеральные органы исполнительной власти подотчетны ему в своей деятельности. И вполне логично, что право внесения предложений по заключению международных договоров межведомственного характера закреплено за соответствующими министерствами и ведомствами как за федеральными органами специальной компетенции, которая, в свою очередь, воплощается в самых различных областях государственного управления и осуществляется такими органами в пределах установленных правовых границ.

Однако если мы обратимся к Федеральному закону "О внешней разведке", то увидим, что Президент Российской Федерации "принимает в пределах полномочий, определяемых федеральными законами, решения по вопросам, связанным с внешней разведкой Российской Федерации, в том числе по вопросам целесообразности заключения договоров межведомственного характера между органами внешней разведки Российской Федерации и разведывательными и контрразведывательными службами иностранных государств" <19>.

<19> О внешней разведке: Федер. закон Российской Федерации от 10.01.1996 N 5-ФЗ (с изм. от 23.06.2014) // СЗ РФ. N 3. 1996. П. 3. Ч. 2. Ст. 12.

Вполне возможно предположить, что президент РФ, как глава государства осуществляющий внешнюю политику страны, обладает соответствующими полномочиями в рамках Конституции, а вышеназванное положение в первую очередь касается федеральных органов власти, подведомственных именно президенту. Но считаем важным подчеркнуть, что Закон о международных договорах какого-либо исключения из п. 4 ст. 9 не делает и требует подавать предложения по заключению международных межведомственных договоров именно Правительству РФ, которое в свою очередь принимает соответствующее решение, важно и то, что Закон о внешней разведке п. 3 ч. 2 ст. 12 в дальнейшем не развивает.

В данном случае мы опять сталкиваемся с противоречием процедурного характера при заключении международных межведомственных договоров, но уже на внутригосударственном уровне.

Отметим, что при рассмотрении заявленной темы нами были обнаружены и противоположные примеры в действующем законодательстве, что лишний раз свидетельствует о непоследовательных действиях законодателя по данной проблематике. На наш взгляд, Федеральный закон, касающийся военно-технического сотрудничества Российской Федерации, логично решает проблему, затронутую выше. В соответствии с его положениями "Президент Российской Федерации принимает решения о проведении переговоров о заключении международных договоров Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества по представлению Правительства Российской Федерации.

Решения о подписании международных договоров Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества принимаются Правительством Российской Федерации [выделено нами. - А.К.]" <20>.

<20> О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами: Федер. закон Российской Федерации от 19.07.1998 N 114-ФЗ (с изм. от 21.07.2014) // СЗ РФ. N 30. 1998. П. 1. Ст. 14.

Несмотря на то что сфера военно-технического сотрудничества относится к компетенции главы государства, в данном случае вышеназванные положения определяют законное место Правительства Российской Федерации в процессе заключения международных договоров межведомственного характера, снимая тем самым возможные противоречия между нормами двух федеральных актов.

В Законе "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", по нашему мнению, содержится неполная формулировка, которая также может привести к нарушению процедуры заключения международных договоров, а именно: "Корпорация является уполномоченной организацией, представляет Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации предложения о заключении, выполнении и прекращении международных договоров Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации". Корпорация заключает международные договоры межведомственного характера по вопросам, входящим в ее компетенцию, в соответствии с указанным Федеральным законом" <21>.

<21> О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом": федер. закон Российской Федерации от 01.12.2007. N 317-ФЗ (с изм. от 31.12.2014) // СЗ РФ. N 49. 2007. Ч. 2. Ст. 14.

Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации", опираясь на принцип координирующей роли МИД РФ в проведении внешней политики государства, исходит из того, что федеральные органы власти и уполномоченные организации представляют президенту или правительству предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации или правительства страны по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации или по согласованию с ним <22>. Заметим, что в соответствующей норме о Корпорации "Росатом" упоминание МИД РФ вовсе отсутствует.

<22> О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации... Абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 3 ст. 9.

Подводя итог сказанному, отметим, что Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. для разрешения вопросов нарушения процедуры заключения международных договоров предусмотрела определенный порядок.

В случае нарушения нормы международного права, касающегося компетенции заключать договоры, в ст. 8 Конвенции указывается, что "акт... совершенный лицом, которое не может на основании статьи 7 [Конвенции] считаться уполномоченным представлять государство с этой целью, не имеет юридического значения, если он впоследствии не подтвержден данным государством". Подтверждение является необходимым условием для последующего вступления договора в силу, хотя не ясен механизм такого подтверждения.

К тому же в ст. 27 и 46 Венской конвенции отмечается, что участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора, и государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность для него договора было выражено в нарушении того или иного положения его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, как на основание недействительности его согласия, если только данное нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения. Под нормами особо важного значения следует в первую очередь понимать Конституцию, а также императивные нормы, которые имеют особенное значение и содержат в себе указание на это. Таким образом, государства определяют пути и методы обязательной реализации международных договоров исходя из принципа pacta sunt servanda.

Также данный вопрос был частично разрешен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. В соответствии с его положениями "правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов Российской Федерации. Правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор" <23>.

<23> О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 // Бюл. Верховного Суда РФ. N 12. 2003. П. 8.

Что касается разрешения коллизий во внутреннем законодательстве, то на практике это возможно несколькими способами: принятием нового акта, изменением действующего акта, отменой старого акта, судебным толкованием, аутентичным толкованием и пр.

Необходимость в преодолении правовых несоответствий возникает в том случае, когда выясняется, что фактические обстоятельства регулируются двумя противоречивыми нормами. В подобном случае правоприменителю необходимо выбрать одну из двух соответствующих норм и обосновать ее применение.

Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" является основополагающим актом, регулирующим заключение, исполнение и прекращение международных договоров, в том числе и межведомственного характера. В ст. 1 данного Закона определено, что "международные договоры Российской Федерации заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом" <24>. Налицо определенная иерархическая структура, где упомянутому Закону отведено главное, если не сказать единственное, место среди других федеральных законов и тем более подзаконных актов. Соответственно, нормы Закона "О международных договорах Российской Федерации" должны иметь приоритет применения при возникновении соответствующих правовых коллизий по отношению к другим федеральным законам и подзаконным актам.

<24> О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации... Абз. 2 п. 1. Ст. 1.

Также полагаем, что при дефиците специально установленных в самих нормативных актах правил разрешения противоречий и упущений такие проблемы должны разрешаться по общим правилам преодоления юридических коллизий.

Список литературы

  1. Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. // Действующее междунар. право: в 3 т. М., 1996. Т. 1.
  2. Игнатюк Н.А. Компетенция федеральных министерств Российской Федерации. М., 2003.
  3. Лукашук И.И. Полномочия на заключение международных договоров // Журн. рос. права. 2004. N 4. С. 85.
  4. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Т. 1. Заключение международных договоров. М., 2004.
  5. Миронов Н.В. Правовые формы социалистической интеграции (международные межведомственные соглашения). М., 1977.
  6. Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры Российской Федерации в свете взаимодействия международного и внутригосударственного права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.
  7. Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры СССР: опыт и современная практика Российской Федерации // Журн. рос. права. 2008. N 2.
  8. О внешней разведке: Федер. закон Российской Федерации от 10.01.1996 N 5-ФЗ (с изм. от 23.06.2014) // СЗ РФ. N 3. 1996.
  9. О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами: Федер. закон Российской Федерации от 19.07.1998 N 114-ФЗ (с изм. от 21.07.2014) // СЗ РФ. N 30. 1998.
  10. О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом": Федер. закон Российской Федерации от 01.12.2007 N 317-ФЗ (с изм. от 31.12.2014) // СЗ РФ. N 49. 2007.
  11. О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации от 15.07.1995 N 101-ФЗ (с изм. от 12.03.2014) // СЗ РФ. N 29. 1995.
  12. О Министерстве культуры Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 20.07.2011 N 590 (с изм. от 08.05.2015) // СЗ РФ. N 31. 2011.
  13. О Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 29.05.2008 N 404 (с изм. от 13.02.2015) // СЗ РФ. N 22. 2008.
  14. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 // Бюл. Верховного Суда РФ. N 12. 2003.
  15. О стандартизации в Российской Федерации: Федер. закон Российской Федерации от 29.06.2015 N 162-ФЗ // СЗ РФ. N 27. 2015.
  16. Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 395 (с изм. от 11.05.2015) // СЗ РФ. N 32. 2004.
  17. Об утверждении Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 19.06.2012 N 610 (с изм. от 11.04.2015) // СЗ РФ. N 26. 2012.
  18. Официальные разъяснения по вопросам, касающимся порядка заключения международных договоров Российской Федерации межведомственного характера. Утверждено ГПУ Президента РФ 18.05.1994 N А19-1-1009, МИД РФ 26.05.1994 N 11788/ИС // Рос. газета. 1994. N 156.
  19. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2013 г. // Бюл. междунар. договоров. N 7. 2015.
  20. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2015 г. // Консультант+: справ.-правовая система.
  21. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Куба о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 2014 г. URL: http://www.pravo.gov.ru. 14.01.2015.
  22. Соглашение о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров 2000 г. // Бюл. междунар. договоров. N 7. 2002.
  23. Талалаев А.Н. Право международных договоров. М., 1980.
  24. Тиунов О.И., Каширкина А.А., Морозов А.Н. Международные межведомственные договоры Российской Федерации. М., 2008.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья О.И. Тиунова, А.А. Каширкиной, А.Н. Морозова "Статус международных межведомственных договоров Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", 2007, N 1.

  1. Тиунов О.И., Каширкина А.А., Морозов А.Н. Статус международных межведомственных договоров Российской Федерации. М., 2008.
  2. Усенко Е.Т. Правовая природа межведомственных связей стран - членов СЭВ // Сов. гос-во и право. 1972. N 6.