Мудрый Юрист

Споры о неделимом

Нечаева А.М., доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник сектора гражданского права и процесса Института государства и права РАН.

В статье затрагиваются вопросы, связанные с разрешением судом споров о месте жительства детей, чьи родители проживают раздельно. Конституционную основу этих споров составляет ст. 38 Конституции РФ. Обращается внимание на обстоятельства, позволяющие уравнять родительские права, несмотря на их неравный объем в случае разрешения спора.

Ключевые слова: родительские права, ребенок, место жительства, спор о праве, интересы несовершеннолетнего, решение суда, отказ в иске.

Disputes about indivisible

A.M. Nechaeva

Nechaeva A.M., doctor of law, professor, chief scientific researcher of sector of civil law and process of the Institute of state and law of RAS.

The article is focused on issues related to the consideration of disputes on the place of residence of children, whose parents live separately by the court. The constitutional basis for such disputes is art. 38 of the RF Constitution. The attention is paid to circumstances which allow to equal parental rights, in spite of their different scope in case of dispute settlement.

Key words: parental rights, child, place of residence, issue in law, interests of a minor, court's decision, dismissal of case.

Бесспорно к числу наиболее сложных относятся споры, связанные с определением места жительства детей при раздельном проживании родителей. При их рассмотрении судом нередко возникают проблемы не только правового, но и неправового характера, поскольку предмет спора - живое существо, ребенок, причем чаще всего единственный, который, как правило, безотносительно к своему возрасту испытывает привязанность к обоим родителям, чье расставание оставляет след иногда на всю жизнь. С другой стороны, обычно спорят любящие родители, не представляющие своей жизни без сына или дочери. Правда, не исключаются здесь и поползновения сугубо меркантильного свойства. Такова упрощенная схема подобных споров. Она таит в себе множество подводных камней, пройти мимо которых нужно наименее болезненным для несовершеннолетнего способом, соблюдая при этом требования семейного законодательства, учитывая особенности сложившейся ситуации. Говоря о них, надо сказать, что вопрос о том, с кем - отцом или матерью находиться ребенку, имеет свою историю. Известный ученый в области теории права прошлого Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что "русское законодательство не давало ответа на вопрос, с кем из родителей должен жить ребенок" <1>. Но поскольку "по этому законодательству мать ребенка ставится в неограниченное подчинение ее законному мужу, делается вывод: "в семейной жизни решающий голос принадлежит мужу; вопрос, при ком жить ребенку, связанный с воспитанием его, есть вопрос семейной жизни; следовательно, при ком жить ребенку, решается мужем" <2>. Однако "право на воспитание детей принадлежит отцу, доколе суд не признает, что ввиду особых обстоятельств польза детей требует воспитания их матерью" <3>. Что же касается нашего времени, то конституционную основу спора о месте проживания ребенка с одним из родителей составляет ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации, где сказано: "Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей". Это действительно так, ибо женщина, мать, и мужчина, отец, имеют одинаковое право на воспитание своих детей. И существующая многолетняя традиция отдавать предпочтение в споре матери не всегда себя оправдывает, поскольку происходящие в нашем обществе перемены не могли не сказаться на роли родителей в жизни ребенка. Во-первых, потому что стали проявлять себя нежелательные качества так называемой "женской эмансипации", во-вторых, мужчина не всегда в состоянии обеспечить свою семью, а потому женщине приходится трудиться вне дома. К тому же становится заметным то обстоятельство, что некоторые отцы не уступают по своим качествам как воспитатели. Неслучайно поэтому Верховный Суд России отнес к безусловной новости тот факт, что "люди в мантиях стали чаще доверять отцам, оставляя с ними детей" <4>. Когда же завершен судебный спор между родителями по поводу семейного воспитания их несовершеннолетних детей, ведущий к утрате непосредственного контакта одного из родителей с ребенком, положение дел меняется. Один из них становится обладателем усеченного, ограниченного права на семейное воспитание своего ребенка, которое восполняется правом на общение с ним, предусмотренное ст. 66 СК.

<1> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Выпуск I (по изданию 1910 - 1912 гг.). М., 1995. Т. 2. С. 320.
<2> Там же. С. 321.
<3> Там же.
<4> РГ. 2014. 30 сентября. N 222(6494).

Рассмотрение спора о месте жительства детей при раздельном проживании родителей касается случаев, когда родители на самом деле вместе не находятся. В противном случае судебное решение, определяющее место его проживания, теряет смысл. Более того, оно чревато нежелательными конфликтами, разборками между родителями и по поводу семейного воспитания. Однако не исключается ситуация, когда переезд по другому адресу очевиден, намечается на ближайшее время, что подтверждается документально. Сами по себе перспективные планы на переезд учитываться не могут, так как подлежит рассмотрению реально сложившаяся обстановка. При этом не имеет значения, состоялся развод родителей или нет, главное, чтобы они жили по разным адресам. Причем спор разрешается именно между родителями, даже если ребенок временно проживает в другом месте с кем-либо из родственников.

Суду предстоит разрешить спор не о воспитании, а о праве на воспитание. Что касается воспитания, то на этот счет Семейный кодекс дает лишь свои рекомендации, предусмотренные п. 2 ст. 65 СК. Они заключаются в том, что "все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей". Возникающие между ними разногласия, связанные с воспитанием детей, как правило, разрешаются в рамках семьи с помощью органов опеки и попечительства. Когда же они превращаются в серьезный, непреодолимый конфликт, который перерастает в спор о праве, с его разрешением судом, начинают действовать семейно-правовые нормы, предусматривающие те или иные родительские права и обязанности. Если спора между родителями по поводу определения места жительства ребенка нет, что случается при расторжении брака, то вряд ли суд может сам определить, с кем из родителей будут после развода проживать дети, ориентируясь при этом на п. 2 ст. 24 СК. Во-первых, из-за нежелания супругов затрагивать этот вопрос, поскольку у них еще нет ясности, что будет с детьми после развода. Во-вторых, они пока что преследуют единственную цель - прекратить свой брак. Вмешательство суда в их отношения, связанные с семейным воспитанием детей, есть неоправданное посягательство на их личную жизнь. Оно допустимо только тогда, когда несовершеннолетний в опасности, что требует применения мер защиты интересов ребенка, о чем предстоит информировать органы, на то управомоченные.

При разрешении спора о праве на воспитание суд учитывает правила педагогического характера. Именно они в первую очередь определяют позицию суда по спору. Информацию педагогического характера он получает главным образом от обязательного участника судебного процесса - органов опеки и попечительства, чье присутствие в процессе предусмотрено ст. 78 СК. Ее несоблюдение служит основанием для отмены судебного решения. Эти органы предоставляют свое заключение по спору, в котором главенствуют доводы сугубо педагогического свойства. Однако все вопросы, подлежащие выяснению органами опеки и попечительства, ставит суд. Причем эти органы не должны уходить от ответа, оставляя вывод по существу спора на усмотрение суда. Кроме того, Верховный Суд Российской Федерации в своем Обзоре практики разрешения споров, связанных с воспитанием детей за период 2008 - 2010 гг. <5>, подчеркнул, что участие органов опеки и попечительства в судебном процессе по спору об определении места жительства детей при раздельном проживании их родителей не зависит от того, в каком качестве они выступают (как стороны или в роли государственного органа, компетентного дать заключение по спору). К числу неопределенных относится вопрос о получении одного или нескольких заключений органов опеки и попечительства (по месту нахождения истца и месту проживания ответчика). На наш взгляд, есть прямой смысл иметь одно заключение по месту рассмотрения спора, что исключит возможность появления разных, подчас противоречивых суждений по спору. Что же касается материалов, добытых по месту жительства ответчика, достаточно для полноты картины приобщить их к делу, находящемуся в суде, рассматривающем спор.

<5> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 7.

Своеобразие спора об определении места жительства детей в том, что главным действующим лицом в подобном деле все-таки является несовершеннолетний, который благодаря Конвенции о правах ребенка стал обладателем принадлежащих ему прав. Одно из них, имеющее прямое отношение к спору, заключается в его праве выражать свое мнение, правовую основу которого составляет ст. 12 Конвенции о правах ребенка, где сказано: "Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка". И далее: "С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого служебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства" <6>. В Российской Федерации в развитие данного положения действует ст. 57 Семейного кодекса, которая так и называется - "Право ребенка выражать свое мнение", следующего содержания: "Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства", что приобретает особый смысл при рассмотрении споров о месте нахождения несовершеннолетнего, чьи родители уже вместе не проживают. Поэтому суду предстоит выяснить, с кем из родителей он хочет оставаться. При этом возникает три вопроса. Первый: что заслуживает внимания суда. Согласно ст. 57 СК сюда относятся возникающие в семье любые вопросы, затрагивающие интересы ребенка. Их выбор осуществляет суд, ориентируясь на сложившуюся ситуацию. Второй: с какого возраста мнение несовершеннолетнего по спору о месте жительства обязательно. Прямого ответа на этот вопрос Семейный кодекс не дает. Он причисляет к обязательным условиям правоприменения только ситуации, когда речь идет об изменении имени и фамилии ребенка, восстановлении в родительских правах, усыновлении, изменении имени, отчества, фамилии усыновленного, записи усыновителей в качестве родителей усыновленного, изменении имени, отчества, фамилии усыновленного после отмены усыновления, передаче под опеку (попечительство). Данный перечень относится к числу закрытых. Пункт 3 ст. 65 СК, предусматривающий споры о месте жительства несовершеннолетних, сюда не входит. Однако общая часть ст. 57 СК не просто позволяет выявлять его точку зрения по спору, но и совершать эту процедуру по достижении несовершеннолетним десятилетнего возраста, который ассоциируется с обретением ребенком способности дать ответ на вопрос, с кем из родителей он хочет находиться постоянно. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, ориентирует на выявление мнения ребенка по подобного рода спору тогда, когда он достиг десяти лет <7>. Вместе с тем в исключительных случаях допустимо выявление органами опеки и попечительства косвенным образом желания несовершеннолетнего более раннего возраста.

<6> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 45. Ст. 955.
<7> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 7.

Третий вопрос касается места выявления намерений ребенка, на который нет однозначного ответа. Его позиция по спору обязательно определяется органами опеки и попечительства при подготовке заключения по спору еще до суда. Что же касается уже начавшегося процесса, то согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей", если при разрешении спора судом будет признано необходимым опросить ребенка в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу, то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде <8>. И все-таки лучше, на наш взгляд, ограничиться опросом органами опеки и попечительства в удобном на их взгляд месте, но не в суде. Опрос в суде даже в присутствии педагога, воспитателя все равно в той или иной мере наносит несовершеннолетнему травму, которая не становится меньше в ожидании судебного процесса. Кроме того, выяснение мнения ребенка вне рамок судебного процесса вряд ли нарушает п. 1 ст. 67 ГПК РФ, посвященный оценке доказательств, где сказано: "Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств". Во-первых, потому, что гражданско-процессуальная природа мнения несовершеннолетнего по спору не всегда отличается ясностью, а потому трудно сказать, применимы ли здесь общепринятые процессуальные правила. Во-вторых, процедура его опроса осуществляется не непосредственно, а с участием посредника - педагога, воспитателя. В-третьих, такой опрос требует наличия профессиональных, педагогических знаний. И, наконец, в-четвертых, интересующие суд сведения могут быть получены и путем использования, например, систем видеоконференц-связи, то есть с отступлением от п. 1 ст. 67 ГПК РФ. Другими словами, выяснение мнения ребенка по спору о месте его проживания с одним из родителей во всех случаях только органами опеки и попечительства не влечет за собой нарушения гражданско-процессуального законодательства. Вместе с тем следует учесть, что, по мнению Верховного Суда РФ, выраженному в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, мнение ребенка не всегда является определяющим при принятии решения судом <9>.

<8> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 7.
<9> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7. С. 33.

Заложенное природой желание ребенка иметь обоих родителей нашло свое отражение в ч. 1 ст. 9 Конвенции о правах ребенка, где сказано: "Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию". Вот почему так важно на всех этапах рассмотрения подобного спора принять меры к примирению родителей. Тем более, что обычно разного рода проблемы, связанные с семейным воспитанием детей, возникают не сразу и тотчас превращаются в спор о праве. Семейный кодекс предлагает для устранения конфликта по поводу семейного воспитания обратиться как в органы опеки и попечительства, так и в суд (п. 2 ст. 65 СК). Есть прямой смысл начать с обращения в эти органы. Тем более, что Семейный кодекс (п. 2 ст. 65) позволяет начать и с обращения в суд, что не означает, что для разбирательства спора судом обязательно предварительное его рассмотрение органами опеки и попечительства. Существует довольно много вариантов мирного разрешения возникших разногласий, когда можно будет обойтись и без суда. Один из них заключается в возможности заключить соглашение еще до обращения в суд или до совершения такого шага, как предъявление иска об определении места жительства ребенка с одним из родителей. Когда же такой иск предъявлен, то суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству может и, на наш взгляд, должен сосредоточить свои усилия на примирении сторон ради соблюдения интересов детей. В то же время Гражданско-процессуальный кодекс допускает возможность смягчения положения несовершеннолетнего, оказавшегося между двух огней, на этот счет п. 6.1 ст. 152 ГПК предусматривает, что "при рассмотрении споров о детях по требованию родителей (одного из родителей) в предварительном судебном заседании суд с обязательным участием органа опеки и попечительства вправе определить место жительства детей и/или порядок осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения". По данным вопросам выносится определение при наличии положительного заключения органа опеки и попечительства с обязательным учетом мнения детей. При наличии обстоятельств, свидетельствующих, что изменение фактического места жительства детей на период до вступления в законную силу соответствующего судебного решения противоречит интересам детей, суд определяет местом жительства детей на период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места жительства фактическое место жительства детей. Введение подобного правила имело своей целью создать ситуацию, во-первых, способствующую мирному урегулированию спора. Во-вторых, смягчить для несовершеннолетнего ситуацию, связанную с удовлетворением иска. Результатом усилий по примирению сторон может стать отказ от иска, признание иска ответчиком, мировое соглашение в соответствии со ст. 173 ГПК. Но если при расторжении брака в судебном порядке при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака суд вправе принять меры к примирению супругов, то при рассмотрении спора раздельно проживающих родителей о месте жительства детей желательно, чтобы усилия суда по их применению носили обязательный характер. Тем самым суд выполнит еще одну свою миссию, заключающуюся в защите прав детей, оказавшихся в сложной, нежелательной ситуации, способной причинить им неизмеримый вред.

При знакомстве с особенностями спора о месте жительства детей при раздельном проживании родителей возникает вопрос, не является ли данный спор делом сугубо личным, не требующим государственного вмешательства в дела семейные. Между тем такое вмешательство явно существует. Оно продиктовано тем, что эти споры имеют важную социальную направленность, тесно связаны с миссией государства по защите прав несовершеннолетних граждан, не имеющих в большинстве случаев возможности самостоятельно себя защищать, тогда как их интересы не всегда совпадают с интересами их законных представителей - родителей, на что обращается внимание в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей <10>. И тогда им на помощь приходит государство, которое, во-первых, делает обязательным участие в таких спорах органов опеки и попечительства. Во-вторых, закрепляет в законе - п. 3 ст. 65 СК РФ - обстоятельства, которые надлежит учитывать суду, если родители не достигли соглашения до рассмотрения заявленного иска. В их перечень прежде всего входят интересы детей - понятие, которое пронизывает все соответствующие разделы Семейного кодекса. Но легального определения данного словосочетания здесь нет. На наш взгляд, под интересами несовершеннолетних следует понимать их потребность в благоприятных условиях своего развития. С возрастом она, естественно, меняется, становится более или менее осознанной. Но в любом случае обеспечение интересов ребенка входит в число первоочередных обязанностей родителей. Поэтому качество их соблюдения оценивается сквозь призму выполнения (невыполнения) родительских обязанностей. Пункт 3 ст. 165 СК предлагает при рассмотрении дела учитывать также привязанность ребенка к каждому из родителей. При этом важно иметь представление о причинах ее возникновения, не есть ли она результат использования подкупа несовершеннолетнего, применения антипедагогических приемов воспитания, особенно в период возникновения и разрешения спора. Когда же привязанность к каждому из родителей продиктована естественными чувствами, ее роль может предопределить судьбу иска. Что же касается привязанности к братьям и сестрам, то надо полагать, что речь идет о родных, особенно тех, с кем ребенок общался постоянно, когда они проживали в одной семье. Заслуживающими внимания суда Семейный кодекс считает и нравственные и иные качества родителей, которые приобретают особый смысл в наше время, когда делается крен в сторону приоритета деловых качеств родителя, его более высокой материальной обеспеченности. На этот счет в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" имеется указание: следует "иметь в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя" <11>. Эта же мысль нашла подтверждение в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей <12>. Что же касается отношений, существующих между каждым из родителей и ребенком, то они определяются прежде всего наличием или отсутствием привязанности ребенка к одному из родителей, а также тонкостями психологического характера, которые обнаруживают себя, что требует назначения в случае необходимости экспертизы, проводимой по назначению суда.

<10> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7. С. 29.
<11> Бюллетень Верховного Суда РФ 1998. N 7 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда от 06.02.2007).
<12> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

Часть вторая п. 3 ст. 65 СК предлагает суду учитывать при разрешении споров возможность каждой из сторон создать условия для воспитания и развития несовершеннолетнего, о котором спорят. Тем самым Семейный кодекс как бы обобщает всю сумму вопросов, подлежащих выяснению. Вместе с тем он их расшифровывает, включая сюда род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей, и др. Род деятельности и режим работы каждого из родителей подчас объясняет участие или, наоборот, неучастие в семейном воспитании детей, что может быть вызвано как объективными, так и субъективными причинами. Одно дело, когда один из них пренебрегает своим правом на личное право воспитывать своих детей, передает его полностью другим лицам, другое - когда он использует чью-либо помощь в воспитании, сохраняя при этом постоянную личную связь с несовершеннолетним, принимает участие в его жизни. Когда же речь идет о семейном положении каждой из спорящих сторон, то вряд ли можно пройти мимо нежелания членов новой для ребенка семьи видеть его рядом с собой или безразличия к вредным привычкам того, с кем предстоит постепенно общаться несовершеннолетнему.

Таким образом, государство, используя Семейный кодекс, формируя правила, способные сказаться на решении суда, осуществляет свое участие в делах, связанных со спорами относительно определения места жительства детей при раздельном проживании их родителей. Но поскольку предлагаемый п. 3 ст. 65 СК перечень обстоятельств, подлежащих учету, относится к числу открытых, он дополняется еще более подробным, призванным облегчить разрешение подобного рода споров, приблизить его к интересам ребенка. Сюда Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, относит вопросы, связанные с:

<13> Там же.

Столь подробный перечень ориентирует на необходимость выявления множества юридически значимых для соблюдения интересов ребенка обстоятельств. Но и он не является исчерпывающим. Вместе с тем данный перечень свидетельствует о сложности со всех точек зрения споров о месте жительства детей при раздельном проживании родителей, что не освобождает суд от необходимости выносить мотивированное решение, даже если рассматриваются одновременно два иска: о расторжении брака и о месте нахождения ребенка.

Список использованной литературы

  1. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Выпуск I (по изданию 1910 - 1912 гг.). М., 1995. Т. 2. С. 320.