Мудрый Юрист

Результирующая доверительная собственность. Основания возникновения и правовые признаки

Беневоленская Злата Энгельсиновна, главный специалист инвестиционно-строительной компании, кандидат юридических наук.

Статья посвящена анализу оснований возникновения одного из наиболее распространенных видов доверительной собственности (trust) - результирующей доверительной собственности - на основе классической и новейшей научной англоязычной литературы. Ранее различные виды доверительной собственности рассматривались в статьях настоящего автора (см.: Предпринимательское право, 2014, N 1, 3). В данной статье параллельно с анализом оснований возникновения результирующей доверительной собственности раскрывается ее главное содержание - возврат имущества учредителю. В статье также описываются судебные прецеденты, впервые переведенные на русский язык.

Ключевые слова: результирующая доверительная собственность, возвращение имущества учредителю, явно выраженная доверительная собственность.

Resulting Trust Ownership: Reasons of Creation and Legal Attributes

Z.E. Benevolenskaya

Benevolenskaya Zlata E., Chief Specialist of the investment and building company, Candidate of Legal Sciences.

The article is devoted to the analysis of the grounds of resulting trust - one of the most widespread kinds of trust. The article is based on classic and modern scientific literature in English. Earlier different kinds of trust were considered in the articles of the present author (see Predprinimatel'skoie pravo, 2014, No. 1, 3). In this article, along with an analysis of reasons of occurrence of the resulting trust disclosed its main content - returning property to the settlor. In the article the judicial precedents also are described, which are translated into Russian for the first time.

Key words: resulting trust, returning of the property to the settlor, express trust.

Самой общей классификацией видов доверительной собственности по праву Великобритании является разделение на явно выраженную доверительную собственность (express trust) и подразумеваемую доверительную собственность (implied trust) <1>. В свою очередь, подразумеваемая доверительная собственность в самом общем виде подразделяется на конструктивную доверительную собственность и результирующую доверительную собственность (соответственно constructive trust и resulting trust).

<1> M. Haley. Equity and Trusts. L., 2010. P. 19.

Рассуждая о природе результирующей доверительной собственности, Ч. Вебб и Т. Аккау пишут <2>, что важен вопрос терминологии. Образец типичной модели результирующей доверительной собственности состоит, например, в следующем: A передает имущество B и B содержит это имущество на условиях доверительной собственности в пользу A. "Resulting trust", - пишут авторы - это "имущество, возвращающееся назад" ("jumping back <3>"). Право бенефициария состоит в том, чтобы получить назад ранее переданное имущество.

<2> Ch. Webb, T. Akkouh. Trusts Law. N.Y., 2008. P. 184.
<3> Ibid.

М. Хейли пишет: "Результирующая доверительная собственность - это вид подразумеваемой доверительной собственности, которая возникает в силу действия закона" <4>. Соответственно, в случае возникновения результирующей доверительной собственности она не создается явно выраженным намерением учредителя доверительной собственности, и нет формальных требований к такому созданию. Если следовать речи Лорда Брауна-Вилкинсона в деле Westalentsche Landesbank v. Islington LBC (1996), то современный взгляд на результирующую доверительную собственность возникает в двух контекстах:

<4> M. Haley. Equity and Trusts. L., 2010. P. 19.

Разновидности результирующей доверительной собственности возникают из следующих обстоятельств:

1. Признание недействительным или аннулирование заявления о провозглашении доверительной собственности

В тех случаях, когда имущество передается лицам с намерением, что они будут действовать в качестве доверительных собственников, возможно признание недействительным провозглашения намерения создать доверительную собственность; причем недействительным признается сам способ, которым все права бенефициариев содержатся на условиях доверительной собственности, что влечет за собой последствие, что все имущество содержится на условиях результирующей доверительной собственности в пользу учредителя. В деле Vandervell v. IRC (1967) право бенефициария на опцион перепродажи акций не было признано действительной сделкой. Было установлено, что результирующая доверительная собственность на право опциона возникла в пользу учредителя доверительной собственности. Право бенефициария не осталось какому-либо лицу, и не считалось, что это право прекратилось.

2. Признание недействительной или аннулирование доверительной собственности

Такая ситуация складывается по разным причинам:

В соответствии с этим, когда лицо, передающее имущество, является субъектом условия, которое не достигнуто, результирующая доверительная собственность сопровождает возврат имущества лицу, его передавшему.

Ключевыми судебными прецедентами в данной области признания недействительной или аннулирования доверительной собственности являются дело Re Diplock (1951) и дело Re Atkinson's will Trusts (1978). В деле Re Diplock (1951) отчуждался остаток имущества по завещанию "в целях, которые доверительные собственники сочтут благотворительными". Это не была исключительно благотворительная доверительная собственность и, следовательно, была частная доверительная собственность, цель которой не была достигнута. Указанное имущество вернулось к имуществу учредителя и не могло быть истребовано алчными родственниками.

В деле Re Atkinson's Will Trusts (1978) неопределенность состояла в том, что остающееся завещанное имущество должно было быть разделено "между такими героическими личностями, с которым общался я или мои доверительные собственники при моей жизни". Поскольку таких лиц выявлено не было, возникла результирующая доверительная собственность.

3. Признание недействительным или аннулирование исполнения в натуре (реального исполнения)

К этой категории относятся случаи, где лицо, передающее имущество (отчуждатель), планирует, что имущество вернется к нему, если не будет оговорена специальная цель. В деле Barclays Bank v. Quistclose Investments LTD (1970) Квистклоуз уплатил деньги Роллс Рейзор на условиях, что денежные средства будут использованы исключительно для специальной цели (например, уплаты дивидендов держателям акций) и что эти денежные средства будут обособлены на специальном счете. Роллс Рейзор обанкротился до того, как дивиденды были выплачены. Палата лордов установила безотносительно к участвующим лицам, что деньги, уплаченные Квистклоуз, являлись деньгами, находящимися на условиях результирующей доверительной собственности в пользу Квистклоуз, на основании того, что цель, для которой денежные средства были уплачены, не вошла в юридическую силу.

4. Неистощимый доход бенефициария

Различные выводы возникают в различном контексте. Важно понять, является ли доверительная собственность частной или благотворительной по своей природе и возникает ли она из желания определенных лиц, выполняющих определенные публичные цели, или в случае расформирования неинкорпорированной ассоциации или ликвидации пенсионного фонда.

Ключевым прецедентом в данной области является дело Re Cochrane (1955). В деле Re Cochrane (1955) было подписано брачное соглашение, согласно которому муж и жена совместно владели имуществом. Существо соглашения состояло в том, что жена сохраняет права на доход только в том случае, если она продолжает проживать с мужем. Если один из супругов умирает, другой получает имущество полностью. Проблема возникла, когда жена покинула мужа и вскоре после этого он умер. Было установлено, что результирующая доверительная собственность возникла на доход от имущества в пользу учредителей пропорционально вкладу каждого. Судья Харманн описал результирующую доверительную собственность таким образом: "Последнее средство, к которому прибегает право в случае, когда составитель документа допустил грубую ошибку или промах в распределении того, что предопределил распределить".

5. Основополагающие прецеденты

Главное правило результирующей доверительной собственности состоит в том, что она возникает в отношении излишка или избытка тогда, когда цели доверительной собственности уже достигнуты. Не возникает результирующая доверительная собственность в том случае, если документ об учреждении доверительной собственности недвусмысленно исключает возможность образования излишков или же предусматривается, что некоторое иное лицо получит указанное имущество в качестве бенефициария (Westdeutsche Landesbank Girozentrale v. Islington LBC (1996)).

Ключевой иллюстрацией правила излишка являются дела Re Trusts of The Abbott Fund (1900), Re Andrews Trust (1905) и Re Osoba (1979).

В деле Re Trusts of The Abbott Fund (1900) доктор Фосетт собрал сумму денег путем публичной подписки, для того чтобы помочь двум глухонемым женщинам. Не было сделано никакой оговорки, каким образом распределить излишек средств. После того, как обе женщины умерли, судья Стирлинг установил, что денежные средства, собранные по подписке, не сопровождались намерением передать женщинам абсолютный дар, и, таким образом, возникла результирующая доверительная собственность в пользу лиц, которые давали деньги по подписке.

В деле Re Andrews Trust (1905) деньги были собраны по подписке покойным священником "для и в отношении" образования маленьких детей. По завершении образования дети были управомочены на получение всех денег в равных долях. Суд придал более широкий возможный смысл слову "образование" и установил, что превосходящая цель облагодетельствования детей еще может быть достигнута.

В деле Re Osoba (1979) имущество было отчуждено наследодателем своей жене "для обучения моей дочери Эбиолы вплоть до получения университетской степени". Дочь получила образование, и остался излишек. Было установлено, что дочь уполномочена на завещанное имущество.

Отсылка к "образованию" была просто объяснением мотивов завещания. Судья Мегарри отметил, что в том случае, если бенефициарий жив, суд вынужден объединить все источники дохода.

6. Фонды на случай несчастья

В деле Gillingham Bus Disaster Fund (1958) фонд был основан исходя из опасностей и несчастных случаев, происходящих в автобусных авариях. Денежные средства были собраны для выживших, но понесших ущерб лиц, которые являлись морскими кадетами. Правительство позже заявило, что возьмет на себя ответственность за благосостояние кадетов, и, таким образом, цель фонда стала недействительной. Было установлено, что излишние денежные средства должны быть возвращены подписчикам. Если же вкладчик (даритель) не мог быть найден, денежные средства в качестве бесхозного имущества переходили Короне.

Символичен также случай Re West Sussex Constabulary's Trust (1971). В этом деле деньги были получены от дарителей, положены в ящик и потрачены на представления и увеселительные программы с целью использовать доход в пользу вдов и иждивенцев погибших служащих полиции Суссекса. Было установлено, что деньги являются основой деятельности неинкорпорированной ассоциации, которая случайно прекратила свою деятельность, оставив после себя излишки денежных средств. Было установлено, что:

7. Неинкорпорированные ассоциации

В отличие от компаний, неинкорпорированные ассоциации имеют недостаток в том, что они не имеют статуса юридического лица и не могут владеть имуществом от своего имени. Вследствие этого возникают трудности с определением, на каком праве неинкорпорированные ассоциации владеют имуществом и что происходит с имуществом при ликвидации такой ассоциации. Эти вопросы имеют три ответа в виде следующих конструкций:

a) подход с помощью результирующей доверительной собственности. Результирующая доверительная собственность, как предполагается, возникла в деле Re Printers and Transferrers Amalgamated Trades Protection Society (1899), где нераспределенные Фонды общества были перераспределены на принципах результирующей доверительной собственности. Распределение было произведено в соответствии с суммами, вложенными в фонд существующими членами. Этому же принципу последовали в деле Re Hobourn Aero Components Limited's Air Raid Disaster Fund (1946), где было установлено, что каждый вкладчик в фонд для помощи в несчастных случаях был уполномочен на доход в излишке на условиях результирующей доверительной собственности в пропорции к сумме вклада, но подчинение этому регулированию основывалось на том, что распределение средств между вкладчиками лишало средств фонд. Этот подход впоследствии больше не применялся;

b) Bona vicantia (бесхозяйное имущество). Излишек имущества может отойти к Короне как бесхозяйное имущество. В деле Cunnack v. Edwards (1895) были сделаны финансовые вложения в общество для того, чтобы осуществлять ежегодные выплаты в пользу вдов умерших членов общества; эти вклады рассматривались как дар. После ликвидации общества не осталось никого, кому излишек мог бы принадлежать на условиях результирующей доверительной собственности. Члены общества в прошлом получили все, на что они были управомочены, а излишек отошел к Короне как бесхозяйное имущество. Конструкция бесхозяйного имущества применяется к вымирающим обществам (т.е. к таким, где все члены умерли или же умерли все, кроме одного члена);

c) теория контрактного держательства (холдинга). Денежные средства могут быть распределены между членами в соответствии с теорией контрактного держательства (холдинга). Первый пример этого дан в деле Re Bucks Constabulary Fund (No. 2) (1979), где судья Волтон установил, что при распределении имущества после ликвидации общества или фонда можно руководствоваться условиями договора между членами. Судья Волтон сказал, что не видит какой-либо роли результирующей доверительной собственности для остатков имущества. В тех случаях, когда правила ассоциации отсутствовали, что могло случиться при ее расформировании, или не были прописаны правила ликвидации ассоциации, существует презумпция распределения между действующими членами в равных долях. Современная тенденция трактует права членов ассоциации на основе контрактной природы отношений, без возложения на членов ассоциации конструкции результирующей доверительной собственности: Re Recher (1972);

d) излишки пенсионных фондов. В деле Davis v. Richards and Wallington Industries Ltd (1990) судья Скотт признал прекращающимся пенсионный фонд, который состоял из следующих специфических источников: взносы работников, взносы работодателей и поступление денежных средств из других фондов.

Принимая во внимание переплаты работодателей, судья заметил, что эти средства должны быть возвращены на условиях результирующей доверительной собственности. Вопреки этому вложения наемных работников должны быть в качестве бесхозяйного имущества перечислены Короне. Судья Скотт признал, что тот факт, что сторона соглашения получила все по сделке, является решающим аргументом, что в данном случае нет речи о результирующей доверительной собственности. Он сделал вывод, что в данном случае не может быть результирующей доверительной собственности в пользу наемных работников, потому что не увидел окончательной работающей схемы распределения излишков от вкладов между различными классами наемных работников. В деле Air Jamaica v. Charlton (1979) тем не менее лорд Милетт не одобрил подход в деле Дэвиса (предыдущее дело) и сделал заключение, что невозможно сказать, что члены фонда, где они были стороной сделки, получили все и результирующая доверительная собственность на излишки для нанимателей и наемных работников в равной степени возникла. Все они были управомочены на остатки имущества пропорционально их вкладам.

Есть авторы, которые отождествляют подразумеваемую и результирующую доверительную собственность <5>. Дж.В. Китон пишет, что роль суда заключается в придании юридической силы подразумеваемой и результирующей доверительной собственности, выполняя тем самым презюмируемое намерение учредителя, в то время как в конструктивной доверительной собственности суд возлагает обязанности доверительной собственности на стороны, безотносительно к их намерениям, реальным или презюмируемым, и действует иногда в противоречии с их намерениями (Keech v. Sandford (1726)).

<5> Keeton G.W. The Law of Trusts. L., 1963, p. 143.

Различия между явно выраженной и подразумеваемой доверительной собственностью заключаются, в сущности, в одном значении. Как сказал Ф.Г. Мейтленд, трудно провести демаркационную линию между ними, и в каждом случае важность этого различия разная. Главным различием между явно выраженной и подразумеваемой доверительной собственностью является то, что для возникновения явно выраженной доверительной собственности важны действия сторон, а подразумеваемая доверительная собственность возникает в силу действия закона.

Отождествляя презюмируемую и результирующую доверительную собственность, Дж.В. Китон пишет, что в обоих случаях суд смотрит на презюмируемое намерение учредителя.

Литература

  1. Keeton G.W. The Law of Trusts. L., 1963.
  2. Ch. Webb, T. Akkouh. Trusts Law. N.Y., 2008.
  3. Haley M. Equity and trusts. L.: Sweet and Maxwell, 2010.
  4. Hudson A. Equity and Trusts. N.Y.: Routledge-Cavendish, 2010.
  5. Meagher R.P., Heydon J.D., Leeming M.J. Equity. Doctrines and Remedies. Australia: Lexis-Nexis Butterworths, 2002.
  6. Mitchell Ch. Trust and Equitable Remedies. L.: Thomson Reuters Ltd, 2010.
  7. Moffat G., Bean G., Probert R. Trusts Law. N.Y.: Cambridge University Press, 2009.
  8. Oakley A.J. Parker & Mellows: The Modern Law of Trusts.
  9. Parker D.B., Mellows A.R. The Modern Law of Trusts. L., 1983.
  10. Pearce R., Stevens J., Barr W. The Law of Trusts and Equitable Obligations. N.Y.: Oxford University Press, 2010.
  11. Penner J.E. The Law of Trusts. N.Y.: Oxford University Press, 2004; reprinted in Great Britain. Norfolk, 2005.
  12. Thomas G. and Hudson A. The Law of Trusts. N.Y.: Oxford University Press, 2004.
  13. Virgo G.V., Burn G.H. Trust and trustees. Seventh edition. N.Y.: Oxford University Press Inc., 2008.