Мудрый Юрист

Уклонение от уплаты таможенных платежей по законодательству стран - участниц таможенного союза: проблемы унификации законодательства

Урда Маргарита Николаевна, доцент кафедры уголовного права Юго-Западного государственного университета, доцент, кандидат юридических наук.

Данная статья посвящена проблеме унификации состава таможенного преступления, предусматривающего ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей в национальном законодательстве стран - участниц Таможенного союза. Решение этой проблемы обусловлено необходимостью выполнения странами - участницами Таможенного союза взятых на себя обязательств по внесению изменений в свое национальное законодательство, предусматривающее уголовную и административную ответственность за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза, законодательства стран - участниц Союза; а также приведения к единообразному определению противоправности таких деяний.

Ключевые слова: унификация, таможенные платежи, противоправность, таможенное законодательство, ответственность.

Evasion of Customs Duties under the Laws of the Customs Union Member Countries: Problems of Legislative Unification

M.N. Urda

Urda Margarita N., Assistant Professor of the Department of Criminal Law in Southwest State University, Assistant Professor, Candidate of Legal Sciences.

This article is devoted to the problem of unification of the Customs offense, provides for liability for evasion of customs payments in the national legislation of the Customs Union. The solution to this problem is caused by the need to perform these countries commitments to amend their national legislation providing for criminal and administrative responsibility for violation of the customs legislation of the Customs Union, the laws of the member states of the Treaty, as well as bringing to a uniform definition of the wrongfulness of such acts.

Key words: unification, customs payments, wrongfulness, customs legislation, responsibility.

В условиях интеграционных процессов, происходящих на постсоветском пространстве (имеется в виду прежде всего создание Таможенного союза, предусматривающего единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер), особую актуальность приобретает проблема унификации охранительного законодательства, предусматривающего, среди прочего, уголовную ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей.

По данным таможенных органов Российской Федерации, доля этого преступления от общего количества выявленных преступных посягательств в сфере внешнеэкономической деятельности неуклонно растет. Если в 2012 г. этот показатель составлял 14%, в 2013 г. - 20%, то в первом полугодии 2015 г. он достиг уже 29% <1>. Думается, что темпы роста указанного преступного посягательства сохранятся и в дальнейшем.

<1> Показатели правоохранительной деятельности таможенных органов Российской Федерации // Официальный сайт ФТС России. URL: http://www.customs.ru/.

Обусловлено это не только и не столько либерализацией внешнеэкономической деятельности, сколько отсутствием четкой, взвешенной и согласованной политики государств - участников Таможенного союза в вопросах противодействия преступным посягательствам в таможенной сфере.

В 2010 г. страны - участницы Таможенного союза заключили рамочный Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств - членов Таможенного союза <2>, в котором взяли на себя обязательства по принятию мер по внесению изменений в свое национальное законодательство, предусматривающее уголовную и административную ответственность за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза, законодательства стран - участниц Договора, а также приведению к единообразному определению противоправности таких деяний. Указанный нормативный акт, по существу, носит декларативный характер и не содержит конкретных мер, направленных на достижение заявленной цели.

<2> СЗ РФ. 2012. N 32. Ст. 4476.

Как нам представляется, отправной точкой в унификации законодательства стран - участниц Таможенного союза должен стать сравнительно-правовой анализ существующих средств борьбы с правонарушениями в данной области, в том числе и с уклонением от уплаты таможенных платежей.

Итак, рассматриваемое преступное посягательство получило закрепление в ст. 194 УК России, ст. 210 УК Кыргызстана <3>, ст. 236 Казахстана <4>, ст. 231 УК Белоруссии <5>, ст. 205 УК Армении <6>.

<3> Уголовный кодекс Кыргызстана (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.07.2015) // Информационная система "Параграф". URL: http://online.adviser.kg/Document/?link_id=1000871624.
<4> Уголовный кодекс Республики Казахстан от 9 июля 2014 г. // URL: http://online.zakon.kz.
<5> Уголовный кодекс Республики Беларусь (в ред. от 28.04.2015) // Законодательство стран СНГ. URL: http://base.spinform.ru/show_docfwx?rgn=1977.
<6> Уголовный кодекс Республики Армения // URL: http://www.parliament.am/.
  1. Способ совершения рассматриваемого преступления:

а) не раскрывается (УК России, УК Белоруссии, УК Казахстана);

б) раскрывается в диспозициях соответствующих норм (УК Кыргызстана, УК Армении).

Так, УК Кыргызстана в качестве способов уклонения от уплаты таможенных платежей определяет: непредставление документов для исчисления платежей или уничтожение их, включение в документы для исчисления платежей заведомо искаженных данных, а также сокрытие других объектов налогообложения.

УК Армении способами совершения рассматриваемых преступлений признает: включение в бухгалтерские книги или иные документы, считающиеся основанием для налогообложения, заведомо искаженных данных.

В доктринальных источниках в качестве наиболее распространенных способов совершения рассматриваемого преступления называются: представление в документах, необходимых для осуществления таможенных операций, недостоверной информации по вопросам таможенной стоимости товаров или страны их происхождения; представление в таможенной декларации иных недостоверных сведений, создающих возможность освобождения от таможенных платежей или уменьшения их размера; злоупотребление предоставленным таможенным законодательством правом на возврат уплаченных таможенных платежей без надлежащих оснований путем представления таможенному органу недостоверных сведений, содержащихся в соответствующих документах; неуплата без уважительных причин определенных таможенным законодательством Таможенного союза или таможенными органами России в пределах их полномочий таможенных платежей в установленном порядке, а равно в соответствующих размерах и в соответствующие сроки; представление заведомо подложных финансовых документов об уплате таможенных платежей либо подтверждающих обеспечение их уплаты <7>.

<7> См.: Скачко А.В. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, в интерпретации действующей ст. 194 УК РФ: бесспорно позитивные и спорные новеллы // Российский следователь. 2013. N 20. С. 24; Карпович О.Г. Преступления, посягающие на государственные финансы и финансовый контроль // Таможенное дело. 2011. N 1. С. 32.

Таким образом, описание способов совершения рассматриваемого деяния в уголовном законодательстве Кыргызстана и Армении необоснованно сужает спектр действия рассматриваемой нормы, поэтому отказ от описания способов уклонения от уплаты таможенных платежей в диспозиции нормы, на наш взгляд, более предпочтителен.

  1. В качестве предмета посягательства называются:

а) только таможенные платежи (УК России, УК Белоруссии, УК Кыргызстана);

б) иное (УК Казахстана, УК Армении).

Раскрывая признаки предмета, казахский законодатель пошел по пути перечисления видов таможенных платежей, уклонение от уплаты которых составляет суть рассматриваемого преступного посягательства. Это таможенные пошлины, налоги, таможенные сборы или другие таможенные платежи.

Такое перечисление представляется излишним, поскольку перечень таможенных платежей исчерпывающим образом сформулирован в регулятивном законодательстве. Статья 70 Таможенного кодекса Таможенного союза к таможенным платежам относит: 1) ввозную таможенную пошлину и вывозную таможенную пошлину; 2) налог на добавленную стоимость, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза; 3) акцизы, взимаемые при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза; 4) таможенные сборы.

Принципиально иной подход к криминализации рассматриваемого деяния обнаруживает армянское законодательство. В отличие от других участников Таможенного союза армянский законодатель уравнивает уголовно-правовое значение уклонения от уплаты таможенных платежей и уклонения от уплаты налогов, пошлин и иных обязательных платежей, установив ответственность за их совершение в рамках одного состава.

Данное обстоятельство объясняется тем, что в литературе нет единого мнения относительно причисления рассматриваемых преступлений к той или иной группе исходя из группового объекта. Одни авторы определяют данный состав как финансовое преступление <8>, другие - как таможенное <9>.

<8> См.: Лапшин В.Ф. Финансовые преступления / под ред. д.ю.н., проф. Л.Л. Кругликова. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 28; Трунцевский Ю.В., Петросян О.Ш. Экономические и финансовые преступления: учебное пособие. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. С. 14.
<9> См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб.: Юридический центр "Пресс", 2002. С. 386; Тюнин В.И. Преступления в сфере экономической деятельности: учебно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 284.

Не вдаваясь в дискуссию по существу, мы полагаем целесообразным рассматривать данный состав как таможенное преступление, исходя прежде всего из необходимости унификации охранительного законодательства, устанавливающего ответственность за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства стран-участниц. В этой связи вполне оправданным представляется криминализация уклонения от уплаты таможенных платежей вне связи с криминализацией налоговых преступлений.

  1. Условием наказуемости во всех случаях является крупный размер неуплаченных таможенных платежей. Однако подход к его исчислению в законодательстве стран - участниц Таможенного союза различен. Уголовный закон Кыргызстана использует для этих целей понятие "расчетный показатель", Белоруссии - "базовая величина", Армении - "размер минимальной заработной платы, установленной на момент совершения преступления", Казахстана - "месячные расчетные показатели".

Поскольку условие наказуемости является конструктивным признаком рассматриваемого преступления, то подход к его определению должен быть единым для всех участников Таможенного союза.

Думается, что эта проблема может быть решена за счет создания наднациональной валюты в рамках Таможенного союза - эта идея в настоящее время активно обсуждается на уровне глав государств Таможенного союза <10>. К слову сказать, необходимость в унификации таможенных правонарушений является дополнительным аргументом в пользу создания такой валюты.

<10> Единая валюта ЕврАзЭС не за горами // URL: http://www.pravda.ru/economics/market/; Глава ЕЭК ответил на вопросы о единой валюте // URL: http://www.zakon.kz/.

Квалифицирующими признаками рассматриваемого состава является его совершение:

а) группой лиц по предварительному сговору (УК России, УК Кыргызстана, УК Белоруссии);

б) в особо крупном размере (УК России, УК Кыргызстана);

в) должностным лицом с использованием своего служебного положения (УК России, УК Казахстана);

г) с использованием служебного положения (УК Кыргызстана);

д) организованной преступной группой (УК Кыргызстана, УК Казахстана, УК России);

е) повторно (УК Белоруссии);

ж) с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль (УК России).

Включение данного квалифицирующего признака представляется спорным, не учитывающим особенности совершения рассматриваемого преступления; применение насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, возможно только при незаконном перемещении контрабандных товаров (ценностей) через таможенную границу.

  1. Примечание к норме используется:

а) для определения количественных характеристик крупного (особо крупного) размера уклонения от уплаты таможенных платежей (УК России, УК Кыргызстана, УК Армении, УК Белоруссии);

б) в иных целях (УК Казахстана).

Примечательным и полезным, в том числе и для отечественного законодателя в условиях гуманизации уголовно-правовой политики в сфере экономической деятельности, представляется примечание к ст. 236 УК Казахстана, устанавливающее специальное условие освобождения от уголовной ответственности, следующего содержания: "Лицо, добровольно уплатившее сумму недоимки, начисленные пени, сумму штрафов, установленных законодательством Республики Казахстан, освобождается от уголовной ответственности по части первой настоящей статьи, если в его действиях не содержится состав иного преступления" <11>.

<11> Уголовный кодекс Республики Казахстан от 9 июля 2014 г. // URL: http://online.zakon.kz.

Существующее же основание освобождения от уголовной ответственности, в том числе и в случае совершения лицом впервые преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 194 УК РФ, предусмотренное ч. 2 ст. 76.1, не отвечает идее гуманизации уголовного законодательства, поскольку содержит в себе излишний карательный потенциал (имеется в виду условие освобождения от ответственности - перечисление в федеральный бюджет пятикратной суммы причиненного ущерба или дохода, полученного в результате преступления). Не случайно данный институт подвергся жесточайшей критике в литературе <12>.

<12> См., например: Соловьев И.Н. Гуманизация законодательства, предусматривающего ответственность за совершение экономических преступлений, как "мягкая" амнистия в сфере экономики // Российский следователь. 2014. N 13. С. 35 - 41; Князьков А.А. Дискуссионные вопросы регламентации позитивного посткриминального поведения в нормах главы 22 УК РФ // Российский следователь. 2014. N 23. С. 31 - 34; Шевелева С.В., Дробышева О.С. О псевдогуманизации уголовного законодательства в отношении представителей бизнеса // Известия Юго-Западного государственного университета. 2012. N 4. С. 80.

В этой связи не будет лишним отметить, что применительно к основанию освобождения об ответственности за уклонение от уплаты налогов или сборов российский законодатель устанавливает в качестве одного из условий необходимость уплаты недоимки, пени и штрафов.

Таким образом, нет оснований полагать, что применительно к уклонению от уплаты таможенных платежей, по сути, имеющих ту же природу, что и налоговые платежи, должен иметь место какой-либо иной подход.

  1. В качестве видов наказаний рассматриваемые нормы предусматривают:

а) штраф (УК России, УК Кыргызстана, УК Казахстана, УК Белоруссии);

б) обязательные работы (УК России);

в) ограничение свободы (УК России, УК Кыргызстана, УК Казахстана, УК Белоруссии);

г) общественные работы (УК Казахстана);

д) исправительные работы (УК Кыргызстана, УК Казахстана, УК Белоруссии);

е) принудительные работы (УК России);

ж) арест (УК Белоруссии, УК Казахстана, УК Армении);

з) лишение свободы на определенный срок (УК России, УК Белоруссии, УК Кыргызстана, УК Казахстана, УК Армении);

и) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как дополнительный вид наказания (УК России, УК Белоруссии, УК Армении).

Подводя итог сравнительно-правовому исследованию уклонения от уплаты таможенных платежей в уголовном законодательстве стран - участниц Таможенного союза, следует сделать ряд выводов.

  1. Практически все страны - участницы Таможенного союза обнаруживают в целом общий подход к криминализации уклонения от уплаты таможенных платежей (за исключением Армении, которая в рамках одной нормы устанавливает ответственность за уклонение от уплаты налогов, таможенных и иных платежей). Что касается условия наказуемости (крупного размера деяния) - конструктивного признака рассматриваемого состава, то подход к его определению существенно различается. Учитывая эвальвационный (стоимостной) характер названного признака, его единообразному определению может способствовать введение наднациональной валюты на всей территории Таможенного союза, посредством которой и возможно определение стоимостного критерия наказуемости деяния.
  2. Определение в качестве квалифицирующих признаков совершения рассматриваемого деяния группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, а также должностным лицом с использованием своего служебного положения вполне оправданно. В то же время включение в число квалифицирующих признаков применения насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, противоречит самой сущности уклонения от уплаты таможенных платежей, а потому является необоснованным.
  3. В целях гармонизации видов наказаний необходимо отказаться от тех видов, которые отсутствуют в системе наказаний в национальном законодательстве стран-участниц либо не имеется условий для их исполнения (принудительные работы, арест). Что касается размеров наказаний, то в наднациональном законодательстве целесообразно предусмотреть положения, регламентирующие минимальный размер наказания, гарантирующий привлечение к ответственности за уклонение от уплаты таможенных платежей на всей территории Таможенного союза.
  4. В качестве основания освобождения от ответственности за уклонение от уплаты таможенных платежей в наднациональном законодательстве Таможенного союза целесообразно предусмотреть правило, согласно которому "лицо, добровольно уплатившее сумму недоимки, начисленные пени, сумму штрафов, установленных законодательством Таможенного союза и национальным законодательством его участников, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состав иного преступления". В последующем это правило может быть имплементировано государствами в национальное законодательство.

Литература

  1. Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств - членов Таможенного союза: подписан в г. Астане 05.07.2010 (с изм. от 10.10.2014) // СЗ РФ. 2012. N 32. Ст. 4476.
  2. Уголовный кодекс Кыргызстана (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.07.2015) // Информационная система "Параграф". URL: http://online.adviser.kg/Document/?link_id=1000871624.
  3. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 9 июля 2014 г. // URL: http://online.zakon.kz.
  4. Уголовный кодекс Республики Беларусь (в ред. от 28.04.2015) // Законодательство стран СНГ. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=1977.
  5. Уголовный кодекс Республики Армения // URL: http://www.parliament.am/.
  6. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб.: Юридический центр "Пресс", 2002. С. 386.
  7. Глава ЕЭК ответил на вопросы о единой валюте // URL: http://www.zakon.kz/.
  8. Единая валюта ЕврАзЭС не за горами // URL: http://www.pravda.ru/economics/market/.
  9. Карпович О.Г. Преступления, посягающие на государственные финансы и финансовый контроль // Таможенное дело. 2011. N 1. С. 32.
  10. Князьков А.А. Дискуссионные вопросы регламентации позитивного посткриминального поведения в нормах главы 22 УК РФ // Российский следователь. 2014. N 23. С. 31 - 34.
  11. Лапшин В.Ф. Финансовые преступления / под ред. д.ю.н., проф. Л.Л. Кругликова. М.: Юрлитинформ, 2009.
  12. Показатели правоохранительной деятельности таможенных органов Российской Федерации // Официальный сайт ФТС России. URL: http://www.customs.ru/.
  13. Скачко А.В. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, в интерпретации действующей ст. 194 УК РФ: бесспорно позитивные и спорные новеллы // Российский следователь. 2013. N 20. С. 24.
  14. Соловьев И.Н. Гуманизация законодательства, предусматривающего ответственность за совершение экономических преступлений, как "мягкая" амнистия в сфере экономики // Российский следователь. 2014. N 13. С. 35 - 41.
  15. Трунцевский Ю.В., Петросян О.Ш. Экономические и финансовые преступления: учебное пособие. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007.
  16. Тюнин В.И. Преступления в сфере экономической деятельности: учебно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2012.
  17. Шевелева С.В., Дробышева О.С. О псевдогуманизации уголовного законодательства в отношении представителей бизнеса // Известия Юго-Западного государственного университета. 2012. N 4.