Мудрый Юрист

Значение обыска как средства принудительного изъятия имущества в целях возмещения вреда, причиненного преступлением

Иванов Дмитрий Александрович, заместитель начальника кафедры предварительного расследования Московского университета Министерства внутренних дел России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются уголовно-процессуальные, психологические и тактические аспекты производства обыска, как одного из важнейших следственных действий, проводимых в целях возмещения вреда, причиненного преступлением, на стадии предварительного расследования.

Ключевые слова: обыск, следователь (дознаватель), подозреваемый (обвиняемый), добровольная выдача, поисковые действия, принудительное изъятие.

Significance of the search as a mean of distress for the purpose of compensation for harm caused by a crime

D.A. Ivanov

Ivanov Dmitriy A., Deputy Head of the Preliminary Investigation Department at V.Ya. Kikot' Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The article discusses criminal procedure, psychological and tactical aspects of the search, as one of the most important investigative actions carried out with the aim of compensation of harm caused by the crime at the preliminary investigation stage.

Key words: the search, the investigator (the investigator), the suspect (accused), the voluntary surrender, search actions, mandatory withdrawal.

Среди следственных действий, направленных на обнаружение искомых предметов, особое место по праву занимает обыск. Обыск относится к одному из важнейших следственных действий в структуре доказательственной деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, в том числе направленной на возмещение вреда, причиненного преступлением <1>.

<1> См.: Гриненко А.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2007. С. 456 - 458.

Обыск как вид доказательства причастности лица к совершенному преступлению известен отечественному уголовному процессу с XV в. Однако понятие "обыск" в существующем в настоящее время значении появилось не сразу. Первоначально под обыском подразумевался опрос лиц, которым могло быть что-либо известно о происшествии <2>.

<2> См.: Ложков И.А. Личный обыск: понятие, криминалистическая и процессуальная сущность // Гражданин и право. 2008. N 2. С. 8.

В современной трактовке Д.Ю. Манцуров под обыском понимает "следственное действие, предпринимаемое следователем для отыскания и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, а также других предметов, могущих иметь значение для дела" <3>. Здесь следует добавить заключение Д.Ю. Манцурова позицией о том, что обыск проводится не только с целью поиска указанных объектов, что само собой разумеется, но его проведение предполагает решение и такой задачи, как возмещение вреда, причиненного преступлением.

<3> См.: Манцуров Д.Ю. Возмещение вреда потерпевшему в уголовном процессе. Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2008. С. 26.

Нам близка точка зрения В.А. Булатова, который весьма точно подметил роль производства обыска не только как поискового следственного действия, но и обозначил его как одно из процессуальных средств, реализуемых в деятельности следователя по возмещению вреда, причиненного уголовно наказуемым деянием. В частности, он отметил, что "деятельность следователя по установлению и изъятию имущества (вещей, денег, ценных бумаг и т.п.), с помощью которого может быть погашен причиненный ущерб, осуществляется в ходе проведения обыска..." <4>.

<4> Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Учебное пособие / Под общ. ред. Н.И. Кулагина. 2-е изд., перераб. и доп. Волгоград: Волгоградская академия МВД РФ, 2002. С. 41.

Аргументацию В.А. Булатова следует дополнить и доводами о том, что данная деятельность органов предварительного расследования относится к так называемому принудительному возмещению вреда, когда они проводят ряд следственных действий, направленных на розыск похищенного и приобщение обнаруженного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. Целью данного вида деятельности органов предварительного расследования прежде всего является возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением.

О важнейшей роли обыска как одного из следственных действий, направленных на возмещение вреда, причиненного преступлением, утверждают и опрошенные сотрудники практических подразделений. Так, на вопрос, производство каких следственных действий дает наибольший эффект для создания условий реального возмещения вреда, причиненного преступлением, в досудебном производстве по уголовным делам, большинство опрошенных респондентов (52,9%) указали, что таковым является именно обыск.

Психологические аспекты производства обыска, по мнению М.И. Еникеева, "призывают следователя (дознавателя) учитывать факт того, что скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением, изъятием имущества создают в сознании обыскиваемого "очаг аффектации", функционально перестраивающий всю психическую деятельность обыскиваемого лица. Спонтанно формируются защитные механизмы" <5>. В то же время доводы М.И. Еникеева относительно сугубо психологического фона в поведении обыскиваемого лица нуждаются в корректировке и дополнении. Здесь следует отметить, что негативная реакция у обыскиваемого лица имеет под собой также и процессуальный аспект. Определенные негативные реакции обыскиваемого (замечания в адрес следователя (дознавателя), уклонение от ответов на вопросы, задаваемые ему перед началом обыска) следует также заносить в протокол следственного действия по примеру указания в нем высказываний о добровольной выдаче имущества. В дальнейшем при принудительном изъятии искомых объектов, обнаруженных в ходе поисковых действий следователя (дознавателя), будет прослеживаться четкая связь между реакцией обыскиваемого лица перед началом обыска с успешным окончанием данного следственного действия и отысканием имущества, подлежащего изъятию. На этом фоне четкие, уверенные действия следователя (дознавателя), совместно с иными участвующими лицами (оперуполномоченный уголовного розыска, участковый уполномоченный сотрудник полиции, специалист-криминалист, инспектор-кинолог и др.), могут вызвать как чистосердечное признание, так и добровольную выдачу искомого имущества, в том числе и того, которое подлежит возврату потерпевшему в порядке возмещения вреда, причиненного преступлением.

<5> Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в двух частях): Учебник. Часть II: Юридическая психология. М.: Юрид. лит., 1996. С. 365 - 366.

Данный аргумент также важен и для дальнейшего рассмотрения уголовного дела в суде, так как судья, ознакомившись с протоколом обыска, сможет более точно воспринимать все детали его проведения и не ставить под сомнение достоверность полученных результатов.

Обыск проводится как непосредственно в жилище подозреваемого (обвиняемого), так и в иных местах, где согласно оперативным данным может находиться имущество, которое имеет значение для дела, и в том числе подлежит возврату собственнику либо иному законному владельцу в качестве возмещения причиненного вреда. По некоторым преступлениям, где вред причинен потерпевшему - юридическому лицу, обыск может проводиться в помещениях самого юридического лица (например, на рабочем месте подозреваемого, обвиняемого) <6>. Отысканию подлежат ценности, нажитые преступным путем, а также и имущество подозреваемого (обвиняемого), подлежащее описи, на которое в дальнейшем в целях возмещения вреда может быть наложен арест. Возможно производство обыска как у самого подозреваемого (обвиняемого), так и у других лиц, если имеются сведения о том, что они укрывают вышеперечисленные ценности (ч. 1 ст. 182 УПК РФ).

<6> См.: Иванов Д.А. Защита следователем прав и законных интересов юридических лиц, потерпевших от преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 127.

Вопрос, какие предметы, документы, имущество, ценности и где именно следует искать при обыске, должен быть решен следователем (дознавателем) максимально точно еще до начала его проведения. Вместе с тем следователь (дознаватель) должен также заранее определить, что еще следует предпринять, наряду с проведением обыска, для обеспечения возмещения причиненного имущественного вреда. Следует не затягивать с проведением дальнейших процессуальных действий, влияющих на полноценное возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением. Следователю (дознавателю) рекомендуется в кратчайшие сроки после проведения обыска и изъятия искомых объектов провести их осмотр, опознание изъятого имущества потерпевшим, признание опознанных объектов вещественными доказательствами по делу.

Как верно отмечают Е.М. Лифшиц и Р.С. Белкин, иногда на практике обыск подменяют истребованием и приобщением к делу необходимых предметов и документов, что в ряде случаев приводит к тому, что заинтересованные лица получают возможность заменить, скрыть или частично уничтожить требуемые объекты <7>. Данное замечание наиболее актуально, когда речь идет о конкретном имуществе, которое являлось, например, предметом хищения и в дальнейшем, при установлении его местонахождения, подлежит возврату потерпевшему. К тому же следует отметить, что с принятием УПК РФ появилось больше процессуальных способов приобщения таких доказательств. В частности, изучение материалов уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что более широкое распространение получила практика изъятия предметов и документов в ходе различных видов осмотра, проводимых в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела.

<7> См.: Лифшиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 95.

При обыске следователю (дознавателю) необходимо сосредоточить свои усилия на таких аспектах его производства, которые напрямую влияют на эффективность всей деятельности, направленной на возмещение вреда, причиненного преступлением.

В частности, автором с учетом специфики производства данного следственного действия предлагаются следующие рекомендации, направленные на унификацию производства обыска и достижение поставленной цели:

Соблюдение указанных рекомендаций позволит более детально изучить вопросы принадлежности обнаруженного и изъятого имущества, материального положения подозреваемого (обвиняемого) и его близких родственников и, как следствие, - повысить эффективность деятельности, направленной на установление характера и размера причиненного преступлением вреда, с целью дальнейшего его полноценного возмещения.

О важности производства обыска в общем массиве процессуальных действий, направленных на возмещение вреда, причиненного преступлением, свидетельствуют и конкретные примеры из практической деятельности органов предварительного расследования. Так, в СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве в суд направлено уголовное дело по обвинению Б., К., К. и М. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 4 ст. 162 (16 преступлений), ч. 3 ст. 222 УК РФ. Из материалов дела следует, что обвиняемым Б. была создана на этнической основе устойчивая вооруженная группа (банда), в которую вошли вышеуказанные соучастники. В период с апреля по август 2012 г. членами банды было совершено 16 разбойных нападений на лотерейные клубы и букмекерские конторы г. Москвы. Преступными действиями участников банды был причинен ущерб на общую сумму более 3 млн. руб. В ходе предварительного следствия наложен арест на денежные средства в сумме 550 тыс. руб., найденные при обыске у одного из обвиняемых. Впоследствии при рассмотрении уголовного дела в суде указанные денежные средства распределены в пользу потерпевших <8>.

<8> Из материалов уголовного дела, расследованного в СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве в 2014 году по фактам совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 4 ст. 162 (16 преступлений), ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Ценность обыска как следственного действия в общем комплексе мероприятий, проводимых правоохранительными органами, для дальнейшего возмещения вреда подтверждается также и цифрами различных отчетов. Так, согласно статистическим данным, полученным в ГИАЦ МВД России, активная совместная работа следователей (дознавателей) и сотрудников оперативных служб по розыску и изъятию (обыск, выемка) похищенного имущества (признание его вещественными доказательствами и дальнейший возврат законным владельцам) позволила возместить потерпевшим ущерб в размере 4470 млн. руб., что составляет 34,3% от суммы возмещенного ущерба. Путем изъятия денежных средств и ценностей, с их возвратом потерпевшим, возмещено более 551 млн. руб. <9>.

<9> См.: Данные ГИАЦ МВД России. Ежегодный сводный отчет по России за 9 месяцев 2015 года.

Делая заключение о значении производства обыска как способа возмещения вреда, причиненного преступлением, следует обратиться к формулировке данного следственного действия в действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Из анализа ст. ст. 182, 184 УПК РФ четко определяется его функция - по изъятию и приобщению объектов, имеющих значение для расследуемого события, а также поисковая функция. Однако, по нашему глубокому убеждению, которое сформировалось в результате обращения к теоретическим основам производства обыска и анализа материалов практической деятельности, следует однозначный вывод. Данный вывод заключается в том, что в действующем УПК РФ необходимо четко обозначить и такую функцию указанного следственного действия, как возмещение вреда, причиненного преступлением.

По нашему убеждению, осознание следователем (дознавателем) такой функции обыска подвигнет их к более качественной подготовке и самого процесса производства указанного следственного действия. По аналогии с ч. 16 ст. 182 УПК РФ автором предлагается дополнить указанную статью частью 17 следующего содержания: "Обыск может производиться в целях обнаружения и изъятия предметов, документов и ценностей, которые в порядке статей 81 и 82 настоящего Кодекса подлежат возврату законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания".

По приведенной аналогии предлагается дополнить ст. 184 УПК РФ частью 14 следующего содержания: "Личный обыск может производиться в целях обнаружения и изъятия предметов, документов и ценностей, которые в порядке статей 81 и 82 настоящего Кодекса подлежат возврату законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания".

Данные дополнения действующего уголовно-процессуального законодательства позволят более тщательно подходить к производству обыска, и, как следствие, в отношении деятельности следователя (дознавателя) будет создано четкое убеждение о необходимости его производства для дальнейшего возмещения вреда, причиненного преступлением.

Литература

  1. Бахин В.П., Кузьмичев В.С., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. Киев, 1990.
  2. Гриненко А.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2007.
  3. Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в двух частях): Учебник. Часть II: Юридическая психология. М.: Юрид. лит., 1996.
  4. Иванов Д.А. Защита следователем прав и законных интересов юридических лиц, потерпевших от преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.
  5. Лифшиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.
  6. Ложков И.А. Личный обыск: понятие, криминалистическая и процессуальная сущность // Гражданин и право. 2008. N 2.
  7. Манцуров Д.Ю. Возмещение вреда потерпевшему в уголовном процессе. Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2008.