Мудрый Юрист

Уголовная репрессия как научная категория в отечественных историко-правовых исследованиях

Жестеров Павел Валерьевич, докторант Всероссийского научно-исследовательского института Министерства внутренних дел Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Автор рассматривает представления отечественных правоведов об уголовной репрессии, сложившиеся на рубеже XIX - XX веков, акцентируя особое внимание на соотношении уголовной репрессии и предупреждения преступлений.

Ключевые слова: уголовная репрессия, уголовная политика, превенция, предупреждение преступлений, борьба с преступностью.

The Criminal Reprisal as a Scientific Category in Russian Historical and Legal Researches

P.V. Zhesterov

Zhesterov Pavel V., Postdoctoral Student of the All-Russia Scientific Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Candidate of Legal Sciences.

The author considers the ideas of domestic jurists of criminal repression which developed at a turn of the XIX - XX centuries, focusing special attention on a ratio of criminal repression and the prevention of a crime.

Key words: criminal repression, criminal policy, prevention, prevention of crimes, fight against crime.

Исследование уголовно-правовой действительности неизбежно требует обращения к научной дефиниции "уголовная репрессия". Практически все ученые понимают ее как "часть социальной политики в области борьбы с преступностью, которая связана с применением наказания в качестве средства борьбы с преступностью" <1>.

<1> Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1986. С. 15.

Уголовная репрессия может быть рассмотрена в самых разных значениях. Во-первых, уголовная репрессия представляет собой уникальное, постоянно изменяющееся явление уголовно-правовой действительности. Во-вторых, это системная, правомерная деятельность, основанная на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права. В-третьих, это комплекс адекватных мер, связанных с применением наказания и влекущих юридически значимые последствия. В-четвертых, это научная категория, принятая в науках уголовного права, уголовно-исполнительного права и криминологии. В-пятых, это основной элемент теории уголовной политики, характеризующийся предупреждением противоправных деяний уголовно-правовыми средствами.

Следует отметить, что значительные расхождения во мнениях специалистов начинаются при уточнении признаков, выражающих сущностное содержание уголовной репрессии. Многие отечественные криминологи считают, что уголовную репрессию может характеризовать лишь одно из двух определений - "репрессивная" <2> либо "либеральная" <3>. Тем самым подразумевается необходимость выбора между двумя "лагерями" - сторонников жесткой, репрессивной уголовной политики и представителей движения за либерализацию отечественной уголовной политики. Нам представляется, что применительно к современной уголовной репрессии такой подход не совсем верен. В настоящее время уголовная репрессия в России гораздо богаче и многообразнее, чем общепринятые ее характеристики, и она обладает различными вариантами своего воплощения. Кроме того, анализ всех без исключения уголовно-правовых норм (а не только отдельных составов преступлений, интересующих того или иного исследователя) позволяет не только обнаружить разнонаправленные тенденции развития уголовной репрессии, как репрессивные, ее усиливающие (в отношении преступлений террористического характера), так и либеральные (в отношении преступлений в сфере экономики), но и ставить на повестку дня вопрос о новом "повороте" уголовной политики <4>.

<2> Рарог А.И. Репрессивный крен российской уголовной политики // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. N 3. С. 88 - 95.
<3> Клейменов И.М. Либеральная уголовная политика и ее криминологические последствия // Российский криминологический взгляд. 2009. N 2. С. 280 - 284.
<4> Колоколов Н.А. Новая уголовная политика? // Уголовное судопроизводство. 2015. N 4. С. 3.

Вариативность значений уголовной репрессии и отсутствие единого подхода к определению ее специфических черт и качеств обусловливает актуальность исследования уголовной репрессии прежде всего в ретроспективном аспекте. В процессе изучения научной категории "уголовная репрессия" в конкретно-исторических условиях для понимания ее особенностей и качественных характеристик следует учитывать целый ряд факторов: идеологические, исторические, политические, психологические, религиозные, социально-культурные и т.п. Вполне очевидно, что разработка категории "уголовная репрессия" подразумевает в первую очередь научную оценку ее содержания и криминологических последствий на разных этапах развития российского общества и государства по указанным выше ориентирам. В рамках настоящей публикации мы задействуем материал весьма объемного и насущного периода - дореволюционного - с акцентированием внимания на работах отечественных ученых, опубликованных на рубеже XIX - XX веков, отражающих их взгляды на сущность, задачи уголовной репрессии и ее соотношение с предупреждением преступлений.

Одним из фундаментальных трудов интересующего нас исторического отрезка времени является "Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией" С.К. Гогеля <5>. Раздел III названной работы посвящен учению о мерах борьбы с преступностью. В частности, открывает этот раздел лекция "Репрессия и превенция". Автор провел ретроспективный анализ научной концептуализации уголовной репрессии, места и роли этого явления в дореволюционной уголовно-правовой мысли, а также в истории правоведения ведущих европейских стран.

<5> Гогель С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. СПб.: типография А.Г. Розена, 1910. 505 с.

С.К. Гогель справедливо писал, что "репрессия с самого начала и долгое время отождествлялась с понятием устрашения" <6>. Однако к концу XIX века произошли коренные изменения во взглядах ученых на задачи уголовной репрессии, которые автор кратко обозначил как переход от устрашения к исправлению. Он считал, что при всей последовательности репрессии, преследовавшей устрашение, в результате ее использования не только не было достигнуто уменьшение преступности, но не удалось даже задержать ее рост <7>. По его мнению, реализация репрессии относилась к обязанности государства, в то время как общество выступало с превентивной деятельностью. Последнее обстоятельство во многом было вызвано осознанием обществом своей "значительной степени вины в том, что совершаются преступления" <8>. Иными словами, автор признавал целесообразность не только принятия карательных мер в отношении преступника, но и борьбы с причинами преступности. Вместе с тем он предупреждал об опасности полной замены мер репрессии мерами, которые принимает общество, "ввиду чрезвычайного усиления преступности" <9>.

<6> Гогель С.К. Указ. соч. С. 167.
<7> Гогель С.К. Указ. соч. С. 172.
<8> Гогель С.К. Указ. соч. С. 186.
<9> Гогель С.К. Указ. соч. С. 181.

Таким образом, в работе С.К. Гогеля наглядно продемонстрировано, как происходило осознание потенциальной значимости уголовной репрессии и перспектив полного отказа от карательных мер отечественными и зарубежными правоведами различных исторических периодов.

В контексте обсуждения содержания категории "уголовная репрессия" следует обратить внимание на труд В.С. Соловьева "Право и нравственность" <10>. В частности, его третья глава называется "Уголовное право. Его генезис. Критика теорий возмездия и устрашений". Содержащиеся в ней рассуждения сводятся прежде всего к обоснованию принципа законности как основополагающего в уголовном праве и определению предмета науки уголовного права. В частности, автор указал на то, что "правовая уголовная реакция может совершаться лишь по общему закону и заранее обусловленным образом" <11>. Иными словами, уголовная репрессия должна определять те нормы общества, которые подлежат "принудительному правовому охранению" <12>. Предмет науки уголовного права он сформулировал весьма лаконично через определение преступлений и определение наказаний.

<10> Соловьев В.С. Право и нравственность. 2-е изд. СПб.: Издание Я. Канторовича, типография М.М. Стасюлевича, 1899. 178 с.
<11> Соловьев В.С. Указ. соч. С. 39.
<12> Там же.

Отечественный опыт подтверждает наличие у преступности такого признака, как историческая изменчивость, то есть свойства, отражающего прямую связь изменений преступности с меняющимся характером общественных отношений, а также с трансформацией общественных ценностей, защищаемых уголовным законом <13>. Полагаем, что в полной мере этим свойством можно охарактеризовать и категорию "уголовная репрессия". Ведь она сама и представления о ней на конкретном этапе развития общества отражают "социально-экономические, политические и духовные закономерности развития российского общества" <14>, но также воспроизводят нравственные и правовые представления государственных деятелей, ученых и простых граждан относительно сущности, цели, задач и процедур предупреждения отдельных видов преступлений и всей преступности в целом.

<13> Краснова К.А., Волкова М.А. Исторический аспект развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм // История государства и права. 2011. N 20. С. 7.
<14> Жестеров П.В. Содержание уголовной репрессии: криминологический аспект // Право и политика. 2015. N 6. С. 795. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.6.15226.

На указанное свойство уголовной репрессии обращал внимание В.С. Соловьев, справедливо замечая, что оценка и объем этого понятия изменяются "сообразно историческим условиям" <15>. Автор проиллюстрировал это утверждение ярким примером: в Средневековье большая часть убийц гуляла на свободе, а подделка монеты влекла за собой смертную казнь <16>.

<15> Соловьев В.С. Указ. соч. С. 46.
<16> Там же.

В начале XX века "маятник" уголовной репрессии качнулся в сторону усиления охраны общества от политических преступлений и смертная казнь могла быть назначена за "издание революционной газеты", "принадлежность к боевой организации анархистов коммунистов", "заочно за агитацию" <17>. В советское время факты хищения государственной собственности на сумму более 10 тысяч рублей ставили перед судьей вопрос о назначении виновному лицу наказания в виде смертной казни. Жизнь и личная безопасность приобрели свое приоритетное значение для уголовно-правовой охраны лишь с принятием в 1996 году УК РФ <18>.

<17> Бочкарева В.И. М.Н. Гернет о смертной казни (Из истории российской "социологической школы в уголовном праве") // Журнал социологии и социальной антропологии. 2003. Т. VI. N 1. С. 58.
<18> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 16.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2015). URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=174173 (дата обращения: 18.11.2015).

О господстве начала законности применительно к категории "уголовная репрессия" писал М.П. Чубинский в своем труде "Очерки уголовной политики" <19>. По его мнению, "общественный строй нормируется... уголовными законами, которые имеют своими отправными пунктами преступление и устанавливают его последствия" <20>. И хотя автор не сформулировал понятие "уголовная репрессия", а говорил об уголовной политике, он поставил три основных спорных вопроса науки уголовного права, среди них в контексте рассуждений об уголовной репрессии представляет интерес следующий: "...должна ли уголовная политика включить в свое ведение борьбу с преступностью целиком или она должна заботиться только о наилучшей организации репрессии, оставив заботу о предупреждении преступлений другим дисциплинам?" <21>. М.П. Чубинский подчеркивал, что и для предупреждения, и репрессии характерна единая цель - борьба с преступностью <22>. И на поставленный вопрос он дал однозначный ответ о недопустимости исключения превенции (то есть предупреждения преступлений в современном понимании) из ведения науки уголовного права <23>.

<19> Чубинский М.П. Очерки уголовной политики. Понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права. Харьков: Типография "Печатное дело" кн. К.Н. Гагарина, 1905. 539 с.
<20> Чубинский М.П. Указ. соч. С. 55.
<21> Чубинский М.П. Указ. соч. С. 84.
<22> Чубинский М.П. Указ. соч. С. 86.
<23> Чубинский М.П. Указ. соч. С. 89.

В своем последующем, переработанном и адаптированном под требования учебного процесса труде "Курс уголовной политики" М.П. Чубинский вопросам уголовной репрессии посвятил целый отдел IV "Основные начала политики репрессии" <24>. Данный раздел представляет собой подробный обзор учений об уголовной репрессии, сложившихся к моменту публикации. Критически оценив утверждения некоторых правоведов о "невозможности успешной карательной деятельности вообще", а также о том, что "наказания пользы не приносят и никакой роли не играют", а "она (уголовная репрессия. - П.Ж.) не может служить общему благу", М.П. Чубинский делает вывод об их несостоятельности <25>. Далее он рассмотрел в качестве основных моментов в деле уголовной репрессии преступление, преступника, учение о мотиве и отметил особую роль обстоятельств, устраняющих наказуемость деяния <26>. Завершает отдел обзор видов наказаний и карательной системы, существовавшей в начале XX века.

<24> Чубинский М.П. Курс уголовной политики. Ярославль: Типография Губернского правления, 1909. 450 с.
<25> Там же. С. 382 - 386.
<26> Чубинский М.П. Курс уголовной политики. С. 388 - 407.

Еще один фундаментальный для науки уголовного права в целом и для учения об уголовной репрессии в частности труд издал в 1902 году С.П. Мокринский. В его работе "Наказание, его цели и предположения" <27> § 1 был посвящен факторам уголовной репрессии, а второй - ее основаниям и предположениям. В отличие от М.П. Чубинского, автор рассматривал в качестве центрального момента уголовной репрессии момент уголовного наказания <28>. В данной работе мы находим ряд утверждений, которые были во многом сходны с учением В.С. Соловьева. В частности, С.П. Мокринский подчеркивал важность соблюдения нравственного начала в организации уголовной репрессии. В противном случае, по его мнению, игнорирование морального мировоззрения народа, предосудительные приемы и средства раскрытия истины, назначение нравственно недозволительных наказаний, явно несправедливая организация уголовной репрессии могли лишь подорвать авторитет последней <29>. При этом он уточнял, что речь должна была идти о тех правилах морали, которые представляли собой реальную основу нравственной жизни исторически существовавшего общества <30>. Иными словами, в очередной раз получил подтверждение тезис об исторической изменчивости уголовной репрессии, ее зависимости от конкретных социально-экономических условий жизни общества.

<27> Мокринский С.П. Наказание, его цели и предположения // Ученые записки Императорского Московского университета. М.: Университетская типография, 1902. Выпуск 20. Часть I: Общее и специальное предупреждение преступлений. С. 1 - 157.
<28> Мокринский С.П. Указ. соч. С. 1.
<29> Мокринский С.П. Указ. соч. С. 5.
<30> Там же.

Обзор знаковых трудов отечественных правоведов, опубликованных на рубеже XIX - XX веков, позволяет резюмировать следующее. К концу XIX века категория "уголовная репрессия" окончательно оформилась как научная. Предметом научной дискуссии были основные моменты, ее составляющие, нравственная сторона ее существования в обществе, вопросы ее соотношения с понятием "превенция", означавшим в то время предупреждение преступлений.

Литература

  1. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1986. С. 15.
  2. Бочкарева В.И. М.Н. Гернет о смертной казни (Из истории российской "социологической школы в уголовном праве") // Журнал социологии и социальной антропологии. 2003. Т. VI. N 1. С. 54 - 66.
  3. Гогель С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. СПб.: Типография А.Г. Розена, 1910. 511 с.
  4. Жестеров П.В. Содержание уголовной репрессии: криминологический аспект // Право и политика. 2015. N 6. С. 795. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.6.15226.
  5. Клейменов И.М. Либеральная уголовная политика и ее криминологические последствия // Российский криминологический взгляд. 2009. N 2. С. 280 - 284.
  6. Колоколов Н.А. Новая уголовная политика? // Уголовное судопроизводство. 2015. N 4. С. 3 - 10.
  7. Краснова К.А., Волкова М.А. Исторический аспект развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм // История государства и права. 2011. N 20. С. 7 - 11.
  8. Мокринский С.П. Наказание, его цели и предположения // Ученые записки Императорского Московского университета. М.: Университетская типография, 1902. Выпуск 20. Часть I: Общее и специальное предупреждение преступлений. С. 1 - 157.
  9. Рарог А.И. Репрессивный крен российской уголовной политики // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. N 3. С. 88 - 95.
  10. Соловьев В.С. Право и нравственность. 2-е изд. СПб.: Издание Я. Канторовича, типография М.М. Стасюлевича, 1899. 179 с.
  11. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 16.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2015. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=174173 (дата обращения: 18.11.2015).
  12. Чубинский М.П. Очерки уголовной политики. Понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права. Харьков: Типография "Печатное дело" кн. К.Н. Гагарина, 1905. 539 с.
  13. Чубинский М.П. Курс уголовной политики. Ярославль: Типография Губернского правления, 1909. 450 с.