Мудрый Юрист

Коррупция и информационные технологии

Уткин Валерий Александрович, профессор кафедры криминологии Московского университета МВД России Министерства внутренних дел России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук.

Уткина Екатерина Валерьевна, преподаватель кафедры криминологии Московского университета МВД России Министерства внутренних дел России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук.

На основе анализа признаков, характеризующих коррупционные преступления и киберпреступления, рассматривается возможность и негативные последствия симбиоза этих двух явлений, предлагаются уголовно-правовые и криминологические меры противодействия использованию компьютерных информационных технологий в совершении преступлений коррупционной направленности.

Ключевые слова: компьютерные информационные технологии, процессы глобализации, коррупционные преступления.

Corruption and Information Technologies

V.A. Utkin, E.V. Utkina

Utkin Valery A., Professor of the Department of Criminology in V.Ya. Kikot' Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Candidate of Legal Sciences.

Utkina Ekaterina V., Lecturer at the Department of Criminology in V.Ya. Kikot' Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Candidate of Legal Sciences.

On the basis of features that characterize the corruption crimes and cyber-crime, the possibility of negative consequences symbiosis of these two phenomena, proposed criminal law and criminological measures to counter the use of computer technologies in the commission of corruption-related crimes.

Key words: computer information technology, globalization, corruption offenses.

Жизнедеятельность современного мирового сообщества характеризуется глобализацией экономической, социальной, политической, культурной и иных форм интеграции государств. Это несомненное преимущество, помогающее преодолевать многие проблемы, следовать эволюционным путем, объединяя экономику, торговлю, перераспределяя рабочую силу, формируя единое мировое информационное пространство.

Вместе с тем наряду с позитивными последствиями многие государства сталкиваются и с общими угрозами их национальным интересам, которые имеют обратную тенденцию - усиливают напряженность среди населения, снижают деловую активность, нарушают основополагающие права и свободы человека и гражданина, притесняют предпринимательскую деятельность и в целом являются тормозом социально-экономического развития государства и общества.

К этим явлениям и процессам относится коррупция, наряду с терроризмом, экстремистской деятельностью, нелегальным оборотом наркотиков и оружия. Коррупция получила распространение на значительном мировом пространстве и относится к числу основных источников угрозы национальной безопасности России.

Рассматривая такое опасное социально-правовое явление, как коррупция, следует отметить, что эта проблема исторически трансформировалась, но всегда волновала умы политических, государственных деятелей, ученых и мыслителей различных отраслей знаний, находилась в центре внимания государственной власти.

Феномен коррупции и коррупционного поведения части общества остается актуальным и сейчас. Несмотря на осуществление мер противодействия, это негативное явление продолжает существовать, проявляясь все в новых ухищренных формах и различных сферах.

В международных правовых актах, договорах и конвенциях отмечается, что порождаемые коррупцией проблемы являются угрозой стабильности и безопасности общества, подрывают демократические институты и ценности, этические ценности и справедливость, наносят ущерб устойчивому развитию и правопорядку <1>.

<1> См.: Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Преамбула: принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 г. // Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: сборник. М., 2004. С. 46.

В программном документе на перспективу - Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N 537, коррупция отнесена к числу основных источников угрозы национальной и общественной безопасности <2>.

<2> См.: Российская газета. 2009. 19 мая.

Коррупция является существенным отступлением от установленных процедур и правил, влекущих нарушения функционирования государства, его экономики и бизнеса, обеспечения соблюдения прав человека. Выступая на расширенной коллегии МВД России в марте 2015 г. по итогам работы ведомства в 2014 г., Президент Российской Федерации В.В. Путин так охарактеризовал состояние противодействия коррупции: "В прошлом году в суды передано свыше 11 тысяч уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности. Вместе с тем по-прежнему значительная часть из них - это взятки в размере 500 - 1000 рублей. Случаи рассмотрения в судах дел о коррупционных преступлениях, совершенных в крупных и особо крупных размерах или организованными группами, встречаются пока крайне редко, как будто их нет совсем" <3>.

<3> См.: Российская газета 2015. 4 марта.

Как видно из приведенных оценок высокой общественной опасности коррупции в официальных документах и признания главой Российского государства недостаточно эффективным противодействия коррупционным преступлениям, особенно совершенным в крупном и особо крупном размерах, еще не все проблемы в этой деятельности решены. Одной из таких проблем, по нашему мнению, является использование в коррупционных преступлениях возможностей информационных технологий без должного государственного реагирования на данный процесс уголовно-правовыми средствами.

Для уяснения механизма этого неправомерного "симбиоза" обратимся к понятиям коррупционных преступлений и преступлений в сфере компьютерной информации или киберпреступлений.

В документах, в том числе и международных, научных публикациях под коррупцией понимается злоупотребление властью для получения выгоды в личных целях. В простом обороте коррупцию определяют как "откат", "занос" и "распил". Такое представление обусловлено отсутствием определения коррупционного преступления в законодательных актах о противодействии коррупции и Уголовном кодексе Российской Федерации, что, конечно, не способствует объективной оценке этого опасного преступления и выработке целенаправленных мер противодействия ему <4>. Из толкования федеральных законов, постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и ведомственных нормативных актов, посвященных противодействию коррупции, выделяются ее правовые особенности.

<4> См.: Уткин В.А. Совершенствование законодательного обеспечения противодействия коррупции // Вестник экономической безопасности МВД России. 2015. N 4. С. 30 - 32.

Коррупционное деяние характеризуется четырьмя признаками, при наличии которых деяния следует рассматривать и учитывать как преступление коррупционной направленности <5>:

<5> См.: Ст. 1 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции"; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях".

По данным признакам выделяется свыше 40 составов УК РФ, в их числе ст. 290, 291, 291.1, 285, 201 и 204, а также ч. 3 ст. 159, ч. 3 и 4 ст. 160, ч. 4 ст. 188, статьи главы 31 "Преступления против правосудия" и др. Перечень преступлений коррупционной направленности и их признаки закреплены в Указании Генеральной прокуратуры России и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 декабря 2014 г. N 744/11/3 "О введении в действие статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при статистической отчетности".

Далее рассмотрим преступления в сфере компьютерной информации, которые предусмотрены статьями 272, 273 и 274 УК РФ и характеризуются следующими уголовно-правовыми признаками, образующими отдельный вид составов преступлений:

В данных преступлениях обязательно присутствие объективной стороны как средства или орудия, в качестве которых выступает вредоносная компьютерная программа или программно-техническое средство, подключенное к компьютерной сети или сотовому оператору связи. Современные виды компьютерных программ или программно-технические средства могут являться орудием или средством почти всех преступлений, отмечает И.Г. Чекунов, исследовавший киберпреступность <6>.

<6> См.: Чекунов И.Г. Криминологическое и уголовно-правовое обеспечение предупреждения киберпреступности: автореф. ... дис. канд. юрид. наук. М.: МосУ МВД России им. В.Я. Кикотя, 2013.

Наглядно связь информационных технологий с коррупционными преступлениями можно отразить в предложенной схеме.

                      -----------------------------¬
¦ СХЕМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ¦
¦ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ¦
¦ В СОВЕРШЕНИИ КОРРУПЦИОННЫХ ¦
¦ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ¦
¦ (СИМБИОЗ) ¦
L-------------T---------------
-------------------+-------------------¬
-----------------+-----------------------¬ ------------+-----------------¬
¦Киберпреступность - неправомерное ¦ ¦Коррупция - злоупотребление ¦
¦использование информационных технологий.¦ ¦должностными полномочиями ¦
¦Признаки киберпреступности: ¦ ¦для получения личной выгоды. ¦
¦- посягает на охраняемую законом ¦ ¦Признаки коррупционных ¦
¦информацию; ¦ ¦преступлений: ¦
¦- неправомерный доступ к ней; ¦ ¦- специальный субъект - ¦
¦- влечет вредные последствия для ¦ ¦должностное лицо; ¦
¦информационных технологий. ¦ ¦- связь деяния с полномочиями¦
L----------------T------------------------ ¦должностного лица; ¦
-------+---------------¬ ¦- корыстный мотив; ¦
----------+-----------¬ ---------+--------¬ ¦- прямой умысел. ¦
¦Преступления, ¦ ¦ ¦ L-----------T------------------
¦предметом которых ¦ ¦ ¦ ¦
¦является уничтожение,¦ ¦ ¦ ----------+---------------¬
¦блокировка, ¦ ¦Деяния как способ¦-->¦Ст. 290, 291, 291.1, 285,¦
¦копирование и другое ¦ ¦совершения других¦-->¦201, 204, 159 - 159.3, ¦
¦неправомерное ¦ ¦преступлений ¦-->¦159.5, 159.6, 210, 228 - ¦
¦посягательство ¦ ¦(ст. 159.6, 187 ¦ ¦229.1, 299 - 303, 238, ¦
¦на информацию ¦ ¦УК РФ) ¦ ¦305, 307, 309, 310, 312 ¦
¦(ст. 272 - 274 УК РФ)¦ ¦ ¦ ¦УК РФ и другие ¦
L---------------------- L------------------ ¦(более 40 составов) ¦
L--------------------------

В приведенной схеме киберпреступления рассматриваются с двух позиций: как неправомерные действия с информационными технологиями, влекущими для них вредные последствия. Во-первых, данные действия посягают на нормальное функционирование виртуального информационного пространства и образуют самостоятельные составы, предусмотренные ст. 272 - 274 гл. 28 "Преступления в сфере компьютерной информации" УК РФ. В этой ситуации взаимосвязь с другими преступлениями, включая коррупционные, отсутствует. Совершенствование уголовной ответственности за противозаконные воздействия на информационные технологии - отдельная задача. Нормы ст. 272 - 274 УК РФ были приняты в 1996 г. и, несмотря на некоторую корректировку составов Федеральным законом от 07.12.2011 N 420-ФЗ, они все равно не отражают сегодняшний уровень развития компьютерных технологий, который неуклонно эволюционирует, и требуют соответствующего правового реагирования. Опыт противодействия неправомерным посягательствам на ее цивилизованное функционирование имеется в ряде государств.

Во-вторых, возможно использование информационных технологий в совершении коррупционных преступлений, когда они используются в качестве орудия преступления, позволяющего достигать более весомых преступных корыстных результатов и повышающего общественную опасность коррупционных деяний. В настоящее время только статья 159.6 "Мошенничество в сфере компьютерной информации" УК РФ устанавливает ответственность за использование компьютерной информации для хищения чужого имущества путем мошеннических действий. С объективной стороны данное преступление окончено при завладении чужим имуществом или правом на него путем неправомерного использования компьютерной информации <7>. Федеральным законом от 8 июня 2015 г. N 153-ФЗ изменена редакция ст. 187 гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности" УК РФ. Статья с новым названием "Неправомерный оборот средств платежей" устанавливает уголовную ответственность не только за изготовление и сбыт поддельных пластиковых карт и платежных документов, не являющихся ценными бумагами, но и разработку и использование технических устройств и компьютерных программ для хищения денег с пластиковых карт <8>. До изменения статьи 187 УК РФ из-за неточных формулировок закона привлечь к ответственности кибермошенников в сфере банковских платежей было невозможно. В результате, по данным МВД России и Центробанка России, владельцы карт лишились более 3,5 миллиарда рублей, выявлено свыше 300 тыс. таких фактов. В 2015 г. по ст. 187 УК РФ в новой редакции за электронные кражи осужден 31 преступник <9>. Такие же действия могут способствовать и совершению других преступлений коррупционной направленности. Это может быть при взятке - завуалированное оказание услуг с занижением их стоимости путем незаконного вмешательства в компьютерную информационную систему; при злоупотреблении должностными полномочиями - использование должностных полномочий вопреки интересам службы посредством уничтожения или блокировки компьютерной информации; совершении фальсификации доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности - удаление или искажение информационной компьютерной базы. Однако российское уголовное законодательство использование компьютерных информационных технологий как способ совершения другого вида преступлений не учитывает (кроме ст. 159.6 и 187 УК РФ) и оценку ему не дает, хотя в ряде зарубежных стран такого рода симбиоз в уголовном законе отражен.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2011 (7-е издание, переработанное и дополненное).

<7> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. Ст. 159.6. М.: Проспект, 2015.
<8> См.: Федеральный закон от 8 июня 2015 г. N 153-ФЗ // Российская газета. 2015. 10 июня.
<9> См.: Игра на раздевание // Российская газета. 2015. 15 декабря.

В правовой науке такое состояние уголовного законодательства называют пробельностью правовых норм, т.е. отсутствием конкретного правового предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования <10>.

<10> См.: Гаухман Л.Д., Журавлев М.П. Законотворческие пробелы Уголовного кодекса Российской Федерации // Уголовное право. 2015. N 1.

Наличие пробельности в УК РФ в части повышенной оценки общественной опасности коррупционной киберпреступности позволяет коррупционерам - должностным лицам, являющимся представителями власти или обладающим организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями в государственных органах, - избегать уголовной ответственности за крупные корыстные махинации с использованием компьютерных технологий в бюджетной сфере, осуществляя противоправные внешнеэкономические операции, проводя нелегальные сделки и финансовые операции. В результате государству и обществу причиняется существенный материальный ущерб и разрушаются принципы эффективного управления социально-экономическими процессами, а уголовная статистика эти процессы не учитывает, суды уголовные дела о хищении крупных средств, многомиллионных завуалированных взяток не рассматривают. Криминологическая характеристика состояния коррупции предстает необъективной, а соблазн совершения коррупционных преступлений не уменьшается.

Негативные последствия недостаточного внимания уголовного законодательства реагированию на коррупционные преступления, совершенные с использованием в преступных целях компьютерных технологий с информацией, усиливает их транснациональный характер, организованность, системность и глубокую техническую скрытность преступной деятельности. В конечном результате из-за этого не реализуются принципы неотвратимости наказания за преступления, назначения наказания соразмерно тяжести содеянного.

Учитывая то, что по действующему законодательству уголовно-правовое реагирование на использование информационных технологий в преступных целях осуществляется только в рамках ст. 272 - 274, 159.6 и 187 УК РФ, считаем необходимым сформулировать предложения по совершенствованию уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности. В частности, ввести на рассмотрение в качестве квалифицирующего признака, повышающего наказание за неправомерное использование должностным лицом в корыстных целях, т.е. при коррупционных преступлениях, информационных технологий через Интернет и другие информационно-коммуникационные сети.

Включить в ст. 63 УК РФ в число обстоятельств, отягчающих наказание, совершение преступлений с неправомерным использованием информационных технологий через Интернет и другие информационно-коммуникационные сети.

В связи с изложенными проблемами нуждается в корректировке подготовка специалистов для правоохранительных органов по противодействию использованию компьютерной информации в совершении преступлений. В частности, в учебно-методические материалы по дисциплинам "криминология", "уголовное право", "предупреждение преступлений", "противодействие коррупции" необходимо внести соответствующие дополнения.

Литература

  1. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции: принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 г.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2011 (7-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / отв. ред. А.И. Рарог. Ст. 159.6. М.: Проспект, 2015.
  2. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // Российская газета. 2008. 30 декабря.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Гаухман Л.Д., Журавлев М.П. Законотворческие пробелы Уголовного кодекса Российской Федерации // Уголовное право. 2015. N 1.
  5. Гладких В.И. Компьютерное мошенничество: а были ли основания его криминализации // Российский следователь. 2014. N 22. С. 25 - 31.
  6. Гладких В.И. Противодействие коррупции на государственной службе. М.: Юрлитинформ, 2014.
  7. Чекунов И.Г. Криминологическое и уголовно-правовое обеспечение предупреждения киберпреступности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013.
  8. Уткин В.А. Совершенствование законодательного обеспечения противодействия коррупции // Вестник экономической безопасности МВД России. 2015. N 4. С. 30 - 32.