Мудрый Юрист

Обеспечение беспристрастности и объективности судей при рассмотрении уголовных дел

Моисеева Татьяна Владимировна - старший консультант Верховного Суда Российской Федерации.

Обеспечить реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам, независимо от того, какую роль они играют в правовом конфликте, и постановление законного, обоснованного и справедливого приговора может лишь суд - беспристрастный и объективный <*>.

<*> "Беспристрастный" определяется как "не имеющий ни к кому пристрастия, справедливый". "Объективный" толкуется как "непредвзятый, беспристрастный". См.: Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой. М., 2002. С. 45, 441.

Беспристрастность - качество, суть которого составляет требование непредвзятого и справедливого отношения к каждому субъекту уголовного судопроизводства. Она предполагает, что судья при рассмотрении материалов конкретного уголовного дела субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий в отношении участников процесса. Его действия должны исключать какие-либо обоснованные сомнения, то есть он должен быть объективно бесстрастным.

Судья не должен иметь интересов, за исключением одного - правильного применения закона.

Объективность - качество, суть которого состоит в требовании, предопределяющем такое отношение к рассмотрению дела, которое позволяет выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого обстоятельства, а также смягчающие и отягчающие его наказание, и в итоге постановить законный, обоснованный и справедливый приговор. И, следовательно, защитить права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступления, личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Объективность относится к исследованию и оценке обстоятельств уголовного дела.

Таким образом, объективность - категория, нацеленная на установление и оценку фактических обстоятельств дела, а беспристрастность - на отношение к лицам, участвующим в деле.

Абстрактно, конечно, можно представить себе каждую из этих категорий отдельно, но в динамике уголовно-процессуальных отношений они неразделимы и равноценны, как равнозначны и объекты, обеспечиваемые каждой из них, - интересы правосудия и законные интересы личности.

При исследовании доказательств и формулировании выводов нельзя поддаваться влиянию заинтересованных в исходе дела лиц. Необходимо одинаково тщательно анализировать доводы обвинения и защиты, руководствуясь при этом только интересами правосудия.

Беспристрастность - категория, с одной стороны, субъективная, зависящая от субъективных факторов, а с другой - объективная, формирующаяся под воздействием объективных условий, обеспечивающих ее проявление.

Европейский суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел указывает, что права человека и гражданина могут быть реально защищены только при объективности суда. Так, в судебном решении от 25 февраля 1997 г. по делу "Финдли против Соединенного Королевства" Суд постановил, что при рассмотрении уголовного дела военным трибуналом имело место нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заявителю не было обеспечено справедливое разбирательство независимым и беспристрастным судом. При этом Европейский суд указал, что для решения вопроса, можно ли считать данный суд "независимым", следует обратить внимание на способ назначения его членов, сроки пребывания в должности, существование гарантий от внешнего давления и наличие у органа внешних признаков независимости. Что касается "беспристрастности", то у этого требования есть два аспекта. Во-первых, трибунал должен быть субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий. Во-вторых - объективно беспристрастен, то есть должен гарантированно исключать какие-либо обоснованные сомнения в этом отношении. Понятия независимости и объективной беспристрастности тесно взаимосвязаны. Поскольку созывающий военный трибунал офицер решал, какие обвинения должны быть предъявлены Финдли и какой тип военного трибунала лучше всего подходит для данного дела, назначал членов военного трибунала, которые по званию были ниже его и находились под его началом, сомнения г-на Финдли по поводу независимости и беспристрастности суда объективно оправданны <*>.

<*> См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 403 - 411.

Субъективные факторы, обеспечивающие беспристрастность судей при рассмотрении конкретных уголовных дел, закреплены в нормах уголовно-процессуального закона. При этом все его нормы так или иначе направлены на обеспечение беспристрастности судей.

Осуществление правосудия в определенной, установленной законом процессуальной форме является гарантией беспристрастности и объективности суда. Беспристрастность предполагает, что судья прямо или косвенно не заинтересован в поступившем к нему деле. Заинтересованность судей в исходе уголовного дела отрицательно сказывается на реализации гарантированных законом прав участников процесса.

Стремление объективно разобраться во всех обстоятельствах уголовного дела - условие, обеспечивающее справедливость правосудия.

Деятельность судей в направлении охраны прав и законных интересов личности гарантирует успешное осуществление задач, стоящих перед ними. Если судьи не заинтересованы в судьбе дела, то их воля подчинена интересам правосудия в строгом соответствии с законом.

Иначе складывается положение в тех случаях, когда в силу определенных факторов у судей появляется личная заинтересованность в исходе дела. При этом заинтересованность можно подразделить на прямую личную и косвенную личную.

Под прямой личной заинтересованностью следует понимать такую заинтересованность в данном конкретном деле, когда судья имеет материальный или иной интерес, который будет или может быть затронут в процессе судебного разбирательства.

При косвенной личной заинтересованности судья, хотя непосредственно не заинтересован в исходе судебного разбирательства, но заинтересованы иные лица, интересы которых не безразличны судье в силу родственных связей, близких отношений и тому подобных причин.

В этих случаях не исключена возможность коллизии, противоречия между долгом судьи и его личными интересами. Такое противоречие отрицательно сказывается на интересах правосудия.

В целях исключения возможности подчинить общественные интересы правосудия личным, за счет первых удовлетворить вторые, проявления субъективного, предвзятого подхода к разрешению дела в уголовно-процессуальном законе (гл. 9 УПК РФ) установлен перечень обстоятельств, которые делают невозможным участие судьи в производстве по конкретному уголовному делу.

При этом не требуется обязательного установления каких-либо доказательств, свидетельствующих о реальном проявлении судьей заинтересованности в исходе дела или о намерении необъективно его разрешить. Достаточно уже того, что есть основания полагать возможным проявление его необъективности, даже если самим субъектом это не осознается. Так, согласно п. 1, 2 ч. 1 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу, а также если участвовал в данном деле в качестве эксперта, специалиста, переводчика, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, дознавателя, следователя, прокурора.

Таким образом, в УПК РФ указаны обстоятельства, устраняющие судью от участия в рассмотрении уголовного дела в связи с недопустимостью совмещения в одном лице функций судьи и какого-либо иного субъекта, участвующего в уголовно-процессуальной деятельности.

Лицо не может также входить в состав суда, независимо от того, было ли оно допрошено в качестве свидетеля или нет, но имеются данные, в силу которых оно может быть вызвано для допроса в качестве свидетеля.

Из сопоставления п. 1 и 2 указанной статьи УПК РФ также следует, что, если даже судья на момент рассмотрения уголовного дела в судебном заседании не является потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком, но ранее привлекался по этому делу в таком качестве, он не может участвовать в его производстве.

В качестве обстоятельств, устраняющих судью от участия в рассмотрении дела, рассматривается наличие родственных отношений, в том числе и с участниками процесса. Отношения родства между судьей и иными лицами, участвующими в уголовном процессе, сами по себе влияют либо могут влиять на беспристрастность и объективность судьи, рассматривающего уголовное дело. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному делу.

При этом под родственными отношениями имеются в виду не только отношения близкого родства, но и более отдаленные родственные отношения. Согласно п. 4 ст. 5 УПК РФ близкими родственниками являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Близкие лица - иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (п. 3 ст. 5 УПК РФ).

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было отменено определение Ярославского областного суда об отказе в удовлетворении самоотвода председательствующего судьи С. Крепкова. В процессе судебного разбирательства председательствующим по делу был заявлен самоотвод в связи с тем, что его мать, Р. Крепкова, являлась акционером Ярославского страхового агентства и обратилась к нему с просьбой помочь вернуть деньги, вложенные в данное агентство. Эти обстоятельства стали известны судье в процессе судебного разбирательства. Решение по самоотводу председательствующего было связано с законностью состава суда и возможностью продолжения судебного разбирательства в этом составе. Из материалов дела следовало, что Крепкова, мать председательствующего по делу судьи, являлась владельцем акций страхового агентства и была зарегистрирована в реестре акционеров. С учетом того, что лица, привлеченные по делу, обвинялись в мошенническом завладении денежными средствами физических и юридических лиц, вложивших деньги, и не исключена была возможность признания Крепковой потерпевшей по делу и гражданским истцом, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что председательствующий правильно заявил себе самоотвод, так как он был обязан это сделать <*>.

<*> См.: Архив Верховного Суда РФ. Дело N 8-099-59.

Следует также признать, что на беспристрастность судей при разрешении уголовного дела может повлиять и участие в составе одного и того же суда лиц, состоящих в родстве между собой. В соответствии с ч. 2 ст. 59 УПК РСФСР в состав суда, рассматривающего уголовное дело, не могли входить лица, состоящие в родстве между собой.

Такой запрет содержится в уголовно-процессуальных законах Республики Казахстан, Республики Беларусь, а также в АПК РФ и ГПК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 90 УПК Республики Казахстан в состав суда, рассматривающего уголовное дело, не могут входить лица, связанные родственными или другими отношениями личной зависимости. Статья 77 УПК Республики Беларусь также предусматривает, что в состав суда, рассматривающего уголовное дело, не могут входить лица, являющиеся родственниками. Согласно ст. 21 АПК РФ в состав суда, рассматривающего дело, не могут входить лица, являющиеся родственниками. Статья 16 ГПК РФ также предусматривает аналогичную норму.

По нашему мнению, для более полного обеспечения беспристрастности судей данное положение следовало бы отразить и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Таким образом, перечень обстоятельств, исключающих возможность участия судьи в производстве по уголовному делу, приведенный в законе, не является исчерпывающим.

К числу иных обстоятельств, дающих основание считать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела, следует относить такие обстоятельства, которые сами по себе или в совокупности с другими обстоятельствами указывают на наличие у судьи личного (прямого или косвенного) интереса в исходе данного дела, вызывают сомнения в его беспристрастности. Такие обстоятельства могут быть обусловлены дружескими или неприязненными отношениями с лицами, участвующими в деле, либо вызваны враждой, завистью, местью и иными мотивами.

Сомнение в беспристрастности судьи может быть обусловлено и тем, что между ним и кем-либо из участников уголовного процесса существовала служебная зависимость.

Личная заинтересованность судьи в исходе дела должна определяться в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела.

Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было отменено постановление президиума Ростовского областного суда, которым в свою очередь отменено определение Волгодонского городского суда Ростовской области по делу Черепухина, Воронина, Борисенко, Дмитриенко и других. Как следует из материалов дела, в подготовительной части судебного заседания государственный обвинитель заявил отвод председательствующему судье Дубровой по тем основаниям, что она ранее работала адвокатом и осуществляла защиту обвиняемого по этому делу Дмитриенко. Приговором суда Дмитриенко был признан виновным и осужден. Городской суд признал, что имеются достоверные основания для отвода председательствующего судьи, и ходатайство прокурора об отводе судьи Дубровой удовлетворил. Президиум областного суда не согласился с решением Волгодонского городского суда об отводе судьи Дубровой, сославшись на то, что ее участие в качестве адвоката по ранее рассматривавшемуся в отношении Дмитриенко делу в 1992 году не является законным основанием для ее отвода в качестве судьи по данному делу. Судебная коллегия Верховного Суда РФ с выводом президиума Ростовского областного суда не согласилась и указала, что тот факт, что Дуброва, будучи адвокатом, защищала Дмитриенко по уголовному делу, по которому он был осужден, является достаточным основанием для отвода судьи ввиду возникших сомнений в ее беспристрастности и объективности при рассмотрении данного уголовного дела <*>.

<*> См.: Там же. Дело N 41 кпн-98-17окп.

Оставляя в силе определение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики об удовлетворении самоотвода судьи Задерякиной, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что тот обоснованно удовлетворил заявленный судьей самоотвод, поскольку опубликованные в средствах массовой информации статьи задевают ее деловую репутацию, честь и достоинство, вызывая негативную реакцию, что может отразиться на объективности рассмотрения дела <*>.

<*> См.: Там же. Дело N 30-099-9.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, в ходе судебного разбирательства судьи обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов по существу рассматриваемого дела вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, исключив любые проявления предвзятости и необъективности <*>.

<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 1987 г. N 1 "Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел" (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11) // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961 - 1993. М., 1995. С. 260.

Заметим, что согласно ст. 21 АПК РФ судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

С нашей точки зрения, данное положение следует закрепить в УПК РФ. Это также будет способствовать обеспечению беспристрастности судей при рассмотрении уголовных дел.

В качестве основания для отвода может быть использован факт стеснения судьей прав одного из участников процесса, проявления симпатий или антипатий к некоторым его участникам, что не позволит суду оставаться справедливым арбитром в споре сторон.

Согласно ст. 381 УПК РФ основанием к отмене судебного решения является постановление приговора незаконным составом суда. Например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ были отменены приговоры Верховного Суда Республики Башкортостан в отношении Насибуллина, Афанасьева, Хоменко, осужденных по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ, и Хусаинова, осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку председательствующие по этим делам в суде первой инстанции судьи не были назначены на должность в соответствии с требованиями закона <*>.

<*> См.: Архив Верховного Суда РФ. Дело N 49-098-3, дело N 49-098-5.

Таким образом, в состав суда не могут входить судьи, не назначенные в установленном законом порядке для данного суда, а также судьи, срок полномочий которых истек. Это также является основанием для их отвода и должно быть закреплено в уголовно-процессуальном законе.

Важнейшей гарантией беспристрастности и объективности судей, законности и обоснованности принимаемых ими решений, соблюдения прав и законных интересов каждого участника уголовного судопроизводства является недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении дела. Это закреплено в законе в качестве самостоятельного основания, исключающего участие судьи в производстве по уголовному делу.

Так, судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом его рассмотрении в том же суде в случае отмены вынесенного с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела (ч. 1 ст. 63 УПК РФ).

Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в его рассмотрении в суде первой инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием (ч. 3 ст. 63 УПК РФ).

Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой инстанции (ч. 4 ст. 63 УПК РФ).

Содержащийся в ст. 63 УПК РФ запрет повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела базируется на том, что судья, ранее принявший по рассматриваемому им делу какое-либо процессуальное решение, становится связанным выводами по делу, сложившимися у него. Это ставит под сомнение возможность объективной и беспристрастной проверки тем же судьей того же решения либо вынесения с его участием законного и обоснованного решения после отмены первоначально принятого.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен приговор Псковского областного суда в отношении Яковлева в связи с тем, что он был постановлен незаконным составом суда. Из материалов дела следовало, что приговором Великолукского городского суда Псковской области от 29 июля 1996 г. был осужден Семин по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, п. "а", "е" ст. 102 УК РСФСР к девяти годам лишения свободы. Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 28 августа 1996 г., вынесенным с участием судьи Лаврова, приговор оставлен без изменения. Постановлением президиума Псковского областного суда от 25 декабря 1996 г. приговор и определение в отношении Семина были отменены, дело направлено на новое расследование, в ходе которого к уголовной ответственности был привлечен Яковлев. При новом рассмотрении дела по первой инстанции в качестве председательствующего в составе суда был судья Лавров.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что, исходя из требований закона, суд в таком составе был неправомочен рассматривать дело, поскольку ранее судья Лавров принимал участие в рассмотрении дела во второй инстанции. Постановленное с его участием определение было отменено <*>.

<*> См.: Там же. Дело N 91-097-15.

Статья 63 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев, когда судья не может принимать участие в рассмотрении уголовного дела, что исключает возможность ее расширительного толкования и важно для обеспечения законного состава суда при рассмотрении дела в первой инстанции.

Беспристрастному рассмотрению судом материалов дел способствует и институт подсудности, устанавливающий конкретный суд, который полномочен рассмотреть уголовное дело в первой инстанции (ст. 31 - 33 УПК РФ). Основания и порядок изменения подсудности четко определены в уголовно-процессуальном законе (ст. 35 УПК РФ).

Установление законом правил о подсудности служит обеспечению права каждого на разбирательство его дела компетентным независимым беспристрастным судом, предусмотренного ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах <*>, которое выражено в ст. 47 Конституции РФ, установившей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

<*> См.: БВС РФ. 1994. N 12. С. 5 - 11.

Одним из оснований, устраняющих судью от участия в рассмотрении уголовного дела согласно ст. 90 УПК Республики Казахстан, является неподсудность ему данного уголовного дела, а в соответствии с ч. 1 ст. 77 УПК Республики Беларусь судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если не является по закону надлежащим судьей для рассмотрения данного уголовного дела.

В целях более полного обеспечения беспристрастности и объективности судей при рассмотрении конкретных уголовных дел это основание также следовало бы включить в УПК РФ.

Одна из важнейших гарантий обеспечения беспристрастности и объективности судей - тайна их совещания, поскольку создает необходимые условия для спокойного и делового обсуждения всех вопросов, связанных с принятием решения по рассматриваемому делу, служит исключению постороннего влияния на судей. Согласно ст. 298 УПК РФ приговор постановляется судом в совещательной комнате, где могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора.

Тайна совещательной комнаты позволяет судьям свободно выражать свое мнение по любому из рассматриваемых вопросов, отстаивать его, приводить аргументы для его подтверждения, голосовать за то решение, которое судья считает правильным.

Требование закона о тайне совещания судей обязательно и для самих судей. Они не вправе разглашать, кем из них и какие предложения вносились в ходе обсуждения вопросов, подлежащих разрешению при постановлении приговора. О позиции, которую при этом занимал каждый судья, никто не должен знать.

Нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора в соответствии со ст. 381 УПК РФ является основанием для его отмены.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

Беспристрастность и объективность судей - необходимые условия выполнения судом возложенной на него государственной функции защиты прав и свобод человека и гражданина. Гарантией объективности и беспристрастности судей при рассмотрении конкретного уголовного дела является процессуальная форма, которая содержит соответствующие процессуальные установления к достижению этой цели.

В уголовно-процессуальном законе установлен перечень обстоятельств, которые устраняют судью от участия в рассмотрении конкретного уголовного дела. Однако в целом УПК РФ уделяет недостаточно внимания гарантиям объективности и беспристрастности суда. Постановлению по делу законного, обоснованного и справедливого приговора будет способствовать расширение гарантий объективности и беспристрастности суда в уголовно-процессуальном законе.

По нашему мнению, более полному обеспечению беспристрастности судей будет способствовать закрепление в главе 9 Уголовно-процессуального кодекса РФ следующих положений:

  1. в состав суда, рассматривающего уголовное дело, не могут входить лица, состоящие в родстве между собой;
  2. судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела и подлежит отводу, если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела;
  3. в состав суда не могут входить судьи, не назначенные в установленном законом порядке для данного суда, а также судьи, срок полномочий которых истек.

Кроме того, по нашему мнению, ч. 3 ст. 15 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: "Суд, сохраняя беспристрастность и объективность, осуществляет руководство процессом и создает сторонам необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав".