Мудрый Юрист

Обязанность уведомлять о фактах обращения с целью склонения к совершению коррупционных правонарушений: проблемы практической реализации

Пресняков Михаил Вячеславович, профессор кафедры служебного и трудового права Поволжского института управления имени П.А. Столыпина - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент.

В работе рассматриваются проблемы реализации закрепленной законодательством о противодействии коррупции обязанности уведомления о фактах обращения к государственным и муниципальным служащим с целью склонения их к совершению коррупционных правонарушений. Автор анализирует вопросы круга лиц, на которых распространяется данная обязанность, квалификации деяния в качестве коррупционного правонарушения, проблем привлечения к ответственности за неисполнение данной обязанности. В работе содержатся предложения по изменению действующего законодательства с целью обеспечения надлежащей реализации данной обязанности.

Ключевые слова: коррупционные правонарушения, уведомление представителя нанимателя, сроки уведомления, порядок уведомления, ответственность за неуведомление о склонении, дисциплинарный проступок, конфликт интересов.

The Obligation to Inform of Facts of Address Aimed at Inducement for Commissioning of Corruption-Related Crimes: Practical Implementation Issues

M.V. Presnyakov

Presnyakov Mikhail V., Professor of the Department of State Service and Labor Law of the Stolypin Volga Institute of Management, Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Doctor of Law, Associate Professor.

In the work problems of the realization fixed by the legislation on anti-corruption of a duty of the notice of the facts of the address to the public and municipal servants for the purpose of their inducement to commission of corruption offenses are considered. The author analyzes questions: a circle of people to whom this duty, qualifications of act as corruption offense, problems of prosecution for non-execution of this duty extends. Work contains offers on change of the current legislation for the purpose of ensuring appropriate realization of this duty.

Key words: corruption offenses, the notification of the representative of the employer, notice terms, notification procedure, responsibility for non-notification to inducement, minor offense, the conflict of interests.

"Строгость российских законов смягчается

необязательностью их исполнения"

М.Е. Салтыков-Щедрин

Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (с изменениями и дополнениями) "О противодействии коррупции" предусматривает обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять представителя нанимателя (работодателя), органы прокуратуры или другие государственные органы обо всех случаях обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений (ст. 9).

Статья 11.1 того же Закона распространяет эту обязанность на служащих Центрального банка Российской Федерации, работников, замещающих должности в государственных корпорациях, публично-правовых компаниях, Пенсионном фонде Российской Федерации, Фонде социального страхования Российской Федерации, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, иных организациях, создаваемых Российской Федерацией на основании федеральных законов, работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, лиц, замещающих должности финансового уполномоченного, руководителя службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного.

Однако не следует забывать о том, что Закон о противодействии коррупции содержит ст. 13.3, которая обязывает любые организации независимо от организационно-правовой формы и формы собственности принимать меры противодействия коррупции. В ч. 2 ст. 13.3 перечислены примерные меры, которые организации могут вводить в целях противодействия коррупции, например, вводить этические кодексы или механизмы урегулирования конфликта интересов.

В целях реализации данных положений Закона Министерством труда и социальной защиты РФ 8 ноября 2013 года были подготовлены Методические рекомендации по разработке и принятию организациями мер по предупреждению и противодействию коррупции. Одной из рекомендуемых Минтруда мер является закрепление обязанностей работников и организации, связанных с предупреждением и противодействием коррупции, в том числе обязанности незамедлительно информировать руководителя о случаях склонения работника к совершению коррупционных правонарушений. При этом рекомендуется порядок уведомления работодателя о случаях склонения работника к совершению коррупционных правонарушений или о ставшей известной работнику информации о случаях совершения коррупционных правонарушений закрепить в локальном нормативном акте организации. Также указанную обязанность предлагается включить в трудовой договор с работником организации. При условии закрепления обязанностей работника в связи с предупреждением и противодействием коррупции в трудовом договоре работодатель вправе применить к работнику меры дисциплинарного взыскания, включая увольнение, при наличии оснований, предусмотренных ТК РФ, за совершение неправомерных действий, повлекших неисполнение возложенных на него трудовых обязанностей. На сегодняшний день довольно значительное число организаций разработало и приняло подобные локальные акты. В основном это относится к бюджетным организациям, что, на наш взгляд, обусловлено использованием "административного ресурса": школы, детские сады, вузы и др.

На практике применение данной нормы осложняется наличием нескольких проблем. Прежде всего существуют определенные сложности, связанные с квалификацией того или иного деяния в качестве коррупционного правонарушения. В данном случае закон вынуждает государственного или муниципального служащего выступать в роли следователя и судьи одновременно и принимать непростые юридически значимые решения о квалификации действий, к которым их склоняли или склоняют третьи лица <1>. Приведем конкретный пример <2>.

<1> Пресняков М.В., Чаннов С.Е. Антикоррупционные барьеры на государственной службе: проблемные аспекты нового закона // Государство и право. 2010. N 3. С. 16.
<2> Решение N 2-3524/2015 2-3524/2015~М-3513/2015 М-3513/2015 от 9 ноября 2015 г. по делу N 2-3524/2015 Фрунзенского районного суд г. Саратова (Саратовская область) // URL: http://sudact.ru/regular/doc/P85Fp2pIa8ZK.

Прокурор Саратовского района Саратовской области в защиту интересов Российской Федерации обратился в суд, указав, что прокуратурой была проведена проверка исполнения законодательства о противодействии коррупции в Саратовском районном отделе службы судебных приставов по обращению К., в ходе которой установлено следующее.

В прокуратуру Саратовского района поступило обращение К., из которого следует, что ДД.ММ.ГГГГ он обратился к судебному приставу-исполнителю Саратовского РОСП Л. с просьбой выдать справку об отсутствии задолженности. Общаясь с Л., он предложил ей вознаграждение за выдачу справки. В целях фиксации разговора заявителем велась звукозапись.

Являясь государственным гражданским служащим, Л. обязана уведомлять представителя нанимателя обо всех фактах обращения к ней с целью склонения к совершению коррупционных правонарушений. Между тем о факте склонения ее к коррупционному правонарушению К. она не сообщала. На этом основании прокурор потребовал провести служебную проверку в отношении судебного пристава-исполнителя и расторгнуть служебный контракт с судебным приставом-исполнителем Л.

Представитель УФССП России по Саратовской области иск не признала, пояснив, что судебный пристав-исполнитель Л. не уведомила представителя нанимателя ввиду отсутствия самого факта склонения ее к коррупционному правонарушению.

Так, К. не был должником по исполнительным производствам, конкретного предложения о каких-либо материальных благах с его стороны не поступало. Вопрос К. о том, должен ли он еще что-то, не несет в себе конкретной информации о материальных благах, и последовал уже после получения справки об отсутствии у него задолженности по исполнительным производствам. Л. данный вопрос расценила как недопонимание обратившимся лицом, что у него отсутствует задолженность по исполнительным производствам.

Кроме того, ряд государственных услуг является платным. Возможно, вопрос К. и был обусловлен тем, что выданная справка является государственной услугой, оказываемой ФССП России, и подлежит оплате в силу действующего законодательства. Поскольку государственные услуги, оказываемые ФССП России, являются бесплатными, Л. на его вопрос ответила отрицательно.

Таким образом, из действий К. не усматривается намерения к склонению судебного пристава-исполнителя Л. к коррупционному правонарушению, следовательно, у последней не возникло обязанности по уведомлению представителя нанимателя о склонении ее к коррупционному правонарушению.

Из этого примера наглядно видно, что в конкретной практической ситуации далеко не всегда можно толковать то или иное деяние как склонение к коррупционному правонарушению, тем более что само понятие "коррупционное правонарушение" не отличается однозначностью.

Следует, безусловно, согласиться с теми авторами, которые полагают необходимым закрепить как общую характеристику коррупционных правонарушений, так и перечень таких противоправных деяний. Так, О.Н. Шерстобоев предлагает закрепить исчерпывающий перечень административных и уголовных противоправных деяний на уровне Генеральной прокуратуры <3>.

<3> Шерстобоев О.Н. Обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять обо всех случаях склонения к коррупционному правонарушению: некоторые проблемы реализации // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 5. С. 71 - 74.

Все это представляется нам весьма полезным, однако обозначенная выше проблема квалификации не исчерпывается рассмотренной выше трудностью. Федеральным законом от 21.11.2011 N 329-ФЗ было введено дополнительное основание расторжения служебного контракта по инициативе представителя нанимателя - утрата доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

При этом конкретные деяния, дающие основания для утраты доверия со стороны представителя нанимателя, перечисленные в ст. 59.1 и 59.2, получили наименование "коррупционные правонарушения" (см. ст. 59.3). Аналогичный подход законодателя можно отметить и в иных нормативно-правовых актах, регулирующих отдельные виды государственной службы: Закон о службе в органах внутренних дел, Закон о прокуратуре, Закон о следственном комитете и др.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: должен ли гражданский служащий уведомить представителя нанимателя о фактах склонения к совершению деяний, например, перечисленных в ч. 1 ст. 59.2?

Кроме того, по смыслу положений ст. 59.3 деяния, называемые в ст. 59.1, также относятся к коррупционным правонарушениям. Между тем в данной статье содержится максимально общая норма, подразумевающая ответственность за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции. Если следовать этой логике, то склонение к нарушению, например, практически любого запрета влечет за собой обязанность уведомления представителя нанимателя. Однако такое расширительное понимание коррупционного правонарушения может привести к совершеннейшему абсурду. Так, например, если бы в рассмотренном нами выше примере К. пригласил Л. в ресторан, это могло бы рассматриваться как склонение к нарушению запрета, установленного п. 6 части первой ст. 17 Закона о государственной гражданской службе: получать оплату развлечений и отдыха от физических и юридических лиц.

Чрезвычайно важен для целей практической реализации рассматриваемой обязанности также вопрос о сроках уведомления представителя нанимателя (работодателя) о фактах склонения к совершению коррупционных правонарушений, поскольку именно истечение соответствующего срока будет свидетельствовать о неисполнении лицом рассматриваемой обязанности. Между тем ряд нормативно-правовых актов не устанавливает вообще никаких сроков исполнения данной обязанности. Например, Приказ Росморречфлота от 02.12.2009 N 94 <4>, Приказ Роснедр от 01.02.2010 N 62 <5>, Приказ Росавиации от 25.05.2010 N 184 <6> и другие закрепляют лишь общую норму об обязанности гражданских служащих представить письменное уведомление на имя руководителя при обращении к ним каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений. Подобный подход значительно затрудняет нормальную реализацию данной обязанности и делает весьма проблематичной задачу привлечения гражданского служащего к ответственности за ее неисполнение. В частности, в данной ситуации не понятно, с какого момента можно считать, что лицо не исполнило обязанность уведомить представителя нанимателя о факте обращения к нему с целью склонения к совершению коррупционного правонарушения.

<4> Приказ Росморречфлота от 02.12.2009 N 94 "Об утверждении Порядка уведомления федеральными государственными гражданскими служащими Федерального агентства морского и речного транспорта о фактах обращения в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений и организации проверки содержащихся в них сведений" // РГ. N 46. 2010.
<5> Приказ Роснедр от 01.02.2010 N 62 "Об утверждении Порядка уведомления государственными гражданскими служащими Федерального агентства по недропользованию о фактах обращения в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений и организации проверки содержащихся в них сведений" // РГ. N 54. 2010.
<6> Приказ Росавиации от 25.05.2010 N 184 "Об утверждении Порядка уведомления государственными гражданскими служащими Федерального агентства воздушного транспорта о фактах обращения в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений и организации проверки содержащихся в них сведений" // РГ. N 162. 2010.

Не сильно спасает положение и указание на необходимость незамедлительного информирования руководителя обо всех случаях обращения к гражданскому служащему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений, как это сделано, например, в Приказе Росводресурсов от 22.04.2010 N 98 <7> или в Приказе ФСБ РФ от 10.06.2010 N 291 <8>. В данном случае, во-первых, не понятно, что означает "незамедлительно": если с момента такого обращения прошел час или два, означает ли это, что служащий не исполнил обязанность уведомить о фактах склонения к совершению коррупционного правонарушения? А во-вторых, подобное обращение может поступить при таких обстоятельствах, которые исключают возможность немедленного информирования соответствующего лица или подразделения государственного органа (позднее время, выходной или нерабочий праздничный день, в состоянии временной нетрудоспособности и т.п.). Как нам представляется, надлежащее правовое регулирование исполнения данной обязанности предполагает элиминирование оценочных понятий "незамедлительно", "по возможности" и т.п.

<7> Приказ Росводресурсов от 22.04.2010 N 98 "Об утверждении Порядка уведомления федеральными государственными гражданскими служащими центрального аппарата Федерального агентства водных ресурсов и его территориальных органов о фактах обращения в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений и организации проверки содержащихся в них сведений" // РГ. N 138. 2010.
<8> Приказ ФСБ РФ от 10.06.2010 N 291 "Об утверждении Порядка уведомления военнослужащими и федеральными государственными гражданскими служащими органов федеральной службы безопасности о фактах обращения в целях склонения их к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений и организации проверки содержащихся в них сведений" // РГ. N 180. 2010.

Нам представляется, что сам по себе подход, согласно которому порядок уведомления представителя нанимателя (работодателя) о фактах обращения в целях склонения государственного или муниципального служащего к совершению коррупционных правонарушений, включая сроки, перечень сведений, содержащихся в уведомлениях и др., определяются представителем нанимателя (работодателем), неверен. В отношении государственных служащих было бы более целесообразно предусмотреть единый порядок реализации указанной обязанности. На сегодняшний день уже принято огромное количество ведомственных актов, которые предусматривают различные сроки исполнения обязанности по уведомлению представителя нанимателя о склонении к коррупционному правонарушению: от "незамедлительно" до нескольких суток.

Наконец, самый сложный блок вопросов связан с привлечением лица к ответственности за неисполнение рассматриваемой обязанности. Закон о противодействии коррупции называет обязанность уведомлять о фактах склонения к совершению коррупционных правонарушений должностной (служебной) обязанностью государственного или муниципального служащего. Соответственно, ее неисполнение или ненадлежащее исполнение образует состав дисциплинарного поступка. При этом согласно ч. 3 ст. 9 ФЗ N 273-ФЗ невыполнение государственным или муниципальным служащим этой должностной (служебной) обязанности является правонарушением, влекущим его увольнение с государственной или муниципальной службы либо привлечение его к иным видам ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В этом смысле Закон о службе в органах внутренних дел к числу грубых нарушений служебной дисциплины относит сокрытие сотрудником фактов обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционного правонарушения (п. 14 ч. 2 ст. 49). Согласно п. 6 ч. 2 ст. 82 Закона контракт с сотрудником органом внутренних дел может быть расторгнут в связи с грубым нарушением служебной дисциплины. Согласно ч. 6 этой же статьи такое увольнение осуществляется по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. Другими словами, при расторжении служебного контракта по данному основанию на сотрудника будут распространяться предусмотренные действующим законодательством гарантии: запрет увольнения в отпуске, в состоянии временной нетрудоспособности и т.п.

Аналогичное правовое регулирование ответственности за неисполнение рассматриваемой обязанности предусмотрено Федеральным законом от 23.05.2016 N 141-ФЗ "О службе в федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Однако подобное регулирование характерно только для государственных служащих, проходящих службу в данных государственных органах.

Совершенно иная ситуация складывается в отношении государственной службы иных видов, муниципальной службы и работников иных организаций, в отношении которых закрепляется обязанность уведомлять представителя нанимателя (работодателя) о фактах склонения к совершению коррупционных правонарушений.

Так, например, на государственной гражданской службе перечень однократно грубых дисциплинарный поступков, которые могут быть основанием прекращения служебного контракта, закрепляется, во-первых, ст. 37 Закона о государственной гражданской службе. В данной статье, помимо прочего, закрепляются "трудоправовые" грубые проступки: прогул, появление на службе в состоянии опьянения и т.п. Кроме того, во-вторых, ст. 59.2 данного Закона называет коррупционные правонарушения, однократное совершение которых является императивно основанием прекращения служебных отношений (неуведомление о ситуации конфликта интересов, осуществление предпринимательской деятельности и др.). Анализ названных положений закона приводит к выводу, что однократное неисполнение обязанности уведомления о фактах склонения к совершению коррупционных правонарушений не может выступать в качестве самостоятельного основания прекращения служебного контракта.

По всей видимости, в рассматриваемой ситуации применению подлежит ст. 59.1 Закона о гражданской службе, которая предусматривает привлечение гражданского служащего к ответственности за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции в том числе Федеральным законом от 25 декабря 2008 года 273-ФЗ "О противодействии коррупции". Вместе с тем данная норма не предполагает увольнение гражданского служащего, четко закрепляя перечень дисциплинарных взысканий, которые могут применяться к лицу за совершение названных деяний: замечание, выговор и предупреждение о неполном должностном соответствии.

Отдельного разговора заслуживает вопрос об ответственности за неоднократное неисполнение обязанности уведомлять о фактах склонения к совершению коррупционных правонарушений. Если привлекать гражданского служащего к ответственности за данное деяние в соответствии со ст. 59.1 Закона, то расторгнуть служебный контракт с ним не удастся даже в случае неоднократно правонарушения, поскольку, как уже было сказано, эта статья просто не предусматривает увольнение лица в качестве санкции.

В этой связи интересно, что в ст. 37 Закона о государственной гражданской службе предусматривается в качестве одного из оснований прекращения служебного контракта неоднократное неисполнение гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Учитывая, что, как мы уже говорили выше, обязанность служащего информировать об обращениях к нему с целью склонения к совершению коррупционных правонарушений отнесена законом к его служебным (должностным) обязанностям, а ее неисполнение образует дисциплинарный проступок, такое решение данного вопроса вполне возможно. Однако следует иметь в виду, что норма о расторжении служебного контракта за неоднократное неисполнение служебных обязанностей носит диспозитивный характер, то есть увольнение гражданского служащего является в данном случае правом, а не обязанностью представителя нанимателя. Между тем ответственность за совершение коррупционных правонарушений предполагает императивный, то есть обязательный, в том числе и для представителя нанимателя, характер.

В этой связи было бы более логично дополнить ст. 59.1 частью второй следующего содержания: "Гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае неоднократного несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 25 декабря 2008 года 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и другими федеральными законами, если он имеет неснятое дисциплинарное взыскание".

Нужно сказать, что на сегодняшний день имеет место практика расторжения служебного контракта с государственным служащим, не исполнившим обязанность уведомить руководителя о склонении его к совершению коррупционных правонарушений, по п. 1 части первой ст. 59.2, то есть в связи с непринятием мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является. Определенная логика в этом есть, поскольку склонение государственного или муниципального служащего к совершению коррупционного правонарушения предполагает наличие личной заинтересованности, которая потенциально может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий).

Поскольку под личной заинтересованностью понимается сама возможность получения доходов в виде денег, иного имущества или каких-либо выгод, а не фактическое их получение, то, например, предложение взятки или иного вознаграждения или преимущества уже ставит государственного служащего в ситуацию конфликта интересов. Соответственно, у него возникает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов. Это, в частности, предполагает необходимость уведомления в порядке, определенном представителем нанимателя (работодателем) о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения, как только ему станет об этом известно. Приведем конкретный пример из судебной практики <9>.

<9> Решение N 2-422/2015 2-422/2015~М-354/2015 М-354/2015 от 23 июля 2015 г. по делу N 2-422/2015 Вяземского районного суда (Хабаровский край) // URL: http://sudact.ru/regular/doc/WiTnzm19e0xT.

Ш. обратился в суд с иском к ОМВД России по Вяземскому району о признании Приказа об увольнении его из полиции от 26.05.2015 N 57 л/с незаконным, восстановлении его на службе в ОВД на занимаемой ранее должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Судом было установлено, что в отношении инспектора ДПС ОГИБДД по Вяземскому району Ш. на основании Постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия "оперативного эксперимента" от 18.12.2014 была проведена оперативная проверка на основании того, что, по непроверенным сведениям, Ш. вымогал денежные средства у Ф.И.О.16 за непривлечение к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. С целью проверки указанных сведений принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент". Из материалов проверки следует, что 06.01.2015 в 16 час. 30 мин. в с. Отрадное Вяземского района инспектор ОГИБДД Ш., находясь в патрульном автомобиле, составлял постановление по делу об административном правонарушении в отношении Ф.И.О.8 - участника оперативного эксперимента, которому в ходе ОРМ вручались в присутствии представителей общественности денежные средства в размере 10 000 руб. и записывающая аппаратура. При проверке свидетельства о регистрации транспортного средства на имя Ф.И.О.8 инспектор ДПС Ш. высказал сомнения в подлинности данного документа, а также указал на то, что стекла автомобиля Ф.И.О.8 тонированы. В ходе разговора Ф.И.О.8 обратился к Ш. с просьбой не привлекать его к административной ответственности и после диалога с Ш. вложил в бумажный лист 5 000 руб., положив их в салоне автомобиля.

Постановлением следователя от 27.02.2015 отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Ш., поскольку орган следствия пришел к выводу, что в действиях Ф.И.О.8 явно присутствуют признаки провокации, вызванной предложением решить вопрос "поддельной сорки".

Начальником УМВД России по Хабаровскому краю принято решение о проведении проверки соблюдения Ш. ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, исполнения обязанностей, установленных Федеральным законом от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и другими федеральными законами. В ходе проверки установлено, что Ш. допустил нарушение п. 13, 14, 12 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", ст. 9 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", п. 13, 14 ч. 1, п. 2 ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции", п. 2 Порядка уведомления сотрудником органов внутренних дел, военнослужащим внутренних войск, федеральным государственным гражданским служащим системы МВД России представителя нанимателя (работодателя) о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, утвержденного Приказом МВД России от 19.04.2010 N 293.

Начальником УМВД России по Хабаровскому краю принято решение о привлечении Ш. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы в органах внутренних дел по основанию, предусмотренному п. 13 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменении в отдельные законодательные акты РФ" в связи с утратой доверия в случаях, предусмотренных ст. 82.1 вышеуказанного Федерального закона.

Рассматривая данное дело, суд указал, что сотрудники полиции и органов внутренних дел обязаны уведомлять в порядке, установленном Федеральным законом от 25.12.2008 N 273-ФЗ, о каждом случае обращения к ним каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционного правонарушения. Порядок такого уведомления в системе МВД утвержден Приказом МВД РФ от 19.04.2010 N 293. Приказом определены порядок подачи уведомления, сроки его подачи - в день поступления обращения, порядок регистрации уведомления, сроки его рассмотрения - в течение суток со дня его поступления в орган внутренних дел. Поскольку истец, являясь сотрудником полиции, не выполнил данные требования закона, он обоснованно уволен по п. 1 ч. 1 ст. 82.1 указанного Закона в связи с утратой доверия в случае непринятия сотрудником органов внутренних дел мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является.

Подводя некоторый итог нашему анализу закрепленной в ст. 9 Закона о противодействии коррупции обязанности, следует отметить, что ее законодательное регулирование на данный момент не отличается определенностью и ясностью. По всей видимости, федеральный законодатель должен более тщательно регламентировать порядок ее реализации и привлечения к ответственности за ее неисполнение, особенно с учетом того, что санкция за неисполнение данной обязанности может быть достаточно серьезной - вплоть до увольнения с государственной или муниципальной службы.

Литература

  1. Пресняков М.В. Антикоррупционные барьеры на государственной службе: проблемные аспекты нового закона / М.В. Пресняков, С.Е. Чаннов // Государство и право. 2010. N 3. С. 13 - 22.
  2. Шерстобоев О.Н. Обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять обо всех случаях склонения к коррупционному правонарушению: некоторые проблемы реализации / О.Н. Шерстобоев // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 5. С. 71 - 74.