Мудрый Юрист

Согласие супруга на совершение сделки: правовой анализ гражданского и семейного законодательства

Юлия Евгеньевна Николаева, преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета Южного федерального университета.

Статья посвящена правовому анализу норм Гражданского кодекса РФ и Семейного кодекса РФ в части, касающейся необходимости получения согласия супруга для реализации другим супругом прав, предоставляемых участнику корпорации, на примере общества с ограниченной ответственностью как самой распространенной на практике организационно-правовой формы ведения предпринимательской деятельности. В рамках статьи автор рассматривает вопрос о необходимости получения согласия супруга при реализации другим супругом права управления корпорацией, при совершении таких корпоративных сделок, как принятие в общество нового участника и выхода из общества. В статье анализируется вопрос о необходимости получения согласия только в тех ситуациях, когда доля в уставном капитале ООО представляет собой общую собственность супругов. В результате проведенного анализа автором обосновываются выводы о том, что в целях эффективного управления обществом с ограниченной ответственностью согласие супруга необходимо испрашивать в случаях, когда затрагиваются имущественные права участника. Реализация личных неимущественных прав может производиться участником самостоятельно.

Ключевые слова: согласие, супруг, общество с ограниченной ответственностью, корпоративные сделки, доля в уставном капитале.

The Consent of the Spouse to the Transaction: a Legal Analysis of Civil and Family Law

Yu.E. Nikolaeva

Nikolaeva Yulia Evgenyevna, Lecturer of Department of Civil law of Law Faculty of Southern Federal University.

Article is devoted to the legal analysis of standards of the Civil Code of the Russian Federation and the Family code of the Russian Federation in the part concerning need of receiving consent of the spouse for realization by other spouse of the rights granted to the participant of corporation on the example of limited liability company as the legal form of conducting business activity which is the most extended in practice. Within article the author considers a question of need of receiving consent of the spouse at realization by other spouse of the right of management of corporation, at commission of such corporate transactions as acceptance in society of the new participant and an exit from society. In article the question of need of receiving consent only for those situations when the share in authorized capital of limited liability company represents the general property of spouses is analyzed. As a result of the carried-out analysis conclusions that for effective management of limited liability company the consent of the spouse it is necessary to ask in cases when property rights of the participant are affected are proved by the author. Realization of the personal non-property rights can be made by the participant.

Key words: consent, spouses, limited liability company, corporate transactions, share in authorized capital.

Современное российское гражданское законодательство содержит значительное количество норм о необходимости получения согласия третьего лица на совершение сделки, на что неоднократно обращалось внимание в научной литературе <1>.

<1> См.: Долинская В.В. Согласие на совершение сделки: проблемы законодательства и доктрины // Законы России: опыт, анализ, практика, 2014. N 12. С. 3 - 12; Касаткин С.Н. Понятие и признаки согласия как гражданско-правовой категории // Право и экономика. 2013. N 3. С. 69 - 73.

Анализ правовых норм о согласии позволяет разделить мнение И.В. Бакаевой, рассматривающей согласие в качестве собирательной категории, охватывающей неодинаковые по своему характеру разрешительные действия на совершение сделки, семантически выражаемые и в различной терминологии - согласие, разрешение на совершение и одобрение сделки. В силу этого наряду с общими правилами, установленными в ст. 157.1 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) применительно к конкретной разновидности сделки, требующей согласия на ее совершение от лица, не участвующего в сделке, специальные нормы по-разному регламентируют вопросы по поводу его содержания, формы, момента выражения, сроков рассмотрения заявлений о даче согласия, последствий его отсутствия и др. <2>.

<2> См.: Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки: проблемы и решения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 12. С. 14.

Среди согласий третьих лиц на совершение сделки значительная доля приходится на согласия супруга, которые необходимы для совершения одним супругом сделок по распоряжению имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов.

Цивилистами предлагаются различные классификации согласий на совершение сделки, в том числе по темпоральному критерию. В данной классификации, следовательно, критерием их разграничения выступает признак времени: согласие, данное до момента заключения сделки, выступает как предварительное, а после момента заключения сделки - последующее. При этом справедливо отмечается, что законодатель преимущественно ограничивается лишь только общим требованием о наличии согласия на совершение сделки без указания на его конкретную разновидность <3>.

<3> См.: Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки в нотариальной практике // Нотариус. 2014. N 7. С. 10.

Полагаем, что данное суждение справедливо и в отношении согласия одного из супругов при совершении сделки другим супругом по распоряжению их общим имуществом. Сделанный вывод подтверждает анализ абз. 1 п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ): норма содержит общее указание на необходимость наличия согласия супруга без конкретизации его формы. По нашему мнению, согласие супруга с учетом лично-доверительной природы отношений супругов, общности их личных и имущественных интересов может быть как предварительным, так и последующим.

В соответствии со ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, а также иное имущество. Таким образом, наряду с другим имуществом к общему имуществу супругов относятся и доли в уставном капитале хозяйственных обществ, в числе которых и общество с ограниченной ответственностью.

Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) оказалось наиболее востребованной формой осуществления предпринимательской деятельности в России. По указанной причине наибольшее количество споров между супругами, как показывает судебная практика, возникает по поводу раздела между ними доли в уставном капитале ООО, выхода из ООО участника, состоящего в браке, принятия в состав ООО нового участника, против чего возражает другой супруг. Такие судебные споры наряду с новеллами законодательства становятся предметом теоретического и практического осмысления с целью формирования конкретных предложений по усовершенствованию гражданского законодательства. Обозначенной выше причиной и обусловлено то обстоятельство, что предметом исследования в настоящей статье стали вопросы, касающиеся реализации прав супругов в отношении такого совместного имущества, как доля в уставном капитале ООО.

Общество с ограниченной ответственностью представляет собой разновидность корпоративного юридического лица. Статья 652 ГК РФ, раскрывая права участника корпорации, выделяет как имущественные, так и неимущественные права участника. В числе неимущественных прав особое значение имеет право на управление, которое реализуется путем участия в общем собрании как высшем органе управления корпорации и формировании воли юридического лица, а в числе имущественных прав - право на получение дивидендов.

Следует обратить внимание, что реализация как имущественных, так и неимущественных прав, участником, состоящим в браке, чья доля в уставном капитале ООО является совместно нажитым имуществом супругов, имеет существенную специфику. В таком случае возникает вопрос о необходимости получения согласия супруга при реализации другим супругом своих корпоративных прав в качестве участника хозяйственного общества.

Для некоторых случаев реализации прав в отношении доли существуют законодательно установленные механизмы. Так, в силу прямого указания ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <4> (далее - ФЗ об ООО) договор об отчуждении доли в уставном капитале ООО подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Нормы п. 3 ст. 35 СК РФ обязывают получить нотариально удостоверенное согласие супруга в том случае, когда другим супругом заключается сделка по распоряжению имуществом, права на которое подлежат обязательной государственной регистрации, сделка, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделка, подлежащая обязательной государственной регистрации.

<4> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Следовательно, для заключения договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО предоставление нотариально заверенного согласия другого супруга обязательно.

В то же время помимо купли-продажи доли в уставном капитале, которую условно можно назвать прямым отчуждением доли, можно выделить ряд корпоративных сделок <5>, которые так или иначе могут влиять на размер доли участника. В их числе могут быть названы: выход участника из общества, принятие в общество нового участника (новых участников), а также решения общего собрания о перераспределении долей, например, после выхода участника, его смерти (если в соответствии с уставом общества наследники не могу стать его участниками) или ликвидации участника - юридического лица.

<5> См.: Петренко И.В. Общество с ограниченной ответственностью как корпоративное юридическое лицо: особенности создания и управления: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 9.

Подчеркнем, что в настоящее время нормы ГК РФ и ФЗ об ООО закрепляют обязательное нотариальное удостоверение большинства указанных корпоративных сделок. Так, в силу положений ст. 673 ГК РФ нотариальному удостоверению подлежит решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, если участники не выбрали и не определили в уставе иной способ фиксации решений общего собрания; в соответствии со ст. 26 ФЗ об ООО участник, принявший решение о выходе из состава общества, должен направить в общество нотариально удостоверенное заявление о выходе из общества; согласно ст. 19 ФЗ об ООО подпись единственного участника на решении об увеличении уставного капитала путем принятия в состав общества нового участника и перераспределении долей подлежит обязательному нотариальному удостоверению, а решение общего собрания с аналогичным содержанием подлежит обязательному нотариальному удостоверению, даже если участниками избирался иной способ фиксации.

Таким образом, на практике возникает вопрос: должен ли нотариус при совершении того или иного нотариального действия требовать согласие супруга?

Полагаем, что ответ на это вопрос может быть дан только исходя из анализа правовой природы складывающихся взаимоотношений между участником и обществом и анализа правовых последствий их возникновения, изменения или прекращения.

В настоящее время общепризнанной в научной литературе является позиция, в соответствии с которой участника и общество связывают обязательственные отношения, в которых каждая сторона имеет и права, и обязанности <6>. Подтверждением указанной точки зрения выступают положения ст. 307.1 ГК РФ, в силу которой общие положения об обязательствах применяются к корпоративным отношениям.

<6> См.: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 176; Ломакин Д.В. Корпоративные отношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 230; Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 26; и др.

Специфика доли в уставном капитале как разновидности имущества, по нашему мнению, предопределяет и специфику реализации прав участника общества с ограниченной ответственностью. Как уже отмечалось, наличие доли предполагает наличие как имущественных, так и неимущественных прав у участника. Если участник состоит в браке и доля является общим имуществом супругов, то при реализации прав участника следует исходить из баланса интересов участника, состоящего в браке, иных участников юридического лица и самого юридического лица - общества с ограниченной ответственностью.

Представляется невозможной и существенно затрудняющей деятельность общества ситуация, когда для принятия решения, например, на общем собрании требуется согласие супруга. По указанной причине поддерживаем высказанную в научной литературе точку зрения, в соответствии с которой понимание доли в уставном капитале как общего имущества супругов касается в первую очередь имущественных прав участника. Личные неимущественные права (к которым относится право на управление корпорацией) участник осуществляет самостоятельно <7>.

<7> См.: Чашкова С.Ю. К вопросу об отграничении имущественных прав супругов от их корпоративных прав // Юстиция. 2016. N 1. С. 49.

В силу положений ст. 65.2 ГК РФ обладание долей в уставном капитале предполагает наличие у участника всего комплекса прав (как имущественных, так и неимущественных). Однако в целях эффективности управления обществом представляется необходимым подобное условное разделение прав, входящих в состав доли в уставном капитале как имущества. Думается, только такой подход позволит обеспечить необходимый баланс как интересов общества и других участников, так и надлежащую защиту прав супругов участников. В противном случае принятие важных для корпорации решений может быть заблокировано из-за отсутствия согласия супруга, что отрицательно скажется на своевременности и оперативности принятия соответствующих решений.

На основании вышеизложенного полагаем, что при удостоверении решения общего собрания (независимо от повестки дня) нотариус не должен выяснять мнение супруга голосующего участника либо требовать его согласия, поскольку в данном случае идет речь о реализации неимущественного права на участие в управлении обществом.

Анализируя ситуацию выхода участника из общества, следует отметить, что его правовым последствием становится прекращение правоотношений между участником и обществом на будущее время и выплата участнику действительной стоимости доли в уставном капитале общества.

Полагаем, что по смыслу ст. 35 СК РФ заявление о выходе участника не является распоряжением имуществом, находящимся в общей собственности супругов. Основанием для этого вывода являются следующие положения. Выход участника из общества не влечет отчуждения имущества, а влечет его трансформацию: имущественные права участника (право требования по отношению к обществу) преобразуются в определенную денежную сумму или иное движимое или недвижимое имущество.

Таким образом, заявление о выходе участника из общества должно быть удостоверено нотариусом независимо от того, предоставлено ли согласие супруга или нет.

Вопрос о необходимости получения согласия на увеличение уставного капитала общества путем принятия нового участника требует более подробного рассмотрения в силу сложившейся судебной практики, которой нельзя дать однозначной оценки.

В качестве примера приведем Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 2014 г. N 9913/13. Предметом рассмотрения стала ситуация, когда решением единственного участника общества Д., состоящей в зарегистрированном браке, в общество был принят новый участник Р. и перераспределены доли между участниками, в результате чего доля Д. в уставном капитале уменьшилась со 100% до 50%. Далее решением общего собрания участников общества (Д. и Р.) было принято решение о выходе Дюсуше М.М. из общества, а доля Дюсуше М.М. перешла к оставшемуся участнику Р. Оставшись единственным участником, последний принял решение о выплате Д. действительной стоимости ее доли в размере 141 657 руб. 73 коп. Данные решения принимались последовательно друг за другом в течение двух недель.

В материалы дела были представлены доказательства того, что Д. знала о том, что ее супруг С. против отчуждения доли в уставном капитале иным лицам, своего согласия на совершение договора купли-продажи доли не даст, поскольку супруги находились в напряженных отношениях и в ближайшее время планировали расторгнуть брак и произвести раздел совместно нажитого имущества.

Отменяя решения нижестоящих инстанций, Президиум ВАС РФ указал, что "принятие супругом решения о введении в состав участников общества нового участника с внесением им неэквивалентного дополнительного вклада в уставный капитал общества может рассматриваться как сделка, противоречащая п. 2 ст. 35 Семейного кодекса, поскольку такое действие является по существу распоряжением общим имуществом супругов, влекущим уменьшение действительной стоимости доли супруга в обществе. Выход супруга из общества с последующим распределением перешедшей к обществу доли другому участнику (или третьему лицу) также является распоряжением общим имуществом супругов и может рассматриваться как сделка, противоречащая п. 2 ст. 35 Семейного кодекса" <8>.

<8> СПС "КонсультантПлюс".

На основании вышеуказанного Постановления Президиума ВАС РФ сформирована судебная практика и в дальнейшем принимались аналогичные решения <9>.

<9> См.: Определение Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 303-ЭС16-6492 по делу А51-15626/2015; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 февраля 2016 г. N Ф01-453/2016 по делу N А79-4894/2015; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа N Ф08-635/2015 по делу А22-1301/2014 // СПС "КонсультантПлюс"; и др.

Однако, анализируя ситуацию, ставшую предметом судебного спора, следует отметить, что ВАС РФ был сделан вывод о притворности сделки об отчуждении доли уставного капитала путем сначала увеличения уставного капитала - приема нового участника, а затем - выхода первоначального участника из общества, поскольку эти действия были совершены в течение менее чем двух недель, в период фактического прекращения брачных отношений, в условиях отсутствия объективной необходимости увеличения уставного капитала. Следовательно, только совокупность всех указанных обстоятельств и фактов (выделено нами. - Ю.Н.) позволила суду сделать вывод о притворном характере сделки.

По указанной причине подобная судебная практика подлежит применению с известной долей осторожности. В противном случае это приведет к тому, что любое увеличение уставного капитала в период, предшествовавший расторжению брака и разделу совместно нажитого имущества между супругами, будет расцениваться как притворная сделка, что представляется неправильным подходом к пониманию порядка реализации супругами своих прав в отношении доли в уставном капитале ООО как совместно нажитого имущества.

Как представляется, увеличение уставного капитала общества имеет отношение только к самому обществу как к субъекту права. Участник общества в данном случае реализует свои корпоративные права именно в качестве участника юридического лица, в частности, право участвовать в управлении корпорацией и принимать необходимые и разумные решения. Увеличение уставного капитала ООО не является сделкой по распоряжению совместно нажитым имуществом супругов, на которую распространяются правила п. 3 ст. 35 СК РФ.

Библиографический список

  1. Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки: проблемы и решения// Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 12.
  2. Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки в нотариальной практике // Нотариус. 2014. N 7.
  3. Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1.
  4. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2006.
  5. Долинская В.В. Согласие на совершение сделки: проблемы законодательства и доктрины // Законы России: опыт, анализ, практика, 2014. N 12.
  6. Касаткин С.Н. Понятие и признаки согласия как гражданско-правовой категории // Право и экономика. 2013. N 3.
  7. Ломакин Д.В. Корпоративные отношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008.
  8. Петренко И.В. Общество с ограниченной ответственностью как корпоративное юридическое лицо: особенности создания и управления: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2012.
  9. Чашкова С.Ю. К вопросу об отграничении имущественных прав супругов от их корпоративных прав // Юстиция. 2016. N 1.