Мудрый Юрист

Особенности раздела общего имущества супругов, приобретенного за счет бюджетных средств

Бронникова Марина Николаевна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского национального исследовательского университета им. академика С.П. Королева.

Савельева Наталья Михайловна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского национального исследовательского университета им. академика С.П. Королева.

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) имущества, приобретенного с использованием бюджетных средств - федерального и регионального материнского (семейного) капитала, накопительного взноса для обеспечения жильем военнослужащих, субсидий на приобретение жилья. В работе установлено, что правила определения размера долей при разделе общего имущества, приобретенного за счет бюджетных средств, должны быть общими, вне зависимости от того, из какой казны они выделены, для какой категории граждан предназначены. Авторами предлагается исходить из принципа принадлежности доли в общем имуществе тому лицу, для которого предназначались бюджетные средства. При этом размер доли в общем имуществе, приобретенном за счет бюджетных средств, должен быть пропорционален размеру денежных средств, полученных гражданином из соответствующего бюджета.

Ключевые слова: супруг, бывший супруг, права детей, раздел общего имущества, определение долей в общем имуществе, жилое помещение, материнский капитал, социальные выплаты на приобретение жилья, меры социальной поддержки, бюджетные средства.

Features of the Section of the Common Property of Spouses, Acquired at the Expense of Budgetary Funds

M.N. Bronnikova, N.M. Savelejva

Bronnikova Marina Nikolaevna, Candidate of law, Associate Professor, Associate Professor of Department of Civil and Business Law of Samara National Research University.

Savelejva Natalya Mikchalovna, Candidate of law, Associate professor, Associate professor of Department of Civil and Business Law of Samara National Research University.

The article considers theoretical and practical problems of division between spouses (former spouses) of property acquired using budgetary funds - federal and regional maternal (family) capital, an accumulative contribution to provide housing for servicemen, subsidies for the purchase of housing. It is established in the work that the rules for determining the size of shares in the division of common property acquired at the expense of budgetary funds should be common, regardless of which treasury they are allocated for which category of citizens are intended. Authors are offered to proceed from the principle of belonging to a share in common property to the person for whom budget funds were intended. At the same time, the share in the common property acquired from the budgetary funds should be proportional to the amount of money received by a citizen from the relevant budget.

Key words: spouse, former spouse, children's rights, division of common pro perty, determination of shares in common property, living quarters, maternity capital, social payments for housing, social support measures, budgetary funds.

Любая государственная поддержка населения заслуживает одобрения, особенно когда речь идет о помощи семьям. Поскольку в соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы социального обеспечения относятся к предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, то в настоящее время сложилась дуалистическая система правового регулирования социально-обеспечительных отношений. На федеральном уровне закреплены нормы, во-первых, гарантирующие гражданам, имеющим детей, компенсацию расходов на приобретение жилого помещения в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" (далее - Федеральный закон N 256-ФЗ) <1>, во-вторых, позволяющие военнослужащим получить накопительный взнос, а в случае их гибели - членам их семей в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" <2>. Кроме того, о предоставлении помощи в приобретении жилья государственным служащим говорится в Федеральном законе от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" <3>.

<1> СЗ РФ. 2007. N 1 (1 ч.). Ст. 19.
<2> СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3532.
<3> СЗ РФ. 2004. N 3. Ст. 3215.

Законодательство субъектов Российской Федерации также предоставляет немало возможностей для приобретения имущества за счет средств регионального бюджета гражданам, которые оказались в социально значимой ситуации. Так, например, при реализации предоставленных нормой ст. 72 Конституции РФ прав Государственный Совет Республики Коми принял Закон Республики Коми от 29 апреля 2011 г. N 45-РЗ "О дополнительных мерах социальной поддержки семей, имеющих детей, на территории Республики Коми" <4>, регулирующий в том числе отношения по предоставлению многодетным семьям дополнительных мер социальной поддержки. Предоставление регионального материнского (семейного) капитала жителям Московской области осуществляется в соответствии с Законом Московской области от 12 января 2006 г. N 1/2006-ОЗ "О мерах социальной поддержки семьи и детей в Московской области" <5>. В рамках Государственной программы Самарской области "Развитие жилищного строительства в Самарской области" до 2020 года, утвержденной Постановлением Правительства Самарской области от 27 ноября 2013 г. N 684 <6>, повышаются доступность жилья и качество обеспечения населения жильем, исполняются обязательства государства по обеспечению жильем отдельных категорий граждан.

<4> Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 2011. N 14. Ст. 353.
<5> Ежедневные Новости. Подмосковье. 2006. N 7.
<6> Волжская коммуна. 2013. N 431 (28847).

Принятие специального законодательства, безусловно, свидетельствует о заботе государства по отношению к своим гражданам. При этом практика применения "социально-обеспечительного" законодательства в комплексе с гражданско-правовыми и семейно-правовыми нормами порой вызывает затруднения из-за несогласованности законоположений.

Ранее нами уже поднимались вопросы, связанные с разделом жилых помещений, приобретенных за счет средств государственной поддержки, и предлагались варианты определения долей родителей и детей в этом имуществе <7>, однако, во-первых, предметом рассмотрения являлись вопросы раздела только жилых помещений, приобретенных за счет средств федерального бюджета, во-вторых, законодательство и практика не стоят на месте, многие противоречия сохраняются, появляются новые нестыковки, поэтому необходимо и дальше искать оптимальные и эффективные юридические инструменты правового регулирования отношений собственности супругов. Сказанное свидетельствует о том, что актуальность исследования заявленной тематики обусловлена не только научным интересом, но, прежде всего, насущными практическими потребностями.

<7> См.: Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Проблемы определения долей в праве собственности на жилые помещения, приобретенные с использованием средств материнского капитала // Семейное и жилищное право. 2016. N 5. С. 31 - 35; Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Раздел между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием мер социальной поддержки: проблемы теории и практики // Вестник Тверского государственного университета. Серия "Право". 2014. N 4. С. 26 - 39.

Если жилая недвижимость появилась в семье исключительно благодаря государственной помощи, жилое помещение должно оформляться на всех членов семьи, т.е. в момент государственной регистрации перехода права собственности у всех членов семьи (как родителей, так и детей) возникает право долевой собственности на объект недвижимого имущества, следовательно, в случае возникновения спора между супругами относительно раздела общего имущества о разделе указанного жилого помещения не может идти и речи, поскольку каждый из членов семьи обладает правом собственности на свою часть в общем имуществе.

В соответствии с нормой ч. 4 ст. 10 Федерального закона N 256-ФЗ, а также в силу регионального законодательства, регламентирующего предоставление материнского (семейного) капитала (например, п. 4 ст. 6 Закона Республики Коми "О дополнительных мерах социальной поддержки семей, имеющих детей, на территории Республики Коми"), жилое помещение, приобретенное при помощи социальной поддержки, должно быть оформлено в общую собственность родителей, детей. При этом размер долей определяется по соглашению между ними. Вместе с тем в некоторых региональных нормативных актах правовой режим имущества, приобретенного с использованием бюджетных средств, не определяется. Так, например, Законом Самарской области от 16 июля 2004 г. N 122-ГД "О государственной поддержке граждан, имеющих детей" <8> предусмотрено право на получение семейного капитала, в том числе на цели приобретения жилого помещения, транспортного средства (гл. 7.6). Однако ничего не сказано о том, кто становится владельцем имущества, приобретенного за счет средств семейного капитала.

<8> Волжская коммуна. 2004. N 133.

Представляется, что правила определения размера долей при разделе имущества, приобретенного за счет бюджетных средств, должны быть общими, вне зависимости от того, из какой казны они выделены, для какой категории граждан предназначены. Авторами предлагается исходить из принципа принадлежности доли в общем имуществе тому лицу, для которого предназначались бюджетные средства.

В литературе уже справедливо подчеркивалось, что существуют такого рода имущественные приобретения, которые достаточно сложно квалифицировать как "совместно нажитое имущество", несмотря на то, что они появились в период брака <9>.

<9> См.: Орлянкина Е.К., Разинкина Е.Н. Проблемы раздела отдельных видов имущества супругов // Современное семейное право России и тенденции его развития: теория и практика: Сборник тезисов по итогам Всероссийской научно-практической видеоконференции, 22 мая 2018 г. / Отв. ред. И.В. Бакаева, В.Е. Стрегло; Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета, 2018. С. 69.

Поскольку уже общепризнано, что средства материнского капитала относятся к тем денежных выплатам, которые имеют целевое назначение, а последние, как известно, нельзя причислить к общему имуществу супругов (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) <10>, Определение Верховного Суда РФ от 26 января 2016 г. N 18-КГ15-224 <11>, письмо ФНП от 1 июля 2016 г. N 2305/03-16-3 "О применении положений Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" <12>), постольку и имущество, приобретенное за счет средств такой социальной поддержки, не может составлять "супружескую долю".

<10> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.
<11> www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1412116 (дата обращения: 29.09.2018).
<12> Нотариальный вестник. 2016. N 9.

Таким образом, недвижимое имущество, приобретенное одновременно с использованием и личных, и бюджетных средств, имеет особый правовой режим: то, что нажито за счет собственных доходов, является общей совместной собственностью супругов, а то, что предоставлено из бюджета, в общее имущество супругов не включается. Однако до определения размера конкретных долей оно формально находится в супружеской совместной собственности, поскольку именно так и указано в ЕГРН.

Изложенное приводит к выводу о необходимости предусмотреть в действующем законодательстве порядок определения размера долей в праве общей собственности на имущество, полученное в результате покупки с использованием бюджетных средств. Учитывая сущность общей долевой собственности, по нашему мнению, размер долей должен определяться с учетом вклада каждого в приобретение такого имущества <13>. Другими словами, необходимо учитывать стоимость имущества, размер средств, внесенных супругами, и величину самого социального обеспечения как вклада в общее имущество. Представляется, что такое нововведение не противоречит основным положениям о праве общей долевой собственности, закрепленным в действующем законодательстве.

<13> Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Проблемы определения долей в праве собственности на жилые помещения, приобретенные с использованием средств материнского капитала // Семейное и жилищное право. 2016. N 5. С. 31 - 35.

Анализ судебной практики по данной категории дел позволяет прийти к выводу о том, что до последнего времени суды при рассмотрении споров о разделе совместно нажитого имущества супругов чаще всего одновременно не определяли доли детей в праве собственности на жилое помещение, приобретенное или построенное таким способом. Причина заключалась в том, что делилось, как правило, имущество, заложенное в банке, а до снятия обременения срок исполнения обязательства об оформлении права общей собственности не наступил. При этом суды мотивировали свою позицию тем, что только после окончания установленного законом срока, равного шести месяцам, после снятия обременения с объекта недвижимости, а не до его истечения, у несовершеннолетних детей возможно возникновение права требования на выполнение оформленного у нотариуса обязательства. Данное обстоятельство долгое время и позволяло судам делить это имущество без учета прав и интересов детей таких супругов <14>.

<14> См., например: Апелляционное определение Самарского областного суда от 9 января 2013 г. по делам N 33-118/2013, N 33-12053/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Причем такой подход касался случаев приобретения жилых помещений, приобретенных как с использованием средств материнского капитала, так и с помощью иных социальных выплат.

Так, в Ставропольский районный суд Самарской области обратился М. с иском о разделе совместно нажитого имущества с П. Судом было установлено, что стороны состояли в браке с 20 ноября 2004 г. по 5 ноября 2015 г., хотя фактически семья распалась с 1 сентября 2015 г.

В период брака супругам и их несовершеннолетнему сыну было выдано свидетельство о праве на получение социальной выплаты на приобретение жилого помещения или строительство индивидуального жилого дома в размере 584 010 руб. в рамках подпрограммы "Обеспечение жильем молодых семей" федеральной целевой программы "Жилище" на 2011 - 2015 годы. Эти деньги были направлены семьей на строительство жилого дома.

В сентябре 2014 г. для строительства дома истцом в АО "Альфа-Банк" был взят кредит в размере 110 000 руб. Кроме того, истец указал, что после прекращения семейных отношений с П. им за счет личных средств производились улучшения в строящийся объект недвижимости за счет покупки стройматериалов, монтажа теплого пола и электрического котла отопления. Истец просил признать за ним право на 1/2 доли в праве собственности на землю и объект незавершенного строительства, а также распределить долги супругов по кредитному договору с АО "Альфа-Банк", взыскав с ответчицы компенсацию в связи с превышением ее доли в праве общей совместной собственности.

От бывшей супруги в суд поступило встречное исковое заявление о разделе имущества, в котором П. настаивала на учете интересов их общего несовершеннолетнего ребенка и просила при разделе имущества признать за сыном право на 1/3 доли в праве общей собственности, учитывая, что полученная выплата была рассчитана на семью из трех человек, а не только на супругов. Кроме того, П. указала и иное совместно нажитое в браке имущество, подлежащее разделу.

По решению Ставропольского районного суда Самарской области от 6 апреля 2017 г. иск М. и встречный иск П. удовлетворены частично. В собственность М. переданы 1/2 доли совместно нажитого имущества, в том числе 1/2 доли земельного участка и расположенного на нем объекта незавершенного строительства. В собственность П. переданы 1/2 доли совместно нажитого имущества, в том числе 1/2 доли земельного участка и расположенного на нем объекта незавершенного строительства.

Принимая решение о разделе земельного участка и объекта незавершенного строительства между сторонами по делу в равных долях без учета интересов несовершеннолетнего сына сторон с признанием за ним права собственности на долю строящегося жилого дома, суд первой инстанции указал на то, что программой, в рамках которой сторонами по делу было получено свидетельство о праве на получение социальной выплаты на приобретение жилого помещения или строительство индивидуального жилого дома, не закреплена обязанность лиц, получивших субсидию, в соразмерной указанной субсидии доле зарегистрировать за ребенком право собственности на жилое помещение, в счет оплаты которого субсидия использована. Указанная позиция была поддержана и вышестоящими инстанциями <15>.

<15> Дело N 2-8/2017(2-3136/2016)~М-2528/2016 // https://stavropolsky--sam.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=57707537&result=1&delo_id=1540005&new= (дата обращения: 29.09.2018).

Однако в настоящее время меняется подход судов к разрешению споров данной категории. Суды все чаще при рассмотрении дел о разделе совместно нажитого имущества супругов, приобретенного с использованием бюджетных средств, стали одновременно определять как доли супругов, так и доли их детей в праве собственности, несмотря на наличие обременения, и учитывать источники происхождения денежных средств, потраченных на покупку жилья.

В качестве примера можно привести вышеупомянутое дело, рассмотренное в Ставропольском районном суде Самарской области. Верховный Суд РФ, отменяя судебные постановления нижестоящих инстанций в части раздела жилого дома, в Определении от 7 августа 2018 г. N 46-КГ-18-30 указал на то, что в соответствии с п. 36 Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение (строительство) жилья и их использования, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17 декабря 2010 г. N 1050, приобретаемое или создаваемое вновь жилье должно оформляться в общую собственность всех членов семьи, на которых выдавалось свидетельство. В том случае, если средства социальной выплаты пошли на уплату первоначального взноса по ипотечному жилищному кредиту (займу), то допускается оформление жилого помещения в собственность одного или обоих супругов. Кроме того, действуют правила, аналогичные правовому режиму материнского капитала: на титульного владельца жилья возлагается обязанность представить в орган местного самоуправления нотариально удостоверенное обязательство переоформить приобретенное с помощью социальной выплаты жилое помещение в общую собственность всех членов семьи, указанных в свидетельстве, в течение шести месяцев после снятия обременения с жилого помещения.

Отсюда следует, что данный нормативный акт закрепляет обязанность по оформлению жилого помещения, полученного с использованием такой социальной выплаты, в собственность всех членов семьи, ранее указанных в свидетельстве о праве на получение социальной выплаты на приобретение жилого помещения или строительство индивидуального жилого дома.

Перечень общего имущества супругов содержится в п. 2 ст. 34 СК РФ, в соответствии с которым в числе прочего к нему относятся денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Между тем, поскольку вышеуказанная социальная выплата носила целевой характер, следовательно, нельзя отнести к совместно нажитому имущество, приобретенное с использованием данных денежных средств, в части, пропорциональной размеру выплаты в порядке ст. ст. 38, 39 СК РФ.

Таким образом, объект недвижимости, явившийся предметом спора, следовало разделить с учетом требований вышеуказанных статей СК РФ и п. 36 Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение (строительство) жилья и их использование.

Поскольку социальная выплата была предоставлена семье из трех человек, включая ребенка, а не только супругам, строящееся с ее использованием спорное жилое помещение должно было быть оформлено в общую собственность всех членов семьи, указанных в свидетельстве <16>.

<16> См.: Определение Верховного Суда РФ от 7 августа 2018 г. N 46-КГ18-30 // http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1678010 (дата обращения: 29.09.2018).

Долгое время также остается дискуссионным вопрос об определении размера долей членов семьи в праве общей собственности на недвижимость, приобретенную с использованием материнского капитала. Ни Федеральный закон N 256-ФЗ, ни иные нормативные правовые акты, предусматривающие предоставление социальных выплат с целью улучшения жилищных условий, не содержат каких-либо специальных положений по указанному вопросу. В случае возникновения права общей собственности родителей и детей их права на владение, пользование и распоряжение общим имуществом определяются гражданским законодательством (п. 5 ст. 60 СК РФ). Согласно п. 1 ст. 245 Гражданского кодекса РФ, если участники долевой собственности не могут договориться относительно размера долей и последние не могут быть определены на основании закона, доли считаются равными. При этом семейное законодательство устанавливает правило о раздельности имущества детей и имущества родителей (п. 4 ст. 60 СК РФ).

До 2016 г. суды чаще всего при определении размера доли несовершеннолетних исходили из равенства долей участников общей собственности, мотивируя свою позицию ссылкой на норму п. 1 ст. 245 ГК РФ, которая предусматривает: "Если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными" <17>. Хотя иногда встречался и другой подход, экономически более оправданный и справедливый <18>.

<17> См., например: Кассационное определение Орловского областного суда от 9 ноября 2011 г. по делу N 33-1666; Определение Свердловского областного суда от 23 октября 2012 г. по делу 33-11418/2012; Определение Пермского краевого суда от 19 августа 2013 г. по делу N 33-6874.
<18> См., например: Апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан от 9 сентября 2013 г. по делу N 33-10866/13; Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 21 августа 2013 г. по делу N 33-2647/2013.

Определенный перелом в правоприменительной практике наметился после появления Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г. <19>, где отмечено, что определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, потраченные на приобретение этой квартиры, а не на все средства, за счет которых она была приобретена. Вместе с тем по условиям соглашения размер долей детей в праве собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств (части средств) материнского капитала, может быть увеличен или уменьшен. Кроме того, п. 2 ст. 37 ГК РФ запрещает опекуну без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечителю - давать согласие на совершение ряда юридически значимых действий, в том числе на совершение сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного. Согласно п. 3 ст. 60 СК РФ при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные ст. 37 ГК РФ. В связи с этим в случае, когда соглашением об определении долей предполагается уменьшение доли несовершеннолетнего собственника, предварительное разрешение органа опеки и попечительства является обязательным. Согласие органа опеки не требуется в случаях, если доли в соглашении определены как равные (письмо ФНП от 1 июля 2016 г. N 2305/03-16-3 "О применении положений Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей").

<19> Нотариальный вестник. 2016. N 9.

Следовательно, при определении размера доли в имуществе, приобретенном с использованием бюджетных средств, необходимо учитывать права всех лиц, в том числе и детей, в связи с рождением которых были предоставлены соответствующие социальные выплаты.

По этому пути начинает складываться и судебная практика. Так, Верховный Суд РФ, рассматривая вышеупомянутое дело, отметил, что доли в праве на жилой дом, построенный при использовании социальной выплаты, определяются исходя из равенства долей родителей и детей на средства социальной выплаты, а не на все средства, за счет которых было построено жилое помещение <20>.

<20> Определение Верховного Суда РФ от 7 августа 2018 г. N 46-КГ18-30 // СПС "КонсультантПлюс".

Нами поддерживается данный подход правоприменителя, поскольку позволяет учитывать источники происхождения денежных средств, вложенных в приобретенное имущество. Вместе с тем судебная практика не может подменять законодателя, поэтому нормы права все же нуждаются в совершенствовании. Ранее нами уже предлагалось дополнить норму п. 4 ст. 10 Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" частью второй, предусматривающей порядок определения долей при отсутствии соглашения <21>.

<21> См.: Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Раздел между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием мер социальной поддержки: проблемы теории и практики // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2014. N 4. С. 34.

В литературе также справедливо предлагается законодательно определить минимально возможную долю в праве общей собственности на жилое помещение, выделяемую детям, пропорциональную сумме использованного материнского капитала по отношению к общей стоимости приобретенного помещения <22>.

<22> См.: Михайлов В.К. Порядок использования дополнительной господдержки семьями с детьми при улучшении жилищных условий (к 10-летию реализации закона) // Семейное и жилищное право. 2018. N 1. С. 64.

Считаем, что изложенные выше особенности приобретения имущества с использованием социальных выплат требуют самостоятельного правового регулирования. В связи с этим предлагаем дополнить ст. 218 ГК РФ п. 5 следующего содержания: "В случаях и в порядке, предусмотренных действующим законодательством, лица вправе приобрести право собственности с использованием бюджетных средств. При этом имущество поступает в долевую собственность всех лиц, с учетом прав которых были предоставлены бюджетные средства, а размер долей определяется пропорционально величине собственного вклада и денежных средств, полученных из соответствующего бюджета".

Обобщая изложенное, можно сделать следующие выводы.

  1. Правила раздела между супругами (бывшими супругами) имущества, приобретенного с использованием бюджетный средств - федерального и регионального материнского (семейного) капитала, накопительного взноса для обеспечения жильем военнослужащих, субсидий на приобретение жилья должны быть одинаковыми, вне зависимости от того, из какой казны выделены средства, для какой категории граждан предназначены.
  2. Правообладателем имущества или доли в общем имуществе, приобретенном за счет бюджетных средств, должно быть лицо, для которого в силу закона предназначались бюджетные средства.
  3. Необходимо исходить из пропорциональности размера доли в общем имуществе, приобретенном за счет бюджетных средств, размеру денежных средств, полученных гражданином из соответствующего бюджета.

Библиографический список

  1. Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Проблемы определения долей в праве собственности на жилые помещения, приобретенные с использованием средств материнского капитала // Семейное и жилищное право. 2016. N 5.
  2. Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Раздел между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием мер социальной поддержки: проблемы теории и практики // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2014. N 4.
  3. Михайлов В.К. Порядок использования дополнительной господдержки семьями с детьми при улучшении жилищных условий (к 10-летию реализации закона) // Семейное и жилищное право. 2018. N 1.
  4. Орлянкина Е.К., Разинкина Е.Н. Проблемы раздела отдельных видов имущества супругов // Современное семейное право России и тенденции его развития: теория и практика: Сборник тезисов по итогам Всероссийской научно-практической видеоконференции, 22 мая 2018 г. / Отв. ред. И.В. Бакаева, В.Е. Стрегло; Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета, 2018.