Мудрый Юрист

Понятие и способы образования институтов и объединений институтов в гражданском процессуальном праве

<1> Работа подготовлена при информационной поддержке СПС "КонсультантПлюс.

Шерстюк В.М., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процессуального права юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Россия, г. Москва.

Автор, используя накопленный им теоретический материал, дает понятия института и объединения институтов гражданского процессуального права и анализирует способы и механизм образования и преобразования этих структурных подразделений отрасли права. По мнению автора, теоретическое осмысление этого материала и предложений по совершенствованию структуры Гражданского процессуального кодекса РФ будет полезным для гражданского процессуального права и в какой-то мере облегчит работу законодателя в будущем.

Ключевые слова: институт гражданского процессуального права, объединение институтов, способы образования и преобразования институтов, Гражданский процессуальный кодекс РФ.

Concept and Methods of Forming Institutes and Associations of Institutes in Civil Procedural Law <1>

V.M. Sherstiuk

<1> The paper has been prepared with informational support of referral legal system "ConsultantPlus".

Sherstiuk V.M., Doct. in Law, Prof. of Dept. of Civil Procedural Law at Law Faculty of Lomonosov Moscow State University, Russia, Moscow.

The author, using theoretical material accumulated by him, gives the concepts of institute and association of institutes in civil procedural law and analyzes methods and mechanism of the formation and transformation of these structural divisions of the branch of law. According to the author, theoretical understanding of this material and proposals for improving the structure of the Civil Procedural Code of the Russian Federation would be useful for civil procedural law and to some extent facilitate the work of the legislator in the future.

Key words: institute of civil procedural law, association of institutes, methods of formation and transformation of institutes, Civil Procedural Code of the Russian Federation.

В последние 25 лет гражданское процессуальное право Российской Федерации развивалось бурными темпами. Изменилось содержание многих принципов отрасли права, традиционных институтов и объединений институтов, появилось немало новых институтов, получили значимое развитие многие существующие. Идет непрерывный процесс образования и совершенствования этих подсистем в отрасли гражданского процессуального права.

Исследуя процессы развития гражданского процессуального и арбитражного процессуального права, мы не раз обращали внимание на механизм, способы возникновения и преобразования тех или иных конкретных институтов и их объединений в отрасли права. В итоге накопился достаточный материал для анализа механизма образования и развития этих структурных подразделений в отрасли права. Думается, что теоретическое осмысление этого материала может быть полезно науке гражданского процессуального права и в какой-то мере облегчит работу законодателя в будущем.

В литературе под институтом гражданского процессуального права принято понимать законодательно обособленную совокупность (целостность) закономерно связанных однородных и однопорядковых по сфере действия норм этой отрасли права, обеспечивающих законченное регулирование элементов (сторон) гражданских процессуальных отношений, направленных на осуществление правосудия по гражданским делам [16, с. 181].

Из определения следует, что институт гражданского процессуального права имеет следующие существенные признаки: 1) это совокупность процессуальных норм; 2) процессуальные нормы, составляющие институт, однородны; 3) они однопорядковы по объему действия; 4) связаны между собой; 5) связи норм образуют целостность; 6) совокупность связанных между собой процессуальных норм внешне обособлена в гражданском процессуальном законодательстве; 7) совокупность этих норм обеспечивает самостоятельное регулятивное воздействие на определенный участок процессуальных отношений.

Приведенные выше признаки дают полное представление о понятии института как структурного подразделения гражданского процессуального права. Они позволяют как отграничить институт гражданского процессуального права от любых структурных подразделений этой и иных отраслей права, и в частности от объединения институтов, так и найти общие с ними черты.

Каким же образом рождаются, появляются на свет эти правовые подсистемы?

Изучение показывает разнообразие способов и причин их образования в отрасли права. В частности, причиной появления в Гражданском процессуальном кодексе РФ новых институтов могут стать изменения и дополнения, внесенные законодателем в материальное право, требующие специфических средств защиты.

Появление в арбитражном и гражданском процессуальном праве новых процессуальных норм и институтов в литературе верно объясняют наличием причинно-следственной связи между быстро модифицирующимися источниками материального законодательства и процессуальным правом [4, с. 8]. Взаимодействие материального и процессуального права проявляется в усилении специализации процессуальной формы и расширении сферы процессуального регулирования [7, с. 10].

В такой ситуации законодатель вынужден прибегать к непосредственной "конструкторской деятельности" [1, с. 113]. Так, 3 ноября 2015 г. был принят Федеральный закон N 297-ФЗ "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" (далее - Закон о юрисдикционных иммунитетах). С принятием этого Закона стала реальной возможность появления в гражданском процессуальном законе института, регулирующего процессуальные особенности рассмотрения и разрешения споров, возникающих при его применении. Высокая степень превращения этой возможности в действительность объясняется необходимостью реализовать на практике принятый нормативный акт.

В пояснительной записке к проекту федерального закона N 942065-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" (далее - законопроект) <1> говорится, что он подготовлен на основе положений Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года в целях реализации Закона о юрисдикционных иммунитетах посредством определения процессуальных особенностей рассмотрения дел с участием иностранных лиц.

<1> СПС "КонсультантПлюс".

Законопроектом предлагается внести соответствующие изменения в ГПК РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве". Так, положения ГПК РФ приводятся к единообразию путем установления в них принципа единого функционального (ограниченного) иммунитета иностранного государства. При этом указанные Кодексы дополняются новыми главами, устанавливающими особенности рассмотрения дел с участием иностранного государства, в которых урегулирован ряд необходимых процессуальных действий.

В главе, дополняющей ГПК РФ, законопроектом предусмотрены порядок предъявления иска к иностранному государству, направления и вручения иностранному государству извещений и иных процессуальных документов. Помимо этого установлена подсудность рассмотрения дел с участием иностранного государства, определены процессуальные права и обязанности иностранного государства и его представителей. Отражены особенности предварительного судебного заседания по рассмотрению таких дел и вынесения заочного решения, а также участия государственных органов Российской Федерации в делах с участием иностранного государства. Эти положения предусмотрены законопроектом в новой главе, дополняющей АПК РФ.

Как видим, введение в ГПК РФ и АПК РФ соответствующих институтов было убедительно аргументировано необходимостью обеспечения реализации норм материального права. Это обстоятельство явилось весомым основанием для принятия Федерального закона от 29.12.2015 N 393-ФЗ, которым в Кодексы были введены соответствующие главы: в АПК РФ - глава 33.1, в ГПК РФ - глава 45.1.

Таким же образом были в свое время введены в АПК РФ и ГПК РФ институты, посвященные особенностям судопроизводства по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (ныне это глава 26 Кодекса административного судопроизводства РФ). Эти институты образовались после принятия Федерального закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" путем "конструкторской работы" законодателя.

В литературе не без основания отмечается, что "указанный путь характерен для формирования институтов, вводимых для регулирования нового круга общественных отношений или же отношений, связанных с существенной перестройкой системы законодательства" [1, с. 113].

Конструирование может быть вызвано не только изменениями в материальном праве, но и общественными потребностями в совершенствовании гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства. Так в гражданском процессуальном праве образовались институты "Судебный приказ" (1995 год), "Заочное производство" (1995 год) и "Упрощенное производство" (2016 год), в арбитражном процессуальном праве - институты "Рассмотрение дел по корпоративным спорам", "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц".

Данный способ образования новых институтов имеет определенные достоинства, в частности позволяет законодателю оперативно реагировать на возникшие в обществе потребности в совершенствовании способов судебной защиты прав граждан и организаций. Но не только достоинства. Как показывает правотворческая практика, имеются и недостатки. В частности, образованные таким способом институты отрасли права имеют определенный риск стать ненужными или мало востребованными судебной практикой.

Так случилось, например, с институтом упрощенного производства, закрепленным в главе 29 АПК РФ в 2002 году. Поспешность введения этого института не могла не сказаться отрицательно на его качестве, а следовательно, и на применении на практике. На это обстоятельство обращалось внимание и в литературе [10, с. 4], и в пояснительной записке к законопроекту N 528836-5 "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с совершенствованием упрощенного производства". В этой пояснительной записке, в частности, говорится, что "в последние годы количество дел, рассматриваемых в порядке упрощенного производства по правилам главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенно сокращается. Так, в период с 2006 по 2010 год количество таких дел сократилось с 73 119, что составляло 6,7% от общего количества рассмотренных арбитражными судами дел, до 8 506, или 0,7% от общего количества рассмотренных дел. То есть за последние пять лет доля дел, рассмотренных в порядке упрощенного производства, уменьшилась практически в девять с половиной раз. Это свидетельствует о неэффективности действующей редакции главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" <1>.

<1> СПС "КонсультантПлюс".

То же произошло в результате введения в 1995 году в ГПК РСФСР 1964 года института "Судебный приказ", который в последующем пришлось совершенствовать.

Институты отрасли права могут формироваться и на основе положений, выработанных судебной практикой, прежде всего постановлениями пленумов высших судебных инстанций (Верховного Суда РФ, ранее - и Высшего Арбитражного Суда РФ), что обусловлено значимостью этих актов, которые "нередко содержат модели готовых материально-правовых норм" [4, с. 8].

Образование таким способом института имело место в арбитражном процессуальном праве. Так, в пункте 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" (ред. от 09.07.1997) были даны подробные разъяснения по применению ч. 3 ст. 25 АПК РФ 1995 года, посвященные рассмотрению дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Содержание этих разъяснений было полностью и по сути дословно использовано законодателем в АПК РФ 2002 года, и в результате сейчас в арбитражном процессуальном праве существует и работает институт "Рассмотрение дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" (глава 27 АПК РФ).

Скачкообразное преобразование количества процессуальных норм, институтов в качественно новые структурные подразделения отрасли права идет последовательно. До преобразования в новое качество количественные единицы (например, процессуальные нормы) будут уже обстоятельно апробированы на практике, и при качественном их преобразовании опыт правоприменения будет учтен законодателем, что исключит необходимость по крайней мере в ближайшем будущем вносить в закон изменения и дополнения. Это хорошо видно на примерах преобразования института кассационного производства в апелляционное в гражданском процессе и норм о подготовке дел к судебному разбирательству в институт подготовки дел к судебному разбирательству в арбитражном процессе [15, с. 10 - 30]. За многие годы в эти институты не было внесено никаких существенных изменений или дополнений. Но недостаток такого вида скачка - длительные сроки (иногда десятилетия) совершенствования действующего законодательства, отставание его от потребностей практики.

Новый институт в отрасли права может родиться путем постепенной (иногда продолжающейся многие годы) замены правовых норм внутри соответствующей главы кодекса. В этой ситуации содержание института может в корне измениться, не меняя своей формы. Такой постепенный переход хорошо виден в гражданском процессуальном праве на примере апелляционного производства, основы которого постепенно зарождались в разделе III "Производство в кассационной инстанции" ГПК РСФСР, которым уже допускалось представление в кассационную инстанцию дополнительных материалов. В статье 294 ГПК РСФСР было указано, что при рассмотрении дела в кассационном порядке суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным сторонами и другими лицами, участвующими в деле, материалам проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции как в обжалованной, так и в необжалованной части, а равно в отношении лиц, не подавших жалобы. На основе дополнительных материалов по действовавшему в то время закону суд кассационной инстанции не имел права выносить новое решение, но сам по себе факт возможности их представления и рассмотрения судом уже хотя и робко, но указывал вектор развития процессуального законодательства в будущем.

Спустя 30 лет это положение получило значительное развитие: Федеральный закон от 30.11.1995 N 189-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" во многом изменил правовую природу кассационного производства: 1) предоставил лицам, подающим кассационную жалобу, право ссылаться на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции (ст. 286 ГПК РСФСР); 2) суду кассационной инстанции было предоставлено право исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции (ст. 294 ГПК РСФСР); 3) стали ограниченными пределы проверки судом кассационной инстанции решений суда первой инстанции (ст. 294 ГПК РСФСР); 4) были расширены полномочия суда кассационной инстанции. Теперь он был вправе изменить решение или вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся, а также дополнительно представленных материалов, с которыми ознакомлены стороны (ст. 305 ГПК РСФСР).

Внесенные в ГПК РСФСР изменения и дополнения значительно изменили природу кассационного производства, но не привели еще к изменению его качества или к образованию апелляционного производства. Суд кассационной инстанции работал по правилам, закрепленным в разделе III "Производство в кассационной инстанции" ГПК РСФСР, дело возбуждалось на основании кассационной жалобы, суд имел право направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Формированию действующего ныне апелляционного производства в значительной мере способствовало дополнение ГПК РСФСР главой 35.1 "Апелляционное производство по пересмотру решений и определений мировых судей" (введена Федеральным законом от 07.08.2000 N 120-ФЗ). Как видно из названия главы, сфера действия апелляционного производства была ограничена пересмотром решений и определений мировых судей. Однако названный Закон в значительной степени продвинулся вперед по направлению к отражению сущности апелляционного производства.

Некоторые подвижки в сторону обогащения содержания апелляционного производства были сделаны ГПК РФ в главе 40 "Производство в суде кассационной инстанции": были восприняты все изменения, внесенные в ГПК РСФСР Федеральным законом от 30.11.1995 N 189-ФЗ, и сделаны некоторые дополнения, обогащающие содержание и правовую природу апелляционного производства, в частности выделены специальные статьи, посвященные исследованию доказательств и судебным прениям (статьи 358 и 359 ГПК РФ) [подробнее см.: 2; 3]. Таким образом, к 2010 году в ГПК РФ уже были отражены все существенные признаки апелляционного производства, а ранее важные свойства кассационного производства стали уже несущественными. Количественные изменения достигли величины, которая позволила безболезненно оформить переход к апелляционному производству, что и было сделано Федеральным законом от 09.12.2010 N 353-ФЗ. Так возник новый по содержанию институт в рамках старой формы, т.е. в той же главе 39 ГПК РФ.

Форма тоже имеет большое значение для формирования содержания института отрасли права. Это хорошо видно на примере института подготовки дела к судебному разбирательству в арбитражном процессе.

Проследим процесс образования института подготовки дел к судебному разбирательству в арбитражном процессуальном праве. В главе 10 "Предъявление иска и возбуждение производства по делу" АПК РФ 1992 года была закреплена содержащая несколько правовых норм единственная ст. 90 под названием "Действия судьи по подготовке материалов к рассмотрению дела в заседании". Никакими свойствами, присущими институту арбитражного процессуального права, она не обладала. В АПК РФ 1995 года был сделан небольшой шаг вперед: введена самостоятельная глава 15, посвященная подготовке дела к судебному разбирательству. В двух статьях этой главы (статьи 112 и 113) дополнительно были закреплены нормы, обязывающие суд процессуально оформлять подготовку дела к судебному разбирательству определением, а также предписано, что в нем надо указывать, кому и каким образом направлять. В итоге видим количественные изменения и новую форму, в которой содержатся правовые нормы о подготовке дел к судебному разбирательству. Совокупность правовых норм стала обладать некоторыми свойствами, составляющими качественно новое структурное подразделение - правовой институт. Однако появившиеся изменения еще не привели к образованию нового качества и появлению качественно нового структурного подразделения - правового института.

Приведенную в статьях 112 и 113 АПК РФ 1995 года и обособленную в самостоятельной главе группу процессуальных норм, регулирующих подготовку дела к судебному разбирательству, вряд ли можно было рассматривать в виде качественно нового правового образования и именовать институтом отрасли права. Эти правовые нормы являлись однородными и обособленными в самостоятельной главе, но не обеспечивали цельного, относительно законченного регулирования общественных отношений. Ни в статье 90 АПК РФ 1992 года, ни в главе 15 АПК РФ 1995 года нет общих правовых норм, объединяющих все другие в единое целое, а также норм, определяющих цели, задачи этой стадии, регулирующих порядок ее процессуального оформления, порядок завершения, назначения дела к судебному разбирательству, не указаны обязанности лиц, участвующих в деле, перечень действий, которые могут совершать лица, участвующие в деле.

Вместе с тем нельзя не заметить, что выделение процессуальных норм о подготовке дел к судебному разбирательству в самостоятельную главу послужило в итоге обогащению содержания этой стадии. В АПК РФ 2002 года нормы о подготовке дел обособлены в самостоятельной главе 14. В ней уже пять статей (статьи 133 - 137) и множество правовых норм, регулирующих подготовку дел к судебному разбирательству, что позволило интегрировать их в соответствующий институт. В результате перед нами целостное качественно новое правовое образование, включающее в себя однородные и однопорядковые по сфере действия нормы, обособленные в самостоятельной главе [12, с. 57 - 58; 13, с. 59 - 61; 14, с. 100 - 108].

Таким образом, здесь форма оказала активное влияние на обогащение содержания стадии процесса и превращение арбитражных процессуальных норм, регулирующих подготовку дел к судебному разбирательству, в полнокровный институт отрасли права.

Однако, как показывает практика, далеко не всегда обособление процессуальных норм в самостоятельную главу приводит к появлению полноценного института отрасли права. Например, глава 36 ГПК РФ, посвященная рассмотрению дел о внесении исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния, состоит всего из трех статей. Содержание этой главы свидетельствует, что многие немаловажные с точки зрения защиты прав граждан вопросы совсем не урегулированы, в частности ничего не говорится об особенностях подготовки этих дел к судебному разбирательству, их рассмотрении по существу, необходимости вызова представителей органа записи актов гражданского состояния, содержании решения суда. Содержание этой главы было "заморожено" на долгие годы: с 1964 года в нее никаких существенных изменений и дополнений не вносилось. Такую совокупность правовых норм, выделенных в отдельную главу, вряд ли можно отнести к институту отрасли права. В данном случае обособление норм в подраздел системы отрасли права не привело к развитию его содержания. Это можно отнести и к содержанию главы 32 ГПК РФ, посвященной объявлению несовершеннолетнего полностью дееспособным.

Необходимость образования нового института может возникнуть в результате введения в действующий институт всего одной статьи, содержащей прогрессивные по своему содержанию новые нормы, противоречащие существующим. Устранение возникшего противоречия возможно и необходимо здесь только путем приведения существующих в институте норм в соответствие вновь введенным, прогрессивным по своему содержанию. Такое изменение приведет к образованию по существу нового института.

Возьмем для примера институт гражданского процессуального права "Обеспечение иска" (глава 13 ГПК РФ). Мы уже отмечали, что "Федеральным законом от 02.07.2013 N 187-ФЗ в этот институт введена статья 144.1 ГПК РФ, регулирующая порядок применения предварительных обеспечительных мер защиты исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет.

Введение в главу 13 Кодекса новых уникальных и оригинальных правовых норм породило реальную возможность совершенствования и коренного обновления названного института. Такая возможность обусловлена объективными факторами - сложившимися теперь противоречиями между содержанием института и его целевой направленностью, требует приведения в соответствие с содержанием института и субъектный состав, временные рамки действия существующих и введенных в институт норм и даже наименования самого института" [15, с. 10 - 30].

Существующее положение необходимо исправлять, и, на наш взгляд, есть реальная высокой степени вероятность (необходимость) появления в новом ГПК РФ указанного института в новой редакции.

Образование новых институтов в отрасли права может иметь место и на основе интеграции определенного количества однородных процессуальных норм, разбросанных по всему ГПК РФ. Количественные характеристики таких норм в правовом акте достигают предела и объективно требуют преобразования в институт - самостоятельное структурное подразделение гражданского процессуального права.

Это относится прежде всего к совокупности правовых норм, регулирующих мировое соглашение. Ранее мы писали: в настоящее время эти правовые нормы разбросаны в ГПК РФ по многим институтам, в которых каждую из них можно рассматривать только как нечто единичное, отдельное (см. статьи 39, 43, 45, 46, 54, 101, 150, 172, 173, 220 и 409). Количество этих норм увеличивается (Федеральным законом от 09.12.2010 N 353-ФЗ в ГПК РФ введена статья 326.1, регулирующая форму и порядок заключения мирового соглашения в суде апелляционной инстанции). Количественные изменения, по нашему мнению, достигли здесь критической величины (предела) и должны привести к образованию института "Мировое соглашение" [15, с. 10 - 30].

То же можно констатировать и в отношении возможности образования в отрасли права самостоятельного института "Примирение сторон" на базе правовых норм, регулирующих примирение сторон. В литературе не без оснований отмечено, что для этого созрели объективные предпосылки, и при разработке унифицированного процессуального кодекса требуется последовательно завершить формирование норм о примирении сторон, направленное на создание целостного института [8, с. 116].

Указанные предложения в настоящее время постепенно реализуются. 18 января 2018 г. Пленум ВС РФ принял Постановление N 1 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур". В этом Постановлении законодателю предлагается ввести в ГПК РФ главу 14.1 "Примирительные процедуры. Мировое соглашение".

Анализ главы показывает, что в ней размещены два самостоятельных института. Не совсем удачное решение с точки зрения формы, но важно главное: теперь правовые нормы, регулирующие и примирительные процедуры, и мировое соглашение, собраны в одном месте и проинтегрированы в соответствующие институты.

Институты не только рождаются, но и умирают. Этот процесс может протекать по-разному. Возьмем для примера институт участия в суде арбитражных заседателей. До 2006 года он пользовался спросом, но после внесения дополнений в ч. 1 ст. 19 АПК РФ предприниматели к институту большого интереса не проявляют, в результате чего он утратил свое былое значение в отрасли права. Если так будет продолжаться, то институт арбитражных заседателей окажется ненужным и будет исключен из АПК РФ.

Интересно рассмотреть и понятия и способы формирования объединений институтов как самостоятельных структурных подразделений отрасли права.

Объединение институтов в системе гражданского процессуального права - это структурное подразделение более высокого уровня, чем институт. Под объединением институтов мы понимаем совокупность объединенных в единое целое закономерными устойчивыми связями однородных и однопорядковых по сфере действия институтов (а не правовых норм), регулирующих порядок рассмотрения и разрешения группы однородных дел с точки зрения предмета судебной деятельности.

Сравнительный анализ категорий института и объединения институтов отрасли права показывает, что эти подразделения качественно отличаются друг от друга, т.е. обладают различными качественными признаками.

Указанные подразделения выделены в отрасли права по разным существенным признакам; по разным признакам они входят в структурное подразделение более высокого уровня; они имеют различный элементный состав (элементами института являются однородные и однопорядковые по сфере действия правовые нормы, элементами объединения институтов являются однородные и однопорядковые по сфере действия институты); различен и уровень интеграции каждого из структурных подразделений: результат интеграции в институте - выделение общей (нескольких общих) правовой нормы (правовых норм); объединение институтов связывает в правовую целостность не общая норма, а общий институт. Например, в особом производстве выделен общий институт "Общие положения" (глава 27 ГПК РФ).

Различны и количественные показатели этих структурных подразделений. Элементный состав института богаче по количественному составу, чем объединение институтов. Так, институт "Судебное разбирательство" (глава 15 ГПК РФ) содержит множество правовых норм, а объединение институтов, регулирующее особое производство, включает всего двенадцать институтов (главы 27 - 38 ГПК РФ). Различные качественные и количественные признаки института и объединения институтов обусловили разную форму их обособления в процессуальном законодательстве. Институты обособлены в главах, объединения институтов - в подразделах. Объединения институтов - это устойчивые структурные образования гражданского процессуального права. И тем не менее с развитием этой отрасли права вопросы о формировании новых объединений институтов становятся, по нашему мнению, весьма актуальными и требующими пристального внимания.

Полагаем, сейчас, после закрепления в отрасли права института "Производство по делам, связанным с выполнением судами функций содействия в отношении третейских судов" (глава 47.1 ГПК РФ), не таким простым является вопрос о правовой природе включенных в самостоятельный раздел VI ГПК РФ указанного производства и производств по делам об оспаривании решений третейских судов и делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (главы 46, 47 и 47.1 ГПК РФ). В раздел VI входят теперь три соответствующих института. Каждый из них регулирует самостоятельное производство, равное по уровню приказному и упрощенному производству. Эти производства урегулированы, как и упрощенное и приказное производство, правовым институтом, закрепленным в самостоятельной главе, который, таким образом, представляет структурное подразделение более низкого уровня, чем объединения институтов, регулирующие традиционные виды производства. Вместе с тем нельзя не подметить, что эти три близких по правовой природе института находятся в стадии формирования в целостное структурное подразделение более высокого уровня - в объединение институтов, регулирующее новый вид судопроизводства, равный по уровню традиционным видам. И не случайно законодатель объединил их в одном разделе ГПК РФ и тем самым сделал первый шаг к образованию в гражданском процессе самостоятельного производства, равного по своим качественным и количественным признакам традиционным видам производств (исковому и особому). Для завершения "строительства" необходимо объединить их в целостное системное образование - объединение институтов. Достичь этого вполне возможно путем интеграции, для которой, по нашему мнению, имеются все основания.

В результате интеграции правового материала, содержащегося в главах 46, 47 и 47.1 ГПК РФ, появится новая глава "Общие положения". Эта глава будет небольшой по объему, но именно она будет цементировать правовой материал раздела VI ГПК РФ в единое целое - в объединение институтов, т.е. в качественно новое структурное подразделение отрасли права. Качественные изменения повлекут и количественные: вместо трех институтов в объединении появится четвертый - "Общие положения".

Таким образом, путем интеграции правового материала возможно формирование не только институтов, но и объединений институтов как самостоятельных структурных подразделений гражданского процессуального права. Не последнюю роль здесь играет и готовая традиционная для таких структурных подразделений форма этого объединения - самостоятельный раздел ГПК РФ.

В науке гражданского процессуального права не выделяют в гражданском процессе "производство с участием иностранных лиц" в качестве самостоятельного вида судопроизводства [5, с. 31]. Между тем с точки зрения системного подхода нормативный материал, регулирующий данное производство, по своему уровню в системе гражданского процессуального права такой же, что и нормативный материал, регулирующий традиционные виды судопроизводства: и тот и другие являются объединениями институтов, имеют тождественный элементный состав, представляют собой целостные структурные подразделения системы отрасли права; в обоих случаях целостность их обеспечивается интеграцией в виде выделения общего института.

В чем же дело? Почему в теории права это производство не выделяют наряду с традиционными?

Видимо, потому, что оно выделено в гражданском процессуальном праве и в законодательстве не по предмету судебной деятельности, а по субъектному составу и в связи с этим будто бы не может быть поставлено в один ряд с традиционными видами судопроизводства. Правильно ли это? По нашему мнению, данное структурное подразделение отрасли гражданского процессуального права является подсистемой одного уровня с объединениями институтов, регулирующими традиционные виды судопроизводства, и вполне может рассматриваться как правовое подразделение, предметом регулирования которого является самостоятельный вид судопроизводства. По крайней мере оно обладает всеми признаками, присущими любому традиционному виду судопроизводства, и признаками объединения институтов, регулирующего его. Объединение регулирует порядок рассмотрения и разрешения группы однородных дел; институты, регулирующие их, однородны и однопорядковы по сфере действия. То обстоятельство, что рассматриваемое объединение обособлено сейчас в соответствующем разделе ГПК РФ, а не в подразделе, как все традиционные виды судопроизводства, не должно служить поводом к отрицанию его как регулирующего вид производства, одноуровневого с традиционными. Содержание институтов, включенных в раздел V ГПК РФ, свидетельствует, что его институты регулируют отношения, возникающие в суде первой инстанции. Следовательно, объединению институтов, включенных в этот раздел, с точки зрения системного подхода место в соответствующем подразделе раздела II ГПК РФ, как и всех традиционных видов судопроизводства.

В свое время мы писали, что система законодательства, регулирующего производство в суде первой инстанции, не соответствует системе этой отрасли права в данном структурном подразделении.

Поясним кратко это положение применительно к структуре подраздела II "Исковое производство" раздела II ГПК РФ.

Проведенное нами в свое время исследование показало, что содержащиеся в подразделе "Исковое производство" нормы неоднопорядковы по сфере действия. Здесь есть нормы, общие для всех видов судопроизводства, и специальные нормы, характерные только для искового производства. Последние тоже неодинаковы и могут быть разбиты на две подгруппы: 1) нормы, которые по своей природе свойственны только исковому производству; 2) нормы, сформулированные применительно только к исковому производству, но которые могут (и по нашему мнению должны) быть изложены как общие для всех видов судопроизводства.

Различие по сфере действия норм, помещенных в одном подразделе "Исковое производство", не может не повлиять на форму процессуального права, которая должна быть приведена в соответствие с его содержанием. Общие и специальные нормы в рассмотренном нами соотношении неоднопорядковы, имеют различную функциональную направленность, а следовательно, не должны составлять содержание одного структурного подразделения отрасли права.

Из этого следует, что общие по объему действия нормы из подраздела "Исковое производство" необходимо выделить в самостоятельный подраздел раздела II ГПК РФ. Его можно именовать "Общие положения". Здесь они и должны быть сгруппированы в соответствии с предметом регулирования по институтам. В подразделе же "Исковое производство" следует оставить лишь нормы, специфические только для этого вида производства. В результате структура раздела II "Производство в суде первой инстанции" ГПК РФ выглядела бы следующим образом: подраздел I - "Общие положения; подраздел II - "Исковое производство"; подраздел III - "Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений"; подраздел IV - "Особое производство" [11, с. 50 - 51].

Полагаем, изложенные выше положения не утратили своей значимости и в настоящее время. Безусловно, их реализация требует вдумчивой работы, связанной с дифференциацией и интеграцией процессуальных норм и институтов, и должна проводиться с учетом имевших место изменений в действующем гражданском процессуальном законодательстве. В результате такой работы в разделе II "Производство в суде первой инстанции" ГПК РФ могут возникнуть вместо одного два самостоятельных в структурном и содержательном отношении объединения институтов - "Общие положения" и "Исковое производство". Помимо объединения институтов "Исковое производство" в этот раздел будут включены объединения институтов "Особое производство", "Производство по делам с участием иностранных лиц", "Производство по делам, связанным с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов".

По существу такую же позицию по рассматриваемому вопросу занимает А.В. Юдин, который пишет, что существующее решение относительно структуры арбитражного процессуального законодательства "удобно и оправданно с практической точки зрения. Однако оно рождает иллюзию, что арбитражный процесс исчерпывается только исковой формой защиты права, а вся остальная деятельность по рассмотрению неисковых дел представляет исключения из правил. Логически более правильно было бы "вынести за скобки" правила судопроизводства, общие для всех видов, а затем последовательно предусмотреть правила для искового производства, возникающего из административных правоотношений и особого производства" [17, с. 35].

Список литературы

  1. Алексеев С.С. Собрание сочинений: В 10 т. М.: Статут, 2010. Т. 2: Специальные вопросы правоведения. С. 113.
  2. Борисова Е.А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2008.
  3. Борисова Е.А. Апелляция, кассация, надзор по гражданским делам: Учеб. пособие. М.: Норма; Инфра-М, 2013.
  4. Боровиков С.А. Влияние норм материального права на нормы арбитражного процессуального права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 8.
  5. Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. М.К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014. С. 31.
  6. Гражданское процессуальное право: Учеб. / С.А. Алехина, В.В. Блажеев и др.; под ред. М.С. Шакарян. М.: Велби; Проспект, 2004. С. 23.
  7. Магомедова М.А. Теория и практика взаимодействия арбитражного процессуального и материальных отраслей права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.
  8. Носырева Е.И., Фильченко Д.Г. Основные положения Концепции об институте примирения сторон в гражданском судопроизводстве // Вестник гражданского процесса. 2015. N 1. С. 113 - 124.
  9. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014. С. 82.
  10. Сивак Н.В. Упрощенное производство в арбитражном процессе: Монография. М.: Проспект, 2011. С. 4.
  11. Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). М.: Изд-во МГУ, 1989. С. 50 - 51.
  12. Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 57 - 58.
  13. Шерстюк В.М. Новые положения проекта Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Городец, 2001. С. 59 - 61.
  14. Шерстюк В.М. Новые положения третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: МЦФЭР, 2003. С. 100 - 108.
  15. Шерстюк В.М. Переход количества в качество в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2016. N 1. С. 10 - 30.
  16. Шерстюк В.М. Избранные труды. М.: Городец, 2017. С. 181.
  17. Юдин А.В. Виды судопроизводств в арбитражном процессе: Учеб. пособие. Самара: Изд-во Самарского университета, 2002. С. 35.

References

  1. Alekseev S.S. Sobranie sochinenii: V 10 t. M.: Statut, 2010. T. 2: Spetsial'nye voprosy pravovedeniia. S. 113.
  2. Borisova E.A. Apelliatsiia v grazhdanskom (arbitrazhnom) protsesse. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Gorodets, 2008.
  3. Borisova E.A. Apelliatsiia, kassatsiia, nadzor po grazhdanskim delam: Ucheb. posobie. M.: Norma; Infra-M, 2013.
  4. Borovikov S.A. Vliianie norm material'nogo prava na normy arbitrazhnogo protsessual'nogo prava: Avtoref. dis. ... kand. iurid. nauk. Saratov, 2005. S. 8.
  5. Grazhdanskii protsess: Ucheb. / Pod red. M.K. Treushnikova. 5-e izd., pererab. i dop. M.: Statut, 2014. S. 31.
  6. Grazhdanskoe protsessual'noe pravo: Ucheb. / S.A. Alekhina, V.V. Blazheev i dr.; pod red. M.S. Shakarian. M.: Velbi; Prospekt, 2004. S. 23.
  7. Magomedova M.A. Teoriia i praktika vzaimodeistviia arbitrazhnogo protsessual'nogo i material'nykh otraslei prava: Avtoref. dis. ... kand. iurid. nauk. M., 2002. S. 10.
  8. Nosyreva E.I., Fil'chenko D.G. Osnovnye polozheniia Kontseptsii ob institute primireniia storon v grazhdanskom sudoproizvodstve // Vestnik grazhdanskogo protsessa. 2015. N 1. S. 113 - 124.
  9. Sakhnova T.V. Kurs grazhdanskogo protsessa. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Statut, 2014. S. 82.
  10. Sivak N.V. Uproshchennoe proizvodstvo v arbitrazhnom protsesse: Monogr. M.: Prospekt, 2011. S. 4.
  11. Sherstiuk V.M. Sistema sovetskogo grazhdanskogo protsessual'nogo prava (voprosy teorii). M.: Izd-vo MGU, 1989. S. 50 - 51.
  12. Sherstiuk V.M. Novye polozheniia Arbitrazhnogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii. M.: Mezhdunarodnyi tsentr finansovo-ekonomicheskogo razvitiia, 1996. S. 57 - 58.
  13. Sherstiuk V.M. Novye polozheniia proekta Arbitrazhnogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii. M.: Gorodets, 2001. S. 59 - 61.
  14. Sherstiuk V.M. Novye polozheniia tret'ego Arbitrazhnogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii. M.: MTsFER, 2003. S. 100 - 108.
  15. Sherstiuk V.M. Perekhod kolichestva v kachestvo v grazhdanskom protsessual'nom prave // Vestnik grazhdanskogo protsessa. 2016. N 1. S. 10 - 30.
  16. Sherstiuk V.M. Izbrannye trudy. M.: Gorodets, 2017. S. 181.
  17. Iudin A.V. Vidy sudoproizvodstv v arbitrazhnom protsesse: Ucheb. posobie. Samara: Izd-vo Samarskogo universiteta, 2002. S. 35.