Мудрый Юрист

Характеристика договоров в пользу третьих лиц

Ильясов М.-С.З., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и трудового права, гражданского процесса Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, Россия, г. Москва.

Рассматриваются вопросы, касающиеся характеристики договоров в пользу третьих лиц. Анализируется правовое регулирование договоров в пользу третьих лиц. Отмечается, что эти договоры следует отличать от договоров об исполнении третьему лицу.

Ключевые слова: Гражданский кодекс РФ, договор в пользу третьего лица, договор об исполнении третьему лицу, отказ третьего лица от своих прав.

Characteristics of Contracts in Favor of Third Parties

M.-S.Z. Ilyasov

Ilyasov Magomet-Sali Z., Cand. in Law, Assoc. Prof., Assoc. Prof. of Dept. of Civil and Labour Law, Civil Procedure at Kikot Moscow University of Russian Internal Affairs Ministry, Russia, Moscow.

Issues related to the characteristics of contracts in favor of third parties are considered. Legal regulation of contracts in favor of third parties is analyzed. It is noted that these contracts have to be distinguished from contracts on the execution to a third party.

Key words: Civil Code of the Russian Federation, contract in favor of a third party, contract on the execution to a third party, third party waiver of its rights.

Актуальность вопросов, касающихся отдельных видов договоров в пользу третьих лиц, связана с тем, что правоприменительная практика до определенного времени исходила из буквального толкования правила о том, что выгодоприобретатель (третье лицо) не может уступить требование, которое совершено в его пользу; это может сделать только его обладатель-кредитор. Однако некоторые судебные решения последнего времени свидетельствуют, что правоприменительная практика претерпевает изменения: если выгодоприобретатель, т.е. третье лицо, заявляет о намерении воспользоваться своим правом по заключенному в его пользу договору, он становится кредитором правоотношения, получая статус обладателя этого права требования.

Договоры различаются в зависимости от того, кто может требовать их исполнения. По общему правилу в процессе заключения договоров в пользу их участников право требовать исполнения таких договоров лежит только на их участниках, т.е. договор создает обязательства лишь для его сторон и не распространяет свое действие на третьих лиц. Однако в качестве исключения действующим законодательством предусматривается возникновение прав у третьих лиц из договоров, в которых они непосредственно не участвуют; при этом у данных лиц появляются права требовать их исполнения. Это договоры в пользу третьего лица.

М.Н. Илюшина отмечает, что в настоящее время договор в пользу третьего лица является одной из самых востребованных конструкций договорного оборота [5, с. 5 - 10].

В отношении понимания особенностей правовой природы договора в пользу третьего лица в доктрине достигнуто определенное единообразие. В.В. Витрянский указывает, что всякому договору в пользу третьего лица присущи два характерных признака: "во-первых, в таком договоре должно быть предусмотрено, что должник обязан исполнить свое обязательство не кредитору, а третьему лицу (указанному либо не указанному в договоре); во-вторых, третье лицо, в пользу которого должно быть произведено исполнение, наделяется самостоятельным правом требования в отношении должника по договорному обязательству" [2, с. 334].

С точки зрения судебной практики важным является вопрос, касающийся деятельности предпринимателя при применении им специального налогового режима - единого налога на вмененный доход (далее - ЕНВД) - в случаях, когда он оказывает услуги третьим лицам, а не контрагенту. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ по данному вопросу сформулировал следующую правовую позицию: оказание бытовых услуг непосредственно физическому лицу в целях удовлетворения его бытовых или других личных потребностей подпадает под действие специального налогового режима в виде ЕНВД независимо от того, с кем был заключен договор на оказание соответствующих услуг [7]. А. Бычков исходя из этого заключает, что при составлении договора, в котором выгодоприобретателем является третье лицо, нужно учитывать налоговые последствия и другие риски, особенно в сфере корпоративных отношений [1, с. 1 - 6].

Таким образом, приобретение выгоды третьим лицом при заключении договора в его пользу влечет за собой его обязанность уплаты налога в соответствии с налоговым законодательством, что должно учитываться выгодоприобретателем при намерении воспользоваться своим правом по заключенному в его пользу договору. Законодательство прямо предусматривает право третьего лица требовать исполнения по обязательствам, возникающим из договора, по которому оно является выгодоприобретателем, хотя оно и не участвовало в его заключении, т.е. не являлось стороной договора. Реализация этого права зависит только от воли третьего лица, при этом само третье лицо может и не называться в указанном договоре. Нов отдельных случаях законодательством предусмотрено, что имя гражданина или наименование юридического лица должно быть указано в договоре в пользу третьего лица. Таковым является, например, договор банковского вклада в пользу третьего лица.

По смыслу ст. 430 Гражданского кодекса РФ [3] к договорам в пользу третьего лица можно отнести такие договоры, в которых происходит взаимосогласованное решение о том, что при возникновении задолженности должник обязан возместить вред не другой стороне, заключившей договор, а третьему лицу, которое было указано в договоре и у которого на основании данного договора имеется право на исполнение обязательств в свою пользу.

М.А. Мильков, рассматривая конструкцию договора в пользу третьего лица, выделяет три его стадии: "с момента заключения договора до момента выражения третьим лицом намерения воспользоваться своим правом по нему или до момента отказа от такого права; с момента выражения третьим лицом намерения и до момента исполнения договора или до момента отказа от права; с момента отказа третьего лица от права по договору до распоряжения данным правом со стороны кредитора... Общая целевая направленность и существенная неотрывность друг от друга позволяют нам объединить их в единый правовой комплекс" [6, с. 170].

Данная конструкция соответствует структуре ст. 430 ГК РФ, регулирующей отношения по договору в пользу третьего лица.

На основании п. 2 ст. 430 ГК РФ в момент выражения третьим лицом своего желания воспользоваться предоставленным ему договором правом стороны не имеют права изменять условия договора, а также расторгать его без согласия данного лица, если законодательством, другими правовыми актами или договором не предусмотрено иное.

Лицо, которое по договору, заключенному в пользу третьего лица, является должником, имеет возможность выразить свои требования, а также возражения, которые могли быть адресованы кредитору. К примеру, если грузополучатель предъявляет к перевозчику требование о ненадлежащем качестве доставленного груза, последний вправе ссылаться на то, что качество груза ухудшилось по вине работников грузоотправителя, осуществлявших его погрузку.

Право требовать исполнения, которое возникает у третьего лица, если оно решает воспользоваться предоставленным ему договором правом, включает в себя право не только требовать исполнения обязательства в натуре по суду, но и применять к должнику все меры ответственности, связанные с неисполнением договора (взыскание убытков, процентов по ст. 395 ГК РФ, неустойки при ее наличии и т.п.). Третье лицо может также использовать это требование к должнику в рамках зачета, т.е. зачтя его к своему встречному долгу в отношении должника.

Одна из особенностей конструкции договора в пользу третьего лица заключается в том, что согласно п. 1 ст. 430 ГК РФ третьему лицу предоставляется лишь возможность требовать исполнения обязательства, но не иные выгоды. Между тем Модельные правила европейского частного права говорят, что по договору в пользу третьего лица последний приобретает права или иные выгоды.

Нередко в практике возникают вопросы о квалификации договора либо в качестве договора в пользу третьего лица (дающего третьему лицу право на иск к должнику), либо в качестве договора об исполнении третьему лицу (не дающего третьему лицу такого права). Суды часто исходят из того, что воля сторон считать себя связанными именно договором в пользу третьего лица и, в частности, воля кредитора не признавать за собой право на иск к должнику и закрепить его за указанным третьим лицом должны быть прямо обозначены в договоре. При отсутствии такого прямо выраженного условия указание в договоре на третье лицо, которому должно быть осуществлено исполнение, квалифицируется в качестве указания на наличие у сторон воли заключить договор с исполнением третьему лицу (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 2410/10, от 19.01.2010 N 12320/09, от 01.12.2009 N 11320/09) [4].

М.Н. Илюшина отмечает, что в п. 4 ст. 430 ГК РФ законодатель определяет судьбу права третьего лица, если оно не было затребовано третьим лицом. По закрепленному правилу в случае, когда третье лицо отказывается от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Данное правило имеет очень важное практическое значение, так как определяет объем прав стороны в договоре, т.е. по сути восстанавливает эти права до первоначального объема. Страхователь вправе предъявить к страховщику требование о выплате страховой суммы в свою пользу только в том случае, если выгодоприобретатель отказывается от своего права. При этом законом не определена форма, в которой выгодоприобретатель отказывается в пользу страхователя от права взыскания возмещения (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2009 N А52-1336/2008) [5, с. 5 - 10].

А. Бычков отмечает, что право третьего лица получить от должника по договору исполнение не может предполагаться, оно должно быть в нем четко и недвусмысленно сформулировано (например, право третьего лица получить исполнение в виде передачи товара по договору купли-продажи от должника-продавца и обязанность последнего такое исполнение произвести в пользу третьего лица). При отсутствии такого условия в договоре он не может быть квалифицирован как договор в пользу третьего лица и, следовательно, не порождает у третьего лица права требовать исполнения по договору в его пользу (Постановления Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 2410/10, ФАС Дальневосточного округа от 11.08.2009 N Ф03-3105/2009, ФАС Северо-Западного округа от 02.02.2012 по делу N А05-5580/2011) [1].

Судебная практика свидетельствует: чтобы тот или иной гражданско-правовой договор можно было квалифицировать в качестве договора в пользу третьего лица, необходимо включить в него условие о том, что должник по договору должен произвести исполнение в пользу конкретного третьего лица, а также указать на право этого лица требовать осуществления исполнения в его пользу и на обязанность должника такое исполнение произвести.

Список литературы

  1. Бычков А. Договор в пользу третьего лица // ЭЖ-Юрист. 2013. N 26. С. 1 - 6.
  2. Витрянский В.В. Некоторые аспекты учения о гражданско-правовом договоре в условиях реформирования гражданского законодательства // Проблемы развития частного права: Сб. ст. к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / Отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М., 2011. С. 334.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федер. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Договорное и обязательственное право (общая часть): Постатейный комментарий к статьям 307 - 453 Гражданского кодекса Российской Федерации / В.В. Байбак, Р.С. Бевзенко, О.А. Беляева и др.; отв. ред. А.Г. Карапетов. М.: М-Логос, 2017.
  5. Илюшина М.Н. Конструкция договора в пользу третьего лица в новеллах ГК РФ // Юстиция. 2017. N 4. С. 5 - 10.
  6. Мильков М.А. Обязательства с участием третьих лиц в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 170.
  7. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением положений главы 26.3 Налогового кодекса РФ: информ. письмо Президиума ВАС РФ от 05.03.2013 N 157 // СПС "КонсультантПлюс".

References

  1. Bychkov A. Dogovor v pol'zu tret'ego litsa // EZh-Iurist. 2013. N 26. S. 1 - 6.
  2. Vitrianskii V.V. Nekotorye aspekty ucheniia o grazhdansko-pravovom dogovore v usloviiakh reformirovaniia grazhdanskogo zakonodatel'stva // Problemy razvitiia chastnogo prava: Sb. st. k iubileiu Vladimira Saurseevicha Ema / Otv. red. E.A. Sukhanov, N.V. Kozlova. M., 2011. S. 334.
  3. Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' pervaia): Feder. zakon ot 30.11.1994 N 51-FZ (red. ot 29.12.2017) // SPS "Konsul'tantPlius".
  4. Dogovornoe i obiazatel'stvennoe pravo (obshchaia chast'): postateinyi kommentarii k stat'iam 307 - 453 Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii / V.V. Baibak, R.S. Bevzenko, O.A. Beliaeva i dr.; otv. red. A.G. Karapetov. M.: M-Logos, 2017.
  5. Iliushina M.N. Konstruktsiia dogovora v pol'zu tret'ego litsa v novellakh GK RF // Iustitsiia. 2017. N 4. S. 5 - 10.
  6. Mil'kov M.A. Obiazatel'stva s uchastiem tret'ikh lits v rossiiskom grazhdanskom prave: Dis. ... kand. iurid. nauk. M., 2010. S. 170.
  7. Obzor praktiki rassmotreniia arbitrazhnymi sudami del, sviazannykh s primeneniem polozhenii glavy 26.3 Nalogovogo kodeksa RF: inform. pis'mo Prezidiuma VAS RF ot 05.03.2013 N 157 // SPS "Konsul'tantPlius".