Мудрый Юрист

Сравнительно-правовое исследование института группового иска и некоторый анализ его модели в контексте концепции единого гражданского процессуального кодекса РФ

Дзагурова Мадина Джабраиловна - кандидат юридических наук, магистр права стран Европейского союза LL.M. (Le Havre/Hannover).

В статье дается сравнительно-правовое исследование института защиты группы лиц. Идея законодательного закрепления данного института была впервые сформулирована в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ. В российской процессуальной доктрине существуют серьезные споры относительно того, каким должна быть наиболее эффективно функционирующая модель института группового иска.

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, групповой иск, единый кодекс, сравнительный анализ, защита прав группы.

Comparative legal analysis of the Institute of group action and some analysis of its model in the context of the Concept of the unified Civil procedure code of the Russian Federation

M.D. Dzagurova

The article is devoted to the comparative legal analysis of the institution of protection of a group of persons. The idea of legislative consolidation of this institution was first formulated in the Concept of a single civil procedure code of the Russian Federation. In the Russian procedural doctrine there are serious disputes about what should be the most effective functioning model of the Institute of group action.

Key words: civil process, arbitration process, group claim, unified code, comparative analysis, protection of the rights of the group.

Памяти профессора

Мурадина Хасимовича Кебекова <1> посвящается

<1> Мурадин Хасимович Кебеков - первый ученый-юрист Республики Северная Осетия - Алания и Республики Кабардино-Балкария, один из основателей и первый декан единственного на Северном Кавказе в период с 1969 по 1990 г. юридического факультета Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова, заслуженный юрист РФ, кавалер медали "Во славу Осетии".

Обозначенная в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ идея законодательного закрепления абсолютно нового для российской процессуальной науки института защиты прав, свобод и интересов группы лиц посредством обращения в суд с групповым иском предполагает проведение серьезного теоретико-практического исследования всех аспектов применения указанного способа защиты, в том числе обращение в рамках сравнительно-правового метода к зарубежному опыту применения групповых исков [2]. При этом, на наш взгляд, последнее означает изучение не только доктрины и нормативной базы стран англосаксонской системы права (прежде всего США [6]), где рассматриваемый способ защиты прав имеет более длительную историю применения и отличается наибольшей популярностью [1], но также интересен опыт стран континентальной Европы, например Франции, в которой период законодательного закрепления такого способа защиты прав и интересов граждан, как групповой иск (l'action de groupe), исчисляется лишь с 2014 г. В указанный период впервые Законом N 2014-344 от 17 марта 2014 г. в потребительский кодекс Франции были введены нормы, регламентирующие возможность защиты прав и свобод неопределенного круга потребителей посредством института группового иска [7].

Как представляется, именно схожесть российской и французской правовых систем в целом, а также условий реализации права на судебную защиту в частности позволит сформировать более четкие представления об эффективной модели судебного порядка рассмотрения группового иска с учетом французского опыта, доктринального осмысления и практики применения указанного института.

Необходимость проведения серьезного сравнительно-правового исследования института группового иска обусловлена также и тем обстоятельством, что российская модель защиты прав и законных интересов группы лиц, предусмотренная гл. 28.2 АПК РФ, оказалась невостребованной, практически недействующей, в том числе и в силу очевидного несоответствия некоторых положений указанной главы общим принципам отправления правосудия. В частности, в процессуальной науке совершенно справедливо указывалось на недопустимость отказа в реализации конституционного права на судебную защиту лицу, обратившемуся с индивидуальным исковым заявлением после вступления в законную силу судебного решения, принятого по итогам рассмотрения группового иска, посредством присоединения к требованиям которого данное лицо ранее могло защитить свои права и законные интересы [2].

Итак, проведем некоторый анализ института группового иска, который достаточно детально урегулирован действующим гражданским процессуальным законодательством Франции. При этом сразу отметим, что институт группового иска является способом защиты, который в том числе регламентирован французским Кодексом административного судопроизводства.

Идея необходимости дальнейшего законодательного закрепления и расширения сферы применения группового иска как способа судебной защиты прав исключительно физических лиц была обозначена в положениях так называемого Закона о модернизации французского судопроизводства XXI в. [5], принятого 18 ноября 2016 г. В частности, во исполнение предписаний указанного нормативного акта Декретом N 2017-888 от 6 мая 2017 г. внесены дополнения в Гражданский процессуальный кодекс Франции, согласно которым более подробно и поэтапно раскрывается содержание группового иска, условия реализации права на обращение с указанным видом иска, а также особенности и последствия его рассмотрения судом.

Возможность применения института группового иска определяется исходя из одновременного действия двух основополагающих процессуальных принципов: во-первых, это принцип опосредованного, непрямого инициирования судебного процесса и, во-вторых, принцип строгого ограничения категорий прав, подлежащих защите путем предъявления группового иска.

Принцип опосредованного инициирования судебного разбирательства заключается в том, что субъектом, реализующим право конкретного лица на судебную защиту посредством группового иска, является аккредитованная в установленном законом порядке некоммерческая организация - ассоциация (association de consommateurs, дословно "ассоциация потребителей"). По состоянию на 2018 г. во Франции насчитывается 15 ассоциаций защиты прав потребителей [6]. Применительно к определению именно такого порядка опосредованной защиты прав французская доктрина задолго до законодательного закрепления института группового иска установила, что, "исходя из фундаментальных и непреходящих основ французского гражданского процесса, суть которых сводится к тому, что никто не должен и не может подменять прокурора в процессе и "примерять" на себя его функции, а также то, что судебное решение имеет субъективные пределы, правом на обращение с групповым иском должно быть наделено либо юридическое лицо, либо специально созданное для защиты прав группы лиц публично - правовое образование - ассоциация, союз и т.д." [4]. Следовательно, физическое лицо не может от своего имени обратиться с исковым заявлением и тем самым инициировать судебный процесс в защиту прав и законных интересов группы лиц.

Суть второго принципа защиты прав и законных интересов посредством предъявления группового иска заключается в том, что французским законодательством (art. 826-2 Code de procedure civile, art. L. 423-1, L. 623-1 Code de la consommation) прямо предусмотрен закрытый перечень категорий дел, по которым допустимо применение института группового иска. К указанному перечню относятся, в частности, дела по защите прав потребителей, трудовых прав, прав в сфере охраны здоровья, окружающей среды (экологические права), а также дела по вопросам противодействия любой форме дискриминации, защите информации и персональных данных. Во всех иных случаях применение группового иска не допускается. При этом в рамках данного принципа применения группового иска в качестве дополнительного обязательного критерия его использования указано условие об имущественном характере причиненного перечисленным категориям прав вреда. Таким образом, вопрос о возмещении морального вреда в соответствии с действующим французским законодательством не может выступать в качестве требования группового иска. Следует отметить, что подобный подход законодателя подвергается наиболее частой критике со стороны прежде всего ассоциаций, которые при оценке обращения граждан с требованием об инициировании группового иска зачастую отказывают в передаче дела в суд в связи с тем, что вопрос об определении объема имущественного вреда в том числе предполагает необходимость учета и включения в состав искового требования причиненного морального вреда [8].

Важно также отметить, что посредством группового иска подлежат защите указанные категории прав при условии, что их нарушение произошло по причине неисполнения или ненадлежащего исполнения законных или договорных обязательств юридическим лицом - ответчиком по данному виду иска.

Роль ассоциаций в вопросе реализации права физического лица на судебную защиту посредством института группового иска является во французской науке гражданского процессуального права достаточно дискуссионной. Как правило, анализ их функций и назначения проводится в контексте их соотнесения с деятельностью органов прокуратуры Франции, которые также наделены полномочиями по защите прав и свобод неопределенного круга лиц. Казалось бы, вышеуказанные права, которые с октября 2014 г. могут быть защищены, в том числе путем предъявления группового иска, вполне могли бы и далее находиться "под защитой", под юрисдикцией органов прокуратуры, но тем не менее законом устанавливается новый, ассоциативный порядок защиты прав и свобод группы лиц. Вероятно, при сопоставлении деятельности прокуратуры и ассоциаций как публично-правовых организаций, специально создаваемых для защиты соответствующих категорий прав, решающее значение имел аргумент, согласно которому для группы лиц в рамках ассоциаций вопрос инициирования защиты прав и свобод в большей степени зависит от волеизъявления непосредственно самих лиц.

Применительно к вопросу о значении и целях функционирования ассоциаций в процессуальной доктрине Франции выражена точка зрения, в соответствии с которой ассоциации являются своеобразными фильтрами, предназначение которых заключается в том числе в предварительной оценке и отсеивании споров, которые либо не подпадают под критерии применения группового иска, либо с позиций эффективности более приемлемым для конкретного спорного случая является обращение с индивидуальным иском [3].

Ни французский гражданский процессуальный кодекс, ни иные нормативные правовые акты (в частности, Потребительский кодекс Франции, который в ст. 623-1 практически определяет содержание понятия группового иска для защиты прав потребителей и основания его предъявления) не указывают количественное выражение группы, требования которой могут быть защищены посредством группового иска. Ответ на вопрос о количественном критерии разрешен на уровне правоприменительной практики, согласно которой данный вид иска может быть инициирован при обращении в соответствующую ассоциацию не менее двух лиц [9].

Далее обратимся к этапам рассмотрения группового иска. Условно весь процесс рассмотрения можно подразделить на два этапа: досудебный и этап судебного рассмотрения требования, которое осуществляется судом общей юрисдикции по общим правилам искового производства (ст. 826-5 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Как уже было отмечено выше, оценка требований физических лиц на предмет возможности применения к защите их прав механизма группового иска осуществляется на уровне соответствующей ассоциации. Только после положительной оценки наличия критериев применения группового иска ассоциация подает групповое исковое заявление в трибунал большой инстанции по месту нахождения юридического лица - ответчика (ст. 826-3 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Непосредственно судебный этап рассмотрения группового иска, на наш взгляд, также следует подразделить на три этапа: первый предполагает решение судьей вопроса о допустимости принятия группового иска с точки зрения соблюдения критериев реализации права на его использование в качестве механизма защиты прав и интересов группы лиц. Второй этап - непосредственное рассмотрение искового заявления по существу, т.е. исследование фактических обстоятельств спора, выяснение характера причиненного вреда и тяжести наступивших последствий. Процессуальными целями данного этапа являются установление факта неисполнения или ненадлежащего исполнения ответчиком законных либо договорных обязательств, повлекших за собой нарушение прав группы лиц, а также установление общего объема причиненного имущественного (материального) вреда и порядка его возмещения (индивидуальный или коллективный порядок возмещения причиненного вреда, ст. 826-15 Гражданского процессуального кодекса Франции). Установление данных обстоятельств дела является, скорее, практически единственной целью данного судебного этапа рассмотрения группового иска. Исследование же иных обстоятельств дела, а именно правомерность требований каждого лица, объявившего о своей принадлежности к группе, осуществляется только в случае несогласия ответчика с заявленным требованием о возмещении конкретному лицу, присоединившемуся к групповому иску на стадии выплат компенсаций (ст. 826-17 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Кроме того, в процессе исследования главных фактических обстоятельств дела - причинение вреда правам и свободам группы лиц - судом не ставится задача персонификации всех участников данной группы, которым был причинен имущественный вред в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением законных или договорных прав и обязанностей ответчиком. В судебном решении, принятом по итогам рассмотрения группового иска (которым последний признается именно групповым и на основании которого удовлетворяются заявленные требования), содержатся положения о форме, порядке и сроках присоединения к требованиям данного группового заявления в последующем и иных лиц, чьи права и интересы также могли быть нарушены (ч. 3 ст. 826-16 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Таким образом, действующее гражданское процессуальное законодательство Франции как на стадии обращения в суд, так и на этапе принятия судебного решения не содержит каких-либо обязательных предписаний относительно необходимости персонификации всех возможных участников группы, в защиту прав и интересов которых соответствующей ассоциацией предъявляется групповой иск.

Судебное решение, принятое по итогам рассмотрения группового иска, должно содержать сведения относительно порядка получения возмещения от ответчика за причиненный вред. При этом указанный порядок возмещения может иметь либо индивидуальный, либо коллективный характер (ст. 826-15 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Судебное решение должно также содержать разъяснения относительно того, что после удовлетворения требований посредством присоединения к групповому иску лицо утрачивает право на обращение с индивидуальным исковым заявлением, содержащим тождественные требования (ч. 6 ст. 826-16 Гражданского процессуального кодекса Франции). Соответственно, в случае неприсоединения за лицом остается его право на судебную защиту и получения возмещения посредством обращения с индивидуальным исковым заявлением (ч. 5 ст. 826-16 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Таким образом, исходя из изложенного следует отметить, что действующая французская модель группового иска основана на принципе диспозитивного распоряжения процессуальными правами на судебную защиту. Только на этапе объявления о принадлежности к группе лиц и выплате компенсаций возможно проведение персонификации состава группы лиц.

Судебное решение, принятое по итогам рассмотрения группового искового заявления, подлежит также обязательному опубликованию ответчиком и производится за его счет (ст. 826-14 Гражданского процессуального кодекса Франции). Собственно, подобная публикация и позволяет довести до сведения потенциальных участников группы информацию о принятом судебном решении и о возможности реализации права на судебную защиту посредством присоединения к принятому судебному решению и получения соответствующей компенсации. Таким образом, с момента публикации "запускается" этап выявления состава потенциальных истцов, которые в порядке, в форме и в сроки, которые предусмотрены судебным решением, адресуют требования непосредственно ответчику об индивидуальном порядке возмещения причиненного имущественного вреда либо направляют в ассоциацию обращение о присоединении к группе и заявляют о своем участии в коллективном порядке возмещения имущественного вреда (ст. 826-17 Гражданского процессуального кодекса Франции).

При использовании любого из указанных вариантов возмещения вреда (индивидуальный или коллективный) лицом должны быть представлены все имеющиеся у него документы - доказательства, подтверждающие его "причастность" к группе (ч. 7 ст. 826-16 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Заявление о присоединении физического лица к удовлетворенным требованиям группового иска не является каким-то формальным и в то же время автоматическим основанием для возмещения имущественного вреда посредством института группового иска. В случае несоблюдения формы, сроков, а также порядка присоединения к групповому иску, непредставления сведений, подтверждающих статус лица, на которое распространяется действие судебного решения, принятого по итогам рассмотрения группового искового заявления, спор подлежит передаче в суд и рассматривается по правилам индивидуального искового производства (ст. 826-19, ст. 826-24 Гражданского процессуального кодекса Франции).

Подводя некоторый итог всему вышеизложенному, постараемся в формате сравнительно-правового сопоставления сформулировать некоторые предложения относительно российской модели группового иска, идея внедрения которого изложена в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ [10, 11].

Так, по нашему мнению, и в российском гражданском, и в арбитражном процессуальном законодательстве надлежит предусмотреть институт специального истца - ассоциации, которые бы имели исключительное право на обращение с исковым заявлением в защиту прав и интересов группы лиц. При этом важно подчеркнуть, что роль и назначение указанной ассоциации должны сводиться не только к выполнению организационно-технической функции по подготовке процессуальных документов, но и в том числе к предварительной оценке возможности защиты интересов двух и более лиц посредством института группового иска путем соотнесения правовых и фактических оснований искового требования с законодательно установленными критериями его квалификации в качестве рассматриваемого вида иска.

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ не содержит описания порядка рассмотрения группового иска. Между тем именно подробный и тщательно взвешенный с точки зрения действия процессуальных принципов порядок позволит обеспечить наиболее эффективное использование института группового иска. В частности, исходя из действия процессуального принципа диспозитивности недопустимо ограничение прав доступа к правосудию любого лица, которое не было заявлено в групповом исковом заявлении, либо в дальнейшем не присоединилось к судебному решению, принятому по итогам рассмотрения подобного иска. Групповой иск не должен "поглотить" иск индивидуальный.

Очевидна и разумность подхода определения конкретного перечня категорий споров, рассмотрение которых возможно посредством института группового иска. Подобное определение категорий споров возможно на основании, например, исследования судебной практики на предмет выявления наиболее "уязвимых" с позиций частоты допущения массового нарушения прав и интересов сфер жизнедеятельности общества.

Список литературы

  1. Аболонин Г.О. Правовой механизм группового иска в США // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Туманов Д.А. О групповых исках в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ // СПС "КонсультантПлюс".

3. Daniel Mainguy, L'action de groupe en droit la loi Hamon du 17 mars 2014, , 2014, page 31.

4. S. Guinchard. L'action de groupe en procedure civile francaise. Revue international de droit compare. 1990. 42-2 pp. 599 - 635.

5. Titres V et VI de la loi n° 2016 - 1547 du 18 novembre 2016 de modernisation de la justice du XXIe // www.economie.gouv.fr/particuliers/action-de-groupe.

  1. URL: https://www.economie.gouv.fr/cedef/action-de-groupe (дата обращения: 08.12.2018).
  2. URL: https://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do?cidTexte=JORFTEXT000028738036&dateTexte=20181122 (дата обращения: 08.12.2018).
  3. URL: http://www.ufc-quechoisir-var-est.org/les-resultats-de-laction-de-groupe-selon-alain-bazot (дата обращения: 08.12.2018).
  4. URL: https://www.economie.gouv.fr/particuliers/action-degroupe?fbclid=IwAR2Nql4_3vh1oygEQJOiIQ8gEa2n6uizGODrqJPd95iBFDzbVj4MCUsAFHE (дата обращения: 08.12.2018).
  5. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172071/.
  6. URL: http://legalacts.ru/doc/konseptsija-edinogo-grazhdanskogo-protsessualnogo-kodeksa-rossiiskoi-federatsii/ (дата обращения: 08.12.2018).