Мудрый Юрист

Институт экологического страхования как элемент экологической безопасности

/"Экологическое право", 2018, N 6/
Е.В. НОВИКОВА

Новикова Елена Владимировна, профессор кафедры экологического и земельного права Юридического факультета Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук.

Актуальность развития экологического страхования в России возрастает на фоне отсутствия специальной системы страховой защиты окружающей среды и ее объектов. Страхование гражданско-правовой ответственности за экологический ущерб может и должно развиваться, но уже как самостоятельный институт экологического страхования и важный элемент системы экологической безопасности. Предложения, обоснованные в статье, исходят из анализа факторов торможения этого вида страхования в России, учета современных тенденций зарубежного экологического страхования и ориентируются на наилучшие мировые практики.

Ключевые слова: страхование, риск, экологическое страхование, добровольное, обязательное страхование, аварийные ситуации, чрезвычайные ситуации, промышленная безопасность, экологическая безопасность, ответственность за экологический вред, оценка рисков, экономико-правовые стимулы, Концепция.

An Environmental Insurance Institution as an Environmental Security Element

E.V. Novikova

Novikova Elena V., Professor of the Department of Environmental and Land Law of the Law Faculty of the Lomonosov Moscow State University (MSU), Doctor of Law.

The importance of the development of environmental insurance in Russia increases due to the absence of a system of insurance of environmental protection and its objects. Civil liability insurance for environmental damage can and should be developed, but as an independent Institution of environmental insurance and as an important element of the ecological safety system. Relative suggestions proposed in this article are based upon analysis of deceleration factors and obstacles that slow the development of such insurance system in Russia, and upon best world practice and current trends in the development of environmental insurance abroad.

Key words: insurance, risks, environmental insurance, voluntary, compulsory insurance, emergency situations, industrial safety, ecological safety, responsibility for environmental damage, risk assessment, economic and legal incentives, Conception.

На сегодня в стране свелась к нулю практика компенсации пострадавшим от аварийного загрязнения среды в силу отсутствия системы экономических стимулов и инструментов для предупреждения и возмещения вреда окружающей среде, в том числе связанного с аварийными выбросами и сбросами вредных веществ. На Госсовете по экологии ущерб от экологических проблем в стране Владимир Путин оценил в 6% ВВП <1>. Экспертный совет при Правительстве Российской Федерации подготовил предложения по внедрению экологического страхования как самого дешевого способа минимизировать риски, в том числе и для бюджета. В число таких предложений <2> включается "материализация" ответственности за причинение такого вреда, а также предложение передать страховщикам контроль за снижением экологических рисков, как это практикуется в США и европейских странах, где система страхования экологических рисков действует с конца 1970-х годов.

<1> См.: URL: https://www.interfax.ru/business/543341 (дата обращения: 01.11.2018).
<2> См.: URL: https://www.kommersant.ru/doc/3719296 (дата обращения: 01.11.2018).

Складывается парадоксальная ситуация - актуальность развития этого вида страхования в России возрастает в условиях отсутствия специальной системы страховой защиты окружающей среды и ее объектов. Исходя из этого на новом этапе страхование гражданско-правовой ответственности за экологический ущерб может и должно развиваться, но уже как самостоятельный институт экологического страхования (далее - ЭС). Нижеприведенный анализ законодательства и факторов сдерживания его развития в России, учет современных тенденций развития зарубежного ЭС и ориентир на наилучшие мировые практики, полагаем, должны вызвать серьезный дискурс.

Традиционно ЭС рассматривается как финансовая гарантия возмещения вреда окружающей среде, ее отдельным компонентам в результате воздействия на нее техногенных и природных факторов. Кроме того, ЭС призвано защищать имущественные интересы владельцев источников повышенной экологической опасности (загрязнителей), а также имущественные и иные интересы третьих лиц, которые могут быть нарушены вследствие чрезвычайных экологических ситуаций и аварий.

На практике ЭС является не единственным способом финансового обеспечения на случай причинения вреда окружающей среде и ее отдельным компонентам. Законодательство многих стран, включая Россию, вменяя в обязанность субъектам хозяйственной и иной деятельности иметь финансовое обеспечение на случай наступления указанных событий, предусматривает несколько вариантов такого обеспечения, включая банковские гарантии, создание фондов взаимного страхования, другие финансовые гарантии, договоры страхования, заключенные со страховыми компаниями <3>.

<3> Так, согласно ст. 50 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" (далее - Федеральный закон "Об использовании атомной энергии") эксплуатирующая организация обязана иметь финансовое обеспечение на случай возмещения убытков и вреда, причиненных радиационным воздействием, состоящее из государственной гарантии или иной гарантии, наличия собственных финансовых средств и страхового полиса (договора). В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2002 г. 240 "О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации" (далее - Постановление Правительства Российской Федерации "О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации") организациям, указанным в п. 3 Правил, вменяется в обязанность иметь резервы финансовых средств для локализации и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. См.: Федеральный закон "Об использовании атомной энергии" // СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4552; Постановление Правительства Российской Федерации "О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 16. Ст. 1569.

При этом система страхования становится одним из наиболее эффективных инструментов финансового покрытия неизбежных остаточных экологических рисков. По закону страховые организации могут формировать фонд (резерв) предупредительных мероприятий в целях финансирования практических мер по предупреждению наступления страховых случаев, в том числе связанных с реализацией экологических рисков (п. 6 ст. 26 Федерального закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" <4>). Средства этих фондов не предназначены для выполнения страховщиком страховых обязательств и должны расходоваться на осуществление превентивных мер. Таким образом, формирование фондов предупредительных мероприятий является правом, но не обязанностью страховщика. В результате в настоящее время в России ЭС в силу многих причин не используется в качестве инструмента защиты природной среды.

<4> См.: Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 56.

Экологическое страхование в зарубежных странах

Опыт ЭС в зарубежных странах показывает, что закрепление режимов ретроспективной и солидарной ответственности во многих юрисдикциях стимулировало распространение современного способа финансового покрытия рисков - комплексного экологического страхования. Приобретение соответствующего полиса становится обязательным требованием сделок по слиянию и поглощению, а также купле-продаже промышленных имущественных комплексов, особенно с длительной промышленной историей.

Иностранное финансирование в развивающихся странах обязательно предполагает требование о страховании экологической ответственности. Помимо этого, ЭС стало эффективным способом управления рисками, связанными с загрязнением окружающей среды <5>. Комплексное экологическое страхование устраняет пробелы по иным полисам страхования экологических рисков, меняет отношение к институту ЭС в целом - от решения лишь ранее существующих экологических проблем к качественной оценке всех возможных экологических проблем <6>, включая исторический вред и как приоритет - предупреждение и минимизация рисков.

<5> См. подробнее: Новикова Е.В. Экологическая безопасность: современные правовые подходы к управлению рисками // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11: Право. 2018. N 6.
<6> См.: Маркин Ю. Экологическое страхование как неотъемлемый инструмент управления рисками хозяйствующего субъекта // Нефть, Газ и Право. 2017. N 1. С. 17.

Самым развитым в мире рынком ЭС является рынок США, который характеризуется более высоким спросом на продукты финансового обеспечения. Законодательство США об экологической ответственности было принято в 1980-е годы, и им предусматривается так называемая неограниченная объективная солидарная ответственность, имеющая обратную силу, за нарушение требований широкого спектра видов деятельности, способных причинить серьезный экологический ущерб (например, эксплуатация подземных резервуаров, объектов удаления опасных отходов и др.). Обеспеченное жестким правоприменением регулирование создало высокий экономический риск для потенциально ответственных операторов и, как следствие, повысило спрос на экологическое страхование <7>.

<7> См.: Task Force for the Implementation of the Environmental Action Programme for Central and Eastern Europe, Caucasus and Central Asia Regulatory Environmental Programme Implementation Network (2011) / Organization for Economic Co-operation and Development / ENV/EPOC/EAP/REPIN(2011)1/FINAL 7, 53. URL: https://www.oecd.org/env/outreach/eap-tf.htm (дата обращения: 01.11.2018).

В настоящее время страховые компании перед заключением высокорисковых и значительных по объему ответственности договоров практикуют предстраховой осмотр (сюрвей), позволяющий страховщику получить информацию о потенциально опасных объектах и избежать финансовых потерь в случае наступления страхового события.

В Европе рынок ЭС сравнительно молод и лишь небольшое количество страховых компаний способно предоставить финансовую защиту от так называемой экологической ответственности. В 2007 г. общие доходы страховщиков от взносов экологического страхования во всех странах - членах ЕС составили, по оценкам, всего 200 млн евро (хотя после этого наблюдался их интенсивный рост в связи с введением в действие Директивы N 2004/35/СЕ "Об экологической ответственности" <8>), или 0,6% рынка общей ответственности. Для сравнения: в США в 2003 г. стоимость рынка экологического страхования составляла 2 млрд долл. США (BIO, 2008).

<8> См.: Директива N 2004/35/СЕ Европейского парламента и Совета Европейского союза "Об экологической ответственности, направленной на предотвращение экологического ущерба и устранение его последствий" (принята в г. Страсбурге 21.04.2004) // СПС "КонсультантПлюс".

На момент принятия указанной Директивы в 2004 г. практически не существовало страховых продуктов, покрывающих экологический вред. В отличие от страховых полисов, которыми покрываются традиционные риски (жизни, здоровью, имуществу физических и юридических лиц), аварийного загрязнения, отдельные системы страхования экологической ответственности все еще находятся в Европе на ранней стадии развития. Так называемые полисы страхования ответственности за ухудшение качества окружающей среды покрывают главным образом традиционную ответственность, хотя некоторые из них были недавно расширены и покрывают требования о возмещении ущерба природным ресурсам <9>.

<9> См.: Task Force for the Implementation of the Environmental Action Programme for Central and Eastern Europe, Caucasus and Central Asia Regulatory Environmental Programme Implementation Network.

Страховые компании обязаны проводить тщательную оценку и классификацию покрываемых рисков: собирается детальная историческая информация и технические данные по объекту и работе предполагаемого страхователя, а группа квалифицированных технических специалистов проводит комплексную проверку промышленного объекта от имени страховой компании. В ходе такой проверки оценивается соответствие требованиям мер безопасности, систем защиты и планов действий в чрезвычайных ситуациях, а также геологические, гидрологические и атмосферные характеристики прилегающей территории. Компаниям с плохими экологическими показателями и негативным опытом обычно трудно приобрести страховку, и, даже если это им удастся, страховая защита будет иметь покрытие, ограниченное небольшими лимитами ответственности и высокой стоимостью.

После согласования условий страховой защиты страховая компания поощряет оператора производства к принятию мер по снижению риска и развитию стратегии предотвращения ущерба. В течение всего срока действия договора страхования страховая компания регулярно производит мониторинг хозяйственной деятельности страхователя как с целью предотвращения увеличения степени риска, так и для повышения ответственности страхователя за возможный ущерб. Также страховщиком могут использоваться дополнительные инвестиции в меры по предотвращению ущерба как стимул снижения стоимости страхового полиса и/или расширения страхового покрытия. Для предоставления качественного страхового продукта очень важно, чтобы страховщик мог реалистично и достоверно оценить размер потенциальных страховых рисков за конкретный и достаточно длительный период на основе специальных методик. Однако реалистичная и достоверная оценка риска загрязнения окружающей среды (и соответствующей юридической ответственности) затрудняется как фактической, так и юридической неопределенностью <10>.

<10> Там же.

К примеру, многие экологические разрешения специально уполномоченных органов по охране окружающей среды стран ЕС и Северной Америки требуют показать, что компания обеспечила коммерческие страховые полисы с покрытием, достаточным для оплаты возможных аварий и ущерба окружающей среде <11>. Такое коммерческое страхование доступно в условиях развитого рынка страховых услуг для покрытия, например, всех видов нефтегазовых и нефтехимических операций в США. Более того, компании будут подвергнуты повышенной деликтной ответственности или реакция акционеров будет негативной, если они не смогут обеспечить адекватное страхование. Система современного экологического менеджмента появилась впервые в Великобритании и США <12> и обозначается аббревиатурой EMS - an environmental management system. Она позволяет минимизировать риски (моделировать, управлять), что в страховых отношениях юридически и финансово доказывает значимую деталь: компания осуществляет "должную осмотрительность", и ее действия не являются небрежными, что отражается в размерах страховых премий <13>. Важно отметить, что, несмотря на соблюдение правил EMS и требования о страховом покрытии остаточных рисков, исключения из обязательств загрязнителя по возмещению вреда окружающей среде и иной гражданско-правовой ответственности отсутствуют.

<11> См.: Стефани К. Джонс. Страхование окружающей среды: гибкий и постоянно меняющийся рынок. URL: https://www.insurancejournal.com/magazines/mag-features/2001/07/23/18589.htm; URL: https://b-h-a.com/about-us/what-is-environmental-insurance/.
<12> Одним из лидеров апробации новых рыночных инструментов экологического менеджмента является Великобритания, где еще в 1992 г. BSI Group был опубликован первый в мире стандарт на системы экологического менеджмента для организаций - BS 7750. Примечательно то, что этот стандарт появился не как результат деятельности государства, а по инициативе английских промышленников, которые столкнулись с проблемой ужесточения природоохранного законодательства и необходимостью применения адекватных управленческих решений. Этот стандарт стал основой для развития международной серии стандартов ISO 14000, опубликованной в 1996 г. Международной организацией по стандартизации ISO. См.: Горбунов О.И., Каницкая Л.В. Международные стандарты ISO 14000: факторы, препятствующие их реализации в России // Фундаментальные исследования. 2016. N 1-7. С. 87 - 91.
<13> См.: URL: https://www.epa.gov/enforcement/deepwater-horizon-bp-gulf-mexico-oil-spill (дата обращения: 01.11.2018).

Финансовая привлекательность и гибкость страхования относительно иных вариантов финансового обеспечения привели к тому, что оборот рынка страховых услуг в последние годы в мире растет в геометрической прогрессии; например, в США объем рынка таких услуг достигает 1 млрд долл. в год, международный ежегодный оборот мирового рынка экологических услуг через пять лет предположительно составит более сотни млрд долл. США, а самые большие темпы роста рынка ожидаются в Индии, Аргентине, Мексике и Бразилии.

Страхование позволяет распределить бремя ответственности между государством и компаниями, покрывая экономический ущерб, связанный с загрязнением окружающей среды. Поэтому в настоящее время во многих странах страхование гражданской ответственности за причинение экологического вреда получает законодательное закрепление как экологическое страхование.

С публично-правовой точки зрения общепризнано, что ЭС является эффективным инструментом обеспечения экологической безопасности. С использованием механизма моделирования и оценки экологических рисков страховое покрытие становится доступным природопользователям при условии совершенствования технологий, позволяющих предупреждать наступление экологического вреда. Более того, экологическое страхование становится необходимым элементом современной системы государственного надзора за объектами повышенной опасности. Таким образом, превенция становится важнейшей функцией экологического страхования, обеспечивающей публичные интересы.

Развитие института ЭС за рубежом демонстрирует тенденцию обособления в качестве самостоятельного вида страхования экологических рисков из договоров страхования общей ответственности. Страхование всех рисков, связанных с загрязнением окружающей среды, осуществляется в рамках договоров экологического страхования. Так, в США Закон "О комплексном реагировании, компенсации и ответственности за ущерб окружающей среде" направлен только на возмещение вреда окружающей среде и не направлен на возмещение других видов ущерба (жизни, здоровью, имуществу физических и юридических лиц), иски по которым должны рассматриваться в другом порядке и основаниям.

Директива ЕС 2004/35/СЕ также не предусматривает права физических и юридических лиц на компенсацию ущерба <14>. Ее целью является предотвращение вреда окружающей среде и обеспечение его ликвидации. В случае нанесения ущерба физическим и юридическим лицам, их здоровью и собственности они могут требовать возмещения ущерба в соответствии с национальным законодательством о гражданской ответственности.

<14> См.: Рекомендации Круглого стола (Совет Федерации) Российской Федерации "Экологическое страхование как инструмент управления природопользованием и обеспечения экологической безопасности" (22.05.2013). URL: http://council.gov.ru/activity/activities/roundtables/32172/ (дата обращения: 01.11.2018).

В Финляндии нормы Закона "О страховании ответственности за ущерб окружающей среде" 1988 г. исходят из презумпции получения полной компенсации вреда, причиненного окружающей среде, в том числе и в результате деятельности неустановленного круга лиц. В этих целях в стране создан фонд, гарантирующий полную компенсацию экологического ущерба, в том числе стоимости мер по предотвращению или ограничению ущерба и восстановлению окружающей среды до ее прежнего состояния, в случае неплатежеспособности или невозможности установления ответственных сторон. Эта система финансируется за счет специальных взносов, обязательных для операторов деятельности высокого риска, на которую требуется получение природоохранных разрешений.

В 2015 г. страховой рынок Китая стал третьим по величине в мире: с 2010 по 2015 г. объем страховых сборов увеличился с 1,3 трлн юаней (198 млрд долл. США) до 2,4 трлн юаней (около 365 млрд долл. США) <15>. В последние годы там начал бурно развиваться рынок экологического страхования. Стали широко доступными страховые услуги, предлагающие как стандартное, так и индивидуальное страховое покрытие по экологическим обязательствам. Приняты и действуют так называемые руководства по проведению пилотной работы по обязательному страхованию ответственности за загрязнение окружающей среды, а также руководства по осуществлению добровольного страхования ответственности за загрязнение окружающей среды. Основная цель этих правил - дать возможность предприятиям-загрязнителям выбрать дополнительное страхование ответственности за загрязнение окружающей среды.

<15> См.: Волкова М.В., Исаченко В.Ю. Развитие рынка страховых услуг в Китае // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016. N 4-6. С. 1144 - 1146.

При этом, как пишет Ю. Маркин "Верховный суд Китая учредил коллегию/трибунал по делам, вытекающим из споров, связанных с экологическим ущербом. Иски, как правило, не покрываются традиционным полисом страхования ответственности, тем не менее этот пробел восполняется полисом комплексного экологического страхования" <16>. Страхователь также может запросить у страховщика расширение страхового покрытия на случай причинения экологического ущерба, когда последний не является следствием загрязнения, т.е. вытекания, рассеивания, утечки твердых или жидких загрязняющих веществ <17>.

<16> См.: Маркин Ю. Указ. соч. С. 18.
<17> Там же. "С 1 января 2015 г. В Китае вступили в силу серьезные изменения в экологическое законодательство. Увеличен объем ответственности за нарушение экологического законодательства: теперь штрафы уплачиваются за каждый день, а не единовременно. Результаты экологического мониторинга и экспертизы на предприятии должны быть опубликованы в открытых источниках. Оценка деятельности муниципальных властей проводится исходя из их целей в сфере охраны окружающей среды. Установлено право негосударственных учреждений подавать иски против загрязнителей окружающей среды".

Экологическое страхование в России

В то время как в мире наблюдаются вышеописанные тренды, в странах Восточной Европы, включая Россию и Центральную Азию, система ЭС по-прежнему слабо развита.

Правовую основу отношений ЭС в России составляют нормы Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее - Федеральный закон "Об охране окружающей среды") <18>, Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации", а также Типовое положение о порядке добровольного экологического страхования в Российской Федерации <19>, страхование осуществляется на основании договоров, заключаемых физическим или юридическим лицом (страхователем) со страховщиком в соответствии с нормами гл. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации <20>.

<18> См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.
<19> См.: Типовое положение о порядке добровольного экологического страхования в Российской Федерации, утв. Минприроды России 3 декабря 1992 г. N 04-04/72-6132, Российской государственной страховой компанией 20 ноября 1992 г. N 22 // СПС "КонсультантПлюс".
<20> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

Исторически понятие экологического страхования было закреплено еще в Законе РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" 1991 г. <21> (ст. 23), согласно которому "в Российской Федерации осуществляется добровольное и обязательное государственное экологическое страхование предприятий, учреждений, организаций, а также граждан, объектов их собственности и доходов на случай экологического и стихийного бедствия, аварий и катастроф". В его развитие было принято указанное Типовое положение, формально действующее по настоящее время, но в реальности находящееся в "спящем режиме", по причинам, о которых говорится ниже. Но уровень разработанности и ряд конкретных положений этого порядка представляют несомненный интерес.

<21> См.: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" // ВСНД и ВС РФ. 1992. N 10. Ст. 457. (Утратил силу.)

Защита гражданской (имущественной) ответственности предоставляется страхователям за ущерб, причиненный третьим лицам, в результате внезапного, непреднамеренного и неожиданного загрязнения окружающей природной среды на территории Российской Федерации. В соответствии с этим порядком страховая защита видится чрезвычайно суженной, если сравнивать ее с упоминаемым ранее полисом комплексного экологического страхования, который не исключает риски загрязнения также в рамках обычной хозяйственной деятельности, исторического (накопленного) загрязнения окружающей среды и ущерба биоразнообразию. Пробелы в объеме страхового покрытия экологических рисков по полису страхования имущества, если ущерба имуществу нет, а имеет место простая утечка загрязняющих веществ, очевидны. Экологические риски прямо исключены законом, так как нет основания для страхового покрытия по такому полису. Страховые организации разрабатывают свои правила по добровольному экологическому страхованию с ориентиром на эти положения порядка.

Таким образом, по действующему на сегодня порядку объектом страхования (страховых событий) является только риск гражданской ответственности, выражающийся в предъявлении страхователю имущественных претензий физическими или юридическими лицами в соответствии с нормами гражданского законодательства о возмещении ущерба за загрязнения определенного круга природных объектов - земельных угодий, водной среды или воздушного бассейна на территории действия конкретного договора страхования. Заметим, что указанным порядком недра, подземные воды, растительный, животный мир, озоновый слой, природные объекты, а также природные комплексы в число объектов страхования прямо не включены.

При этом сосредоточенность российской системы ЭС на оценке экологического ущерба в целях его денежного возмещения (на деле являющегося санкцией), а не на устранении ущерба, ограничении его последствий и не на предотвращении дальнейшего ущерба представляется весьма проблематичной.

Гибкость механизма экологического страхования является одним из его важных достоинств - перечень возможных рисков и причин возникновения страховых событий, ущербы по которым подлежат возмещению, оговаривается в каждом конкретном договоре страхования (ст. 2 порядка).

Вместе с тем порядок декларирует нацеленность экологического страхования именно на предупреждение и минимизацию экологического вреда, что, безусловно, является его достоинством.

Примечательно также, что исключениями из страхового покрытия являются ситуации:

Иными словами, и природопользователю, и страховщику невозможно рассчитывать на объективную оценку рисков причинения экологического вреда, если такой вред причиняется в рамках разрешенной хозяйственной деятельности, с участием неподготовленного персонала, в условиях нарушения экологических требований, износа оборудования и сокрытия информации. Следует констатировать, что указанное ограничение спектра страховых услуг весьма типично для начальной фазы развития ЭС, имеющей место в России.

Само понятие "экологическое страхование", осуществляемое в целях защиты имущественных интересов юридических и физических лиц на случай экологических рисков, в специальном федеральном законе отсутствует. Оно пока лишь только обозначено в легальном обороте и закреплено в Федеральном законе "Об охране окружающей среды", чему посвящена единственная ст. 18. Следует признать, что ЭС существует лишь в доктринальным виде для учебников и монографий по праву и экономике.

Экологическое страхование как самостоятельный вид страхования не упоминается в иных (кроме Федерального закона "Об охране окружающей среды") федеральных законах. Ранее упоминаемый Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" содержит классификацию видов страхования, указываемых в лицензии на право осуществления страховой деятельности. В классификацию видов страхования включено страхование гражданской ответственности лиц, эксплуатирующих опасные объекты (ст. 32.9).

Экологическое страхование в России все чаще понимается как страхование риска загрязнения окружающей среды - экологического риска и/или как страхование гражданско-правовой ответственности владельцев потенциально опасных объектов в связи с необходимостью возмещения ущерба третьим лицам, обусловленного технологической аварией или катастрофой. Тут противоречия нет - в отношениях страхования всегда присутствуют оба аспекта: для застрахованного лица - это имущественный интерес в получении максимально полного покрытия риска наступления негативных последствий, с одной стороны, и для страховщика - моделирование, минимизация и максимально полная оценка будущего риска для расчета размера страховых платежей и лимитов ответственности, с другой стороны.

Определяющим критерием для отнесения того или иного вида страхования к экологическому страхованию является идентификация страхового риска как риска причинения экологического вреда. Однако формально-терминологически в России на сегодня экологическое страхование понимается как страхование гражданской ответственности в связи с возможностью причинения вреда окружающей среде. В основном субъектом страхования выступают владельцы промышленных объектов как источников повышенной экологической опасности.

Статья 18 упомянутого Закона отсылает к законодательству о страховой деятельности, гражданскому законодательству, законодательству о порядке и условиях эксплуатации объектов хозяйственной и иной деятельности, представляющей повышенную опасность для окружающей среды. То есть лишь в общих чертах закрепляет это понятие, не раскрывая специфику института ЭС, к которой относятся положения: о субъектах и объектах страхования, страховых случаях, страховых рисках, порядке определения страховой суммы, страхового тарифа, страховой премии (страховых взносов), порядке заключения, исполнения и прекращения договоров страхования, правах и об обязанностях сторон, об определении размера убытков или ущерба, о порядке определения страховой выплаты, случаях отказа в страховой выплате и иные положения.

Необходимо отметить, что собственно экологический риск, вызванный природными факторами, на практике объектом страхования не выступает. Действующее законодательство в известной степени и практика охватывают лишь те экологические риски, вероятность наступления которых обусловлена действием антропогенных (техногенных), а не природных факторов. Специфика действующей системы экологического страхования в России проявляется в том, что основная часть отечественного рынка страхования (62 - 83%) приходится на страхование, обязательное для организаций - владельцев опасного промышленного объекта. Страхование жизни, здоровья, имущества в случае негативного воздействия природных явлений и стихийных бедствий также не получило пока достаточной регламентации.

Федеральный закон "Об охране окружающей среды" (ст. 18) определяет экологическое страхование рамочно, как страхование в целях защиты имущественных интересов юридических и физических лиц на случай экологических рисков. При этом под экологическим риском понимается вероятность наступления события, имеющего неблагоприятные последствия для природной среды и вызванного негативным воздействием: а) хозяйственной и иной деятельности; б) чрезвычайными ситуациями природного характера; в) чрезвычайными ситуациями техногенного характера (ст. 1 указанного Федерального закона).

К числу страховых случаев, относящихся к экологическому страхованию, относятся в том числе: чрезвычайные ситуации природного характера (ураганы, наводнения, лесные пожары, удары молний, оползни, цунами, подтопление, засухи и иные природные явления и стихийные бедствия). Событиями чрезвычайного природного характера являются опасные природные явления, природные риски, возникающие в процессе хозяйственной деятельности, а также крупные техногенные аварии и катастрофы, перечень их составляет десятки источников, угроз и рисков (землетрясения, вулканическая деятельность, оползни, сели, грязевой вулканизм), опасные геокриологические процессы (сходы лавин и ледников, разрушение вечной мерзлоты) и др.

В Федеральной целевой программе "Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2010 года" <22> природные риски разделяются на две группы:

<22> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 6 января 2006 г. N 1 "О федеральной целевой программе "Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2010 года" // СЗ РФ. 2006. N 6. Ст. 695.
<23> Там же. Природные риски, возникающие в процессе хозяйственной деятельности, которые включают в себя риски разрушения природной среды в результате продолжения деятельности существующих промышленных объектов, реализации проектов нового промышленного освоения, в том числе в регионах с особо чувствительными к антропогенному воздействию экосистемами, технических аварий и иных причин, выходящих за рамки регламента технической деятельности хозяйственных и иных объектов, чья деятельность в штатном режиме не несет экологических и иных угроз.

Как видим, в категорию природных рисков даже формально не включены собственно риски опасных явлений сугубо природного характера. И как факт в России констатируется отсутствие страхования экологических рисков, связанных с негативным воздействием чрезвычайных ситуаций природного характера.

Возможные направления совершенствования института ЭС в нашей стране опираются на вышеприведенный анализ законодательства, факторов сдерживания его развития в России, состояние и динамику экологических аварий и катастроф в мире, а также ориентируются на современные тенденции зарубежного ЭС и наилучшие мировые практики. Они будут раскрыты в следующем номере журнала.

/"Экологическое право", 2019, N 1/

Специфику и особую сложность для развития экологического страхования в России составляет износ оборудования и основных средств производства. Аварии в техногенной сфере приводят не только к человеческим жертвам, но и к ухудшению качества окружающей среды, ее глобальной деградации. В России доля отработавшего ресурс оборудования в нефтяной промышленности достигла 55%, в газовой промышленности - 70%. На объектах угольной промышленности изношенность стационарных машин и оборудования составляет около 80% <1>. В условиях технического износа и морального устаревания оборудования в сферах деятельности, сопряженных с повышенной экологической опасностью, задача снижения аварийности и минимизации негативных последствий становится все более актуальной. Существующее состояние основных фондов предприятий и степень износа оборудования серьезно увеличивают риски техногенных аварий, которые влекут за собой возникновение экологических катастроф и причинение крупного материального ущерба.

<1> См.: Щербакова Н.С., Чурилова В.В., Богаченко Д.В. Проблемы обновления основных фондов компаний топливно-энергетического комплекса России. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/problemy-obnovleniya-osnovnyh-fondov-kompaniy-toplivno-energeticheskogo-kompleksa-rossii; Попова Е.В. От того, насколько эффективно будет решен вопрос технологической модернизации ТЭК, зависит и будущее российской экономики в целом // Бурение и нефть. 2011. N 3. С. 9 - 12.

Развитие обязательного экологического страхования (далее - ЭС). Указанные высокие экологические риски, как показывает практика, во многом определяют структуру рынка страховых услуг и предполагают широкое участие в нем государства преимущественно в рамках обязательного страхования. Как показывает зарубежный опыт, принятие серьезных обязательств, к примеру в инфраструктурных проектах, под силу развитым страховым фондам и пулам, а также в рамках обязательного страхования. Очевидно, что такое возможно либо в очень богатых странах, либо в странах, где весьма значительна роль государства в экономике.

Несмотря на то что практика обязательности экологического страхования в зарубежных странах имеет тенденцию к сокращению, тем не менее для все более редких технологических аварий с крупным экологическим вредом используется, как правило, некоммерческое (обязательное) страхование в виде создания специализированных фондов: отраслевых, территориальных, национальных и международных. Некоммерческое (обязательное) страхование позволяет снизить затраты производственных и транспортных компаний в несколько раз по сравнению с коммерческим (добровольным) страхованием.

Однако имеет место обратная тенденция: с принятием 27 июля 2010 г. Федерального закона N 225-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте" <2> из числа страховых случаев этим Законом исключены экологические риски, так как отношения, связанные с причинением вреда природной среде, им не регулируются. Одновременно с его принятием упоминания об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности экологических рисков были практически исключены из Федеральных законов от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" <3> и от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ "О безопасности гидротехнических сооружений" <4>.

<2> См.: Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 225-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте" // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4194.
<3> См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3588.
<4> См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ "О безопасности гидротехнических сооружений" // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3589.

Актуальность развития на территории России системы обязательного ЭС трудно переоценить. Суммарный ущерб от техногенных катастроф в настоящее время сопоставим с ущербом от катастроф природных, а число техногенных аварий за последние годы возросло многократно. Исходя из этого, несмотря на тенденцию сокращения некоммерческого страхования в мире, необходимость расширения и совершенствования этого института в нашей стране сохраняется.

Полагаю, что обязательное страхование экологических рисков в наших специфических условиях сможет обеспечить справедливое распределение бремени ответственности за экологический вред между тремя основными факторами - загрязнителем, государством и населением - при соблюдении определенных условий:

Свою специфическую, но тем не менее перспективную нишу имеет добровольное экологическое страхование. Как самостоятельный вид страхования такое ЭС является эффективным инструментом финансового покрытия неизбежных остаточных рисков экологических аварий, что подтверждается современным экологическим правом, причем как в развитых (США, Канада, страны Европейского содружества), так и в развивающихся (Китай) странах.

Однако в нашей стране рынок добровольного ЭС отсутствует как таковой в силу ряда причин, в частности в силу масштабности экологических рисков, недостаточности экономико-правовых стимулов, включая невозможность признать страховую премию в расходах по налогу на прибыль, и др. Добровольные виды ЭС практически не используются, даже крупные страховщики не всегда имеют соответствующие правила.

Другой специфической проблемой нашей страны являются масштабы прошлых исторически накопленных загрязнений окружающей среды начиная со времен СССР. В силу распространения "грязных" технологий загрязнение ОС, как правило, было плановым, т.е. имело постепенный характер. Соответствующие риски не имеют шансов быть застрахованными в рамках полиса общей гражданской ответственности, который покрывает только риски внезапного и непредвиденного загрязнения ОС (например, взрывы на заводах и объектах, прорывы накопителей и шламохранилищ и т.п.). Обычно внезапным считается воздействие на окружающую среду в течение первых 72 часов, т.е. если воздействие производится в течение 72 часов, то оно покрывается, а все воздействия, произошедшие после первых 72 часов, не покрываются. Также по договору страхования гражданской ответственности не покрываются расходы на природоохранные мероприятия, обусловленные внезапным загрязнением, а также расходы на очистку (восстановление) территории и акватории в результате загрязнения, носящего постепенный характер. По утверждению специалистов крупных страховых компаний, ЭС в виде комплексного страхования ответственности является выходом из сложившегося тупика и предоставляет возможность включения указанных расходов предприятия, где возникло загрязнение, и покрывает как внезапное и непредвиденное, так и постоянное загрязнение <5>.

<5> См.: Маркин Ю. Экологическое страхование как неотъемлемый инструмент управления рисками хозяйствующего субъекта // Нефть, Газ и Право. 2017. N 1. С. 17; Панов А.В. Страхование ответственности как эффективный механизм управления рисками. URL: https://www.ins-union.ru/rus/news/18/1197 (дата обращения: 09.10.2018).

Помимо этого, ввиду давности причинения накопленного вреда в ряде случаев новому собственнику (владельцу) объекта накопленного вреда и/или земельного участка, на котором размещен такой объект, сложно или практически нереально оценить и взыскать такой вред, а также установить лиц, деятельность которых привела к его возникновению. Тем не менее все риски ответственности по всем экологическим обязательствам, возникшим в результате деятельности предшествующих причинителей, возлагаются на существующего собственника <6>. При загрязнении нефтью и нефтепродуктами объектов окружающей среды ответственность за вред от предшествующей хозяйственной деятельности и расходы на природоохранные мероприятия возлагаются на организации, на территории которых они находятся, им вменяются также контроль и наблюдение за загрязненным объектом окружающей природной среды, его возможным влиянием на объекты жизнеобеспечения населения, а также осуществление необходимых мероприятий (п. 9 Порядка организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации <7>). Соответственно, застраховать риски своей ответственности за чужой вред природопользователь не может. Как правило, он является владельцем источника повышенной экологической опасности и подлежит так называемой строгой объективной ответственности.

<6> См.: Новикова Е.В. Накопленный вред: правовые и экономические стимулы решения проблемы // Экологическое право. 2018. N 5. 2018. С. 17 - 21.
<7> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2002 г. N 240 "О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 16. Ст. 1569.

Принципиальным моментом является то, что исторически в силу советской специфики основным причинителем экологического вреда выступало государство в лице госпредприятий. Однако после приватизации имущественного комплекса, в состав которого входят, помимо активов, все пассивы, ответственность возлагалась на последующего и последнего природопользователя в силу универсального правопреемства <8>.

<8> См.: Новикова Е.В. Указ. соч.

Указанная специфика накопленного экологического вреда и масштабность загрязнений ОС вынуждают искать способы распределения финансового бремени по покрытию рисков, одним из которых также может выступить полис комплексного страхования, предоставляющий покрытие в случае экологического инцидента.

Одним из самых серьезных препятствий распространения добровольного ЭС являются значительный технологический и физический износ оборудования и инфраструктуры. Возрастающая динамика аварийности и размеры вреда вынуждают страховщиков устанавливать большие тарифы, если они в принципе соглашаются предоставлять страховую защиту. Многие еще советские объекты инфраструктуры за период эксплуатации, превышающий 50 - 60 лет, серьезно изношены, что существенно повышает риск аварийности, при этом страховщики нередко отказываются от заключения договоров, да и субъекты экономической деятельности не всегда способны выполнять свои обязательства.

Определенную юридико-техническую сложность представляет собой проблема определения добровольного ЭС по Конституции Российской Федерации <9> (далее - Конституция РФ) по предмету ведения, правовая природа которого как минимум двойственна. С одной стороны, ЭС является одним из инструментов механизма правовой охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, поэтому его регулирование должно быть отнесено к предмету совместного ведения согласно ст. 72 Конституции РФ. С другой стороны, ЭС должно быть отнесено к предмету исключительного ведения Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ) в силу того, что регулирование отношений добровольного ЭС, являющихся по своему содержанию преимущественно гражданско-правовыми и финансовыми, относится к предмету ведения именно Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ). Неразрешенность этой дилеммы отчасти объясняет тот факт, что в субъектах Российской Федерации в настоящее время практически отсутствуют специальные законодательные акты по вопросам коммерческого ЭС.

<9> См.: Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. 1993. 12 декабря.

Следует констатировать, что добровольное ЭС в России в настоящее время практически не востребовано в силу множества причин, в числе которых отсутствие практики страхования, специальных методик, профессиональных андеррайтеров и актуариев (специалистов в оценке характера и стоимости рисков), а также сложности в получении объективной информации и статистики и, как следствие, нежелание страховщика принимать в свой портфель данные риски.

В так называемых "кэптивных" (карманных) или связанных финансово страховых компаниях в виде исключения и при наличии лицензии на этот вид страхования экологические риски принимаются по очень высокой стоимости. Полагаем, что при введении обязательного ЭС либо появлении выгодных рыночных условий предприятия-загрязнители смогут создавать собственные страховые компании с соответствующими лицензиями и резервными фондами с целью покрытия рисков загрязнения окружающей среды для связанных с ними владельцев источников повышенной экологической опасности. Кэптивы вправе и будут заинтересованы осуществлять свой контроль за расходованием средств для устранения экологического вреда, за качеством ликвидации загрязнения и других негативных последствий, за предупредительными мероприятиями, включая в том числе приобретение новых экологически безопасных технологий, модернизацию оборудования и прочее.

Ранее в некоторых субъектах Российской Федерации действовали законы, регулирующие отношения в сфере добровольного экологического страхования, которыми, в частности, определялись критерии экологической безопасности объектов для целей экологического страхования, стимулировались инвестиции страховщиков в реализацию программ (проектов) по снижению экологических рисков и проч. Однако на сегодня ЭС на уровне регионов отсутствует. В целях усиления роли экологического страхования в прогнозировании, предотвращении и ликвидации последствий экологических аварий в 1994 - 1995 гг. проводился эксперимент по развитию экологического страхования в пятнадцати регионах (Архангельской, Астраханской, Волгоградской, Вологодской, Ивановской и др. областях). По результатам эксперимента был подготовлен проект закона "Об экологическом страховании", который был рассмотрен Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении, однако окончательно данный закон до сих пор не принят <10>.

<10> См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об охране окружающей среды" (постатейный) (под ред. д-ра юрид. наук А.П. Анисимова). URL: https://kommentarii.org/ooc/page23.html (дата обращения: 09.10.2018).

В настоящее время в России назрела необходимость в создании объединений страховщиков при соблюдении требований антимонопольного законодательства в целях реализации крупных страховых проектов в области страхования рисков природопользования, природных объектов. Эта мера неразрывно связана с развитием международного перестрахования, поскольку сегодня емкость российского перестраховочного рынка не позволяет брать ответственность за покрытие значимых по масштабам экологических рисков. В силу данного ограничения необходим комплекс мер по взаимодействию с крупными международными брокерами и страховщиками в части выполнения требований последних к страховому покрытию и современных подходов к оценке и управлению рисков для предупреждения и минимизации возможного экологического ущерба.

При этом надо сохранять баланс - национальные страховые организации не должны выступать лишь в роли перестраховочного брокера, в основном передающего риски за рубеж, но максимально использовать опыт зарубежного страхования, развивать полноценный страховой рынок в России.

Одним из недостающих стимулов в Налоговом кодексе Российской Федерации <11> (далее - НК РФ) предприятия называют ограничение их расходов на страхование, которые могут признаваться при исчислении налога на прибыль. Такая возможность признана только в целях обеспечения финансирования мероприятий, предусмотренных планом предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, а для иных рисков действует условие, согласно которому страхование должно выступать условием осуществления налогоплательщиком своей деятельности (ст. 263 НК РФ).

<11> См.: Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ // СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.

Кроме того, НК РФ не относит расходы по формированию фондов и осуществлению предупредительных мероприятий к расходам, учитываемым при налогообложении прибыли страховых организаций. Однако это не лишает страховщиков права включать отчисления на формирование фондов предупредительных мероприятий в состав страхового тарифа и учитывать их в качестве расходных статей при формировании прибыли. Страховой фонд нацелен на восстановление материальных ценностей, утраченных вследствие стихийных бедствий, пожаров, аварий и других рисков, затраты на страхование, соответственно, амортизационные отчисления являются издержками производства. Согласно п. 2 письма Росстрахнадзора России "О порядке представления Положения о резерве предупредительных мероприятий по добровольным видам страхования" <12> формирование и использование средств резерва предупредительных мероприятий осуществляются страховщиками на основании утвержденного ими положения, разработанного в соответствии с Примерным положением о резерве предупредительных мероприятий по добровольным видам страхования. Таким образом, страховые организации могут включать в состав расходов, учитываемых при расчете налогооблагаемой прибыли, отчисления в резерв предупредительных мероприятий по добровольным видам страхования <13>.

<12> См.: письмо Росстрахнадзора России от 18 января 1995 г. N 15/1-1р "О порядке представления Положения о резерве предупредительных мероприятий по добровольным видам страхования" // СПС "КонсультантПлюс" (утратило силу). См.: письмо Минфина России от 23 ноября 2005 г. N 05-0407/01 "О признании не подлежащими применению ряда актов Росстрахнадзора и Минфина РФ" // СПС "КонсультантПлюс".
<13> См.: пункт 40 письма МНС России от 15 февраля 2001 г. N ВГ-6-02/139 "О разъяснении отдельных вопросов по применению налогового законодательства о налогообложении прибыли юридических лиц". URL: http://www.pravo.gov.ru/proxy/ips/?docview&page=1&print=1&nd=102102528&rdk=0&&empire=.

Помимо налогового, в России необходима разработка экономико-правовых стимулов развития рынка страховых услуг. Участниками ЭС могут выступать и фонды взаимного страхования, сформированные за счет ежегодных отчислений, объединенные по различным критериям (общая сфера деятельности, общая территория и т.д.) группой природопользователей, что позволило бы их участникам контролировать не только целевой расход средств, но и уровень экологической опасности на объектах хозяйственной деятельности каждого участника фонда, так как размер отчислений может быть рассчитан индивидуально и напрямую зависеть от принятых мер по модернизации и снижению экологических рисков на предприятии.

Вывод и рекомендации. До настоящего времени в России, как и в других государствах - участниках СНГ, система экологического страхования и его нормативное правовое обеспечение не сформированы, специальная система страховой защиты окружающей среды и ее объектов отсутствует, развитие этого института сдерживается рядом факторов, о которых говорилось выше.

Поэтому для решения названных проблем экологического страхования в России, ориентируясь на наилучшие практики и системный анализ современных зарубежных тенденций, полагаю необходимым приступить к разработке современной Концепции ЭС как системы, включающей в том числе:

Без сомнения, развитие экологического страхования приведет к минимизации экологических рисков, снижению аварийности экологически опасных объектов, так как страховщик при заключении и исполнении договора страхования имеет возможность оценивать уровень потенциального экологического риска, мотивировать страхователя применять наилучшую доступную технологию, соответствующим образом увеличивая или уменьшая размер платы за страхование - страховой премии.

Литература

  1. Волкова М.В. Развитие рынка страховых услуг в Китае / М.В. Волкова, В.Ю. Исаченко // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016. N 4-6. С. 1144 - 1146.
  2. Горбунов О.И. Международные стандарты ISO 14000: факторы, препятствующие их реализации в России / О.И. Горбунов, Л.В. Каницкая // Фундаментальные исследования. 2016. N 1-7. С. 87 - 91.
  3. Джонс К. Страхование окружающей среды: гибкий и постоянно меняющийся рынок / К. Джонс. URL: https://www.insurancejournal.com/magazines/mag-features/2001/07/23/18589.htm.
  4. Джонс К. Страхование окружающей среды: гибкий и постоянно меняющийся рынок / К. Джонс. URL: https://b-h-a.com/about-us/what-is-environmental-insurance/.
  5. Маркин Ю. Экологическое страхование как неотъемлемый инструмент управления рисками хозяйствующего субъекта / Ю. Маркин // Нефть, Газ и Право. 2017. N 1. С. 15 - 18.
  6. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об охране окружающей среды" (постатейный) / Под ред. А.П. Анисимова. URL: https://kommentarii.org/ooc/page23.html (дата обращения: 09.10.2018).
  7. Новикова Е.В. Накопленный вред: правовые и экономические стимулы решения проблемы / Е.В. Новикова // Экологическое право. 2018. N 5. С. 17 - 21.
  8. Новикова Е.В. Экологическая безопасность: современные правовые подходы к управлению рисками / Е.В. Новикова // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 2018. N 6.
  9. Панов А.В. Страхование ответственности как эффективный механизм управления рисками / А.В. Панов. URL: https://www.ins-union.ru/rus/news/18/1197 (дата обращения: 09.10.2018).
  10. Попова Е.В. От того, насколько эффективно будет решен вопрос технологической модернизации ТЭК, зависит и будущее российской экономики в целом / Е.В. Попова // Бурение и нефть. 2011. N 3. С. 9 - 12.