Мудрый Юрист

Споры о месторасположении и границах земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения

Емельянцев В.П., ведущий научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.

Правовое регулирование отношений, связанных с оборотом земельных участков, продолжает оставаться одним из самых сложных. Во многом это связано с избыточной отраслевой дифференциацией, множеством бланкетных и отсылочных норм, вариативностью регулирования и нормативного определения <1>. Такая сложность правового регулирования, а также частота внесения изменений в законодательство о кадастровой деятельности, о землеустройстве и земельное законодательство осложняют оборот земельных участков. В условиях рыночного роста спроса на земельные участки это способствует многочисленным спорам между собственниками и другими землепользователями, фактическими владельцами, органами публичной власти.

<1> Согласно ч. 3 ст. 3 ЗК РФ имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами.

Проблему осложняет и дифференциация правового регулирования в отношении земельных участков, которые относятся к различным категориям земель. Специальные правила установлены в отношении земель сельскохозяйственного назначения. В настоящем комментарии рассматриваются споры, связанные с выделом земельных участков в счет земельных долей (далее - вновь образованный земельный участок) из земельных участков, находящихся в общей долевой собственности (далее - исходный земельный участок), в порядке, установленном Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (далее - Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения). Регулирование таких отношений не отличается стабильностью, что осложняет формирование единообразной судебной и правоприменительной практики <1>.

<1> Для правильной оценки фактических обстоятельств судам приходится разбираться с нормативным и техническим регулированием землеустройства, погружаться в детали проекта межевания и межевого плана, который заменил "Описание земельного участка".

Как правило, большинство споров о месторасположении и границах таких земельных участков возникало между сособственниками и было связано с исками о снятии возражений относительно размера и местоположения земельного участка <1>. Законодательство сохраняет и сейчас специальные меры судебной защиты прав сособственников в виде возможности направить кадастровому инженеру в течение 30 дней с момента опубликования извещения о выделении земельного участка возражение, которое может быть снято заявителем или в судебном порядке <2>.

<1> См.: п. 12, 13 ст. 13.1 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения.
<2> Такое возражение должно содержать замечания относительно размера и местоположения границ выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка. См. также совместное письмо Министерства экономического развития Российской Федерации, Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии" от 5 марта 2014 г. N 10-0342-ВГ.

Масштабное вовлечение в пределах всей страны в гражданский оборот земельных участков сельскохозяйственного назначения, в том числе появление собственников смежных участков, создает повод для новой категории споров о месторасположении и границах земельных участков. На примере следующего спора можно рассмотреть особенности квалификации нарушений, которые могут возникнуть в результате выдела земельного участка в счет земельной доли из исходного земельного участка, а также сопутствующие правонарушения, которые могут быть допущены, например, в сфере экологического законодательства (водного, лесного и т.д.).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Определением от 22 августа 2017 г. N 37-КГ17-9 (далее - Определение от 22 августа 2017 г. N 37-КГ17-9) отменила Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 23 сентября 2016 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Поводом для судебного разбирательства стал иск Орловского природоохранного межрайонного прокурора, действующего в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц, к г-ну И., Управлению Росимущества в Орловской области о признании недействительными договоров купли-продажи земельных участков, незаконными определения местоположения границ земельных участков и прекращении прав собственности на земельные участки.

Из судебных актов следует, что в 2008 - 2009 гг. проведены кадастровые работы по выделу земельных участков в счет принадлежащих физическим лицам долей в праве общей долевой собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения. Установлено, что по спорным земельным участкам проходит линия уреза воды пруда, расположенного на ручье, а в границы земельных участков вошли два гидротехнических сооружения (земляные плотины) указанного пруда.

В последующем эти земельные участки были проданы новому собственнику. По мнению прокуратуры, при межевании земельных участков и оформлении затем ответчиком прав на земельные участки было нарушено водное и земельное законодательство: образованные в результате межевания земельные участки располагаются в границах водных объектов, собственность на которые может принадлежать только Российской Федерации.

Судебные инстанции, рассматривавшие спор, принимали противоположные решения: решением районного суда в удовлетворении заявленных прокурором требований отказано, а апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Суд апелляционной инстанции, принимая решение по делу, установил, что на момент образования спорных земельных участков на них располагался пруд, относящийся к поверхностным водным объектам, который имеет гидрологическую связь с другими поверхностными водными объектами, поскольку является русловым мелководным водохранилищем, образованным водоподпорным сооружением (земляной плотиной) в долине ручья, являющегося левым притоком реки, а не обособленным водным объектом, в связи с чем не может находиться в собственности физических лиц, а должен находиться в федеральной собственности. Кроме того, в судебных решениях отсутствует оценка того факта, что в момент межевания на земельном участке располагалось гидротехническое сооружение <1>.

<1> В комментируемом деле в качестве доказательства существования такого сооружения в суд была представлена выписка Приокского управления Ростехнадзора, согласно которой за собственником спорных земельных участков зарегистрировано его право собственности на одно гидротехническое сооружение (плотину).

Руководствуясь ч. 6 ст. 6 Водного кодекса РФ, п. 8 ст. 27, п. 2 ст. 102 ЗК РФ, суд указал, что названный водоем и его береговая полоса отнесены к объектам общего пользования, запрет на приобретение в собственность которых установлен действующим законодательством, поскольку данные объекты могут находиться только в федеральной собственности.

В результате суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что, сформировав в нарушение п. 2 ст. 102 ЗК РФ спорные земельные участки, собственники земельных долей неправомерно распорядились землями водного фонда, на которых расположены необособленные водные объекты, находящиеся в федеральной собственности. На этом основании было принято решение признать недействительными договоры купли-продажи, по которым в пользу нового покупателя были отчуждены земельные участки с находящимися на них спорными объектами, признано недействительным определение местоположения границ указанных земельных участков, сведения о них исключены из государственного кадастра недвижимости, прекращено право на спорные земельные участки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ выявила существенные нарушения, которые в соответствии со ст. 387 ГПК РФ стали основаниями для отмены состоявшихся судебных решений и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. По ее мнению, материально-правовым истцом в данном споре является публично-правовое образование - Российская Федерация. Согласно ст. 45 ГПК РФ прокурор имеет право предъявлять иск в интересах публично-правового образования, в том числе и в интересах Российской Федерации. Из п. 1 ст. 125 ГК РФ следует, что в случае, когда материально-правовым истцом является публично-правовое образование, его интересы в судебном процессе представляют органы государственной власти в рамках их компетенции. Функции по управлению федеральным имуществом Правительством РФ возложены на Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество), территориальное управление которого должно было быть привлечено в качестве представителя истца <1>, а не ответчика.

<1> Эти полномочия закреплены в п. 1 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, поскольку Российская Федерация не являлась стороной оспариваемых договоров, но был заявлен иск о возвращении в федеральную собственность земельных и водных объектов, которые находятся во владении и пользовании ответчика, то настоящий спор подлежал рассмотрению на основании ст. 301, 302 ГК РФ.

Подведомственность и подсудность таких споров не вызывают вопросов. Согласно п. 15 ст. 13.1 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения споры о местоположении и размере выделенных земельных участков разрешаются в суде. Исковое заявление подается в районный/городской суд по месту нахождения земельного участка.

Квалификация правового статуса истца, как свидетельствует комментируемый спор, вызывает определенные проблемы. История этого вопроса начинается с земельной реформы 1992 - 1993 гг. В законодательстве был закреплен закрытый перечень лиц, которые имели права на получение земельной доли <1>, публичный порядок удостоверения права собственности на земельную долю и исчерпывающий перечень способов ее отчуждения третьим лицам <2>.

<1> Списки лиц, имевших право получить земельный пай в границах колхозов, совхозов и государственных сельхозпредприятий, составлялись в комитетах по земельным ресурсам и землеустройству районов по состоянию на 1 января 1992 г., на основании которых гражданам выдавались свидетельства о праве собственности на землю. В 1995 г. перечень работников, которые имеют право на получение в собственность земельных долей, был уточнен в п. 7 Постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" (в настоящее время утратило силу).
<2> См.: Указ Президента РФ от 27 октября 1993 г. N 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России" (в настоящее время утратил силу), Постановление Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" (в настоящее время утратило силу).

За прошедшие десятилетия регулирование таких отношений претерпело кардинальные изменения. Вместе с тем во многих случаях федеральный законодатель сохранил легитимность правоустанавливающих документов и иных документов, подтверждающих права на земельные участки сельскохозяйственного назначения <1>. Земельная доля была сохранена в качестве самостоятельного объекта гражданского оборота с установленными в законодательстве ограничениями на отчуждение третьим лицам. В 2010 г. федеральный законодатель закрепил нормативное определение понятия "невостребованная земельная доля" и предоставил право органам местного самоуправления или городского округа по месту расположения земельного участка, находящегося в долевой собственности, требовать в судебном порядке признания права муниципальной собственности на такие земельные доли.

<1> К актам, удостоверяющим право граждан на земельные доли, которые они могли получить в ходе земельной реформы, относятся: государственный акт образца 1991 г., утвержденный Постановлением Совета Министров РСФСР от 17 сентября 1991 г. N 493 "Об утверждении форм Государственного акта на право собственности на землю, пожизненного наследуемого владения, бессрочного (постоянного) пользования землей" (в настоящее время утратило силу); свидетельство образца 1992 г. на право собственности на землю, бессрочного (постоянного) пользования землей, установленное письмом Роскомзема от 13 января 1992 г. N 3-14/60 "Форма свидетельства на право собственности на землю, бессрочного (постоянного) пользования землей"; свидетельство на право собственности на землю, форма которого утверждена Указом Президента РФ от 27 октября 1993 г. N 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России" (в настоящее время утратил силу).

После земельной реформы правовое регулирование использования природных ресурсов, к которым относится и земля, претерпело существенные изменения вследствие экологизации законодательства, спецификации права собственности на земельные участки, участки леса и водные объекты; расширения территорий городских и сельских поселений и перевода участков сельскохозяйственного назначения в категорию земель населенных пунктов. Такие решения сопровождались законодательным закреплением прав новых субъектов правоотношений, которым гарантируется судебная защита их прав.

Предмет исковых требований нуждается в детальном рассмотрении. Он обусловлен квалификацией правонарушения, в результате которого могут быть нарушены права истца, и способом защиты, который позволяет восстановить его права и/или устранить нарушение его прав. В большинстве подобных споров, как правило, заявляются следующие требования: признать результаты межевания недействительными; аннулировать сведения о спорном земельном участке и исключить сведения о нем из государственного кадастра недвижимости (Единый государственный реестр недвижимости); внести сведения в государственный кадастр недвижимости на земельный участок сельскохозяйственного назначения согласно межевому плану, выполненному кадастровым инженером по заказу истца; об установлении границ земельного участка истца; отнести за счет ответчика судебные расходы, связанные с рассмотрением дела по существу <1>.

<1> Кроме того, истцы просят суд признать действия кадастрового инженера незаконными, признать недействительными акт согласования и межевой план, признать недействительным выдел земельного участка сельскохозяйственного назначения в счет земельной доли; аннулировать сведения об указанном земельном участке и исключить о нем сведения из государственного кадастра недвижимости; внести сведения в Единый государственный реестр недвижимости на земельный участок сельскохозяйственного назначения согласно межевому плану, выполненному кадастровым инженером по заказу истца.

Нарушения могут принимать самый разнообразный характер. Вместе с тем оспариваемые юридически значимые действия можно разделить на следующие группы:

  1. недобросовестное выполнение кадастровым инженером своих обязательств по подготовке межевого плана (проекта межевания) на основании договора с ответчиком или по другим основаниям;
  2. злоупотребление сособственниками своими правами;
  3. нарушение органами местного самоуправления своих полномочий, выразившихся в действии или бездействии <1>.
<1> Права истца могут затрагивать: решения сособственников земельного участка об образовании земельного участка в границах, указанных в проекте межевания земель, и выделе этого земельного участка из долевой собственности; решения органов местного самоуправления об утверждении схемы расположения земельного участка, на которые права собственности не разграничены, и расположение его в границах земельного участка, находящегося в долевой собственности.

Истцы во многих спорах, требуя признать факт нарушения и его недействительность, не включают в исковое заявление требование о защите принадлежащих им прав. Возможно, это связано с неправильной квалификацией правовых статусов участников отношений, перекладыванием во многих случаях всей вины на кадастрового инженера.

Кадастровый инженер, выполняя кадастровые работы в отношении земельных участков, определяет координаты характерных точек границ земельного участка (части земельного участка), осуществляет обработку результатов определения таких координат, в ходе которой определяется площадь объектов недвижимости и осуществляется описание местоположения объектов недвижимости, проводится согласование местоположения границ земельного участка <1>. Описание местоположения и (или) установления на местности границ земельных участков осуществляется в соответствии с правилами землеустройства <2>, нормативные требования к которым закреплены в Федеральном законе от 18 июня 2001 г. N 78-ФЗ "О землеустройстве" и подзаконных актах".

<1> Часть 4.2 ст. 1 Закона о кадастровой деятельности.
<2> Статья 68 ЗК РФ.

Буквальное толкование ст. 68, 70 ЗК РФ в системном толковании со специальными нормами Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" позволяет считать, что формирование земельного участка происходит посредством землеустройства и государственного кадастрового учета <1>.

<1> С 1 января 2017 г. государственный кадастровый учет недвижимого имущества осуществляется в соответствии с положениями, установленными в Федеральном законе "О государственной регистрации недвижимости". До этого времени он осуществлялся в соответствии с Законом о кадастровой деятельности.

Как объект гражданского оборота согласно п. 1 ст. 11.2 ЗК РФ земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности. В п. 3 ст. 11.5 ЗК РФ содержится отсылочная норма, согласно которой особенности выдела земельного участка в счет земельных долей устанавливаются Законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

В п. 1 ст. 25 ЗК РФ закреплена общая норма гражданского права о том, что права на земельные участки, предусмотренные ЗК РФ, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации недвижимости". Кроме того, согласно п. 1 ст. 26 ЗК РФ права на земельные участки могут быть удостоверены документами в порядке, установленном Федеральным законом "О государственной регистрации недвижимости" <1>.

<1> С 1 января 2017 г. Федеральным законом "О государственной регистрации недвижимости" установлены единые правила для осуществления государственного кадастрового учета объектов недвижимости и государственной регистрации прав на них. Фактически произошло объединение Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и государственного кадастра недвижимости.

По смыслу норм Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения выделение земельного участка возможно одним из следующих способов: на основании решения общего собрания участников долевой собственности в случае, если данным решением утверждены проект межевания земельных участков, перечень собственников образуемых земельных участков и размер их долей в праве общей собственности на образуемые земельные участки <1>, либо посредством привлечения на основании договора кадастрового инженера для подготовки проекта межевания и публичного информирования сособственников и органа местного самоуправления о возможности ознакомиться с проектом межевания <2>.

<1> См.: п. 2, 3 ст. 13 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения.
<2> См.: п. 6, 7, 8 ст. 13.1 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Недобросовестное выполнение кадастровым инженером своих обязанностей по подготовке проекта межевания или межевого плана действительно может стать причиной следующих нарушений: расположение земельного участка вне контуров сельскохозяйственных угодий; наложение контуров ранее учтенного участка ответчика и заявленного истцом для межевания; ошибки в описании границ смежного земельного участка, внесенного в государственный кадастр.

В отношении оспаривания проекта межевания и/или межевого плана судебные инстанции в своих решениях справедливо отмечают, что само по себе такое требование не связано с защитой и восстановлением гражданских прав истца <1>. В случае удовлетворения иска гражданские права и обязанности истца останутся неизменными, а вот права ответчика таким решением могут быть нарушены.

<1> См.: решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 16 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 22 марта 2016 г. по делу N 33-958/2016, оставившее решение районного суда без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения. URL: http://uloblsud.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=192&Itemid=63&idCard=58023.

Полагаем правильным согласиться с аргументацией судов, которые считают, что проект межевания и межевой план имеют опосредованное отношение к гражданским правам истца, их существование не изменяет и не нарушает гражданские права истца. Деятельность кадастрового инженера и подготовленные им документы являются документами, которые оформляют решение сособственника о создании (выделении) нового земельного участка. Следовательно, создание, изменение границ земельного участка и прекращение его существования - это отношения между сособственниками земельного участка. Споры о правах на земельный участок должны разрешаться между ними, а не с кадастровым инженером, который, обладая специальными профессиональными познаниям, привлекается на основании договора для выполнения комплекса технических работ <1>.

<1> Согласно Инструкции по межеванию земель, утвержденной Комитетом РФ по земельным ресурсам и землеустройству 8 апреля 1996 г., межевание земель представляет собой комплекс работ по установлению, восстановлению и закреплению на местности границ земельного участка, определению его местоположения и площади.

Если предоставить возможность оспаривания проекта межевания, то, как справедливо отмечается в судебных решениях, единственным правовым следствием удовлетворения иска станет лишение ответчиков как сособственников земельного участка документов, подтверждающих границы и местоположение земельного участка, на который они претендуют. Отсутствие документов, позволяющих определить уникальные характеристики земельного участка, создаст правовую неопределенность, для разрешения которой уже ответчикам понадобится обращаться в суд для определения границ земельного участка, находящегося в их собственности <1>. Для истца правовая ситуация останется неизменной.

<1> См.: решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 16 ноября 2015 г. и Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 22 марта 2016 г. суда по делу N 33-958/2016, оставившим решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 16 ноября 2015 г. без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения // Сайт Ульяновского областного суда [Электронный ресурс]. URL: http://uloblsud.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=192&Itemid=63&id-Card=58023.

Оспаривание недобросовестных действий кадастрового инженера - это лишь один из приемов доказывания незаконности притязаний ответчика на спорный земельный участок. Следовательно, содержание предмета иска заключается в требовании о признании недействительным оснований возникновения права у ответчика и признании права на земельный участок за истцом в границах согласно его проекту межевания, об истребовании имущества из чужого незаконного владения <1>. Суду не составит труда, разрешая такие требования, определиться с ответом на вопрос, у кого из спорящих лиц право возникло, а у кого нет <2>.

<1> Споры о признании межевого плана недействительным без требования о разрешении спора о праве не соответствуют характеру и содержанию материальных правоотношений, следовательно, не могут рассматриваться как основание для возникновения процессуальных отношений. В последнем случае такие споры исключают возможность удовлетворения исковых требований.
<2> Судебная практика подтверждает, что ошибочным является суждение истцов, согласно которому неправильно отмежеванный и неправомерно учтенный в кадастре земельный участок не может считаться прошедшим межевание.

В такой ситуации истец может требовать защиты гражданских прав в виде определения в судебном порядке размера и местоположения земельных участков, что буквально соответствует норме, закрепленной в п. 15 ст. 13.1 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения. Кроме того, согласно ст. 60 ЗК РФ действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В таких категориях споров суды обоснованно исходят из того, что в соответствии со ст. 301, 304 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения и может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Споры о зарегистрированном праве собственности разрешаются путем оспаривания права собственности в порядке, предусмотренном ст. 8.1, 167, 218, 235, 301, 304 ГК РФ.

Таким образом, названные способы защиты позволяют в одном судебном процессе разрешить существующий спор и при наличии нарушений восстановить нарушенные права истца.

Вместе с тем следует отметить, что отсутствие границ исходных земельных участков будет еще долгое время давать повод для судебных споров с различным составом участников. Из комментируемого Определения от 22 августа 2017 г. N 37-КГ17-9 следует, что судебные инстанции аргументировали свою позицию императивными нормами ч. 6 ст. 6 Водного кодекса РФ, п. 8 ст. 27, п. 2 ст. 102 ЗК РФ, согласно которым водоем и его береговая полоса отнесены к объектам общего пользования, запрещена приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, а также земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, не опровергая доводов истца, обратила внимание на отсутствие позиции истца. Проблема кадастрового учета границ водного объекта и береговой полосы находится за пределами компетенции суда. Она связана с бездействием уполномоченных органов по проведению кадастровых работ в отношении таких объектов <1>. Собственники земельных долей, не нарушив права сособственников, расположили земельный участок посредством его межевания на территории водного объекта, который по смыслу действующего законодательства не может находиться в частной собственности. Границы таких территорий в законодательстве закреплены достаточно абстрактно. Высшая судебная инстанция еще не высказала свою позицию в отношении споров о границах водных объектов. В такой ситуации, не оспаривая законность принятых решений, считаем возможным отметить следующее.

<1> В качестве доказательства существования водного объекта в суд было представлено межведомственное заключение специалистов, обследовавших водный объект - пруд, который, по их мнению, представляет собой русловое мелководное водохранилище, образованное водоподпорным сооружением (земляной плотиной) в долине ручья.

В судебной практике достаточно часто встречаются споры, в которых конкурируют публичные и частные интересы, в том числе связанные с конфликтами сведений, содержащихся в правоустанавливающих, правоудостоверяющих документах, Едином государственном реестре недвижимости, с императивными нормами законодательства, закрепляющими права на природные ресурсы: леса, недра, водные объекты.

Так, Определением Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 305-ЭС18-5005 по делу N А41-15520/2017 было отказано в передаче Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ для рассмотрения в судебном заседании кассационной жалобы на решение Арбитражного суда Московской области от 8 сентября 2017 г. по делу N А41-15520/2017, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 ноября 2017 г. и Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по тому же делу. Названные судебные инстанции отказали в удовлетворении искового заявления Комитета лесного хозяйства Московской области об истребовании из незаконного владения общества части земельного участка площадью ..., входящего в состав земельного участка.

Истец считал, что земельный участок ответчика, принадлежащий последнему на праве собственности (категория земель: земли сельскохозяйственного назначения) согласно сведениям публичной кадастровой карты и материалов лесоустройства 2005 - 2008 гг., в результате наложения границ относится к землям лесного фонда. Суды обоснованно аргументировали свое решение специальной нормой, закрепленной в п. 3 ст. 14 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. N 172-ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую". В ней установлен приоритет сведений Единого государственного реестра недвижимости, правоустанавливающих или правоудостоверяющих документов перед сведениями, содержащимися в государственном лесном реестре, лесном плане субъекта РФ. Это правило применяется в случае, если права правообладателя или предыдущих правообладателей на земельный участок возникли до 1 января 2016 г.

Еще одно интересное судебное решение было связано с правовой квалификацией защитных лесных полос, которые выросли в настоящие лесные массивы возле земель сельскохозяйственного назначения. Судебная практика <1> не расценивает этот факт как основание для квалификации защитных лесополос, расположенных в границах земель сельскохозяйственного назначения, в качестве лесных участков. Вместе с тем определенную сложность вызывают в судебных процессах доказательства отнесения защитных лесополос к землям сельскохозяйственного назначения (планы лесонасаждений колхозов и совхозов, проекты внутрихозяйственного землеустройства колхозов и совхозов и другие картографические материалы).

<1> См., например, уже упоминавшиеся решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 16 ноября 2015 г. и Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 22 марта 2016 г. по делу N 33-958/2016.

В свою очередь, в спорах о земельных участках сельскохозяйственного назначения, попавших в черту населенного пункта, возникает конкуренция между административными полномочиями муниципальных образований и правами собственников земельных долей на исходный земельный участок, находящийся в долевой собственности. В судебной практике встречаются решения, когда приоритет в таких случаях отдается интересам муниципального образования <1>.

<1> Так, Юсьвинский районный суд решением по делу N 2а-333/2015 по административному исковому заявлению отказал в удовлетворении иска и признал обоснованными возражения администрации Архангельского сельского поселения на том основании, что вновь образованный земельный участок истца граничит с границами населенного пункта села Архангельское и в будущем планируется включить этот участок под перспективную застройку населенного пункта. И данный земельный участок вошел в проект перспективной застройки населенного пункта. Судебное решение опубликовано в интернет-ресурсе Судебные и нормативные акты РФ (СудАкт) [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/regular/doc/FabLJKYvVk5a.

Такие проблемы обусловлены сложностью доказывания месторасположения и границ вновь образуемых земельных участков и исходных земельных участков, которые условно располагаются на сельскохозяйственных угодьях колхозов и совхозов. Сведения о сельскохозяйственных угодьях (ранее можно было встретить термин "единое землепользование") сравнительно недавно были внесены в Государственный кадастр недвижимости <1>. Вместе с тем границы земельного участка такого единого землепользования колхозов и совхозов (далее - исходный земельный участок) не установлены <2>.

<1> В их отношении установлена категория земель - земли сельскохозяйственного назначения на основании Перечня ранее учтенных земельных участков соответствующего квартала, утвержденного территориальным отделом Управления Роснедвижимости. Зарегистрировано право собственности за множеством лиц.
<2> Кадастровый учет исходных земельных участков сельскохозяйственного назначения и вновь выделенных из них земельных участков проводился еще задолго до вступления в силу Федерального закона от 2 января 2000 г. N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре". Сведения об исходных земельных участках вносились в государственный кадастр недвижимости как о ранее учтенных объектах недвижимости на основании инвентаризационной описи, подготовленной в соответствии с Указаниями для территориальных органов Росземкадастра по проведению работ по инвентаризации сведений о ранее учтенных земельных участках. ГЗК-1-Т.Р-11-02-01, утвержденными Росземкадастром 10 апреля 2001 г.

Доказывание, сбор и представление доказательств, их оценка являются самым сложным этапом и вызывают немало затруднений как у сторон, так и у суда. Доказывание в таких спорах сопровождается конкуренцией доказательств, на которые ссылаются стороны в обоснование правомерности своих позиций <1>.

<1> В ранее действовавшей редакции ст. 42.8 Закона о кадастровой деятельности при выполнении комплексных кадастровых работ по уточнению местоположения границ земельных участков был установлен приоритет юридических оснований: сведений о границах, содержащихся в документах, предусмотренных ч. 9 ст. 38 этого Закона, а в случае отсутствия таких сведений местоположение границ определялось в соответствии с проектом межевания территории, при его отсутствии учитывались границы, существующие на местности 15 и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, красных линий, которые обозначают существующие границы территорий общего пользования. Иными словами, можно было учитывать фактически сложившийся порядок землепользования.

В вопросе о распределении бремени доказывания в таких спорах суды исходят из того, что согласно ст. 56 ГПК РФ в системном толковании с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ч. 1 ст. 12 ГПК РФ закрепляется принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований.

В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление Пленума N 10/22) разъяснено, что к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Как разъясняется в п. 36 Постановления Пленума N 10/22, в соответствии со ст. 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Из комментируемого Определения от 22 августа 2017 г. N 37-КГ17-9 следует, что не только истцу, но и ответчику приходится доказывать выдел своего участка на конкретной территории. Представляется, что в этом споре сохранился вопрос о том, могли ли у граждан и ответчика, как их правопреемника, возникнуть на основании Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения права на спорные земельные участки в результате выдела из исходного земельного участка, в чьих пределах расположены водные объекты, принадлежащие согласно ст. 8 Водного кодекса РФ на праве собственности Российской Федерации. В этой и аналогичных ситуациях не исключено возникновение вопроса о судьбе той части территории, которая находится за чертой водного объекта, но в межевом плане вместе с водным объектом составляет единый контур.

Судебной практикой сформирована определенная ясность о разрешении споров между сособственниками о границах выделяемого земельного участка и оставшейся части исходного земельного участка. В качестве первичных доказательств в суде исследуются правоустанавливающие документы и правоудостоверяющие документы <1>, а также сведения, содержащиеся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В таких случаях местоположение спорных земельных участков суды определяют исходя из документации, являющейся первичным источником информации о принадлежности земельного участка конкретному правообладателю <2>.

<1> Правоустанавливающие и правоудостоверяющие документы - еще одна проблема отечественной системы государственного регулирования прав на земельные участки. Классификация таких актов осуществлялась посредством перечисления правоустанавливающих документов в п. 1 ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Они являлись основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество, в том числе и на земельные участки. Правоудостоверяющие документы - это акты, которые подтверждают факты государственного подтверждения (удостоверения, регистрации) прав на земельные участки.
<2> См.: решение Бологовского городского суда Тверской области от 12 сентября 2017 г. по делу N 2-270/2017 [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/regular/doc/H520Jqs0d9dt/.

Законодательство о земельной реформе содержало лаконичную информацию о границах и местоположении исходных земельных участков <1>. Некоторая ясность была внесена подзаконными актами: при определении земельной доли учитывались сельскохозяйственные угодья в границах сельскохозяйственных предприятий <2>.

<1> См.: абз. 2 ст. 1 Закона РСФСР от 23 ноября 1990 г. N 374-1 "О земельной реформе" (утратил силу), п. 3 Рекомендаций по подготовке и выдаче документов о праве на земельные доли и имущественные паи, одобренных Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" (утратило силу).
<2> См.: Положение о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса" (утратило силу).

Сведения об исходном земельном участке могут быть получены при осмотре в качестве доказательств: кадастрового плана территории; кадастровой карты (плана) землепользования сельхозпредприятия с ведомостью расчета сельскохозяйственных угодий в балло-гектарах <1>; кадастровой выписки на земельные участки, в которой определены координаты исходного земельного участка, из которого осуществлялся выдел. Названные картографические материалы не являются правоустанавливающими документами, но являются основой для получения сведений о местах возможного выделения земельного участка сельскохозяйственного назначения и постановке его на государственный кадастровый учет. Документом, подтверждающим границы и месторасположение земельного участка, остается межевой план.

<1> Требования к этому документу были утверждены письмом Роскомзема от 24 апреля 1992 г. и согласованы КГиК Минэкологии 27 апреля 1992 г. (письмо КГиК Минэкологии от 6 мая 1992 г. N 5-946).

В ч. 4 ст. 13 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения установлено, что размер земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, определяется на основании данных, указанных в документах, удостоверяющих право на эту земельную долю или эти земельные доли. В ст. 13.1 названного Закона предусмотрено, что проектом межевания земельного участка или земельных участков определяются размеры и местоположение границ земельного участка или земельных участков, которые могут быть выделены в счет земельной доли или земельных долей.

Вместе с тем проекты межевания и межевые планы, на основании которых истец и ответчик основывали свои требования (возражения), как правило, содержат противоречивую информацию. При проведении кадастровых работ координаты характерных точек границ земельных участков могут определить кадастровые инженеры <1>. В большинстве случаев они ограничиваются лишь использованием кадастровой выписки. В этом документе содержится только числовая информация об общей площади земли реорганизованных в начале 90-х гг. XX века колхозов и совхозов. Графическое изображение контуров участков в кадастровой выписке отсутствует <2>. Для разрешения конфликта между проектами межевания, как правило, возникает необходимость в проведении землеустроительной экспертизы <3>.

<1> Он может сделать это на основе аналитического метода, т.е. путем использования сведений, внесенных в государственный кадастр недвижимости (кадастровый план территории, кадастровая выписка на земельные участки, в которой определены координаты исходного земельного участка, из которого осуществлялся выдел). Кроме того, для уточнения сведений может применяться картометрический метод, а также геодезический метод и метод спутниковых геодезических измерений.
<2> См.: решение Бологовского городского суда Тверской области от 12 сентября 2017 г. по делу N 2-270/2017. URL: http://sudact.ru/regular/doc/H520Jqs0d9dt/.
<3> Перед экспертом могут быть поставлены следующие вопросы: при сопоставлении местоположения указанных земельных участков, согласно исходным документам, с результатами осмотра имеются ли наложения границ данных земельных участков со спорными земельными участками; к какой категории земель согласно исходным документам относятся спорные земельные участки; имеется ли пересечение (наложение) границ земельных участков со спорным земельным участком; какова площадь наложения; в результате чего произошло наложение земельных участков; располагается ли спорный земельный участок на землях крестьянского (фермерского) хозяйства или на землях, предназначенных для выдела в собственность гражданам в счет их долей (паев) из общей долевой собственности, согласно исходным документам.

Некоторую ясность можно получить и в результате обращения к публичной кадастровой карте - новому источнику доказательств. Посредством обращения к этому электронному информационному ресурсу может быть получена первичная информация о возможном месторасположении земельных участков. В судебной практике она еще не квалифицируется как единственно достоверный источник. Сведения, полученные в результате ее изучения, должны оцениваться наравне с другими доказательствами.

Правовой статус ответчика - следующая сложность при составлении искового заявления, которая обусловлена квалификацией лица, который нарушил права истца. Как правило, в качестве ответчика указывают лицо, являющееся собственником или лицом, уполномоченным на распоряжение земельным участком. Анализ практики таких споров свидетельствует, что на стороне ответчика участвует сложный состав соответчиков.

В практике встречаются споры, когда истцы пытаются защитить свои права на земельные доли путем обжалования решений Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (его правопредшественников), его территориальных управлений и подведомственных ему организаций <1>. Названные участники не являются надлежащими ответчиками по делу. Суды обоснованно отказывают в удовлетворении таких требований.

<1> См., например: решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2014 г. по делу N 33-120/2015 и Апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 4 февраля 2015 г. по этому же делу.

Следует обратить внимание на то, что согласно п. 4 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является основанием для отмены судебного решения <1>.

<1> Так, Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 4 февраля 2015 г. по делу N 33-120/2015, рассматривая дело об оспаривании отказа Управления Росреестра по Ленинградской области зарегистрировать право собственности на вновь выделенный земельный участок, своим определением отменила решение суда первой инстанции на основании п. 4 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ в связи с непривлечением судом первой инстанции к участию в судебном разбирательстве в качестве заинтересованных лиц сособственников земельного участка, а также ФГУП "Земельная кадастровая палата по Ленинградской области "Роснедвижимость" [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/132997507/#ixzz5JN7MYZgw.

Суды привлекают в качестве соответчиков кадастрового инженера, территориальные подразделения Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, федеральное государственное бюджетное учреждение "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии" и его филиалы. Представляется, что названные лица в рассматриваемых категориях споров не имеют какого-либо материально-правового интереса. Следовательно, они не могут являться ненадлежащими ответчиками по таким требованиям. Полагаем обоснованным привлечение их в случае необходимости в качестве третьих лиц <1>.

<1> См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда по делу от 27 ноября 2017 г. по делу N А41-15520/17.