Мудрый Юрист

Об уточнении правил пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам, предусмотренных п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ

Лесницкая Л.Ф., главный научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.

Забрамная Н.Ю., доцент кафедры процессуального права Всероссийской академии внешней торговли, кандидат юридических наук.

Пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам осуществляется судами, которые приняли такие постановления, по правилам гл. 42 ГПК РФ при наличии оснований, перечисленных в ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. В соответствии с п. 5 ч. 4 указанной статьи таким основанием является определение либо изменение в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

На практике в ряде случаев возникают сложности в правильном толковании и применении указанной нормы, в связи с чем вопрос о проверке конституционности данного законоположения по жалобам граждан стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Рассмотрим конкретные дела, послужившие поводом для жалоб граждан, а также выводы Конституционного Суда РФ.

  1. Прокурором города Вологды, действующим в интересах гражданки С., был подан иск к государственному учреждению "Вологодское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации" (далее - ответчик) о возложении обязанности предоставить путевку для санаторно-курортного лечения. Решением Вологодского городского суда Вологодской области от 27 октября 2014 г. иск был удовлетворен. Указанное судебное решение было оставлено без изменения судом апелляционной инстанции. Кассационная жалоба ответчика была возвращена судом без рассмотрения по существу.

Впоследствии ответчик обратился в Вологодский городской суд Вологодской области с заявлением о пересмотре указанного решения по иску гражданки С. по новым обстоятельствам, поскольку определениями Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ <1> по аналогичным делам была изменена практика применения Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" (далее - Закон о государственной социальной помощи), на положения которого сослался суд первой инстанции при вынесении решения по делу.

<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2015 г. по делам N 2-КГ15-5 и N 2-КГ15-6 // СПС "КонсультантПлюс".

7 сентября 2015 г. Вологодский городской суд Вологодской области признал новым обстоятельством позицию Верховного Суда РФ, выраженную в определениях Судебной коллегии по гражданским делам, относительно практики применения Закона о государственной социальной помощи, отменил свое решение от 27 октября 2014 г. и возобновил производство по делу. Данное определение Вологодского городского суда Вологодской области было оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела 9 ноября 2015 г. Вологодским городским судом Вологодской области было отказано в удовлетворении исковых требований прокурора города Вологды, действующего в интересах гражданки С. Судом апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения.

По другим делам, рассмотренным Рудничным районным судом г. Прокопьевска Кемеровской области, по искам граждан А., В., Д., К., П., Р. к государственному учреждению "Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации" имели место схожие обстоятельства применения нормы п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Гражданином А. был подан иск к государственному учреждению "Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации" о взыскании сумм индексации несвоевременно выплаченных страховых платежей. Решением суда от 18 марта 2015 г. иск был удовлетворен. Судом апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения. В 2016 г. определением Рудничного районного суда города Прокопьевска Кемеровской области, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, это решение было отменено в связи с новым обстоятельством, в качестве которого была указана правовая позиция, выраженная в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2016 г. по делу N 81-КГ16-3 <1>, устанавливающая недопустимость индексации указанных сумм на день исполнения решения. Кассационная жалоба гражданина А. на Определение суда первой инстанции об отмене его решения от 18 марта 2015 г. возвращена без рассмотрения.

<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2016 г. по делу N 81-КГ16-3 [Электронный ресурс]. URL: www.legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-25042016-n-81-kg16-3.

По поданному в тот же суд иску гражданина В. о взыскании сумм индексации несвоевременно выплаченных страховых платежей 18 сентября 2015 г. было вынесено решение, которым иск был удовлетворен. Решение оставлено без изменения судом апелляционной инстанции. Однако в 2016 г. решение по делу гражданина В. также было отменено в связи с новым обстоятельством: правовой позицией, выраженной в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2016 г. по делу N 81-КГ16-3. При новом рассмотрении дела гражданина В. 3 ноября 2016 г. в удовлетворении иска было отказано и был произведен поворот исполнения решения от 18 сентября 2015 г.

Аналогичная ситуация имела место и у гражданина Д., по иску которого о взыскании сумм индексации несвоевременно выплаченных страховых платежей тот же суд 3 февраля 2015 г. исковые требования удовлетворил. Определением апелляционной инстанции указанное решение суда было оставлено без изменения. Однако впоследствии решение по делу гражданина Д. также было отменено в связи с тем же новым обстоятельством, что и по делам граждан А. и В.

Решением от 12 марта 2015 г. Рудничного районного суда города Прокопьевска Кемеровской области иск гражданки К., поданный в интересах двух ее несовершеннолетних детей, был удовлетворен и взысканы суммы индексации несвоевременно выплаченных ответчиком страховых платежей на содержание иждивенцев в связи со смертью застрахованного лица. Определением суда апелляционной инстанции решение было оставлено без изменения. 25 августа 2016 г. определением суда первой инстанции по делу гражданки К. данное решение отменено по новым обстоятельствам. В апелляционной инстанции оно было оставлено без изменения. И в этом случае, отменяя свое решение по новым обстоятельствам, суд первой инстанции сослался на правовую позицию, выраженную в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2016 г. по делу N 81-КГ16-3. Кассационная жалоба гражданки К. Определением судьи Кемеровского областного суда от 29 декабря 2016 г. возвращена без рассмотрения.

Решением Рудничного районного суда города Прокопьевска Кемеровской области от 29 октября 2015 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, по иску гражданина П. была взыскана пеня за задержку выплаты страховых сумм. 17 мая 2016 г. определением суда первой инстанции решение по делу было отменено в связи с новым обстоятельством - правовой позицией, выраженной в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 марта 2016 г. по делу N 78-КГ15-47 <1>. В передаче кассационных жалоб истца для рассмотрения в судебных заседаниях судов кассационной инстанции было отказано. Впоследствии решением суда от 8 сентября 2016 г. (оставленным без изменения судом апелляционной инстанции) гражданину П. было отказано в удовлетворении исковых требований и произведен поворот исполнения решения от 29 октября 2015 г.

<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 марта 2016 г. по делу N 78-КГ15-47 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. N 11.

Решением Рудничного районного суда города Прокопьевска Кемеровской области от 20 октября 2015 г. по иску гражданина Р. также была взыскана пеня за несвоевременную выплату страховых сумм. Определением суда апелляционной инстанции от 4 февраля 2016 г. размер пени снижен, в остальной части данное решение оставлено без изменения. 16 июня 2016 г. суд апелляционной инстанции свое определение отменил по новым обстоятельствам в связи с правовой позицией, выраженной в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 марта 2016 г. по делу N 78-КГ15-47. Был осуществлен поворот исполнения Определения от 4 февраля 2016 г. В передаче кассационных жалоб гражданина Р. для рассмотрения в судебных заседаниях судов кассационной инстанции, в том числе Верховного Суда РФ, отказано.

По мнению истцов по вышеназванным делам, п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ нарушает их права, гарантированные Конституцией РФ, поскольку допускает возможность признания в качестве нового обстоятельства, позволяющего пересматривать вступившее в законную силу судебное постановление, изменение практики применения правовой нормы, выраженное в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ, которое вынесено в порядке кассационного производства по делу с участием других лиц.

Поэтому все истцы по указанным делам обратились в Конституционный Суд РФ с заявлением о проверке конституционности законоположений п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. В связи с их жалобами Конституционным Судом РФ 17 октября 2017 г. было вынесено Постановление N 24-П, которым п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ) был признан не противоречащим Конституции РФ.

  1. Прежде чем перейти к анализу упомянутых судебных постановлений и указанного Постановления Конституционного Суда РФ, необходимо отметить, что в 2010 г. Конституционным Судом РФ применительно к арбитражному процессу уже рассматривался вопрос о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, вынесенных на основании правовой нормы, практика применения которой была впоследствии определена в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, в том числе принятом по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 21 января 2010 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Производственное объединение "Берег", открытых акционерных обществ "Карболит", "Завод "Микропровод" и "Научно-производственное предприятие "Респиратор" было признано, что указанные положения не противоречат Конституции РФ. Вместе с тем обращалось внимание на то, что пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам предусматривает необходимость указания в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ на возможность придания обратной силы приведенному в нем толкованию норм права. Кроме этого, Конституционным Судом РФ было обращено внимание на положение о недопустимости придания обратной силы нормам, ухудшающим положение лиц, на которых распространяется их действие.

В указанном Постановлении Конституционного Суда РФ отмечалась также необходимость внесения федеральным законодателем изменений в арбитражное процессуальное законодательство. Эти изменения законодательства должны были закрепить возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта арбитражного суда, основанного на правовой норме, практика применения которой после вступления данного судебного акта в законную силу определена (изменена) постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, вынесенным по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора с учетом сформировавшейся практики, в том числе исходя из правовых позиций, сформулированных Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ.

В целях реализации положений указанного Постановления Конституционного Суда РФ от 21 января 2010 г. N 1-П Федеральным законом от 23 декабря 2010 г. N 379-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" в арбитражное процессуальное законодательство были внесены поправки, согласно которым основаниями для пересмотра судебных актов помимо уже существовавших вновь открывшихся стали новые обстоятельства. К новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ были отнесены определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства.

Аналогичные изменения были внесены Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" в производство по пересмотру судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском процессе. Согласно этим изменениям судебные постановления, вступившие в законную силу, могли быть пересмотрены не только по вновь открывшимся обстоятельствам, но и по новым обстоятельствам. Однако законодатель не предусмотрел, что для пересмотра судебного постановления по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, требуется прямое указание на такую возможность в постановлении Президиума Верховного Суда РФ или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Поэтому с целью унификации арбитражного и гражданского процессов было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 31 <1>, согласно подп. "д" п. 11 которого судебное постановление могло быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, при соблюдении следующих условий:

  1. если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда РФ, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, содержится указание на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда РФ;
  2. если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.
<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 2.

Таким образом, для правильного применения нормы п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ необходимо учитывать чрезвычайно важные разъяснения по поводу реализации указанной нормы, закрепленные в приведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а не ограничиваться ее буквальным толкованием. Указанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ сыграло важную роль для правоприменителей, поскольку разъяснило порядок и основания пересмотра судебных постановлений по п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Однако в ГПК РФ данные положения отражения не нашли.

  1. При проверке конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П Конституционный Суд РФ отметил, что в состав Пленума Верховного Суда РФ и Президиума Верховного Суда РФ входят судьи Верховного Суда РФ, осуществляющие руководство Верховным Судом РФ, а также судьи, являющиеся членами всех его судебных коллегий. Именно это обстоятельство и обеспечивает непротиворечивые подходы в толковании действующего законодательства при рассмотрении Пленумом Верховного Суда РФ или Президиумом Верховного Суда РФ вопросов определения или изменения практики применения правовых норм. Кроме того, окончательность постановлений Президиума Верховного Суда РФ по конкретным делам и невозможность их пересмотра какой-либо иной судебной инстанцией закреплена ст. 391.14 ГПК РФ.

Однако определения, выносимые судебными коллегиями Верховного Суда РФ при пересмотре конкретных дел в кассационном порядке, не отвечают указанным критериям, поскольку эти определения могут быть пересмотрены Президиумом Верховного Суда РФ по надзорным жалобам заинтересованных лиц и на основании ст. 391.9 ГПК РФ могут быть отменены или изменены. Кроме того, определения судебных коллегий Верховного Суда РФ в силу порядка формирования этих коллегий не отражают позицию Верховного Суда РФ в целом, в отличие от постановлений Президиума Верховного Суда РФ по конкретным делам. Это означает, что определения судебных коллегий Верховного Суда РФ не обладают теми свойствами, которые присущи постановлениям Президиума Верховного Суда РФ. В связи с этим они не могут являться основаниями для отмены по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений и иметь обратную силу, что не умаляет их значения для единообразия судебной практики применительно к отношениям, возникшим после вынесения кассационных определений.

Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что полномочия вышестоящих судов по отмене окончательных и подлежащих исполнению судебных решений или по внесению в них изменений должны осуществляться только в целях исправления существенных ошибок (Постановление от 7 июня 2007 г. по делу "Довгучиц против России" <1>, Постановление от 30 октября 2014 г. по делу "Давыдов против России" <2>, Постановление от 27 сентября 2016 г. по делу "Мирошников против России" <3>).

<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 11.
<2> Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2015. N 3(15).
<3> Российская хроника Европейского суда. 2017. N 2.

Наделение в соответствии со ст. 5 и 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" Пленума Верховного Суда РФ полномочием по даче судам разъяснений по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства РФ, а Президиума Верховного Суда РФ - полномочием по проверке вступивших в законную силу судебных актов в целях обеспечения единства судебной практики и законности явилось причиной внесения в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ определения (изменения) практики применения правовой нормы, зафиксированной в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ в качестве нового обстоятельства, в связи с которым могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные постановления.

На основании изложенного п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ признан Конституционным Судом РФ не противоречащим Конституции РФ, "поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенном по итогам рассмотрения другого дела в кассационном порядке" (п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 17 октября 2017 г. N 24-П).

Вместе с тем в итоговом выводе Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в гражданское процессуальное законодательство изменения, касающиеся пересмотра вступивших в законную силу постановлений по новым обстоятельствам по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, состоящие в том, что такой пересмотр судебных постановлений возможен только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ или Президиума Верховного Суда РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами.

Конституционный Суд РФ также постановил, что в гражданском процессуальном законодательстве необходимо закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении.

Рассматривая конституционно-правовой смысл п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, Конституционный Суд РФ обратил внимание на то обстоятельство, что ГПК РФ не предусмотрен срок, в течение которого можно подать заявления о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта при наличии основания, предусмотренного п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Это нарушает соблюдение принципа правовой определенности и стабильности установленного судебными актами статуса лиц, дела которых были рассмотрены судами общей юрисдикции. Из-за отсутствия такого срока возможна не ограниченная по времени вероятность отмены судебного постановления, которое определило права и обязанности участников правоотношений и, следовательно, неопределенность их правового статуса. Поэтому законодателю, как отмечал Конституционный Суд РФ, необходимо установить процессуальный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новым обстоятельством, как определение или изменение практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, принятом по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Что касается приведенных ранее судебных постановлений по делам граждан А., В., Д., К., П., Р., С., то, как указал Конституционный Суд РФ, они подлежат пересмотру в установленном порядке, если истолкование п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ при их рассмотрении расходится с ее конституционным смыслом, выявленным в указанном Постановлении Конституционного Суда РФ.

  1. В целях реализации Постановления Конституционного Суда РФ от 17 октября 2017 г. N 24-П Правительством РФ был внесен на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания РФ проект Федерального закона N 448690-7 "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в части уточнения оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам" <1>. Законопроектом использованы положения Конституционного Суда РФ, раскрывающие конституционно-правовой смысл п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.
<1> URL: http://sozd.parliament.gov.ru/bill/448690-7.

Законопроект предусмотрел законодательное закрепление в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ положения о том, что пересмотр судебного постановления по новым обстоятельствам в связи с появлением новой или изменившейся практики применения правовой нормы возможен тогда, когда об этом указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ.

В ст. 394 ГПК РФ законопроектом предлагается установить шестимесячный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с новым обстоятельством, предусмотренным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Этот срок аналогичен сроку, установленному в ч. 3 ст. 312 АПК РФ и ч. 5 ст. 346 КАС РФ, что будет способствовать единообразию правового регулирования, а также гарантировать баланс прав и законных интересов субъектов конкретных правоотношений.

Кроме того, в целях унификации законодательства Российской Федерации законопроект закрепляет в ст. 397 ГПК РФ и ст. 351 КАС РФ недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении.

Но этим законопроект не ограничился, так как не только реализовал положения упомянутого ранее Постановления Конституционного Суда РФ, но и дополнил, изменил либо редакционно уточнил нормативное регулирование оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам, о которых Конституционный Суд РФ не упоминал.

Так, во введенной новой ч. 2 ст. 394 ГПК РФ законопроект указал на право заинтересованных лиц обратиться с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам и раскрыл порядок рассмотрения такого заявления.

Статья 395 ГПК РФ дополнена положением, уточняющим момент, с которого исчисляется трехмесячный срок подачи жалобы - со дня опубликования постановления Пленума Верховного Суда РФ или постановления Президиума Верховного Суда РФ на официальном сайте Верховного Суда РФ в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Законопроект применительно к ГПК РФ (ст. 397) особо отмечает, что не допускается обратное взыскание с граждан денежных средств (речь идет о повороте исполнения), полученных ими на основании пересмотренного судебного постановления при условии отсутствия фактов недобросовестности со стороны заинтересованного лица.

Реализация положений, предусмотренных законопроектом, позволит на законодательном уровне закрепить надлежащее правовое регулирование института пересмотра по новым обстоятельствам судебных постановлений, сохранив принцип правовой определенности, исключить иное толкование в правоприменительной деятельности конституционно-правового смысла п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Указанные новеллы позволят оказать положительное влияние на единообразие судебной практики.

До принятия закона в судебной практике необходимо руководствоваться разъяснениями, данными Верховным Судом РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 31, и конституционно-правовым смыслом п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, раскрытым Конституционным Судом РФ в Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П.

  1. Следует отметить, что проблемы пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам продолжают быть предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Так, близким по рассмотренной проблематике является вопрос проверки конституционности п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, ставший предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ 6 июля 2018 г. <1> Заявителем была оспорена конституционность п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, согласно которой новым обстоятельством для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта является отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, на основе которых принят судебный акт.
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июля 2018 г. N 29-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Альбатрос" // СПС "КонсультантПлюс".

Конституционный Суд РФ постановил, что данная норма не противоречит Конституции РФ, поскольку не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу акта арбитражного суда по заявлению лица, в связи с административным иском которого нормативный правовой акт, положенный в основу этого судебного акта, признан недействующим судом общей юрисдикции. И это не зависит от того, с какого момента нормативный правовой акт признан недействующим. В связи с этим правоприменительные решения, принятые по делу заявителя, подлежат пересмотру в установленном порядке.