Мудрый Юрист

Возмещение убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства

<1> Высказанные в настоящей статье суждения являются личным мнением авторов и могут не совпадать с официальной позицией ФАС России и компании White Stone Digital.

Молчанов Артем Владимирович, начальник Правового управления ФАС России.

Лобанов Роман Михайлович, юрист компании White Stone Digital, аспирант кафедры конкурентного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Особенность нарушения антимонопольного законодательства заключается в том, что помимо негативных последствий для публичных интересов также наступают (или могут наступить) негативные последствия для частных интересов. Подобные последствия имеют одно основание, правовая квалификация которого связана с нарушением антимонопольных запретов. Эффективность защиты публичных интересов в сфере экономики должна сопровождаться повышением эффективности применения способов защиты нарушенных прав в частноправовых отношениях.

Ключевые слова: убытки; конкуренция; нарушения антимонопольного законодательства; частные иски; разъяснения ФАС.

Compensation of damages incurred by violation of antimonopoly legislation

A.V. Molchanov, R.M. Lobanov

The peculiarity of violation of the antimonopoly legislation is that apart from negative consequences for public interests, the negative implications also shall (or may) occur for private interests. Such impacts have the same basis the legal qualification of which is related to the violation of antimonopoly prohibitions. The efficiency of protection of public interests in the economic sphere should be accompanied by improvements in methods of protection of violated rights in private law relations.

Key words: damages; competition; violations of antimonopoly laws; private suits; clarifications of FAS.

Антимонопольное законодательство Российской Федерации в основном состоит из системы запретов, нарушение которых рассматривается в том числе как монополистическая деятельность или недобросовестная конкуренция. Реализация на практике таких запретов имеет целью обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защиту конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

Вопросы ответственности за причиненный вред в результате нарушения антимонопольного законодательства до сих пор обусловливают интерес специалистов в области конкурентного права, а возникающие новые противоречия между участниками гражданского оборота требуют совершенствования механизмов правовой защиты. При этом публично-правовая защита гражданских прав при нарушении антимонопольного законодательства далеко не всегда доступна или эффективна и, соответственно, неспособна полностью решить проблему обеспечения превенции правонарушений и защищенности таких прав. Соответственно, сегодня одним из перспективных векторов развития конкурентного права остается совершенствование именно института гражданско-правовой ответственности лиц, причинивших вред в результате нарушения антимонопольных запретов.

Учитывая это, можно говорить о специфичности юридической ответственности за нарушение норм антимонопольного законодательства, которая выражается в ее двойственном характере - с одной стороны, такая ответственность возникает в рамках публичных правоотношений (как реакция на ограничение и недопущение конкуренции), а с другой - является элементом частноправовых отношений, возникающим в результате выявления неблагоприятных имущественных последствий для потерпевшего. Такая связь публичного и частноправового регулирования отношений сложилась исторически.

В конце XIX и в течение XX века идеология невмешательства государства в экономику (laissez-faire) была подвержена серьезной критике, что привело к изменениям законодательства и появлению новых комплексных отраслей права, сочетающих и публичные, и частноправовые начала.

Как отмечает А.Д. Манджиев, принцип свободы договора был атакован по трем фронтам одновременно: с точки зрения монополизма, неэффективности рынка и "невежества" потребителей. Каждая из этих проблем в экономической теории породила самостоятельные отрасли законодательства (антимонопольное, трудовое, законодательство о социальном обеспечении и правах потребителей и т.п.), которые в разной степени отразились на свободе договора <2>. Каждая из этих отраслей, в том числе и антимонопольное законодательство, регламентируя правила и особенности регулирования, вводила и ответственность за нарушение таких правил, обеспеченную силой государственного принуждения.

<2> Манджиев А.Д. Свобода воли в договорных правоотношениях. М.: Статут, 2017. С. 86.

Вместе с тем нарушение требований и запретов антимонопольного законодательства почти всегда связано с негативными последствиями или возможностью их наступления для участников гражданско-правовых отношений (например, в форме убытков). Совершение антимонопольного правонарушения влечет нарушение как публичных интересов, так и субъективных гражданских прав других лиц, вступающих в гражданско-правовые отношения, урегулированные в том числе антимонопольным законодательством. Таким образом, нарушение антимонопольного законодательства, помимо того что является основанием для применения мер административной или уголовной ответственности, также является и основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности в целях восстановления имущественной сферы лиц, которая была нарушена.

Для указанной цели ст. 37 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) специально была дополнена ч. 3, где указывается, что лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о возмещении убытков <3>.

<3> Егорова М.А. Возмещение убытков как способ защиты гражданских прав при нарушении антимонопольного законодательства / М.А. Егорова // Lex russica. 2017. N 5(126). С. 95 - 104 (1 п.л.).

При этом важно отметить, что если для применения мер публично-правовой ответственности применяются механизмы публичного воздействия на правонарушителя, реализуемые в том числе в полномочиях антимонопольного органа посредством возбуждения дел о нарушении антимонопольного законодательства, выдачи предписания об устранении таких нарушений, привлечения к административной ответственности, то для применения частноправовой ответственности принципиальным является применение гражданско-правовых способов защиты прав, реализуемых исключительно по инициативе заинтересованного лица, чьи субъективные прав нарушены. В развитие данного тезиса можно привести позицию Пленума ВАС в Постановлении от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" (далее - Пленум ВАС), согласно которой, прекращая нарушение антимонопольного законодательства, антимонопольный орган не вправе в рамках своей компетенции разрешать гражданско-правовые споры хозяйствующих субъектов. В частности, он не полномочен защищать субъективные гражданские права потерпевшего от такого нарушения путем вынесения предписания нарушителю об уплате контрагенту задолженности или о возмещении понесенных убытков. Об этом же подходе говорит и А.Н. Варламова, отмечая, что взыскание убытков лиц, чьи права нарушаются в результате нарушения антимонопольного законодательства, не относится к компетенции антимонопольного органа <4>.

<4> Варламова А.Н. Правовое обеспечение развития конкуренции: Учебное пособие. М.: Статут, 2010. С. 242.

Таким образом, возмещение убытков как способ защиты гражданских прав, предусмотренный ст. 12 ГК РФ, с учетом особенностей оснований для возникновения таких убытков и взаимосвязи с нарушением публичных интересов, все же остается частноправовым способом защиты нарушенного гражданского права <5>. Это означает, что за защитой такого права должно обращаться непосредственно материально заинтересованное лицо, права которого нарушены.

<5> Егорова М.А. Указ. соч. С. 95 - 104.

Система частных исков о возмещении "антимонопольных" убытков как эффективный правовой инструментарий защиты пострадавших лиц получила большое распространение в иностранной правоприменительной практике. Соответственно, отечественной науке и практике, несомненно, важно учитывать достижения и принимать во внимание новые тенденции развития антимонопольного регулирования в зарубежных странах через частную литигацию.

Прежде чем перейти к обзору института взыскания "антимонопольных" убытков в России, на наш взгляд, имеет смысл кратко рассмотреть состояние дел за рубежом.

Предлагаем начать с того, как механизм частных исков регулируется в стране, где более 90% всех дел о нарушении антитрестовского законодательства рассматриваются именно в частноправовом порядке - в США <6>. Уже в 1890 году нормы раздела 7 Акта Шермана (впоследствии уточненные разделом 4 Закона Клейтона) предусматривали право частных лиц на защиту от нарушения антимонопольного законодательства посредством подачи частного иска. Раздел 4 Закона Клейтона гласит, что любое лицо, потерпевшее ущерб в своем деле или имуществе в результате действий, запрещенных антитрестовским законодательством, вправе предъявить иск в любой окружной суд США и потребовать тройного возмещения понесенного ущерба, а равно и судебных издержек, включая разумную оплату услуг адвоката <7>. Мы видим, что закон не только формально наделяет потерпевшую сторону правом на возмещение ущерба, но и дополнительно стимулирует на совершение подобных действий, предоставляя потерпевшему (конечно, в случае, если итоговый судебный акт вынесен в его пользу) право требовать возмещения тройной суммы убытков (treble damages) и денежных затрат (потерь), которые были понесены в результате рассмотрения дела (принцип "проигравший платит"). Таким образом, кратные убытки и неравноправное распределение судебных издержек представляют собой взрывную смесь, которая призвана выполнять роль сдерживающего и карательного инструмента, нежели компенсаторную функцию, свойственную российской и европейской практике.

<6> Hovenkamp H. The Antitrust Enterprise: Principle and Execution - Harvard University Press.
<7> Закон Клейтона, 1914 г. // Тихоокеанский государственный университет. URL: http://pnu.edu.ru/ru/faculties/full_time/uf/iogip/study/studentsbooks/histsources2/ipgzio24/ (дата обращения: 03.06.2018).

Такой подход в его проявлениях может быть осознан через призму развития антимонопольного применения в США. Провозгласив преступлением препятствование свободе торговли путем создания монополий и вступление в сговор с такой целью, за которые устанавливались наказания в виде штрафов, конфискаций или тюремных сроков, Закон Шермана 1890 г., по сути, "спал", в том числе и потому, что государством не было выделено достаточных средств для создания необходимой инфраструктуры для административного преследования нарушителей антитрестовского законодательства.

Перейдем к краткому обзору законодательства ЕС по данной теме. Исторически антимонопольное правоприменение на территории ЕС осуществлялось преимущественно публичными субъектами, нежели через частноправовую литигацию. Однако, принимая во внимание широкий заокеанский опыт частноправового урегулирования последствий нарушений антимонопольного законодательства, политические деятели ЕС также признали необходимость развития эффективности частноправовых способов защиты.

Впервые право физического лица на обращение в национальные суды с иском о возмещении убытков от нарушения антимонопольного законодательства было сформулировано в решении Европейского суда в 2001 году по делу Courage Ltd v. Crehan (Case C-453/99 ECR [2001] I - 6314). Далее было еще несколько знаковых для европейской практики судебных решений (например, дело 2006 года Manfredi v. Lloyd Adriatico Assicurazioni SpA (Joined cases C-295/04C-298/04)), а также Постановление Совета Европы N 1/2003 (по вопросам реализации ст. 81 и 82 Договора о функционировании ЕС), которые, правда, не представляется возможным подробно разобрать в рамках настоящей работы.

Условно следующим этапом становления частноправовой литигации по антимонопольным спорам стало опубликование Еврокомиссией в 2013 году Практического руководства по оценке ущерба в исках об убытках, причиненных нарушениями ст. 101 или 102 Договора о функционировании ЕС <8>, которое содержит описание методов и техник расчета и доказывания убытков, причиненных такими нарушениями, основываясь на сложившихся в практике подходах взыскания убытков по частным искам. В 2014 году Еврокомиссия публикует еще один документ, Директиву 2014/104/ЕС <9>, который в развитие указанных выше статей подтверждает возможность частных лиц обращаться в защиту своих интересов в национальные суды при нарушениях антимонопольного законодательства, а также обязывает государства - члены ЕС привести национальное законодательство в соответствие с нормами Директивы. При этом важно отметить, что, в отличие от парадигмы США, возмещение "антимонопольных" убытков в ЕС не должно приводить к сверхкомпенсации ущерба частной стороны (что соответствует российскому подходу) <10>.

<8> COMMISSION STAFF WORKING DOCUMENT. PRACTICAL GUIDE. Strasbourg. 2013 // EUROPEAN COMMISSION. URL: http://ec.europa.eu/competition/antitrust/actionsdamages/quantification_guide_en.pdf (дата обращения: 09.06.2018).
<9> DIRECTIVE 2014/104/EU OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 26 November 2014 // Official Journal of the European Union. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014L0104&from=EN (дата обращения: 09.06.2018).
<10> Егорова М.А., Кинев А.Ю. Восстановительная антимонопольная компенсация / М.А. Егорова, А.Ю. Кинев // Предпринимательское право. 2015. N 2. Документ предоставлен СПС "КонсультантПлюс" (дата сохранения: 09.06.2018).

Таким образом, несмотря на определенную разницу в подходах к расчету убытков и их доказыванию зарубежный опыт свидетельствует о большом значении возмещения убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, наряду с мерами публично-правовой ответственности (уголовные преследования и административные штрафы).

В настоящее время в России, на наш взгляд, по аналогии со странами ЕС, в большей мере развита система расследования, предупреждения и пресечения нарушения антимонопольного законодательства именно методами публично-правового контроля <11>, которые позволяют ФАС России оперативно и эффективно воздействовать на нарушителей антимонопольных запретов и обеспечивать выполнение функций предупреждения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

<11> Егорова М.А. Указ. соч. С. 95 - 104.

Механизм гражданско-правовой защиты пострадавших в результате нарушения российского антимонопольного законодательства в виде взыскания убытков пока находится только в стадии зарождения. При этом уже сейчас в судебной практике можно встретить несколько успешных дел <12>, в которых заинтересованным лицам удавалось взыскать убытки от антимонопольных нарушений (как правило, в таких делах взыскивались убытки от взимания излишне уплаченной цены, например монопольно высокой цены, либо убытки вследствие вытеснения с товарного рынка), однако большая часть частных исков все же не удовлетворяется судами. Также нам известны примеры дел <13>, где частные субъекты использовали механизм защиты через взыскания неосновательного обогащения в качестве альтернативы возмещению убытков (на наш взгляд, процесс обоснования возникновения неосновательного обогащения менее трудоемкий, нежели взыскание убытков, однако и менее универсальный инструмент частноправовой защиты потерпевших).

<12> Например, Определение ВС РФ от 07.12.2015 по делу N 305-ЭС15-4533 (дело "БИОТЭК против Тева"); Постановление ФАС ЦО от 23.04.2013 по делу N А68-4924/2012 (дело "Моссельпром против Тульской области").
<13> Например, Постановление 17 ААС от 25.09.2012 по делу N А60-20771/2012 (дело "Уралпромжелдортранс против РЖД"); Постановление ФАС ДВО от 21.04.2014 по делу N А24-2808/2013 (дело "Потребитель против Камчатскэнерго").

Вместе с тем таких примеров недостаточно, что ставит определенные задачи, в том числе перед антимонопольным органом, поскольку эффективность защиты публичных интересов в сфере экономики должна, безусловно, сопровождаться не менее эффективным применением способов защиты нарушенных гражданских прав в частноправовых отношениях <14>. В подтверждение данного тезиса руководитель ФАС России И.Ю. Артемьев заявил: "Моя мечта - создать в хорошем смысле народно-предпринимательский фронт против монополии" <15>.

<14> Кинев А.Ю., Франскевич О.П. Административно-правовые аспекты защиты конкуренции // Современное право. 2015. Документ предоставлен СПС "КонсультантПлюс" (дата сохранения: 09.06.2018).
<15> Базанова Е. ФАС предлагает открыть второй фронт против монополий. Экономика/Правила // Ведомости. 2017. 30 ноября // URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/11/30/743660-fas-vtoroi-front (дата обращения: 03.01.2018).

Причины недостаточного развития практики частных исков в сфере антимонопольного законодательства заключаются в неравенстве спорящих сторон, сложности доказывания размера причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства убытков, отсутствии четких и понятных методик оценки ущерба. Предложить какой-либо универсальный метод расчета и взыскания убытков ввиду многогранности экономических отношений, урегулированных антимонопольным законодательством, невозможно (как, собственно, не может быть и универсального единственного способа или методики расчета убытков, причиненных нарушением гражданских прав вообще).

Так, еще Д.И. Мейер, говоря о возмещении убытков, писал, что относительно меры такого вознаграждения нет возможности предоставить ее одностороннему определению субъекта нарушенного права или его нарушителя, а приходится определить ее посредствующему лицу или судебному месту. Ответом на вопрос, чем руководствоваться таким лицам, он считал определенные правила, вытекающие из самого существа предмета, а отчасти и указанные в законодательстве <16>, которые он сформулировал в своих работах на основе практики.

<16> Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По испр. и доп. 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, испр. М.: Статут, 2003. С. 248.

Таким образом, и на современном этапе большая задача в развитии института частных исков и обеспечения частноправовой защиты нарушенных прав при нарушении антимонопольных запретов должна решаться путем анализа и обобщения практики, выработки рекомендаций по применению различных экономических и правовых методик и подготовки разъяснений.

Определенный этап в решении данной задачи был выполнен с принятием Президиумом ФАС России Разъяснений N 6 "Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства", которые были утверждены Протоколом Президиума ФАС России от 25.05.2016 N 6 (далее - Разъяснения N 6) <17>.

<17> Разъяснение N 6 "Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства" // ФАС России. URL: https://fas.gov.ru/documents/562227 (дата обращения: 03.01.2018).

Задача по подготовке таких разъяснений была обозначена в Плане мероприятий ("дорожной карте") "Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики", утвержденном распоряжением Правительства РФ от 28.12.2012 N 2579-р. Тогда при подготовке проекта разъяснений активное участие приняли представители бизнес-сообщества, поскольку тезисы, содержащиеся в них, имели целью упрощение ведения предпринимательской деятельности и повышение прозрачности государственного регулирования.

В Разъяснениях N 6 обозначены основные правовые позиции относительно взыскания убытков, причиненных в связи с нарушением антимонопольного законодательства. В частности, отмечено, что для взыскания убытков с нарушителя антимонопольного законодательства истец должен доказать:

<18> Пантюхина Н. К вопросу о частных исках... // Конкуренция и право. 2013. N 5. С. 25.

Отсутствие доказательств хотя бы по одному из названных обстоятельств может привести к отказу в удовлетворении иска.

Здесь важно отметить, что раскрытые в указанных разъяснениях условия взыскания убытков соответствуют сложившимся в доктрине гражданского права условиям для применения мер гражданско-правовой ответственности. Так, В.П. Грибанов выделял следующие условия применения гражданско-правовой ответственности: а) наличие прав и обязанностей, нарушение которых влечет за собой возложение на их нарушителя гражданско-правовой ответственности; б) противоправное нарушение лицом возложенных на него обязанностей и субъективных прав других лиц; в) наличие вреда или убытков, причиненных противоправным поведением правонарушителя; г) наличие вины правонарушителя <19>.

<19> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. М.: Статут, 2001. С. 319.

Пожалуй, самым непростым вопросом в системе изложенных условий является причинная или причинно-следственная связь <20>. В.П. Грибанов, раскрывая содержание этого условия, делает акцент на том, что гражданское законодательство предусматривает возмещение причиненных убытков <21>, одновременно отмечая, что именно причина наступления убытков является определяющим условием ответственности за причиненные убытки.

<20> Определение ВАС РФ от 30.06.2008 N 8484/08 по делу N А11-5841/2006-К1-17/194.
<21> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 334.

Соглашаясь с тем, что причинные связи в природе и обществе многочисленны и разнообразны, все же стоит отметить, что причинная связь есть объективная и необходимая связь между явлениями, при которых одно явление является причиной (условием), а второе - следствием (результатом первого). Сложность доказывания наличия причинно-следственной связи между правонарушением, в том числе антимонопольным, и негативными последствиями в виде убытков, может быть решена путем дальнейшего изучения и обобщения практики применения законодательства.

Не менее сложный вопрос - процесс определения размера убытков. Сложности расчета размера убытков и доказывания такого размера в судах стали, пожалуй, основной причиной недостаточного развития частноправового механизма защиты гражданских прав участников правоотношений, урегулированных в том числе антимонопольным законодательством <22>.

<22> Егорова М.А. Возмещение экономических убытков, причиненных нарушениями антимонопольного законодательства // Право и экономическая деятельность: современные вызовы: Монография / Н.М. Казанцев, Н.Г. Доронина, Н.Г. Семилютина и др.; Отв. ред. А.В. Габов. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М.: Статут, 2015. § 3 главы 5.

Вместе с тем существенные изменения в этом направлении произошли с принятием правовых позиций высших судебных инстанций, в частности, о том, что в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить <23>.

<23> Егорова М.А. Указ. соч. С. 95 - 104; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Указанные позиции нашли свое отражение в Разъяснениях ФАС России N 6. Сами разъяснения были активно востребованы в практическом применении, и не только со стороны участников экономических отношений, но и судебной системы. Так, в актах судов мы можем найти ссылки на правовые позиции, сформированные в указанном документе, в частности решение АС Свердловской области от 18.01.2017 по делу N А60-38091/2016 и решение АС Самарской области от 16.11.2016 по делу N А55-22501/2016.

Следующим этапом стало принятие Президиумом ФАС России Разъяснений N 11 "По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства", которые были утверждены Протоколом Президиума ФАС России от 11.10.2017 N 20 (далее - Разъяснения N 11) <24>. Данные Разъяснения обобщают большинство существующих методик определения убытков, сформированных по итогам исследования как российской правоприменительной практики, так и зарубежного опыта. На момент подготовки настоящей статьи нам известно только одно судебное решение <25>, правовая позиция по которому была сформулирована, в том числе на основании указанных Разъяснений N 11.

<24> Разъяснение N 11 Президиума ФАС России "По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства" // ФАС России. URL: https://fas.gov.ru/documents/587995 (дата обращения: 03.01.2018).
<25> Постановление 17 ААС от 15.02.2018 по делу N А71-6021/2017.

Разъяснения N 11 не ограничивают перечень допустимых методов определения убытков, носят информационно-рекомендательный характер и призваны помочь сделать более доступной информацию о разновидностях убытков, причиняемых нарушениями антимонопольного законодательства, и применимых методах оценки, расчета таких убытков. Основная задача Разъяснений N 11 - создать методологическую основу для расчета размера убытков в тех делах, которые связаны с нарушением антимонопольных правил и запретов, то есть решить основную проблему - преодолеть трудность и сложность экономического расчета в целях защиты нарушенного права и возмещения убытков.

Помимо экономических методик, применимых для взыскания убытков, раскрытых в Разъяснениях, также сделаны следующие важные выводы (включая, но не ограничиваясь):

наличие решения антимонопольного органа о нарушении антимонопольного законодательства не является обязательным требованием для удовлетворения иска о взыскании убытков;

решения антимонопольного органа принимаются судами в качестве важного доказательства по делам о взыскании убытков;

истец по делу о взыскании убытков вправе доказывать нарушение ответчиком антимонопольного законодательства не только ссылками на решение антимонопольного органа, но и представлением иных доказательств.

В связи с принятием Президиумом ФАС России разъяснений можно сказать, что выполнен определенный формальный методологический этап работы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Варламова А.Н. Правовое обеспечение развития конкуренции: Учебное пособие. М.: Статут, 2010.
  2. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. М.: Статут, 2001.
  3. Егорова М.А. Возмещение убытков как способ защиты гражданских прав при нарушении антимонопольного законодательства / М.А. Егорова // Lex russica. 2017. N 5(126). С. 95 - 104 (1 п.л.).
  4. Егорова М.А. Возмещение экономических убытков, причиненных нарушениями антимонопольного законодательства // Право и экономическая деятельность: современные вызовы: Монография / Н.М. Казанцев, Н.Г. Доронина, Н.Г. Семилютина и др.; Отв. ред. А.В. Габов. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М.: Статут, 2015. § 3 главы 5 (0,7 п.л.).
  5. Егорова М.А., Кинев А.Ю. Восстановительная антимонопольная компенсация / М.А. Егорова, А.Ю. Кинев // Предпринимательское право. 2015. N 2.
  6. Кинев А.Ю., Франскевич О.П. Административно-правовые аспекты защиты конкуренции // Современное право. 2015.
  7. Манджиев А.Л. Свобода воли в договорных правоотношениях. М.: Статут, 2017.
  8. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, испр. М.: Статут, 2003.
  9. Пантюхина Н. К вопросу о частных исках... // Конкуренция и право. 2013. N 5.
  10. Римское частное право: Учебник / Под ред. Р.А. Курбанова. М.: Проспект, 2015.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
  12. Hovenkamp H. The Antitrust Enterprise: Principle and Execution Harvard University Press.
  13. Базанова Е. ФАС предлагает открыть второй фронт против монополий. Экономика/Правила // Ведомости. 2017. 30 ноября // URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/11/30/743660-fas-vtoroi-front (дата обращения: 03.01.2018).
  14. Разъяснение N 6 "Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства" // ФАС России. URL: https://fas.gov.ru/documents/562227 (дата обращения: 03.01.2018).
  15. Разъяснение N 11 Президиума ФАС России "По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства" // ФАС России. URL: https://fas.gov.ru/documents/587995 (дата обращения: 03.01.2018).
  16. Закон Клейтона, 1914 г. // Тихоокеанский государственный университет. URL: http://pnu.edu.ru/ru/faculties/full_time/uf/iogip/study/studentsbooks/histsources2/ipgzio23/ (дата обращения: 03.01.2018).
  17. COMMISSION STAFF WORKING DOCUMENT. PRACTICAL GUIDE. Strasbourg. 2013. // EUROPEAN COMMISSION. URL: http://ec.europa.eu/competition/antitrust/actionsdamages/quantification_guide_en.pdf (дата обращения: 03.01.2018).