Мудрый Юрист

Правовое регулирование отношений наследования по завещанию, совершенному в соответствии с законодательством, действовавшим на территориях республики крым и города федерального значения севастополя до 18 марта 2014 г.

Рудик Инна Евгеньевна, доцент кафедры гражданского права Ростовского филиала Российского университета правосудия, кандидат юридических наук.

Статья посвящена вопросам определения законодательства для регулирования наследования по завещанию, совершенному на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя до вступления их в РФ.

Ключевые слова: наследственное право, наследование, завещание, Республика Крым, город федерального значения Севастополь.

THE LEGAL REGULATION OF TESTATE SUCCESSION RELATIONSHIPS CARRIED OUT PURSUANT TO LAWS OPERATING IN THE REPUBLIC OF CRIMEA AND THE SEVASTOPOL FEDERAL CITY TILL MARCH 18, 2014

I.E. Rudik

Rudik Inna E., Associate Professor of the Department of Civil Law of the Rostov Branch of the Russian State University of Justice, Candidate of Legal Sciences.

The article is devoted to the issues of determining the law for the regulation of succession by will created in the territories of the Republic of Crimea and the Federal city of Sevastopol prior to their entry into the Russian Federation.

Key words: inheritance law, succession, will, Republic of Crimea, the Federal city of Sevastopol.

Особенностью регулируемых гражданским правом отношений наследования по завещанию является протяженность их во времени: завещательная правоспособность гражданина может быть реализована задолго до момента открытия наследства, в связи с чем высока вероятность изменения за этот период наследственного законодательства, а это, в свою очередь, ставит вопрос о выборе закона, подлежащего применению в том или ином конкретном случае.

Сравнительно недавно, год назад, был принят Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 201-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> (далее - Закон N 201-ФЗ), который закрепил новые правила о применении законодательства при регулировании наследственных отношений на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя. Общий принцип определения применимого права закреплен в абз. 1 ст. 11 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" <2> (далее - Закон N 147-ФЗ): украинское законодательство применяется к наследственным отношениям, если наследство открылось до 18 марта 2014 г.; если же наследство открылось 18 марта 2014 г. и позднее, применяется ГК РФ <3>. Остальные положения Закона либо конкретизируют этот принцип применительно к отдельным наследственным правоотношениям, либо, наоборот, устанавливают исключения из него.

<1> Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 201-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 31 (часть I). Ст. 4750.
<2> Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4553.
<3> Здесь необходимо упомянуть о том, что действие большей части норм, содержащихся в ст. 11, распространяется и на случаи, когда наследство открылось за пределами указанных новых субъектов РФ. См.: Блинков О.Е. Действие украинского наследственного закона в Российской Федерации: проблемы времени, пространства и круга лиц // Наследственное право. 2017. N 3. С. 3 - 6.

Следует отметить, что нормы, позволяющие осуществить выбор применимого права, содержались в законодательстве РФ и ранее. Прежде всего, это правило абз. 1 п. 1 ст. 4 ГК РФ, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Соответственно, отношения по приобретению наследства, возникающие после открытия наследства, подпадают под регулирование того или иного закона в зависимости от даты открытия наследства. Из этой нормы также можно сделать вывод о том, что завещание, совершенное ранее 18 марта 2014 г., по законодательству Украины признается действительным и при открытии наследства после наступления этой даты, даже если его содержание и (или) процедура совершения не соответствуют требованиям ГК РФ.

Чтобы у правоприменителя не оставалось сомнений в возможности применения этого правила к совместным завещаниям супругов, Закон N 201-ФЗ дополнил Закон N 147-ФЗ следующей нормой, действующей с 6 августа 2017 г.: "Завещания (в том числе совместные завещания супругов), совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя до 18 марта 2014 года, сохраняют силу вне зависимости от момента открытия наследства" (ч. 2 ст. 11). Такое дублирование нормативных правил было вызвано необходимостью ограничить для данных случаев применение принципа, закрепленного в п. 4 ст. 1118 ГК РФ о том, что "в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина, совершение завещания двумя или более гражданами не допускается". Ведь ранее в литературе высказывались мнения о том, что предусмотренные украинским законодательством акты последней воли наследодателя (совместное завещание и наследственный договор) не могут быть применены, поскольку прямо противоречат следующим нормам непосредственного применения (ст. 1192 ГК РФ), закрепленным в ГК РФ: 1) распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 ГК РФ); 2) в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина, совершение завещания двумя или более гражданами не допускается (п. 4 ст. 1118 ГК РФ) <4>. Суды также излишне осторожно подходили к применению украинского законодательства, считая, что "нормы материального права украинского законодательства применяются с учетом отсутствия противоречий их нормам российского законодательства" <5>.

<4> Блинков О.Е. Действие российского и украинского наследственного законодательства в пространстве территорий Республики Крым и города федерального значения Севастополя // Наследственное право. 2014. N 3. С. 6.
<5> Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 26 апреля 2016 г. по делу N 33-3014/2016 // СПС "Гарант".

Статья 11 Закона N 147-ФЗ также воспроизводит основные положения украинского законодательства о действии завещаний супругов (ст. 1243 Гражданского кодекса Украины (далее - ГКУ): "...после смерти одного из супругов, составивших такое завещание, доля в праве общей совместной собственности на имущество, нажитое супругами во время брака, переходит пережившему супругу. После смерти пережившего супруга право наследования имеют лица, определенные супругами в совместном завещании" <6>).

<6> О правовой природе совместного завещания супругов по законодательству Украины см.: Кухарев А.Е. Совместные завещания супругов как проявление диспозитивных начал наследственного права Украины // Наследственное право. 2017. N 3. С. 43 - 48.

По поводу иных расхождений между наследственным законодательством РФ и Украины в законе специальных указаний нет. Тем не менее такие расхождения имеются и требуют осмысления, поскольку при открытии наследства на основании завещания, совершенного до 18 марта 2014 г., у правоприменителя все же могут возникнуть сомнения при выборе применимого права.

Во-первых, в законодательстве Украины и РФ по-разному решается вопрос о правовых последствиях недействительности завещания. Исходя из ч. 4 ст. 1254 ГКУ завещательное распоряжение, отмененное завещанием наследодателя, признанным впоследствии недействительным, по общему правилу не восстанавливается. Исключение составляет лишь завещание, совершенное дееспособным физическим лицом, которое в момент его совершения не понимало значения своих действий и (или) не могло руководить ими (ст. 225 ГКУ), а также завещание, совершенное под влиянием насилия (ст. 231 ГКУ). По законодательству РФ прежнее завещание всегда восстанавливается (п. 5 ст. 1131 ГК РФ), поскольку считается, что завещатель либо не выразил волю, закрепленную в недействительном завещании, либо оформил ее ненадлежащим образом, что также лишает ее правового значения. Поэтому при открытии наследства и признании недействительным завещания 18 марта 2014 г. и позднее, когда уже действовало российское законодательство, в соответствии с абз. 1 ст. 11 Закона N 147-ФЗ прежнее завещание, независимо от того, когда оно было совершено, восстанавливается. Напротив, при открытии наследства до 18 марта 2014 г. прежнее завещание не должно восстанавливаться, независимо от того, когда последнее завещание было признано недействительным, за исключением случаев, названных в ч. 4 ст. 1254 ГКУ.

Во-вторых, некоторые отличия двух наследственных законов можно обнаружить при сравнении норм о завещательном отказе. Абзац 2 ч. 1 ст. 1238 ГКУ вслед за Модельным Гражданским кодексом для государств - участников СНГ <7> закрепляет диспозитивную норму о том, что право пользования жилым помещением (предметом завещательного отказа) принадлежит лишь отказополучателю, но не членам его семьи. Это общее правило, которое действует, если иное не указано в завещании. Теоретически отсутствие специального указания в завещании о возможности проживания в квартире членов семьи отказополучателя может повлечь отказ в государственном регистрационном учете членов семьи по данному адресу, а также дает наследнику право предъявить иск о выселении членов семьи из помещения. ГК РФ не запрещает проживание членов семьи отказополучателя в предоставленном ему жилом помещении, что позволяет некоторым авторам говорить о наличии у них непоименованного субъективного права на жилое помещение <8>, в частности производного от права родителей на жилое помещение права несовершеннолетних детей <9>.

<7> Пункт 4 ст. 1170 Модельного Гражданского кодекса для государств - участников СНГ (часть третья), принятого Постановлением Межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 г. // Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ. 1996. N 10.
<8> Суслова С.И. Непоименованные субъективные права на жилые помещения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 1. С. 17 - 20.
<9> Селиванова Е.С. Право несовершеннолетних детей на совместное проживание со своими родителями: вопросы реализации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 8. С. 18 - 22.

Следует обратить внимание на то, что объем права отказополучателя был сформирован в завещании, совершенном с учетом действовавшего украинского законодательства, и не должен меняться. Поэтому независимо от времени открытия наследства такое завещание, не содержащее специального указания на право проживания членов семьи отказополучателя, таких прав не порождает, за исключением случаев вселения несовершеннолетних детей отказополучателя. Их право возникает независимо от времени открытия наследства на основании общего принципа об определении места жительства несовершеннолетних до 14 лет по месту жительства их законных представителей (российское и украинское законодательства в этом солидарны (п. 2 ст. 20 ГК РФ, ч. 4 ст. 29 ГКУ)).

Согласно п. 4 ст. 1137 ГК РФ право на получение завещательного отказа действует в течение трех лет со дня открытия наследства. Данный срок не может быть восстановлен <10>. Подобного пресекательного срока в ГКУ нет. В соответствии со ст. 1271 ГКУ отказополучатель утрачивает право, предоставленное ему завещанием, только в случае целенаправленного отказа от него в течение шести месяцев с момента открытия наследства. В рассматриваемых случаях порядок приобретения прав по завещательному отказу определяется временем открытия наследства (абз. 1 ст. 11 Закона N 147-ФЗ). Если наследство открылось в период действия законодательства Украины, должна сработать "система отречения" (в соответствии с которой наследство или право по завещательному отказу приобретается в силу закона в момент открытия наследства, но наследнику или отказополучателю предоставляется право отречься от своего права в течение установленного срока <11>). И даже распространение шестимесячного срока, установленного для принятия наследства, на период после 18 марта 2014 г. не устраняет презумпции того, что право по завещательному отказу принято.

<10> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // Российская газета. 2012. 6 июня.
<11> Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 582.

В части права наследодателя определить круг наследников по завещанию различий в регулировании между ГК РФ и ГКУ нет. Однако есть различия в правовых последствиях лишения завещателем наследника по закону права наследования. В соответствии с ч. 4 ст. 1235 ГКУ смерть лица, лишенного наследства, произошедшая до момента открытия наследства, "очищает" его потомков: право представления после смерти наследника, лишенного права наследования, возникает. Согласно же п. 2 ст. 1146 ГК РФ потомки наследника по закону, лишенного наследодателем наследства, не наследуют по праву представления. Случай, когда лишенный наследства наследник умирает до открытия наследства, специально не оговорен в российском законодательстве. Но этот частный случай подпадает под общее правило. Права нет, независимо от того, жив лишенный наследства наследник на момент открытия наследства или нет.

Представляется, что российский вариант более соответствует принципу приоритета воли наследодателя, выраженной им в завещании, который предполагает также учет его воли и в тех случаях, когда завещательное распоряжение невозможно исполнить в соответствии с его буквальным толкованием. Наследодатель, лишая наследника наследства, знал или должен был знать, что потомки такого наследника также не получат прав на наследственное имущество. Желая их обеспечить, он мог бы указать их в завещании как наследников, но не сделал этого. Поэтому справедливость применения российского законодательства к данной ситуации при открытии наследства после 18 марта 2014 г. не вызывает сомнений: воля наследодателя не будет нарушена изменением правового регулирования.

Российская теория и практика настороженно относятся к условным завещаниям. В ГКУ завещанию с условием посвящена отдельная статья (ст. 1242). Закрепляется возможность установления отлагательного условия, которое может наступить как благодаря действиям наследника (например, получение им образования), так и независимо от его поведения (существование других наследников). ГКУ уточняет, что "условие, определенное в завещании, должно существовать на момент открытия наследства".

Отсутствие в наследственном праве РФ условных завещаний рождает вопрос: будет ли наследник считаться призванным к наследованию, если наследство после гражданина, совершившего завещание в соответствии с законодательством Украины, открылось 18 марта 2014 г. или позднее, но условие к этому времени так и не наступило. Если считать данное условие ненаписанным, наследник будет призван к наследству. Однако здесь возникает морально-этический вопрос о соответствии такого решения вопроса воле наследодателя. Зная о невозможности учета условия, может быть, он бы не указывал данное лицо в завещании в качестве наследника или избрал бы другой путь передачи ему имущественных прав, например завещательный отказ.

Поэтому более справедливым является регулирование, которое и закрепил российский законодатель в новой норме ч. 2 ст. 11 Закона N 147-ФЗ (завещания, совершенные в соответствии с прежним законодательством, сохраняют силу вне зависимости от момента открытия наследства). Российскому правоприменителю придется примириться с существованием в нашей правовой действительности условных завещаний так же, как и с существованием совместных завещаний супругов.

Кроме рассмотренных существуют и иные коллизии российского и украинского наследственного законодательства, с которыми может столкнуться правоприменитель. Несмотря на то что все они могут быть разрешены на основе имеющихся в настоящий момент нормативных правил, было бы желательно принятие соответствующих разъяснений Верховного Суда РФ по данным вопросам, которые способствовали бы унификации судебной практики, а также послужили бы поддержкой нотариусам, ведущим наследственные дела.

Литература

  1. Блинков О.Е. Действие российского и украинского наследственного законодательства в пространстве территорий Республики Крым и города федерального значения Севастополя / О.Е. Блинков // Наследственное право. 2014. N 3. С. 3 - 6.
  2. Блинков О.Е. Действие украинского наследственного закона в Российской Федерации: проблемы времени, пространства и круга лиц / О.Е. Блинков // Наследственное право. 2017. N 3. С. 3 - 6.
  3. Кухарев А.Е. Совместные завещания супругов как проявление диспозитивных начал наследственного права Украины / А.Е. Кухарев // Наследственное право. 2017. N 3. С. 43 - 48.
  4. Селиванова Е.С. Право несовершеннолетних детей на совместное проживание со своими родителями: вопросы реализации / Е.С. Селиванова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 8. С. 18 - 22.
  5. Синайский В.И. Русское гражданское право / В.И. Синайский. М.: Статут, 2002. 636 с.
  6. Суслова С.И. Непоименованные субъективные права на жилые помещения / С.И. Суслова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 1. С. 17 - 20.