Мудрый Юрист

Особенности наследственного права италии в эпоху раннего средневековья

Бунятова Фарида Джамаловна, преподаватель Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается история наследственного права Италии в эпоху раннего Средневековья, когда большая часть Италии была завоевана лангобардами. В эту эпоху на всей территории продолжало действовать римское наследственное право, претерпевшее, однако, значительное влияние германского права. Автор проводит анализ основных положений, регулирующих правоотношения по наследованию, в своде законов Ротари и внесенных в него последующих поправках.

Ключевые слова: наследственное право, наследование по закону, раннее Средневековье, свод законов Ротари, средневековая Италия.

PECULIARITIES OF ITALIAN INHERITANCE LAW IN THE EARLY MIDDLE AGES

F.D. Bunyatova

Bunyatova Farida D., Lecturer of the Lomonosov Moscow State University (MSU), Candidate of Legal Sciences.

The article discusses the history of inheritance law in Early Medieval Italy when the major part of the country's territory was occupied by the Lombards. At the time Roman law was still in force, however, it underwent a significant Germanic influence. The article analyses the Edictum Rothari and later amendments to the original document.

Key words: inheritance law, hereditary succession, the Early Middle Ages, Edictum Rothari, Medieval Italy.

В период раннего Средневековья после того, как большая часть Италии была завоевана лангобардами, на всей территории продолжало действовать римское наследственное право, которое, однако, начало претерпевать значительное влияние со стороны германского права, существенным образом отличавшегося от римского. Среди действовавших законов следует подробнее остановиться на Своде законов Ротари <1> 643 г. - первом писаном законе лангобардов.

<1> Beyerle F. Leges Langobardorum, 643 - 866. Witzenhausen: Deutschrechtlicher Instituts-Verlag, 1962.

Одной из основных особенностей наследственного права в рассматриваемый период являлось отсутствие института завещания. Для лангобардов наследование означало переход имущества в пользу членов семьи - родственников по мужской линии. Таким образом, основанием наследования являлось кровное родство, а призвание к наследованию устанавливалось по парантеллам, которые определяются как группы родственников, имеющих общего предка, и его нисходящих родственников <2>. Иными словами, с учетом того, что наследственная масса распределялась между ближайшими родственниками, а завещание и вовсе не было предусмотрено законом, завещательная воля никоим образом не учитывалась.

<2> Azara A., Eula E. Novissimo Digesto Italiano. Torino: UTET, 1982. XVIII. P. 729.

В Своде законов Ротари четко указывались доли, причитающиеся наследникам по закону. Так, сыновьям наследодателя переходило все имущество отца (heredes in omnibus path succedent) в равных долях. Единственное исключение составляли внебрачные сыновья наследодателя, и если они имелись, то получали 1/3 имущества, подлежащего переходу законному сыну. Если же законных сыновей у наследодателя было двое или больше, то доля внебрачных сыновей в наследственном имуществе уменьшалась пропорционально числу законных сыновей. При отсутствии же законных сыновей у наследодателя внебрачные дети все равно имели право на 1/3 имущества умершего.

Что касается незамужних дочерей наследодателя, они призывались к наследованию только лишь при отсутствии у наследодателя сыновей, получая 1/3 в случае наличия у умершего одной дочери или 1/2 доли при наличии двух и более дочерей. Кроме того, правами, равными с правами дочерей, обладали незамужние сестры наследодателя, которые наряду с племянницами делили половину имущества умершего. Дочери и сестры наследодателя, состоявшие в браке на момент его смерти, не имели прав наследования и довольствовались подарками, полученными по случаю свадьбы.

Если умерший не оставил сыновей, к наследованию призывались родственники мужского пола по отцовской линии (агнаты) <3>. Таким образом, отсутствие нисходящих не означало, что наследственное имущество некому передать, напротив, наследование подразумевало распределение благ между сыновьями или внутри той или иной парантеллы.

<3> Ibid. P. 730.

Агнаты призывались к наследованию наряду с дочерьми, сестрами и внебрачными сыновьями наследодателя, получая 1/3 наследственного имущества или 1/6 доли, если у умершего остались две и более дочери или сестры.

Если сын умирал раньше отца и при этом не имел сыновей, ни законных, ни внебрачных, отец получал все имущество умершего сына <4>.

<4> Ibid. P. 730.

Если говорить об усыновленных детях наследодателя, они также имели право наследования, но не столько потому, что усыновленные в силу закона приравнивались к детям наследодателя, сколько по той причине, что усыновление происходило из числа родственников усыновителя, таким образом, усыновленный в любом случае в той или иной степени был связан с наследодателем кровным родством <5>.

<5> Scovazzi M. L'adozione nel diritto germanico // Rivista di storia del diritto italiano. 1959. Vol. 22. P. 203.

Наследственное право лангобардов допускало лишь одно исключение из правила о сохранении наследственного имущества в руках кровных родственников: в случае отсутствия у наследодателя законных сыновей, агнатов или пережившего отца одновременно с незамужними дочерьми, сестрами и внебрачными сыновьями на наследственное имущество претендовала казна монарха, в которую отходила доля, предназначенная для агнатов, если бы у умершего остались таковые <6>.

<6> Речь идет об институте Curtis regia, представлявшем из себя налоговое ведомство, взимающее средства в пользу казны монарха. См.: URL: http://www.treccani.it/enciclopedia/curtis/.

Важно отметить тот факт, что отказ от наследства рассматривался как неподобающий акт, свидетельствовавший о трусости наследника и неуважении памяти умершего <7>.

<7> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 731.

Постепенно существующие нормы привели к укоренению принципа, в соответствии с которым было не принято передавать в дар или иным образом отчуждать свое имущество, а, напротив, надлежало сохранить его нетронутым для наследников в том виде, в каком оно было получено от предков <8>.

<8> Для отчуждения имущества было необходимо получить согласие сыновей, а при их отсутствии - согласие ближайших родственников.

См.: Tamassia N. Le alienazioni degli immobili e gli eredi secondo gli antichi diritti germanici e specialmente il longobardo. Milano: U. Hoepli, 1885.

Исходя из всего вышесказанного можно заключить, что в эпоху лангобардов глава семьи не только являлся владельцем определенного имущества, но и на протяжении всей своей жизни управлял этим имуществом во благо семьи и наследников.

Примечательно то, что в рассматриваемую нами эпоху существовала прямая связь между наследованием и вендеттой, связь эта проявлялась в том, что в случае наступления смерти наследодателя в результате совершенного против него убийства на наследника, получавшего имущество умершего, возлагалась обязанность отомстить за смерть своего родственника <9>.

<9> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 731.

Наследование в праве лангобардов носило универсальный характер, таким образом, к наследнику переходило не только имущество, но и обязательства умершего <10>. Так, Свод законов Ротари предусматривал, что сын должен выполнить обязательства, взятые на себя при жизни умершим отцом (quia quidquid pater per wadia et fideiussorem obligavit filii complere debent), даже если стоимость унаследованного имущества меньше размера обязательств (quamvis virtutem minorem habeant a patre) <11>.

<10> Schupfer F. Il diritto privato dei popoli germanici con speciale riguardo all'Italia. IV: Il diritto ereditario. S. Lapi e Roma-Torino-Firenze E., 1909. P. 2.
<11> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 731.

Существовал в праве лангобардов и институт недостойных наследников. Лицо могло быть лишено наследства в случае совершения противоправных действий в отношении своего отца или семьи. К таковым относились убийство или покушение на убийство отца, нанесение отцу телесных повреждений, вступление в связь с мачехой, передача в дар имущества, которое в будущем могло бы перейти в порядке наследования ближайшему родственнику <12>.

<12> Sinatti F. D'Amico. Le prove giudiziarie nel diritto lomgobardo. Legislazione e prassi da Rotari ad Astolfo / Ed. Giuffre. Milano, 1968. P. 55, 71, 78, 93.

Что касается открытия наследства, оно, безусловно, открывалось вследствие смерти лица, однако из этого общего правила существовало исключение; так, имущество прокаженных подлежало наследованию еще при их жизни, причиной тому являлось то, что прокаженный считался умершим, еще будучи живым <13>. Из этой нормы логически вытекает то, что прокаженный не имел также и прав наследования.

<13> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 732.

Анализ Свода законов Ротари с точки зрения положений, регулирующих правоотношения по наследованию, демонстрирует явный приоритет в пользу родственников наследодателя мужского пола, но, кроме этого, в законе существовал и иной пробел, а именно не было предусмотрено право представления, т.е. право наследования наследниками по закону умершего наследника. Так, внутри каждой парантеллы более близкий родственник исключал более дальнего, например, дядя наследовал вместо племянника, сына умершего брата - законного наследника. Этот пробел был устранен в 668 г., во время правления короля Гримоальда, в результате чего внук наследодателя приобретал право наследования доли своего умершего отца. Что же касается дочерей и внебрачных сыновей наследодателя, они получали фиксированную долю, предусмотренную законом <14>.

<14> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 732.

В период правления короля Лиутпранда, с 712 по 744 г., в Свод законов Ротари были внесены поправки, изменяющие или дополняющие существовавшие положения. Так, позиция законодателя в отношении женщин значительно смягчилась, и с 713 г. дочерям наследодателя в случае отсутствия братьев было предоставлено право наследования всего имущества умерших родителей <15>.

<15> Marongiu A. Beni parentali e acquisti nella storia del diritto italiano. Bologna: Zanichelli, 1937. P. 144.

Кроме этого, замужние и незамужние дочери наследодателя были приравнены в правах наследования. Они получили право наследовать также и за братом, если тот не оставил потомства. В 728 г. отцу было предоставлено право в порядке дарения передавать незамужней дочери часть своего имущества в размере, пропорциональном числу сыновей <16>, что явилось очень важной новеллой относительно ранее существовавшего законодательства, когда дочь имела право на часть наследства умершего отца только при отсутствии братьев.

<16> Tamassia N. La famiglia italiana nei secoli decimoquinto e decimosesto. Milano, 1910. P. 282.

Реформа коснулась, помимо прочего, и вдовы наследодателя, которой с 728 г. было предоставлено право свободно распоряжаться 1/3 своего имущества, если она оставалась в доме супруга после его смерти <17>.

<17> Azara A., Eula E. Op. cit. P. 733.

Представляется очевидным, что новые положения отрицательно сказались на родственниках наследодателя, так как в результате проведенных реформ существенно уменьшились случаи призвания их к наследованию.

Важно отметить еще одну новеллу, принятую в эпоху Лиутпранда. Так, в 729 г. отцу было предоставлено право отчуждения части семейного имущества для улучшения имущества сына. Эта свободная доля, которой мог распоряжаться наследодатель, исчислялась в зависимости от количества сыновей. Например, если у наследодателя было три сына, имущество, подлежащее переходу в порядке наследования, должно было быть разделено на четыре части <18>.

<18> Ibid. P. 734.

Следующей значительной вехой в развитии наследственного права в эпоху лангобардов явились положения закона, принятые королем Айстульфом. В результате его реформ за наследодателем впервые было признано право сделать распоряжение на случай смерти (mortis causa) в пользу супруги, суть распоряжения заключалась в предоставлении супруге в случае отсутствия сыновей узуфрукта в отношении всего имущества. В случае же наличия у наследодателя сыновей супруге мог быть предоставлен узуфрукт в отношении части имущества, пропорциональной количеству сыновей. После смерти вдовы имущество возвращалось к наследникам <19>.

<19> Ibid.

После прихода к власти каролингов законодательство лангобардов, регулировавшее правоотношения по наследованию, сохраняло свою силу, претерпев те или иные изменения со стороны нового законодателя. Так, в 803 г., во время правления Карла Великого, лицо, отправлявшееся на войну, было вправе сделать распоряжение на случай смерти, но примечательно, что в случае возвращения наделялось правом требования возврата своего имущества назад <20>.

<20> Ibid. P. 735.

В период, следующий после распада империи каролингов, информация о наследственных правоотношениях крайне скудна. Очередной существенно важный закон был принят в 1019 г., при императоре Генрихе II, и предусматривал, что в случае отсутствия сыновей муж наследовал имущество жены <21>.

<21> Ibid.

Необходимо сказать, что достаточно сложно найти более подробную информацию о развитии наследственного права Италии в эпоху раннего Средневековья и, как можно заметить, нормы, регулировавшие правоотношения по наследованию в изучаемую эпоху, не отличались подробной регламентированностью и сводились в основном к сохранению наследственного имущества в руках членов семьи и ближайших родственников. Кроме того, заметим, что, несмотря на то что праву средневековой Италии был неизвестен институт завещания, в приведенном анализе мы рассмотрели некоторые положения, допускающие исключения из общего правила и демонстрирующие наметившиеся тенденции в пользу развития в дальнейшем законодательстве распоряжений на случай смерти.

References

  1. Azara A. Novissimo Digesto Italiano / A. Azara, E. Eula. Torino: UTET, 1982. 1068 p.
  2. Beyerle F. Leges Langobardorum, 643 - 866 / F. Beyerle. Witzenhausen: Deutschrechtlicher Instituts-Verlag, 1962. 228 p.
  3. Marongiu A. Beni parentali e acquisti nella storia del diritto italiano / A. Marongiu. Bologna: Zanichelli, 1937. 258 p.
  4. Schupfer F. Il diritto privato dei popoli germanici con speciale riguardo all'Italia. IV: Il diritto ereditario / F. Schupfer. S. Lapi e Roma-Torino-Firenze E., 1909.
  5. Scovazzi M. L'adozione nel diritto germanico / M. Scovazzi // Rivista di storia del diritto italiano. 1959. Vol. 22. P. 193.
  6. Sinatti F. D'Amico. Le prove giudiziarie nel diritto lomgobardo. Legislazione e prassi da Rotari ad Astolfo / Sinatti F. D'Amico; Ed. Giuffre. Milano, 1968.
  7. Tamassia N. La famiglia italiana nei secoli decimoquinto e decimosesto / N. Tamassia. Milano, 1910. 373 p.
  8. Tamassia N. Le alienazioni degli immobili e gli eredi secondo gli antichi diritti germanici e specialmente il longobardo / N. Tamassia. Milano: U. Hoepli, 1885. 286 p.