Мудрый Юрист

Уголовно-процессуальный статус начальников учреждений уголовно-исполнительной системы

Шурухнов Николай Григорьевич, главный научный сотрудник НИЦ-3 Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний России, доктор юридических наук, профессор.

В статье проводится краткий анализ отдельных норм Уголовно-процессуального, Уголовно-исполнительного кодексов Российской Федерации с целью установления уголовно-процессуального статуса начальников учреждений уголовно-исполнительной системы.

Ключевые слова: уголовно-исполнительная система, начальник исправительного учреждения, начальник следственного изолятора, неотложные следственные действия, орган дознания.

The Criminal Procedure Status of Heads of Penal System Institutions

N.G. Shurukhnov

Shurukhnov Nikolay G., Chief Research Scientist of Research Center No. 3 of the National Research Institute of the Penal System of Russia, Doctor of Law, Professor.

In article the short analysis of separate standards of Criminal procedure, Criminal and executive codes of the Russian Federation for the purpose of establishment of the criminal procedure status of chiefs of institutions of a penal correction system is carried out.

Key words: penal system, head of correctional institution, head of the detention facility, urgent investigative actions, body of inquiry.

Отсутствие последовательности, четкости, однозначности при изложении норм, регламентирующих уголовно-процессуальный статус начальников учреждений уголовно-исполнительной системы (далее - УИС) Российской Федерации, приводит к нежелательным последствиям. Во-первых, к неоднозначному их восприятию и различному толкованию практическими работниками, учеными, должностными лицами надзирающих <1> и контролирующих органов. Во-вторых, к ошибочному принятию процессуальных решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, дискредитации субъектов расследования и законодательства. В-третьих, к необоснованному выполнению значительного объема процессуальной деятельности, не свойственной должностным лицам исправительных учреждений (далее - ИУ). В-четвертых, к потребностям в дополнительном осмыслении соответствующих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), обращении к другим федеральным законам, практике других учреждений, получению консультаций (в том числе с помощью информационных технологий) <2> у специалистов, надзирающих прокуроров. В-пятых, к приведению (рано или поздно) в соответствие с принципами и логикой уголовно-процессуального законодательства норм, регламентирующих процессуальный статус начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Это связано с дополнительными материальными, временными, физическими и интеллектуальными затратами. В-шестых, к отрицательному воздействию на морально-психологический климат коллектива ИУ, потере авторитета начальствующего состава у лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

<1> См.: указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 456/69 "Об усилении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" // СПС "КонсультантПлюс".
<2> См.: Алиев В.М. Политико-правовые аспекты перехода к цифровой экономике в России // Российский следователь. 2018. N 9. С. 48 - 52.

Конкретизируя изложенное, скажем о том, что применительно к предмету исследования, обозначенному в названии данной статьи, речь будет идти о неконкретном, противоречивом, неоднозначно понимаемом уголовно-процессуальном статусе начальников ИУ по осуществлению судопроизводства, содействию предварительному следствию, дознанию и связанной с ними уголовно-процессуальной деятельностью.

Анализ норм действующего УПК, вопреки мнению значительного количества исследователей <3>, позволяет сделать вывод о том, что начальники ИУ уголовно-исполнительной системы органами дознания не являются. Таковыми они были по УПК РСФСР 1960 г. (ст. 117) <4>.

<3> Это усматривается из содержания диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук, подготовленных в последние десятилетия.
<4> УПК РСФСР 1960 г. к органам дознания относил начальников исправительно-трудовых учреждений (ст. 117).

Это усматривается из ч. 1 ст. 40 УПК РФ, приводящей перечень органов дознания, в котором отсутствует указание на начальников ИУ. Забегая вперед, скажем, что п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относит иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, но оно на начальников ИУ не распространяется. Они наделены правом производства оперативно-розыскных мероприятий, в их структуре имеются оперативные подразделения в зависимости от специфики и наполнения лицами, отбывающими наказание <5>, но по своей природе и административно-правовому положению они органами исполнительной власти не являются и, как следствие, не имеют статуса органа дознания. По этим причинам они не вправе:

а) реализовывать функции, предписанные ст. 144, 145 УПК РФ (принимать, рассматривать сообщения о преступлениях, выносить процессуальные решения);

б) принимать решение о возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 146 УПК РФ);

в) осуществлять дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно;

г) осуществлять полномочия, предусмотренные ст. 146 УПК РФ (возбуждать уголовное дело публичного обвинения);

д) исполнять обязательные письменные поручения следователя и дознавателя, установленные п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ (о производстве оперативно-розыскных мероприятий, отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также оказывать содействие при их осуществлении).

<5> См.: Приказ от 17 марта 2008 г. N 154 "Об утверждении примерных структур и расчетов штатной численности начальствующего состава, рабочих и служащих исправительных учреждений, лечебно-профилактических учреждений, следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы и методических рекомендаций по разработке их штатных расписаний" (в редакции Приказов ФСИН РФ от 15.06.2009 N 254, от 23.04.2010 N 170) // СПС "КонсультантПлюс".

Лишение начальников ИУ таких полномочий значительно снижает объем уголовно-процессуальной деятельности как при расследовании и предупреждении преступлений, совершенных в конкретном ИУ, так и за его пределами, минимизируя содействие субъектам, осуществляющим расследование преступлений. Имеется в виду взаимодействие, выполнение отдельных поручений следователей и дознавателей (предусмотренных п. 4 ч. 2 ст. 38, п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ). Все это, в свою очередь, отрицательно сказывается на реализации карательной, воспитательной, обеспечивающей, профилактической функций режима исполнения и отбывания наказания и в целом на всей правоприменительной практике и главное на исправительном воздействии на осужденных.

Анализ содержания отдельных норм УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что начальники ИУ, не являясь органами дознания, наделены частью их уголовно-процессуальных функций. Это следует из предписаний ст. 157 УПК РФ, регламентирующей производство неотложных следственных действий.

Пункт 5 ч. 2 ст. 157 УПК РФ наделил их правом производства неотложных следственных действий по преступлениям: 1) против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками учреждений и органов УИС; 2) совершенных в расположении ИУ иными лицами (неопределенным кругом субъектов).

На основании ч. 1 ст. 74 УИК РФ к названной категории уголовно-процессуальных субъектов производства неотложных следственных действий относятся начальники: 1) исправительных колоний <6>; 2) воспитательных колоний; 3) тюрем; 4) лечебных исправительных учреждений; 5) следственных изоляторов (далее - СИЗО).

<6> В редакции Федерального закона от 9 января 2006 г. N 12-ФЗ. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации к исправительным учреждениям, исполняющим наказание в виде лишения свободы, относит: исправительные колонии общего режима (ст. 120 УИК РФ); исправительные колонии строгого режима (ст. 122 УИК РФ); исправительные колонии особого режима (ст. 122 УИК РФ); исправительные колонии особого режима для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы (ст. 126 УИК РФ); колонии-поселения (ст. 128 УИК РФ); тюрьмы (ст. 130 УИК РФ); воспитательные колонии (ст. 132 УИК РФ).

Делая вывод, еще раз обратим внимание на то, что начальники ИУ наделены частичным статусом органа дознания, содержательно включающим права и обязанности, связанные с производством неотложных следственных действий. Ограничения в определенной степени распространяются на начальников СИЗО. Их уголовно-процессуальные функции еще в большей степени сужены. Они обусловлены производством неотложных следственных действий по преступлениям, совершенным осужденными:

а) оставленными для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию;

б) в отношении которых приговор суда вступил в законную силу, они ожидают этапирования в ИУ для отбывания наказания;

в) перемещаемыми из одного места отбывания наказания в другое;

г) оставленными в следственном изоляторе или переведенными в него для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве (ст. 77.1 УИК РФ);

д) оставленными в СИЗО с их согласия на срок не свыше шести месяцев.

Уголовно-процессуальные права и обязанности начальников СИЗО по производству неотложных следственных действий ограничены деятельностью в отношении перечисленных субъектов совершения преступлений. Однако их указанный уголовно-процессуальный статус распространяется и на сотрудников соответствующих учреждений и органов, совершивших преступления против установленного порядка несения службы, а также по преступлениям, совершенным иными лицами, кроме лиц (заключенных), в отношении которых избрана мера пресечения - содержание под стражей (ст. 108 УПК РФ).

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством основанием производства неотложных следственных действий является наличие принятого решения (вынесенного постановления) о возбуждении уголовного дела. Как известно, это процессуальное решение в соответствии со ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, принимают орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь или специально определенная УПК РФ категория должностных лиц, каждый в пределах своей компетенции, установленной УПК РФ.

Законодатель в ч. 3 ст. 40 УПК РФ дал перечень должностных лиц, на которых возложена обязанность по возбуждению уголовного дела. Это:

При наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания, указанные должностные лица возбуждают уголовное дело (в пределах своей компетенции), после чего производят неотложные следственные действия.

Начальники ИУ, не являясь органом дознания, и как должностные лица, не наделенные правом на возбуждение уголовного дела для производства неотложных следственных действий, должны располагать таким процессуальным решением, которое кто-то должен принять. В целях практического решения данной проблемы выскажем собственное мнение как один из вариантов того, что таким "кто-то" может быть руководитель органа исполнительной власти в системе ФСИН России (в зависимости от территориальности и подчиненности).

Неточная юридическая техника законодателя создает трудности практическим работникам, дезориентирует надзирающие и контролирующие органы. Не исключено, что по этим причинам противоречиво указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 456/69 "Об усилении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью учреждений и органов уголовно-исполнительной системы". В одном случае в нем говорится, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40, ст. 144 УПК РФ учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, являясь органами дознания, обязаны зарегистрировать, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, принять по нему процессуальное решение. Несколько ниже в данном документе со ссылкой на ст. 40, 144, 145 УПК РФ указывается, что учреждения и органы уголовно-исполнительной системы не вправе принимать по поступившим сообщениям о преступлениях процессуальные решения, предусмотренные п. 1 и 2 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, но обязаны принимать, регистрировать поступившее сообщение.

Подводя развернутый итог представленной статьи, выскажем несколько соображений, которые относятся к процессуальной и организационной деятельности начальников ИУ уголовно-исполнительной системы.

  1. Начальники ИУ не являются органом дознания, имеют ограниченный уголовно-процессуальный статус. Они наделены частичными полномочиями органа дознания, состоящими в производстве неотложных следственных действий, и только после того, как органом дознания будет принято решение о возбуждении уголовного дела.

Что касается начальников СИЗО, то они и в этом уголовно-процессуальном статусе ограниченны. Они компетентны проводить неотложные следственные действия (при наличии указанного условия) по преступлениям, совершенным определенными (ранее обозначенными нами) категориями осужденных.

  1. Деятельность начальника ИУ многофункциональна. Непосредственно ему проводить неотложные следственные действия вряд ли возможно и целесообразно. Для решения этого вопроса следует:
  2. утвердить приказ начальника ИУ, в котором на конкретное лицо (лиц) начальствующего состава возложить на конкретный период обязанность по производству неотложных следственных действий;
  3. давать разовые письменные поручения (распоряжения) начальника ИУ конкретному должностному лицу на производство неотложных следственных действий. Такие лица должны обладать необходимыми правовыми знаниями и не иметь отношения к выполнению оперативно-розыскных мероприятий.
  4. В отличие от УПК РСФСР 1960 г. <7> действующий УПК РФ не дает перечня неотложных следственных действий, таковыми являются все, предусмотренные им <8>. Поэтому должностные лица ИУ, уполномоченные начальником на их производство, должны обладать соответствующими знаниями, умениями и навыками. Это предполагает прохождение стажировки, повышения соответствующей квалификации, специальное ознакомление с техническими средствами и информационными технологиями в следственных и экспертных подразделениях.
<7> УПК РСФСР 1960 г. предусматривал перечень неотложных следственных действий: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей (ст. 119).
<8> См.: Шурухнов Н.Г. Классификация следственных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. Вып. 5. Самара, 2010. С. 258 - 264; Степаненко Д.А. Алгоритмизация поисково-познавательной деятельности лица, ведущего расследование: основания, возможности, проблемы // Российский следователь. 2016. N 10. С. 3 - 7.

Литература

  1. Алиев В.М. Политико-правовые аспекты перехода к цифровой экономике в России / В.М. Алиев // Российский следователь. 2018. N 9. С. 48 - 52.
  2. Степаненко Д.А. Алгоритмизация поисково-познавательной деятельности лица, ведущего расследование: основания, возможности, проблемы / Д.А. Степаненко // Российский следователь. 2016. N 10. С. 3 - 7.
  3. Шурухнов Н.Г. Классификация следственных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации / Н.Г. Шурухнов // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: Межвуз. сб. науч. ст. / Под ред. В.А. Лазаревой. Вып. 5. Самара: Самарский ун-т, 2010. С. 258 - 264.