Мудрый Юрист

Принудительные работы - самостоятельный вид наказания или только альтернатива лишению свободы?

Торговченков Владимир Иванович, прокурор Тамбовской области, кандидат юридических наук, доцент.

Плужников Дмитрий Юрьевич, прокурор уголовно-судебного управления прокуратуры Тамбовской области, советник юстиции.

В статье проанализирована судебная практика назначения принудительных работ и обозначена проблематика отсутствия единого подхода по этому вопросу. Отмечены несоответствия в позициях законодателя и правоприменителя о применении указанного вида наказания.

Ключевые слова: принудительные работы, замена наказания, недостаточное законодательное урегулирование.

Compulsory Labour - an Independent Type of Punishment or Just an Alternative to Deprivation of Liberty?

V.I. Torgovchenkov, D.Yu. Pluzhnikov

Torgovchenkov Vladimir Ivanovich, PhD (Law), Assoc. Prof., Public Prosecutor of the Tambov Region.

Pluzhnikov Dmitry Yuryevich, Public Prosecutor, Department of Criminal Court Proceedings, Public Prosecutor's Office of the Tambov Region, Counselor of Justice.

The article analyzes the judicial practice of forced labor and identifies the problem of the lack of a unified approach to this issue. Inconsistencies in positions of the legislator and the law enforcement agent about application of this type of punishment are noted.

Key words: forced labor, replacement of punishment, insufficient legislative regulation.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" в Общую часть УК были внесены изменения, касающиеся введения в действие нового вида наказания - принудительных работ (ст. 53.1 УК).

Учитывая, что ввиду наличия законодательного запрета (Федеральные законы от 30 декабря 2012 г. N 307-ФЗ, от 28 декабря 2013 г. N 431-ФЗ) этот вид наказания начал применяться лишь с 1 января 2017 г., вопросов относительно правильности его назначения не возникало. В случаях, когда все-таки принудительные работы определялись осужденным в период до 1 января 2017 г., вышестоящий суд просто назначал другие виды наказаний, предусмотренные санкцией статьи.

В настоящее время возникают вопросы о том, в каких случаях и по каким правилам принудительные работы подлежат назначению.

Согласно ч. 1 ст. 53.1 УК принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, за совершение преступлений небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые. В соответствии с ч. 2 указанной статьи в случаях, когда, назначив наказание в виде лишения свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы, он постановляет заменить осужденному наказание в виде лишения свободы принудительными работами.

Разночтения в толковании этой нормы уголовного закона порождают неоднозначную судебную практику ее применения.

Например, Октябрьским районным судом г. Тамбова осужденному Т. за каждое из 13 преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 158 УК, было назначено наказание в виде лишения свободы, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК - 4 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, после чего суд постановил заменить его на принудительные работы <1>. Апелляционным постановлением Тамбовского областного суда приговор в указанной части изменен. Как отметил вышестоящий суд, замене подлежало наказание за каждое преступление, а не по их совокупности. Исходя из этого лишение свободы по каждому из 13 составов преступлений заменено принудительными работами, после чего назначено окончательное наказание с применением ч. 2 ст. 69 УК в виде принудительных работ на срок 3 года 8 месяцев с удержанием из заработной платы 10% в доход государства <2>.

<1> Архив Октябрьского районного суда г. Тамбова. Дело N 1-173/18.
<2> Архив Тамбовского областного суда. Дело N 22-1006/2018.

Следует сразу отметить, что однозначного решения вопроса о замене наказания как в уголовном законе, так и в разъяснениях Верховного Суда РФ нет. Одним из основополагающих критериев возможности замены лишения свободы на принудительные работы, как указано в ч. 2 ст. 53.1 УК, является предельный срок назначенного наказания в виде лишения свободы, составляющий не более 5 лет. Таким образом, с учетом того, что в Общей части УК нет четких указаний о том, какое наказание подлежит замене - за отдельно взятое преступление или по их совокупности, этот вопрос является открытым, поскольку неизвестно, какой срок наказания в виде лишения свободы с применением ст. 69 УК будет определен - возможно, и превышающий 5 лет, что будет препятствием для его замены на принудительные работы.

В другом случае по приговору мирового судьи судебного участка N 23 Южно-Курильского района Сахалинской области от 28 ноября 2017 г., оставленному без изменения судом апелляционной инстанции, осужденному О. по ч. 1 ст. 119 УК назначено наказание в виде принудительных работ сроком 1 год 6 месяцев с удержанием из заработной платы 15% в доход государства. Президиум Сахалинского областного суда не согласился с этим решением, указав на нарушение требований ч. 2 ст. 53.1 УК, выразившееся в том, что наказание в виде лишения свободы осужденному не назначено, соответственно, решение о его замене принудительными работами не принято, в связи с чем определено более мягкое наказание в виде обязательных работ <3>. Таким образом, президиум Сахалинского областного суда пришел к выводу о возможности назначения принудительных работ как альтернативы лишению свободы только путем замены и невозможности применения как самостоятельного вида наказания.

<3> Постановление президиума Сахалинского областного суда от 8 июня 2018 г. N 44у-24/18.

Иной подход отмечается в правоприменительной практике Верховного Суда РФ. Так, пересматривая приговор Воронежского областного суда от 21 ноября 2017 г., судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Апелляционном определении указала, что в соответствии с ч. 1 ст. 53.1 УК принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы и, следовательно, назначаются в случаях, когда есть законные основания для назначения наказания в виде лишения свободы. При определении наказания в виде принудительных работ по ст. 316 УК суд первой инстанции не усмотрел в действиях осужденного отягчающих наказание обстоятельств. Согласно ч. 1 ст. 56 УК наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств. Учитывая, что такие обстоятельства по делу не установлены, суд не мог назначить наказание в виде лишения свободы, а следовательно, и принудительные работы. В связи с этим судебная коллегия определила осужденному штраф <4>.

<4> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 31 мая 2018 г. N 14-АПУ18-9.

Аналогичной позиции Верховный Суд РФ придерживался и при определении наказания по ч. 1 ст. 354.1 УК. При этом прямое назначение принудительных работ по преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 280 и ч. 1 ст. 282 УК, без процедуры замены лишения свободы, признано обоснованным и не противоречащим Общей части УК <5>.

<5> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2018 г. N 51-АПУ18-5.

Приведенные примеры судебной практики позволяют сделать вывод, что принудительные работы могут применяться как замена наказанию в виде лишения свободы, если его срок не превышает пяти лет и суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы. Исходя из решений Верховного Суда РФ, принудительные работы могут применяться и как самостоятельный вид наказания за тяжкие преступления, совершенные впервые, преступления средней тяжести, а также небольшой тяжести в случаях, когда нет предусмотренных ч. 1 ст. 56 УК ограничений для определения лишения свободы.

Однако есть основания полагать, что есть и другие варианты назначения наказания в виде принудительных работ. Формулировка ч. 1 ст. 53.1 УК о том, что "принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ", и есть та причина, по которой нет единого понимания правильного применения рассматриваемого наказания. Альтернатива, согласно толковому словарю С. Ожегова, - это необходимость выбора одного из двух (или нескольких) возможных решений <6>. Под случаями, предусмотренными соответствующими статьями Особенной части, понимается наличие принудительных работ в качестве наказания в санкциях статей. С учетом того что лишение свободы является самым строгим наказанием в этих статьях, все другие виды наказаний (начиная со штрафа), по сути, являются его альтернативой ввиду наличия выбора.

<6> http://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=382

Но в Уголовном кодексе есть и такие составы преступлений (всего 7), за которые наказание в виде принудительных работ предусмотрено, а лишение свободы - нет. Это: ч. 1 ст. 159.1 (мошенничество в сфере кредитования), ч. 1 ст. 159.2 (мошенничество при получении выплат), ч. 1 ст. 159.5 (мошенничество в сфере страхования), ч. 1 ст. 159.6 (мошенничество в сфере компьютерной информации), ч. ч. 1 и 2 ст. 200.1 (контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов) и ч. 1 ст. 207 УК (заведомо ложное сообщение об акте терроризма).

Таким образом, если лицо привлекается к уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма по ч. 1 ст. 207 УК, ранее к уголовной ответственности не привлекалось, отягчающих наказание обстоятельств в его действиях нет, то самым строгим видом наказания являются принудительные работы. Следуя позиции Верховного Суда РФ, для определения именно этого вида наказания необходимо руководствоваться положениями ч. 1 ст. 56 УК и установить, нет ли препятствий для назначения лишения свободы. Но насколько это верно? Законодателем уже предусмотрено, что лишение свободы за это преступление вообще не может быть назначено. Кроме того, полагаем, что при назначении определенного вида наказания нельзя руководствоваться правилами, предусмотренными для иного наказания, поскольку это нарушает принцип законности, являющийся одним из основополагающих. Исходя из ч. 2 ст. 3 УК применение уголовного закона по аналогии не допускается. Таким образом, применение ограничений, содержащихся в ч. 1 ст. 56 УК, относящихся только к лишению свободы, при назначении принудительных работ является ничем иным, как аналогией закона. Для каждого вида наказания предусмотрены свои ограничения, которые могут распространяться только на него. В соответствии с ч. 7 ст. 53.1 УК принудительные работы не назначаются несовершеннолетним, лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим. Других ограничений не предусмотрено. Законодатель не включил в ст. 53.1 УК никаких указаний о соблюдении иных правил, однако ничто не препятствовало тому, чтобы включить в эту норму те же ограничения, которые предусмотрены и для лишения свободы. Исходя из этого, а также из санкций ч. 1 ст. 159.1, ч. 1 ст. 159.2, ч. 1 ст. 159.5, ч. 1 ст. 159.6, ч. ч. 1 и 2 ст. 200.1, ч. 1 ст. 207 УК, в которых предусмотрено наказание в виде принудительных работ и нет лишения свободы, можно сделать вывод о самостоятельном статусе этих видов наказаний и возможности их раздельного применения.

Также следует отдельно отметить, что в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 53.1 УК, замена лишения свободы на принудительные работы возможна только тогда, когда суд принял решение о назначении именно реального лишения свободы и в достаточной степени мотивировал невозможность применения условной меры наказания либо отсрочки. В качестве примера можно привести решение президиума Приморского краевого суда о пересмотре в порядке гл. 47.1 УПК РФ приговора Артемовского городского суда Приморского края от 20 августа 2003 г., которым осужденному по ч. 3 ст. 158 УК было определено наказание в виде условного лишения свободы. В Постановлении президиума указано, что оснований для применения ч. 2 ст. 53.1 УК с учетом установленных обстоятельств дела судом первой инстанции нет <7>. Однако этот вопрос, по нашему мнению, и не должен был разрешаться, поскольку суд первой инстанции для реального отбывания наказания оснований не нашел. А согласно позиции Верховного Суда РФ, выраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", в случаях, когда применена ст. 73 УК и назначенное наказание постановлено считать условным, нельзя назначить реальное наказание, даже если вид такого наказания является более мягким, за исключением случаев рассмотрения уголовного дела по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, содержащим соответствующие доводы. Принудительные работы всегда исполняются реально, соответственно, являются более строгим наказанием, чем условное лишение свободы.

<7> Постановление президиума Приморского краевого суда от 19 марта 2018 г. по делу N 44У-66/2018.

Учитывая обозначенные проблемные вопросы, следует отметить, что они не могут быть разрешены только путем дачи разъяснений Верховным Судом РФ, поскольку его позиция и позиция законодателя не совпадают. В связи с этим, по нашему мнению, требуется изменение формулировок ч. 1 ст. 53.1 УК для внесения ясности в соотношение принудительных работ с лишением свободы и решения вопроса о возможности их самостоятельного, невзаимосвязанного применения. В случае, если за основу будет принята позиция Верховного Суда РФ о невозможности применения принудительных работ без учета ограничений, установленных ч. 1 ст. 56 УК, то дублирование таких ограничений обязательно и в ст. 53.1 УК, дабы исключить применение аналогии уголовного закона. В такой ситуации видится необходимым либо ввести в санкции ч. 1 ст. 159.1, ч. 1 ст. 159.2, ч. 1 ст. 159.5, ч. 1 ст. 159.6, ч. ч. 1 и 2 ст. 200.1, ч. 1 ст. 207 УК наказание в виде лишения свободы, либо исключить из них наказание в виде принудительных работ, чтобы устранить имеющиеся на сегодняшний день законодательные и правоприменительные противоречия.