Мудрый Юрист

Место и роль опционных договорных конструкций в системе смежных гражданско-правовых договоров

Хатхоху Руслан Мусрадинович, аспирант кафедры гражданского права Кубанского государственного аграрного университета имени И.Т. Трубилина.

Актуальность настоящей статьи состоит в том, что автор затрагивает в ней насущный, в связи с включением в ГК РФ, и бескомпромиссный по сей день вопрос о правовой природе двух моделей опционных договорных конструкций. В целях установления действительной правовой природы каждой из закрепленных в ГК РФ опционных конструкций проводится сравнительно-правовой анализ со смежными гражданско-правовыми договорами.

Ключевые слова: опцион, безотзывная оферта, опцион на заключение договора, секундарное право, рамочный договор, абонентский договор, предварительный договор, опционный договор.

The Place and Role of Optional Contractual Structures in the System of Related Civil Law Agreements

R.M. Khatkhokhu

Khatkhokhu Ruslan M., Postgraduate Student of the Department of Civil Law of the Kuban State Agrarian University named after I.T. Trubilin.

The relevance of this article lies in the fact that the author touches on it a vital, due to the inclusion in the Civil Code of the Russian Federation, and the uncompromising question today about the legal nature of two models of optional contractual structures. In order to establish the actual legal nature of each of the optional structures enshrined in the Civil Code of the Russian Federation, a comparative legal analysis is carried out with related civil law contracts.

Key words: option, irrevocable offer, option to conclude a contract, secondary law, framework agreement, subscription agreement, preliminary agreement, option agreement.

До закрепления конструкций опционных соглашений в Гражданском кодексе РФ в научных трудах некоторых авторов содержались различные взгляды относительно правовой природы этих конструкций. Для установления действительной правовой природы опциона авторы проводили сравнения с такими смежными договорными конструкциями, как предварительный, рамочный, абонентский договоры, называли его непоименованным договором, условным обязательством, сделкой с премией и т.д. Такой интерес к опционным договорным конструкциям был обусловлен тем, что опционные договорные конструкции часто использовались в российской деловой практике, однако их непоименованный характер, а также расположенность судов к буквальному толкованию норм Гражданского кодекса РФ создавали для сторон, использующих вышеназванные договоры, серьезные правовые риски.

Революционные подходы, разрабатываемые учеными-правоведами на протяжении продолжительного отрезка времени, во многом нашли отражение в ГК РФ, что, в свою очередь, не могло не повлиять на значительное количество положительных отзывов в поддержку внедрения нововведений в ГК РФ <1>. Это касается и опционных договорных конструкций, нашедших сравнительно недавно свое закрепление в ГК РФ.

<1> Лескова Ю.Г. К вопросу о модернизации системы некоммерческих организаций: некоторые проблемные аспекты проекта изменений ГК РФ // Российская юстиция. 2013. N 1. С. 10.

Конечно же, указанное нововведение имеет, на наш взгляд, большую практическую значимость, так как договоры, заключенные по конструкции опциона, часто становились причиной судебных разбирательств в связи с отсутствием их детального регулирования в российском законодательстве <2>, однако вопрос о четком понимании правовой природы опционных соглашений это, к сожалению, не сняло.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 1795/11; Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2007 г. N 13999/06. URL: http://www.arbitr.ru/.

Под правовой природой любого гражданско-правового института, в том числе института опциона, понимают происхождение института как "юридической формы какого-либо общественного отношения, позволяющей выяснить юридическую суть, то есть смысл существования такой формы, а также определить взаимосвязи его с другими гражданско-правовыми институтами и различия, позволившие выделиться гражданско-правовому институту в ранг самостоятельного" <3>.

<3> Филиппов П.М., Житников И.Н. Обязательства с участием банков и других кредитных организаций (договор банковского счета). Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999. С. 91.

Что касается происхождения института опционных договорных конструкций, необходимо отметить, что известны они человечеству с незапамятных времен. Их появление было обусловлено необходимостью решать различного рода проблемы, связанные, например, с финансированием перевозки товара из пункта А в пункт Б, разделяемых сотнями и тысячами километров, на преодоление которых требовались недели и месяцы, для страхования груза от потери в результате кораблекрушения или нападения пиратов, для защиты от колебаний цен и стоимости груза в зависимости от расстояний и от времени (применительно к срочному рынку такое страхование принято именовать хеджированием) <4>.

<4> Жак Л. Опасные игры с деривативами: полувековая история провалов от Citibank до Barings, Societe Generale и AIG / Пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2012. С. 16.

В дальнейшем, с появлением бирж, опционные соглашения стали заключаться в спекулятивных целях, т.е. для получения максимальной выгоды от покупки или продажи товаров с минимальными рисками, которые ограничивались лишь опционной премией.

Прообразы первых опционов дают некоторое представления о причинах происхождения опционных договорных конструкций и смысла их существования - это минимизация рисков для участников торгового оборота. "Экономический смысл опциона состоит в том, что потери стороны, получающей опцион, ограничены суммой опционной премии, а потенциально возможная прибыль при реализации опциона не ограничена" <5>.

<5> Актуальные проблемы гражданского права: Монография / Под ред. Р.В. Шагиевой, Н.Н. Косаренко. М.: РААН, 2017. С. 105.

Сложность в установлении правовой природы опциона еще и заключается в том, что в ГК РФ закреплены две его модели: опцион на заключение договора и опционный договор, каждый из которых имеет свои особенности. Поэтому возникают вопросы о соотношении новых правил, закрепленных ГК РФ, и правильной квалификации определенных действий согласно обновленному ГК РФ <6>.

<6> Лескова Ю.Г. К вопросу об основаниях признания оспоримых сделок недействительными в свете реформирования ГК РФ // Правовое государство: теория и практика. 2014. N 3. С. 38.

Для понимания правовой природы каждой из конструкций опциона необходимо определить их место и роль в системе гражданско-правовых обязательств посредством проведения сравнительного анализа этих конструкций между собой, а также со смежными договорами, закрепленными в российском гражданском законодательстве.

Итак, опцион на заключение договора представляет собой договор, оформляющий предоставление безотзывной оферты на заключение в будущем любого гражданско-правового договора. В случае акцепта отраженной в опционе оферты основной договор считается заключенным, и далее отношения сторон регулируются его условиями <7>.

<7> Карапетов А.Г. Опцион на заключение договора и опционный договор согласно новой редакции ГК РФ // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 3. С. 52 - 53.

До включения в Гражданский кодекс РФ положения об опционе на заключение договора суды смешивали понятия предварительного договора и опциона на заключение договора, применяя к последнему правила о понуждении заключить договор, что противоречило смыслу опциона и его целям <8>. Такая путаница была связана с тем, что обе договорные конструкции являются договорами организационными, т.е. "направлены на организацию, упорядочивание взаимоотношений и создание предпосылок для вступления его участников в иные общественные отношения имущественного характера" <9>.

<8> Постановление АС Московского округа от 12 марта 2015 г. N Ф05-15488/2013 по делу N А41-6339/13; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 апреля 2013 г. по делу N А19-22854/10. URL: http://sudact.ru/.
<9> Васева Н.В. Имущественные и организационные договоры // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. / Отв. ред. О.А. Красавчиков. Свердловск, 1980. С. 69.

Тем не менее необходимо понимать, что опцион на заключение договора и предварительный договор имеют различия сущностные и не могут быть никоим образом подменены один другим: предметом предварительного договора является обязанность сторон заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг, предусмотренных предварительным договором, и возникающее в связи с этим у сторон субъективное право требования заключить основной договор, тогда как предмет опциона на заключение договора сводится к предоставлению одной стороне секундарного права своим односторонним волеизъявлением ввести основной договор в действие. Если предварительный договор обязывает, причем обе стороны, то опцион на заключение договора связывает, причем только одну сторону. В связи с этим, для того чтобы контрагент по опциону на заключение договора стал должником, достаточно совершения акцепта держателем опциона, который может по своему усмотрению как воспользоваться своим секундарным правом, так и отказаться от него (для держателя опциона не существует обязательства заключить основной договор), в то время как для возникновения основного договора и обязательства из него требования, заявленного стороной по предварительному договору, будет недостаточно - нужен судебный акт.

В этой связи вполне справедливым будет вопрос: в чем же тогда заключается различие между опционом на заключение договора и рамочным договором, условия которого могут быть конкретизированы путем подачи заявок одной стороной, в качестве которой, как правило, выступает покупатель, приобретающий товары, работы или услуги? Ведь получается так, что приобретатель товаров (работ или услуг) по рамочному договору так же, как и держатель опциона, наделяется секундарным правом своим односторонним действием, направленным на конкретизацию условий договора, возложить на другую сторону обязанность совершить определенное действие - поставить товары, выполнить работы или оказать услуги, предусмотренные рамочным договором. И другая сторона так же, как и надписатель опциона, связана ожиданием таких заявок, и всякий раз с их получением она становится должником по все новым и новым обязательствам соответствующего типа перед другой стороной.

А разница между рамочным договором и опционом на заключение договора состоит в том, что, во-первых, конкретизация существенных условий рамочного договора может производиться в односторонних заявках, тогда как опцион на заключение договора изначально должен предусматривать все существенные условия основного договора, во-вторых, опцион на заключение договора предполагает внесение платы или иного встречного предоставления за предоставление секундарного права.

Если первое отличие является понятным и не требует конкретизации, то существование платы за предоставление секундарного права по опциону на заключение договора требует разъяснений.

Знакомясь с научными публикациями по тематике опционных договорных конструкций, можно заметить, что соглашение о предоставлении опциона некоторыми авторами представляется как соглашение о покупке опциона, а вносимая по договору плата - это плата за секундарное право. В начале этой статьи автор обратил внимание на причины возникновения опционных конструкций - это минимизация рисков при осуществлении предпринимательской деятельности. Поэтому мы больше склоняемся к позиции о том, что внесение платы по опционному договору является способом компенсации неудобств претерпевающей стороны и стимулирует ее соглашаться на предоставление секундарного права. Плата компенсирует оференту риски, обусловленные возложением на себя бремени претерпевания неопределенности в течение длительного периода времени, и стимулирует предоставлять подобные оферты, а не является договором купли-продажи секундарного права.

Подобная плата не предусмотрена ни в предварительном договоре, так как правовые последствия предварительного договора равноценны для обеих сторон (обязанность каждой из них перед своим контрагентом, это и есть плата за право), ни в рамочном договоре, в котором своеобразной платой, получаемой поставщиком (исполнителем, подрядчиком) за право покупателя на односторонние заявки по рамочному договору, является обеспечение бесперебойного сбыта товаров, т.е. удовлетворение его особого самостоятельного интереса, ни в общегражданской оферте, направляемой по желанию оферента, т.е. когда в заключении договора с определенным контрагентом заинтересован сам оферент, причем он намеревается заключить соглашение даже без оплаты за это даже со стороны контрагента <10>.

<10> Белов В.А., Дудченко К.В. "Договоры о договорах" (предварительный и рамочный договоры, опцион на заключение договора) // Законодательство. 2016. N 2. С. 14 - 15.

В отличие от опциона на заключение договора предметом опционного договора является право одной стороны требовать от другой стороны совершения определенных действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество). Если в рамках первой модели опционная сделка была направлена на предоставление секундарного права на акцепт, то в рамках второй модели секундарное право состоит в востребовании исполнения по уже заключенному договору. В момент востребования не возникает новый договор, а созревает основание для исполнения обязательств, которые входят в предмет опционного договора. Обязанность другой стороны исполнить опционный договор возникает не при заключении опционного договора, а лишь тогда, когда держатель опциона реализует свое право требования исполнения.

Однако, по справедливому замечанию авторов одной статьи, В.А. Белова, К.В. Дудченко, возникает вопрос: зачем платить деньги за секундарное право осуществить уже существующее обязательственное требование? Получается, что кредитору недостаточно свое право просто иметь - ему нужно еще купить возможность осуществить его. Это противоречит самой сути понятия о субъективном частном праве как таковой юридической возможности, само наличие которой по общему правилу является необходимым и в то же время достаточным условием для осуществления такого права. Авторы задаются вопросом: зачем иметь субъективное право, которое нельзя осуществить?

Камнем преткновения в поднятом вопросе стоит определение значения платы по опционному договору. Интересная позиция высказана авторами В.А. Беловым, К.В. Дудченко: "...главная разница между опционом на заключение договора и опционным договором состоит в различном юридическом значении такого действия, как уплата цены опциона. При опционе на заключение договора без такой уплаты нет самого главного последствия опциона - секундарного права; можно сказать, нет самого опциона. При опционном же договоре секундарное право налицо и без уплаты цены опциона, однако без нее не может появиться право субъективное. В первом случае уплаты цены - это основание возникновения секундарного права; во втором - одностороннее действие, которым это право осуществляется" <11>.

<11> Белов В.А., Дудченко К.В. "Договоры об обязательствах": опционный и абонентский договоры, их понятие и место в системе смежных договоров // Законодательство. 2016. N 3. С. 18.

Опционный договор не является самостоятельным договорным типом. Это любой договор (купли-продажи, меня, аренды и т.п.), в котором исполнение основных обязательств обеих сторон поставлено в состояние "до востребования". И, конечно же, смысла в его заключении не будет, если плата в рамках опционного договора будет сводиться к возникновению в связи с этим субъективного права, так как такой же эффект может быть достигнут путем заключения интересного для сторон обычного гражданско-правового договора без опционной оговорки. Поэтому целесообразным и наиболее правильным, с нашей стороны, будет еще раз подчеркнуть, что плата по опционному договору, как и с опционом на заключение договора, носит компенсационный характер и направлена на нивелирование асимметрии правового положения лица, предоставляющего секундарное право и вынужденного претерпевать произвольный выбор управомоченной стороны.

Для нас наиболее близкой является точка зрения А.Г. Карапетова относительно резона включения в ГК РФ опционной конструкции, структурируемой по модели опциона с исполнением до востребования: "...включение в ГК РФ второй модели опционной конструкции состояло не в том, чтобы еще раз напомнить всем о возможности конструкции исполнения обязательств до востребования, а в том, чтобы однозначно признать возможность установления в договоре платы за предоставление секундарного права востребования. Опционный договор является альтернативной моделью структурирования схемы, при которой актуализация трансакции зависит от произвольного усмотрения одной из сторон, а отличие от опциона проявляется в виде разной структуры прав и обязанностей. По большому счету одну и ту же идею (например, куплю-продажу под условием выражения волеизъявления одной из сторон) можно реализовать как посредством оформления опциона, так и за счет опционного договора" <12>.

<12> Карапетов А.Г. Указ. соч. С. 51 - 63.

И напоследок, по аналогии с опционом на заключение договора, сравним опционный договор с похожей и соседствующей с ней договорной конструкцией, которая называется абонентским договором.

Несмотря на то что абонентский договор так же, как и опционный договор, является договором с исполнением по требованию, он имеет особенности, связанные опять же с платой, вносимой по каждому из сравниваемых договоров.

Так, со значением платы по опционному договору мы определились. А для абонентского договора значение платы зависит от того, к какому типу относится тот или иной абонентский договор.

Пункт 1 ст. 429.4 ГК РФ закрепляет разновидность абонентского договора, который не предусматривает абонентскую плату, предоставляет абоненту право на совершение односторонних фактических действий, связанных с участием в эксплуатации полезных свойств присоединенных сетей, и предполагает оплату только того, что абонент фактически получил и употребил (договор сетевого снабжения электрической или тепловой энергией, газом, паром, водой и т.п.) <13>.

<13> Белов В.А., Дудченко К.В. "Договоры об обязательствах": опционный и абонентский договоры, их понятие и место в системе смежных договоров. С. 20.

Абонентский договор второго типа, закрепленный в п. 2 ст. 429.4 ГК РФ, предполагает внесение абонентской платы за право получить исполнение, независимо от того, сколько он фактически потребовал и употребил (договор оказания услуг проводной телефонной связи) <14>.

<14> Там же.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что опцион на заключение договора и опционный договор являются самостоятельными договорными конструкциями, которым присущи как общие признаки: они являются консенсуальными, по общему правилу возмездными, двусторонне обязывающими, носят алеаторный характер, совершаются наперед, исполнение обязательства одной из сторон поставлено в зависимость от усмотрения другой стороны, так и отличительные признаки, которые были выявлены в рамках данной статьи в результате сравнения их между собой, а также со смежными договорными конструкциями.

Литература

  1. Актуальные проблемы гражданского права: Монография / Под ред. Р.В. Шагиевой, Н.Н. Косаренко. М.: РААН, 2017. 194 с.
  2. Белов В.А. "Договоры о договорах" (предварительный и рамочный договоры, опцион на заключение договора) / В.А. Белов, К.В. Дудченко // Законодательство. 2016. N 2. С. 9 - 18.
  3. Белов В.А. "Договоры об обязательствах": опционный и абонентский договоры, их понятие и место в системе смежных договоров / В.А. Белов, К.В. Дудченко // Законодательство. 2016. N 3. С. 13 - 22.
  4. Васева Н.В. Имущественные и организационные договоры / Н.В. Васева // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. / Отв. ред. О.А. Красавчиков. Свердловск: УрГУ, 1980. 143 с.
  5. Жак Л. Опасные игры с деривативами: полувековая история провалов от Citibank до Barings, Societe Generale и AIG / Л. Жак; пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2012. 339 с.
  6. Карапетов А.Г. Опцион на заключение договора и опционный договор согласно новой редакции ГК РФ / А.Г. Карапетов // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 3. С. 49 - 72.
  7. Лескова Ю.Г. К вопросу о модернизации системы некоммерческих организаций: некоторые проблемные аспекты проекта изменений ГК РФ / Ю.Г. Лескова // Российская юстиция. 2013. N 1. С. 10 - 11.
  8. Лескова Ю.Г. К вопросу об основаниях признания оспоримых сделок недействительными в свете реформирования ГК РФ / Ю.Г. Лескова // Правовое государство: теория и практика. 2014. N 3. С. 38 - 41.
  9. Филиппов П.М. Обязательства с участием банков и других кредитных организаций (договор банковского счета) / П.М. Филиппов, И.Н. Житников. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999. 103 с.

References

  1. Aktualny'e problemy' grazhdanskogo prava: Monografiya / Pod red. R.V. Shagievoy, N.N. Kosarenko [Relevant Issues of Civil Law: Monograph / Edited by R.V. Shagieva, N.N. Kosarenko]. Moskva: RAAN - Moscow: Russian Academy of Advocacy and Notaries, 2017. 194 s.
  2. Belov V.A. "Dogovory' o dogovorakh" (predvaritelny'y i ramochny'y dogovory', optsion na zaklyuchenie dogovora) [Agreements on Agreements (Preliminary and Framework Agreements, an Option for Agreement Conclusion)] / V.A. Belov, K.V. Dudchenko // Zakonodatelstvo - Legislation. 2016. N 2. S. 9 - 18.
  3. Belov V.A. "Dogovory' ob obyazatelstvakh": optsionny'y i abonentskiy dogovory', ikh ponyatie i mesto v sisteme smezhny'kh dogovorov [Agreements on Obligations: Option and Subscriber's Agreements, Their Concept and Place in the System of Related Agreements] / V.A. Belov, K.V. Dudchenko // Zakonodatelstvo - Legislation. 2016. N 3. S. 13 - 22.
  4. Vaseva N.V. Imuschestvenny'e i organizatsionny'e dogovory' [Property and Organizational Agreements] / N.V. Vaseva // Grazhdansko-pravovoy dogovor i ego funktsii: Mezhvuz. sb. nauch. tr. / Otv. red. O.A. Krasavchikov [A Civil Law Agreement and Its Functions: Interuniversity collection of scientific works; publishing editor A. Krasavchikov]. Sverdlovsk: UrGU - Sverdlovsk: Ural State University, 1980. 143 s.
  5. Jacque L. Opasny'e igry' s derivativami: poluvekovaya istoriya provalov ot Citibank do Barings, Societe Generale i AIG / Per. s angl. [Global Derivative Debacles: From Theory to Malpractice / Translated from English] / L. Jacque. Moskva: Alpina Pablisher - Moscow: Alpina Publisher, 2012. 339 s.
  6. Karapetov A.G. Optsion na zaklyuchenie dogovora i optsionny'y dogovor soglasno novoy redaktsii GK RF [An Option on Agreement Conclusion and an Option Agreement Pursuant to the New Version of the Civil Code of the Russian Federation] / A.G. Karapetov // Vestnik ekonomicheskogo pravosudiya Rossiyskoy Federatsii - Bulletin of Economic Justice of the Russian Federation. 2016. N 3. S. 49 - 72.
  7. Leskova Yu.G. K voprosu o modernizatsii sistemy' nekommercheskikh organizatsiy: nekotory'e problemny'e aspekty' proekta izmeneniy GK RF [On Modernization of the System of Non-Commercial Organizations: Some Disputable Aspects of the Bill of Amendments to the Civil Code of the Russian Federation] / Yu.G. Leskova // Rossiyskaya yustitsiya - Russian Justice. 2013. N 1. S. 10 - 11.
  8. Leskova Yu.G. K voprosu ob osnovaniyakh priznaniya osporimy'kh sdelok nedeystvitelny'mi v svete reformirovaniya GK RF [On Grounds for Acknowledgment of Voidable Transactions Invalid in View of Reformation of the Civil Code of the Russian Federation] / Yu.G. Leskova // Pravovoe gosudarstvo: teoriya i praktika - Law-Governed State: Theory and Practice. 2014. N 3. S. 38 - 41.
  9. Filippov P.M. Obyazatelstva s uchastiem bankov i drugikh kreditny'kh organizatsiy (dogovor bankovskogo scheta) [Obligations Involving Banks and Other Credit Institutions (a Bank Account Agreement)] / P.M. Filippov, I.N. Zhitnikov. Volgograd: VYUI MVD Rossii - Volgograd: Volgograd Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 1999. 103 s.