Мудрый Юрист

Юридическое значение корпоративного акта о согласовании совершения хозяйственным обществом экстраординарной сделки

Поваров Юрий Сергеевич, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева (Самарский университет), кандидат юридических наук, доцент.

В статье в сравнительном ключе анализируются обновленные законоположения (с учетом их интерпретации в текущей судебной практике) касательно обязательности соблюдения разрешительной процедуры при совершении хозяйственным обществом крупной сделки или сделки с заинтересованностью, а также по поводу влияния факта наличия или отсутствия решения о согласовании экстраординарной сделки с точки зрения условий признания ее недействительной.

Ключевые слова: крупная сделка, сделка с заинтересованностью, предварительное и последующее согласие на совершение сделки, раскрытие обществом информации, недействительность сделки.

The Legal Meaning of the Corporate Act on Approval of Carrying out of an Extraordinary Transaction by a Business Entity

Yu.S. Povarov

Povarov Yuriy S., Associate Professor of the Department of Civil and Entrepreneurial Law of the Samara National Research University (Samara University), Candidate of Legal Sciences, Associate Professor.

The article in a comparative manner analyzes the updated legal provisions (taking into account their interpretation in current court practice) regarding the obligation to comply with the licensing procedure when a large transaction or an transaction with interest conflict is performed, as well as about the impact of the presence or absence of a decision on coordination extraordinary transaction in terms of the conditions of recognition of its invalid.

Key words: large transaction, transaction with interest conflict, preliminary and subsequent consent to the transaction, disclosure of information, invalidity of the transaction.

Ключевой составляющей правового режима совершаемых хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (далее для краткости - "заинтересованные" сделки или сделки с заинтересованностью), закрепляемого Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <1> (далее - Закон N 14-ФЗ) и Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <2> (далее - Закон N 208-ФЗ), является аспект юридического значения принятия (непринятия) корпоративного акта о согласовании осуществления названных экстраординарных действий. Нормирование данного вопроса в результате сравнительно недавно состоявшейся (в 2016 г.) модернизации корпоративного законодательства подверглось концептуальной трансформации, при этом для крупных и "заинтересованных" сделок роль согласия оказалась принципиально различной.

<1> Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.
<2> Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Попутно нельзя не заострить внимание на неоправданно сохраняющемся (невзирая на специальную "корректуру" нормативного материала) терминологическом "разнобое" при описании разрешительных процедур. Как известно, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ), исходя из темпорального критерия, градирует согласия на совершение сделок на предварительные и последующие согласия (т.е. "в форме одобрения воли... и одобрения... волеизъявления" <3>), называя только последние одобрением (см. п. 3 ст. 157.1). Вопреки данной интерпретационной установке, специальные законы о хозяйственных обществах (а равно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" <4> (далее - ППВС N 27)) нередко употребляют явно тавтологичное понятие "последующее одобрение" (в противовес термину "согласие") (см. п. 6 ст. 45, п. п. 3 и 5 ст. 46 Закона N 14-ФЗ, п. п. 4 и 6.1 ст. 79, п. 1.1 ст. 84 Закона N 208-ФЗ, п. 24 ППВС N 27) и придают категории "одобрение" (а не термину "согласие") обобщающий (родовой) статус (см. п. 9 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 8 ст. 83 Закона N 208-ФЗ, п. 28 ППВС N 27). Таким образом, "общий подход, - по точному заключению И.В. Бакаевой, - не получил системного преломления в законодательстве, поскольку специальные правила обусловливают возможность экстраполяции понятия "одобрение" на понятие "предварительное согласие" <5>.

<3> Касаткин С.Н. Об одобрении юридических действий, не являющихся сделками // Юрист. 2014. N 22.
<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" // Российская газета. 2018. 6 июля.
<5> Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки: проблемы и решения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 12. С. 15.

Применительно к крупным сделкам действует режим обязательного согласования их совершения (предварительного или последующего) - усмотрение хозяйственного общества (как публичного, так и непубличного) и его участников на этот счет исключается (в частности, действие законоположений о крупных сделках не может быть пересмотрено или отменено в рамках децентрализованного регулирования, что, пожалуй, небесспорно в приложении к непубличным обществам) (см. п. 3 ст. 46 Закона N 14-ФЗ, п. 1 ст. 79 Закона N 208-ФЗ). Такое постулирование, как объясняется в п. 20 ППВС N 27, зиждется на тезисе о повышенном значении для деятельности общества крупных сделок, порядок совершения которых выступает гарантией права участника принимать решение о существенном изменении деятельности общества; "поскольку крупные сделки теперь фактически отождествляются с "квазиликвидацией", "квазиреорганизацией", продажей бизнеса, - небеспочвенно рассуждает по данному поводу И.С. Шиткина, - ...предоставить возможность "освободиться" от их одобрения, по мнению законодателя, было бы нелогично" <6>.

<6> Шиткина И. Экстраординарные сделки: новые тренды // ЭЖ-Юрист. 2017. N 9. С. 4.

Закономерным продолжением приведенного нормирования стала законодательная позиция, в соответствии с которой нарушение порядка получения согласия есть основание для признания сделки недействительной в соответствии со ст. 173.1 ГК РФ ("универсальной" статьи, объявляющей оспоримыми по общему правилу сделки, совершенные без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или властного органа) с учетом особенностей, закрепленных законами о хозяйственных обществах (см. п. 4 ст. 46 Закона N 14-ФЗ, п. 6 ст. 79 Закона N 208-ФЗ, п. 1 ППВС N 27).

Уместно подчеркнуть, что корпоративное законодательство в качестве причины инвалидации крупной сделки называет "нарушение порядка получения согласия на ее совершение", что, конечно, не сводится только к ситуации отсутствия согласия. В этой связи на практике встал вопрос о "пределах" содержательного наполнения обсуждаемой формулы, например, в ракурсе правомерности признания недействительной крупной сделки при неутверждении в противоречии с п. 2 ст. 78 Закона N 208-ФЗ заключения о крупной сделке (включаемого, кстати, в информацию (материалы), предоставляемую участникам при подготовке к проведению общего собрания, повестка дня которого содержит вопрос о согласовании совершения крупной сделки). Верховный Суд РФ в итоге избрал ограничительную линию (полагаем, целесообразную в плане охраны интересов оборота, но не вполне корреспондирующую с буквой закона), когда при одобрении высшим органом корпорации сделки в отсутствие указанного заключения крупная сделка не может быть оспорена как совершенная с нарушением порядка получения согласия <7>, что между тем совершенно не колеблет возможность предъявления к лицам, не исполнившим обязанность подготовить заключение, требования о возмещении причиненных сделкой (а не неутверждением заключения!) убытков (см. п. 10 ППВС N 27).

<7> В некоторой степени это обусловливается тем, что заключение, будучи актом, лишь отражающим мнение по поводу желательности (нежелательности) совершения сделки и (или) ее условий (с присущей ему информационной функцией), собственно согласием на совершение сделки не является.

К "реабилитирующими" обстоятельствам, при наличии любого из которых суд отказывает в удовлетворении требования о признании крупной сделки недействительной, законодатель исчерпывающе относит:

а) представление к моменту рассмотрения дела в суде доказательств последующего одобрения ее совершения (отсюда временной фактор согласования совершения юридического акта не играет существенной роли);

б) недоказанность в ходе судебного рассмотрения дела недобросовестности другой стороны по оспариваемой сделке - того, что контрагент знал или заведомо должен был знать о том, что сделка являлась для общества крупной, и (или) об отсутствии надлежащего (с точки зрения субъекта дачи, контента и др.) согласия (п. 5 ст. 46 Закона N 14-ФЗ, п. 6.1 ст. 79 Закона N 208-ФЗ). Тем самым среди прочего:

<8> Правда, в некоторых случаях (вхождение контрагента в состав органов общества и пр.) судебная практика исходит из предположения о заведомой осведомленности контрагента. См.: абзац 2 п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".

В отличие от ранее действовавшего законодательства, обновленные законы о хозяйственных обществах не рассматривают в качестве "исцеляющего" обстоятельства невозникновение неблагоприятных последствий (включая непричинение убытков) для общества и его участников, такой подход является отражением вывода судебных инстанций о том, что в исключение из общего правила абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ при оспаривании сделки на основании ст. 173.1 ГК РФ (а равно п. 1 ст. 174 ГК РФ) не требуется доказывания нарушения сделкой прав и законных интересов истца (п. 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <9> (далее - ППВС N 25)). Вместе с тем оправданность данных суждений, по крайней мере в части придания им универсального (безусловного) характера, может быть поставлена под сомнение (имея, помимо прочего, в виду, что конструкция крупных сделок, как справедливо подчеркивается в п. 4.2.6 раздела III Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 <10>, "в действительности широко используется для отказа от совершенных и даже полностью или частично исполненных сделок", что "подрывает имущественный оборот и находится в резком противоречии с имущественными интересами контрагентов (кредиторов)..."). Кроме того, согласимся с И.С. Шиткиной, констатирующей, что "превращение состава обжалования крупных сделок из... материального в... формальный еще предстоит осознать российским судам, в привычку которых уже вошло доказывание убытков" <11>.

<9> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.
<10> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобр. решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.
<11> Шиткина И. Указ. соч. С. 4.

Особо укажем, что пересмотр законодательного подхода, конечно, не означает отмены действия другого инструмента противодействия недобросовестности истцов - отказа в удовлетворении требования о признании крупной сделки недействительной по мотиву злоупотребления правом. См., напр.: пункт 4 Обзора судебной практики по рассмотрению дел, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью (утв. Президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказского округа 28.05.2018) // СПС "КонсультантПлюс".

В отношении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, напротив, внедрен концепт, в соответствии с которым "санкционирование" их совершения не носит непреложный характер. Согласно п. 4 ст. 45 Закона N 14-ФЗ и п. 1 ст. 83 Закона N 208-ФЗ рассматриваемое юридическое действие не требует обязательного предварительного согласия на его совершение, "вместо" этого необходимым становится осуществление информационных процедур (тем самым "необязательность одобрения сделок с заинтересованностью компенсируется обязанностью общества извещать о таких сделках..." <12> в установленном порядке). Раскрытие соответствующей информации (причем с максимальным охватом "аудитории") <13> производится в следующих основных формах <14>:

<12> Шиткина И. Сделки с заинтересованностью // ЭЖ-Юрист. 2017. N 9. С. 14.
<13> Тем самым определенную нормативную поддержку получила здравая рекомендация Кодекса корпоративного управления (приложение к письму Банка России от 10.04.2014 N 06-52/2463) о своевременном раскрытии всеобъемлющей информации по поводу совершения корпорацией существенных корпоративных действий. См.: пункт 7.2 части А Кодекса корпоративного управления, имеющего рекомендательный характер // СПС "КонсультантПлюс".
<14> При этом их логичным "придатком" выступает давно известный институт информирования лицами, которые могут быть признаны заинтересованными в совершении обществом сделки, о соответствующих обстоятельствах, в том числе об известных им совершаемых или предполагаемых сделках с конфликтом интересов. См.: пункт 2 ст. 45 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"; статья 82 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

а) в предварительном порядке (не позднее чем за 15 дней до даты совершения сделки, если иной срок не предусмотрен уставом <15>) посредством направления обществом конкретным лицам (в акционерных компаниях по общему правилу только членам совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного органа, а в ситуации заинтересованности всех членов органа общего руководства или его неформирования, а равно в силу специальных положений устава также акционерам; в обществах с ограниченной ответственностью - незаинтересованным участникам и членам совета директоров (наблюдательного совета)) извещения с помещением в него информации, полностью идентичной сведениям, включаемым в решение о даче согласия на совершение сделки (цена, предмет сделки и иные ее существенные условия <16>, круг заинтересованных лиц и основания их заинтересованности и пр.);

<15> Таким образом, данный временной параметр может быть и увеличен, и уменьшен уставом. Сверх того, в силу диспозитивности режима "заинтересованных" сделок принципиально допустимым будет, к примеру, и установление в учредительном документе правила об оповещении post factum (т.е. после совершения "заинтересованной" сделки) (см. п. 28 ППВС N 27).
<16> Неоправданно усложняют, думается, правоприменение новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ (изложенные в п. 4 ППВС N 27), которые вместо используемого в законе термина "существенные условия" оперируют понятием "основные условия".

б) после совершения сделки (при подготовке к проведению годового общего собрания) через предоставление <17> публичным акционерным обществом или обществом с ограниченной ответственностью лицам, имеющим право на участие в годовом общем собрании, надлежащим образом подписанного и утвержденного отчета о заключенных обществом в отчетном году "заинтересованных" сделок (см. п. 3 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 1.1 ст. 81 Закона N 208-ФЗ).

<17> Полагаем, что здесь подразумевается стандартная технология ознакомления участников с информацией (материалами) при подготовке к проведению общего собрания (см. п. 3 ст. 36 Закона N 14-ФЗ, п. 3 ст. 52 Закона N 208-ФЗ) (а потому, в частности, заявления какого-либо специального требования о предоставлении именно разбираемого отчета не требуется).

Регламентация обозначенных информационных процедур вызывает некоторые нарекания (в первую очередь в ракурсе "несинхронности" правил Закона N 14-ФЗ и Закона N 208-ФЗ), в частности:

<18> См., напр.: Макарова О.А. Алгоритм получения согласия на совершение сделок с заинтересованностью в хозяйственных обществах // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 3; Маковкин В.А., Болычевская Е.С. Крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность: отдельные подводные камни обновленных норм // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 12.

Однако и "заинтересованные" сделки в ряде случаев могут стать объектом согласования:

во-первых, в силу закона, но исключительно в инициативном порядке <19>: на исследуемую сделку может быть получено согласие уполномоченного управленческого звена по требованию управомоченного субъекта (единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, члена совета директоров (наблюдательного совета), а равно участника (участников) с не менее чем 1% уставного капитала в обществе с ограниченной ответственностью (1% голосующих акций в акционерном обществе)) (см. п. 4 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 1 ст. 83 Закона N 208-ФЗ). Заметим, что круг указанных лиц не тождественен перечню субъектов, которым направляется извещение о совершении "заинтересованной" сделки, а также потенциальных истцов по делу о признании сделки недействительной (ср. п. п. 3, 4, 6 ст. 45 Закона N 14-ФЗ), что кажется не вполне органичным в некоторых моментах, например, в части:

<19> Поэтому, если крупная сделка одновременно является "заинтересованной", по правилам о сделках с заинтересованностью сделка подлежит одобрению (как одним вопросом повестки, так и разными ее пунктами), только если было заявлено соответствующее требование. См.: Пункт 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".

Рассматриваемые предписания об инициативном "санкционировании" совершения сделки рассчитаны на ситуации предварительного согласования (в п. 4 ст. 45 Закона N 14-ФЗ и п. 1 ст. 83 Закона N 208-ФЗ прямо заявляется о возможности получения согласия на сделку до ее совершения). Между тем "абсолютизация" данного правила не согласуется с "ремарочными" указаниями законодателя о допустимости также и последующего одобрения сделки (см. п. 6 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 1.1 ст. 84 Закона N 208-ФЗ) и, думается, не отвечает интересам общества и его участников (памятуя, помимо прочего, о необходимости соблюдения довольно трудоемкой процедуры созыва общего собрания или заседания совета директоров). Поэтому разумной ("выправляющей" законодательные нормы) следует признать позицию Верховного Суда РФ, исходящего из того, что требование может быть направлено в любой момент, в том числе: а) до "запуска" информационных процедур, т.е. до направления извещения о совершении сделки; б) после совершения сделки (вследствие чего будет иметь место дача уполномоченным органом последующего согласия) (п. 24 ППВС N 27);

во-вторых, на основании положений устава (причем как в инициативном, так и в обязательном порядке), ибо в сопоставлении с режимом крупных сделок для варианта конфликта интересов законодательные предписания совершения сделок непубличными обществами не являются "жесткими". Учредительным документом непубличной корпорации может быть: а) предусмотрен отличный от установленного законом порядок одобрения "заинтересованных" сделок; б) определено, что законоположения вообще не применяются к обществу <20> (п. 9 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 8 ст. 83 Закона N 208-ФЗ). В рамках первого направления легитимным будет не только смягчение законодательных предписаний, а и, наоборот, их усиление, к примеру, введение правила об обязательном предварительном согласовании (см. п. 28 ППВС N 27) <21>, но, повторимся, речь идет не о любых корпорациях, а лишь о непубличных хозяйственных обществах.

<20> Это, кстати, вовсе не означает невозможности инвалидации "заинтересованных" сделок. Другое дело, что они могут быть оспорены уже на общих основаниях согласно п. 2 ст. 174 ГК РФ без учета специфики, отраженной в законах о хозяйственных обществах. См.: пункт 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".
<21> Другой пример "ужесточения" - включение в устав непубличного общества положения о праве участника требовать получения согласия на совершение сделки до ее совершения, несмотря на заинтересованность всех участников (владельцев голосующих акций). См.: пункт 7 ст. 45 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"; пункт 2 ст. 81 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

Моделирование законодателем последствий отсутствия согласия на совершение "заинтересованной" сделки (в свете переноса акцента на информационный компонент) произведено в сравнении с крупными сделками совершенно иным образом. Прежде всего, такое отсутствие приводит к появлению у члена совета директоров (наблюдательного совета) и участников (участника), обладающих не менее чем 1% голосов, права обратиться к корпорации с требованием предоставить информацию касаемо сделки, включая документы и иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересов общества (п. 6 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 1 ст. 84 Закона N 208-ФЗ); важно принимать в расчет, что здесь подразумевается объективное отсутствие согласия, т.е. и случай, когда было направлено извещение о совершении сделки, но требования о проведении собрания (заседания) не предъявлялись или в их удовлетворении было отказано (п. 25 ППВС N 27).

В плане же инвалидации "заинтересованной" сделки роль акта согласования минимальна, ибо:

а) отсутствие согласия само по себе не является основанием для признания сделки недействительной (п. 6 ст. 45 Закона N 14-ФЗ, п. 1 ст. 84 Закона N 208-ФЗ), что не вызывает особого удивления, так как "конфликт интересов - это лишь предпосылка для возможного негативного развития событий..." <22>; вместе с тем и наличие решения об одобрении как таковое не служит основанием для отказа в удовлетворении требования о признании сделки недействительной (см. п. 24 ППВС N 27, п. 93 ППВС N 25), поскольку во главу угла ставится не формальное соблюдение разрешительной процедуры, а оценка экономического эффекта совершения сделки ("в то же время... - по верному утверждению А.Г. Карапетова, - оспаривание сделки тем лицом, которое ранее согласовывало сделку, противоречило бы принципу эстоппель, если... лицо знало... о сговоре..." <23>);

<22> Лескова Ю.Г., Жукова Ю.Д., Павлова К.П. Гражданско-правовая ответственность членов органов управления хозяйственных обществ: тенденции развития российского законодательства и опыт зарубежных стран // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2018. N 2.
<23> Карапетов А.Г. Проблемные вопросы применения ст. 174 ГК РФ // Вестник гражданского права. 2018. N 1.

б) перед заявлением иска о признании сделки недействительной соответствующие лица не обязаны обращаться с требованием о проведении общего собрания участников (либо заседания совета директоров) для решения вопроса о последующем одобрении сделки (п. 24 ППВС N 27).

Сказанное предопределяется тем, что в соответствии с п. 6 ст. 45 Закона N 14-ФЗ и п. п. 1, 1.1 ст. 84 Закона N 208-ФЗ "заинтересованная" сделка признается судом недействительной по п. 2 ст. 174 ГК РФ (но, что важно, с учетом серьезных особенностей, установленных специальными законами, см. п. 1 ППВС N 27) <24>, причем при одновременном выполнении уже двух условий, а именно:

<24> Значимость приведенного нюансирования диктуется тем, что п. 2 ст. 174 ГК РФ, в отличие от законов о хозяйственных обществах, признание сделки недействительной ставит в зависимость от знания контрагента о явном ущербе либо от наличия совместных действий (сговор и пр.) в ущерб интересам организации.
  1. доказанность того, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества "заинтересованной" и (или) об отсутствии согласия на ее совершение (данное постулирование не отличается от подхода, избранного законодателем в отношении крупных сделок);
  2. сделка совершена в ущерб интересам общества. При этом такой ущерб предполагается, пока не доказано обратное, при наличии совокупности следующих факторов: а) отсутствует согласие на совершение (либо последующее одобрение) сделки; б) истцу не была по его настоянию предоставлена информация о сделке.

Таким образом, весьма ограниченное правовое значение несогласования "заинтересованной" сделки проявляется в том, что:

<25> Шиткина И. Сделки с заинтересованностью. С. 15.

Литература

  1. Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки: проблемы и решения / И.В. Бакаева // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 12. С. 13 - 17.
  2. Карапетов А.Г. Проблемные вопросы применения ст. 174 ГК РФ / А.Г. Карапетов // Вестник гражданского права. 2018. N 1. С. 86 - 147.
  3. Касаткин С.Н. Об одобрении юридических действий, не являющихся сделками / С.Н. Касаткин // Юрист. 2014. N 22. С. 24 - 26.
  4. Лескова Ю.Г. Гражданско-правовая ответственность членов органов управления хозяйственных обществ: тенденции развития российского законодательства и опыт зарубежных стран / Ю.Г. Лескова, Ю.Д. Жукова, К.П. Павлова // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2018. N 2. С. 264 - 289.
  5. Макарова О.А. Алгоритм получения согласия на совершение сделок с заинтересованностью в хозяйственных обществах / О.А. Макарова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 3. С. 63 - 69.
  6. Маковкин В.А. Крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность: отдельные подводные камни обновленных норм / В.А. Маковкин, Е.С. Болычевская // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 12. С. 74 - 92.
  7. Шиткина И.С. Сделки с заинтересованностью / И.С. Шиткина // ЭЖ-Юрист. 2017. N 9. С. 14 - 15.
  8. Шиткина И.С. Экстраординарные сделки: новые тренды / И.С. Шиткина // ЭЖ-Юрист. 2017. N 9. С. 4.

References

  1. Bakaeva I.V. Soglasie na sovershenie sdelki: problemy' i resheniya [Consent for Carrying out of a Transaction: Issues and Solutions] / I.V. Bakaeva // Zakony' Rossii: opy't, analiz, praktika - Russian Laws: Experience, Analysis, Practice. 2014. N 12. S. 13 - 17.
  2. Karapetov A.G. Problemny'e voprosy' primeneniya st. 174 GK RF [Disputable Issues of Application of Article 174 of the Civil Code of the Russian Federation] / A.G. Karapetov // Vestnik grazhdanskogo prava - Civil Law Bulletin. 2018. N 1. S. 86 - 147.
  3. Kasatkin S.N. Ob odobrenii yuridicheskikh deystviy, ne yavlyayuschikhsya sdelkami [On Approval of Legal Actions not Constituting Transactions] / S.N. Kasatkin // Yurist - Lawyer. 2014. N 22. S. 24 - 26.
  4. Leskova Yu.G. Grazhdansko-pravovaya otvetstvennost chlenov organov upravleniya khozyaystvenny'kh obschestv: tendentsii razvitiya rossiyskogo zakonodatelstva i opy't zarubezhny'kh stran [The Civil Law Liability of Members of Company Management Bodies: Russian Law Development Tendencies and Experience of Foreign Countries] / Yu.G. Leskova, Yu.D. Zhukova, K.P. Pavlova // Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki - Bulletin of the Perm University. Legal Sciences. 2018. N 2. S. 264 - 289.
  5. Makarova O.A. Algoritm polucheniya soglasiya na sovershenie sdelok s zainteresovannostyu v khozyaystvenny'kh obschestvakh [An Algorithm of Obtaining Consent for Carrying out of Interested-Party Transactions in Business Entities] / O.A. Makarova // Zakony' Rossii: opy't, analiz, praktika - Russian Laws: Experience, Analysis, Practice. 2017. N 3. S. 63 - 69.
  6. Makovkin V.A. Krupny'e sdelki i sdelki, v sovershenii kotory'kh imeetsya zainteresovannost: otdelny'e podvodny'e kamni obnovlenny'kh norm [Major and Interested-Party Transactions: Separate Pitfalls of Updated Provisions] / V.A. Makovkin, E.S. Bolychevskaya // Vestnik ekonomicheskogo pravosudiya Rossiyskoy Federatsii - Bulletin of Economic Justice of the Russian Federation. 2016. N 12. S. 74 - 92.
  7. Shitkina I.S. Sdelki s zainteresovannostyu [Interested-Party Transactions] / I.S. Shitkina // EZh-Yurist - Lawyer Electronic Journal. 2017. N 9. S. 14 - 15.
  8. Shitkina I.S. Ekstraordinarny'e sdelki: novy'e trendy' [Extraordinary Transactions: New Trends] / I.S. Shitkina // EZh-Yurist - Lawyer Electronic Journal. 2017. N 9. S. 4.