Мудрый Юрист

О некоторых проблемах подведомственности разрешения гражданских дел с участием юридических лиц в современном процессуальном законодательстве

Полуяхтов И.А., магистр частного права, кандидат юридических наук.

В идеале принятие закона должно вести к решению существующих и будущих проблем, а не порождению новых. К сожалению, так получается не всегда. Нынешний год ознаменовался существенным обновлением процессуального законодательства. Цель любого обновления законодательства - приведение его в соответствие с текущими потребностями общества, а также отражение современных тенденций развития общества, т.е. непосредственное воплощение идеи права. Следует согласиться с Д.А. Керимовым в том, что законы лишь постольку являются правом, поскольку адекватно отражают динамику объективного общественного развития <*>. Попробуем оценить некоторые новеллы процессуального законодательства с этой точки зрения.

<*> См.: Керимов Д.А. Законодательная техника. М.: Норма-Инфра-М, 1998. С. 6.

Вначале небольшая история из жизни. Фабула дела такова: некое юридическое лицо состояло из двух участников, один из которых принял решение оставить общество. С этой целью он продал принадлежащую ему долю в уставном капитале другому участнику. А поскольку им принадлежало по 50% уставного капитала, в результате этой сделки второй участник получил 100% уставного капитала. Желая сократить налоговое бремя, вышедший участник попросил второго оформить договоры купли-продажи по номинальной стоимости долей. При этом договоры были дополнены соглашениями, отражающими подлинную стоимость долей. Спустя примерно полгода после совершения сделки удалившийся участник неожиданно "потерял" дополнительные соглашения к договору и обратился в суд с иском о признании сделок недействительными, как совершенных под влиянием заблуждения относительно цены. В иске он утверждал, что получил от второго участника только номинальную стоимость долей (невзирая на написанные собственноручно расписки, подтверждавшие получение денег в соответствии с дополнительными соглашениями). Параллельно (видимо, не будучи уверенным в успехе своего иска) бывший участник вынудил свою супругу подать еще один иск об оспаривании сделки, как совершенной без ее согласия.

На первый взгляд, здесь речь идет только о проблемах материального права, однако принятие новой версии АПК РФ породило и целый ряд процессуальных проблем, главная из которых была связана с подведомственностью.

Как следует из п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Целью введения данной нормы было настойчивое желание изъять из юрисдикции общих судов так называемые "корпоративные споры" (термин не вполне четкий, но уже прижившийся), вызванное хорошо известными "успехами" данных судов на ниве их разрешения <*>. Тем не менее явная редакционная неудачность данной нормы ставит под сомнение успешность реализации намерений законодателя, и, пока Кодекс еще не оброс "мясом" правоприменительной практики, можно ожидать самых неожиданных поворотов в судьбе конкретных гражданских дел. Смысл неточности проявляется в следующем. Так, неясны пределы толкования понятия "участник хозяйственного общества". В частности, следует ли к "участникам" относить бывших участников, т.е. лиц, которые уже произвели отчуждение принадлежащих им акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества? Кроме того, отнюдь не всегда совпадают понятия "участник" и "учредитель". До момента государственной регистрации юридического лица субъекты, принявшие решение о его создании, являются учредителями, но не участниками. Участвовать еще не в чем. Тогда где рассматривать спор? Также неясно, почему споры между участником и обществом сводятся к спорам между акционером и акционерным обществом. Разве спор между обществом с ограниченной ответственностью и участником ООО имеет принципиальные отличия? Помимо этого, практика судов общей юрисдикции показала, что последние расширительно толкуют положения п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, расставляя акценты в ней следующим образом: арбитражные суды рассматривают дела по спорам между (1) акционером и акционерным обществом, (2) участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, (3) вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Такое толкование сомнительно, но возможно <**>. В связи с этим следовало бы дать более четкую редакцию нормы АПК

РФ. В противном случае, как это и случилось сразу по принятии АПК РФ, все споры, вытекающие из деятельности хозяйственных обществ, будут переправляться в арбитражный суд, который, в свою очередь, будет отказывать в иске за неподведомственностью. Примеры такой судебной практики, к сожалению, уже имеются.

<*> Весьма показательно в этом смысле Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2001 N 12 "О вопросе, возникшем при применении Федерального закона "Об акционерных обществах" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 12.
<**> Следует отметить, что позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по этому вопросу представляется более правильной. Как следует из абз. 2 п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 11 от 9 декабря 2002 г., арбитражный суд рассматривает споры с участием граждан-непредпринимателей только в том случае, когда данный спор связан с предпринимательской или иной экономической деятельностью указанных хозяйственных товариществ и обществ.

Действие "редакционной неудачи" не замедлило сказаться при разрешении вышеописанного спора. Случилось так, что ко времени вступления в силу АПК РФ <*> гражданское дело по иску супруги незадачливого участника общества вернулось из кассационной инстанции, будучи возвращенным на новое рассмотрение. А поскольку слушание этого дела уже неоднократно производилось различными судьями данного суда, председатель суда, приняв дело к своему производству, решил отправить дело в арбитражный суд. Встал вопрос: подлежит ли иск, заявленный супругой одного из бывших участников в соответствии с нормами Семейного кодекса РФ, разрешению в суде общей юрисдикции или арбитражном суде? По буквальному смыслу п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ ответ напрашивается отрицательный. Тем не менее суд общей юрисдикции передал дело на рассмотрение арбитражного суда, который спустя 4 месяца вернул дело обратно. Аналогичная проблема встала позже и с первым иском от бывшего участника. Опять же по буквальному толкованию п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ арбитражный суд рассматривает спор между участниками обществ. Очевидно, что бывший участник общества к "участникам" не относится.

<*> То есть 1 сентября 2002 г.

К сожалению, принятое 9 декабря 2002 г. Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ Постановление N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" не дает ответа на все возникшие вопросы. Высший Арбитражный Суд последовательно придерживается выработанных еще в прошлом АПК РФ критериев подведомственности споров: (1) характер спорного правоотношения должен быть гражданским, административным либо иным, связанным с предпринимательской деятельностью; (2) спор из указанных правоотношений должен быть экономическим; (3) субъектный состав сторон и третьих лиц <*>. В пользу этого говорит п. 6 указанного Постановления, устанавливающий, что положения пункта 4 части 1 статьи 33 подлежат применению с учетом части 1 статьи 27 АПК, т.е. с учетом того, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Следовательно, гражданское дело по иску супруги бывшего участника общества должно разрешаться в суде общей юрисдикции, как не связанное с предпринимательской деятельностью. Такое толкование, как думается, создает предпосылки для сведения на нет идеи передачи арбитражным судам корпоративных споров. Как следует из приведенного примера, ничто не мешает участнику общества привлечь к спору свою супругу, что автоматически приведет к изменению подведомственности.

<*> См.: Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. Яркова В.В. М.: Юристъ, 1998. С. 63.

Дополнительные возможности сохранения корпоративных споров в лоне судов общей юрисдикции создает ГПК РФ. Как следует из ч. 4 ст. 22 ГПК РФ, при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие - арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. Поскольку требования в исковом заявлении формулируются истцом по своему усмотрению, ничто не мешает ему составить исковое заявление таким образом, чтобы соблюсти условия применения ч. 4 ст. 22 ГПК РФ.

Таким образом, обновленное процессуальное законодательство не позволяет с успехом разрешить основную проблему, порожденную двойной подведомственностью судебных споров, - разные подходы судов общей юрисдикции и арбитражных судов к разрешению однопорядковых дел. И после вступления в силу новых АПК РФ и ГПК РФ сохраняется возможность выбора судебной инстанции в зависимости от желания стороны, возбуждающей конкретное гражданское дело. Выход из этого положения видится в более активном использовании высшими судебными инстанциями возможности издания совместных постановлений по вопросам гражданского права. Удачным ориентиром в этом отношении служат уже изданные Постановления, посвященные акционерным обществам (N 4/8) и обществам с ограниченной ответственностью (N 90/14). Отдавая отчет в том, что подготовка большого постановления представляется весьма трудоемкой задачей, представляется полезным более гибкое использование достаточно хорошо зарекомендовавшей себя в плане ориентирования судебной практики арбитражных судов возможности издания информационных писем. Подготовка совместного информационного письма, как думается, укладывается в рамки действующего законодательства о судебной системе.