Мудрый Юрист

Уголовно-процессуальные правонарушения как основания отмены или изменения приговора

В. Бородинов, председатель Анапского городского суда.

Предусмотренные УПК РФ основания отмены или изменения судебного решения подразделяются на материальные (пп. 3, 4 ст. 379) и процессуальные (пп. 1, 2 ст. 379), поскольку к отмене судебного решения может вести нарушение либо процессуальных норм, либо норм материального права.

Это свидетельствует о существовании в рамках уголовно-процессуальной деятельности суда правоохранительной функции, которая реализуется в рамках охранительных отношений и направлена на реализацию процессуальной санкции. Возникновение охранительного правоотношения связано с необходимостью принудительной реализации государственного веления, адресованного субъектам права в императивной форме. Такой императив облекается в форму правовой обязанности, неисполнение которой "влечет применение санкций, являющихся мерами государственного принуждения" (Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. М., 1991. С. 30).

В свою очередь, правоохранительные отношения не могут быть реализованы без возбуждения уголовно-процессуальной юридической ответственности. З. Коврига справедливо отмечала, что "отступление участников уголовного судопроизводства от требований норм права, регулирующих их поведение при возбуждении, расследовании и разрешении уголовных дел, вызывает ответную реакцию, применение правоохранительных средств" (Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975. С. 30). Далее она отмечает, что "различие нарушений уголовно-процессуальных норм, преодолению которых служат охранительные средства, вызывает различие видов правового принудительного обеспечения, к которым относятся: процессуальное принуждение, процессуальная ответственность и процессуальная санкция". Таким образом, нарушение норм уголовно-процессуального права влечет возникновение уголовно-процессуальной ответственности субъектов уголовного процесса, в рамках которой и реализуется предусмотренная законом уголовно-процессуальная санкция.

Признание уголовно-процессуальной ответственности как вида юридической ответственности влечет за собой постановку вопроса о понятиях уголовно-процессуального правонарушения и уголовно-процессуальной санкции.

Нарушения норм уголовно-процессуального права, которые влекут отмену или изменение приговора суда по уголовному делу, по своей сущности есть не что иное, как уголовно-процессуальное правонарушение, которое выражается в неисполнении уголовно-процессуальной обязанности. В теории права общепризнанно, что правонарушение - это виновное противоправное и вредоносное поведение деликтоспособных лиц, влекущее юридическую ответственность. Часть 1 ст. 297 УПК закрепляет: "Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым", а далее отмечается, что "приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона". Таким образом, вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора суда по уголовному делу представляет собой уголовно-процессуальное правонарушение, совершенное судом виновно (в форме небрежности). Данное обстоятельство является основанием возникновения уголовно-процессуальной ответственности, результатом которой является отмена или изменение приговора судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанции. Предусмотренная ст. ст. 379 - 387 УПК возможность вышестоящего суда отменить или изменить приговор по уголовному делу является одним из видов уголовно-процессуальных санкций. По своей сути она, как мера государственного воздействия на нарушителя, представляет собой способ (средство) реагирования на нарушение уголовно-процессуальной обязанности. Можно выделить три вида процессуальных санкций: штрафные (карательные) санкции; правовосстановительные санкции; санкции ничтожности.

Правовосстановительные санкции могут быть сгруппированы на следующие подвиды: принудительное исполнение обязанности, отмена незаконных актов, обязанность возместить причиненный ущерб. Для уголовно-процессуального права прежде всего характерны принудительное исполнение обязанности и отмена незаконного акта. Отмена незаконного акта представляет собой уголовно-процессуальную санкцию, применяемую при отмене или изменении приговора суда. Основанием применения указанной санкции является наличие уголовно-процессуального правонарушения. Состав данного правонарушения состоит из объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны.

Объектом уголовно-процессуального правонарушения являются общественные отношения, реализуемые путем действий в сфере осуществления правосудия по уголовным делам. Несмотря на различные процессуальные полномочия и процессуальное положение государственных органов и иных субъектов, участвующих в уголовном деле, все они обладают определенными правами и несут определенные обязанности, предусмотренные законом. Реализация этих прав и обязанностей осуществляется в форме правовых отношений. Таким образом, уголовно-процессуальное правонарушение посягает на уголовно-процессуальные отношения, в рамках которых реализуются права и обязанности участников уголовно-процессуального права. В уголовно-правовой науке отмечалось, что охраняемые уголовным законом общественные отношения (объект преступления) неоднородны и могут быть сгруппированы на общие, родовые, видовые и непосредственные. Приведенная классификация объектов может быть применена и в уголовно-процессуальном праве. Общим объектом уголовно-процессуального правонарушения в нашем случае является порядок уголовного судопроизводства, обязательный для всех участников уголовного судопроизводства (ст. 1 УПК). Практически всегда нарушение процессуальных норм может быть оценено ("квалифицировано") как препятствующее достижению какой-либо из целей или как нарушающее какие-либо принципы и общие положения, действующие в уголовном судопроизводстве, и, во всяком случае, как противоречащее законности в уголовно-процессуальной деятельности. Родовой объект характеризуется отношениями, возникающими в стадиях уголовного судопроизводства, когда нарушаются нормы, регламентирующие осуществление прав и несение обязанностей участниками уголовного судопроизводства в рамках определенной стадии уголовного процесса. Непосредственный объект - это общественные отношения, на которые в конкретной ситуации посягает правонарушение.

Значение объектов уголовно-процессуального правонарушения велико, так как его точное определение позволяет определить вид основания отмены (изменения) приговора: материальные (ст. ст. 382, 383 УПК) или процессуальные (ст. ст. 380, 381 УПК), а также в рамках указанных групп выделить конкретное основание, применимое к рассматриваемому уголовному делу.

Решающее значение для конкретизации вида, закрепленного в уголовно-процессуальном законе, основания отмены (изменения) приговора суда или иного акта суда имеет объективная сторона уголовно-процессуального правонарушения. Она, прежде всего, характеризуется следующими признаками: деянием (действие или бездействие) и причинной связью между деянием и последствием. Указанные признаки находят свое закрепление в уголовно-процессуальном законе.

Деяния, приводящие суд к вынесению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора, можно перечислить на основе анализа норм ст. ст. 380 - 383 УПК:

изложение в приговоре выводов, которые не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (п. 1 ст. 380 УПК);

игнорирование обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 380 УПК);

неуказание в приговоре оснований, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие при наличии между ними противоречий (п. 3 ст. 380 УПК);

изложение в приговоре выводов, имеющих существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания (п. 4 ст. 380 УПК);

условные или безусловные нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 381 УПК);

нарушение требований Общей части УК РФ (п. 1 ст. 382 УПК);

применение не той статьи УК, которая подлежит применению (п. 2 ст. 382 УПК);

назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (п. 3 ст. 382 УПК);

назначение наказания, не соответствующего тяжести преступления и личности осужденного или которое по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. ч. 1, 2 ст. 383 УПК).

Субъектом уголовно-процессуального правонарушения является суд, рассматривающий уголовное дело и выносящий незаконный, необоснованный и несправедливый приговор. Причем субъект, как элемент состава уголовно-процессуального правонарушения, имеет значение для определения законности состава (ст. 30 УПК), полномочий суда (ст. 29 УПК) и подсудности уголовного дела (ст. ст. 31 - 36 УПК).

Субъективная сторона характеризуется следующими признаками: вина, мотивы и цели. Среди приведенных признаков центральное место занимает вина, причем как умышленная (прямая и косвенная), так и неосторожная (небрежность). Мотивы и цели имеют значение лишь в случае наличия умышленной формы вины. Присутствие в действиях судьи умысла на вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора влечет возникновение материальной и процессуальной ответственности. В первом случае ответственность наступает на основании ст. ст. 299, 300, 301, 305 УК, во втором - приговор отменяется по одному из оснований, предусмотренных ст. 379 УПК, исходя из конкретных обстоятельств дела.

При вынесении незаконного, необоснованного и несправедливого приговора по неосторожности возникает лишь уголовно-процессуальная ответственность по основаниям, указанным в ст. ст. 380 - 383 УПК. Л. Алексеев и Г. Ветрова полагали, что субъективная сторона процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора, не имеет значения для применения процессуальных санкций правовосстановительного характера и поэтому в рамках производства по данному делу не выясняется.

Но с подобным мнением нельзя согласиться. В этой связи Т. Морщакова отмечала, что существенные нарушения уголовно-процессуального закона должны всегда рассматриваться как виновные, хотя и неосторожные действия. Вместе с тем характер и содержание неосторожной вины иные, чем в уголовном праве. Часть 3 ст. 26 УК закрепляет, что преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Небрежность в уголовно-процессуальном правонарушении характеризуется отсутствием интеллектуального элемента, т.е. когда лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Указанный элемент не отражает отношения суда к выносимому приговору, который может быть убежден в его законности, обоснованности и справедливости. В этой связи небрежность в уголовно-процессуальном праве характеризуется лишь волевым элементом, т.е. лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого судебного акта. Только при наличии всех элементов состава уголовно-процессуального правонарушения должна наступать уголовно-процессуальная ответственность в виде отмены или изменения приговора.