Мудрый Юрист

Специфические особенности безвиновной ответственности предпринимателей

Брикса Ксения Олеговна, аспирант кафедры гражданского права Санкт-Петербургского экономического университета.

В статье дана характеристика вины как условия наступления гражданско-правовой ответственности предпринимателей. Проведено исследование вопроса о целесообразности выделения вины как обязательного условия наступления договорной ответственности. Выявлены особенности вины как условия наступления гражданско-правовой ответственности юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в случае включения ими в договор условия о вине как основании наступления договорной ответственности. Проанализированы психологическая (субъективистская) и поведенческая (объективистская) концепции вины, сделан вывод о том, что при определении вины как элемента гражданского правонарушения более правильным следует считать поведенческий подход. Автором исследована непреодолимая сила как основание, освобождающее предпринимателей от гражданско-правовой ответственности, определены признаки обстоятельств непреодолимой силы. В рамках статьи осуществлен сравнительный анализ понятий "непреодолимая сила" и "случай". Исследован вопрос о том, можно ли рассматривать решения государственных органов в качестве обстоятельств непреодолимой силы.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, элементы гражданского правонарушения, предприниматель, вина, поведенческая концепция вины, непреодолимая сила, форс-мажор, случай, предпринимательский риск, безвиновная ответственность.

Specific features of no-fault liability of entrepreneurs

K.O. Briksa

Briksa Ksenia Olegovna, Postgraduate Student of the Department of Civil Law of the St. Petersburg University of Economics.

The article describes fault as a precondition for imposing civil liability on entrepreneurs. The study investigates the issue concerning the expediency of determining fault as a mandatory condition for imposing contractual liability. The article defines the peculiarities of fault as a precondition for imposing civil liability on legal entities that carry out entrepreneurial activities, if they include the terms concerning fault as a basis for imposing contractual liability. The psychological (subjectivist) and behavioral (objectivist) concepts of fault are analyzed, and a conclusion is drawn that when defining fault as an element of a civil wrong, the behavioral approach should be applied as more efficient. The author examined the irresistible force as the basis that exempts entrepreneurs from civil liability, and identified signs of force majeure circumstances. Within the framework of the article, a comparative analysis of the concepts of "irresistible force" and "case" is carried out. The question of whether it is possible to consider the decisions of state authorities as force majeure circumstances is investigated.

Key words: civil liability, elements of a civil wrong, entrepreneur, fault, behavioral concept of fault, irresistible force, force majeure, case, entrepreneurial risk, no-fault liability.

Одним из условий наступления гражданско-правовой ответственности является вина. Данный элемент гражданского правонарушения напрямую находит отражение в гражданском законодательстве, в отличие от других элементов (противоправный характер, причинно-следственная связь между противоправными действиями и убытками), которые упоминаются лишь в рамках судебной практики. Так, п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) предусмотрено, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Согласно п. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Вина предпринимателя как элемент гражданского правонарушения, в отличие от противоправного поведения, убытков и причинно-следственной связи между ними, не может рассматриваться в качестве обязательного условия гражданско-правовой ответственности в связи с прямым указанием на это в гражданском законодательстве. Так, п. 3 ст. 401 ГК РФ предусмотрено, что в обязательствах, возникающих при осуществлении предпринимательской деятельности, сторона, не исполнившая лежащую на ней обязанность должным образом, несет имущественную ответственность перед контрагентом не только при наличии своей вины в возникновении убытков, но и при их появлении в результате случайных обстоятельств. Таким образом, коммерческие организации как профессиональные участники имущественного оборота по общему правилу несут друг перед другом ответственность не только за виновное, но и за случайное неисполнение договорных обязанностей <1>.

<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 465.

В.З. Гущин отмечал, что допущение законодателем безвиновной ответственности свидетельствует о постепенном отходе гражданского права от теории обязательной вины, т.е. от утверждения о том, что без вины нет ответственности <2>.

<2> Гущин В.З. Гражданско-правовая ответственность // Современное право. 2014. N 1. С. 52 - 57.

Нельзя не согласиться с позицией В.А. Тархова, считающего, что существование гражданско-правовой ответственности независимо от вины вполне оправдано с различных точек зрения, в том числе и с позиций воспитания, справедливости <3>. При этом В.С. Тадевосян иллюстрирует данную точку зрения ярким примером: "Что бы, например, сказали авторы, отстаивающие ответственность только за вину, если бы, скажем, сдав вещи на хранение в ломбард и возвратившись из отпуска или командировки, они получили бы извещение из ломбарда о том, что вещей их уже нет, так как не по вине ломбарда они исчезли" <4>.

<3> Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1997. С. 304 - 305.
<4> Тадевосян В.С. Укрепление социалистической законности в народном хозяйстве. М.: Наука, 1980. С. 86.

Неотъемлемым признаком предпринимательской деятельности является риск, который, по словам В.А. Копылова, "выражается в осознании субъектом возможности случайного наступления неблагоприятных последствий, а также в его согласии возместить либо принять на себя убытки или вред, возникшие без его вины" <5>.

<5> Копылов В.А. Риск в предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 15.

Исходя из вышеизложенного, ответственность предпринимателей носит повышенный характер - они отвечают за случайное неисполнение обязательства.

Нельзя не отметить позицию Е.А. Зверевой <6>, утверждавшей, что выделение вины как основания ответственности при нарушении договора предпринимателем нецелесообразно, так как в связи со спецификой рассматриваемых отношений речь идет, скорее, о невиновности, а не о вине, причем невиновность носит очень усеченный характер, суженный до одного исключительного случая - непреодолимой силы.

<6> Зверева Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение договорных обязательств: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 120.

В связи с тем, что ответственность предпринимателей по общему правилу наступает вне зависимости от наличия вины, представляется рациональным не учитывать вину как обязательное условие наступления гражданско-правовой ответственности, определив на законодательном уровне три условия:

  1. противоправный характер поведения лица, на которое предполагается возложить ответственность;
  2. наличие у потерпевшего лица вреда;
  3. причинно-следственная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившим вредом.

Между тем нередки случаи, когда предприниматели при заключении между собой гражданско-правовых договоров указывают вину в качестве условия наступления договорной ответственности. Включение в договор данного условия соответствует принципу свободы договора, так как согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. При этом необходимо учесть, что норма о безвиновной ответственности предпринимателя не является императивной, поскольку в п. 3 ст. 401 ГК РФ содержится фраза "если иное не предусмотрено законом или договором". Неслучайно В.А. Хохлов указывал на то, что "принцип свободы формирования условий договора охватывает и условие о вине в том смысле, что... стороны договора могут установить, что принцип вины подлежит применению в случаях, когда по закону он не используется (например, в предпринимательских отношениях)" <7>.

<7> Хохлов В.А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора: Дис. ... д-ра юрид. наук. Самара, 1998. С. 172.

В связи с вышеизложенным представляется интересным выявить особенности вины как условия наступления гражданско-правовой ответственности юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в случае включения ими в договор условия о вине.

Существует две концепции вины: субъективистская (психологическая) и объективистская (поведенческая). В соответствии с психологической концепцией под виной понимается психическое отношение лица к совершаемому им противоправному действию или бездействию, а также к наступающим в связи с этим противоправным последствием <8>. Согласно поведенческой концепции вина - это непринятие всех возможных мер для надлежащего исполнения обязательства <9>.

<8> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 128.
<9> Васильев Ю.М. Гражданско-правовая ответственность в договорных обязательствах: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С. 54.

Нельзя не согласиться с позициями Ю.М. Васильева <10> и А.К. Коньшиной <11>, утверждавших, что недопустимо перенесение понятия "вина" как психологического отношения лица при разделении на умысел и неосторожность из сферы уголовного права в сферу гражданского права без учета традиционных цивилистических конструкций. В гражданском праве вина имеет специфику, которая выражается в отношениях, характеризующихся как товарно-денежные, связанные с компенсаторно-восстановительной функцией гражданско-правовой ответственности, к тому же субъектами гражданского права, в отличие от уголовного, являются также юридические лица. Вместе с тем анализ абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что в гражданском законодательстве нашла отражение поведенческая концепция вины. В частности, под виной понимается непринятие лицом всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

<10> Васильев Ю.М. Указ. соч. С. 55.
<11> Коньшина А.К. Вина юридического лица в гражданском праве // Российский юридический журнал. 2006. N 3. С. 116.

Таким образом, исходя из того, что субъективное, психологическое отношение должника к своему правонарушению не имеет значения для законодателя, более верным при определении вины как элемента гражданского правонарушения следует считать поведенческий подход.

В соответствии с п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Следовательно, вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Таким образом, на лицо, нарушившее обязательство, возлагается обязанность доказать, что неисполнение условий договора было случайным. А случай, как указывает О.С. Иоффе, это "антипод вины: если лицо не знало, не могло и не должно было знать о возможности наступления результата, он признается случайным" <12>.

<12> Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". М.: Статут, 2000. С. 151.

Если же рассматривать безвиновную ответственность предпринимателей, то единственным основанием, освобождающим их от ответственности, является непреодолимая сила. В отличие от случая, характеризующегося субъективной непредотвратимостью, непреодолимая сила - это чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" <13> раскрыто значение понятий чрезвычайности и непредотвратимости:

<13> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 5.
  1. требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях;
  2. если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

При этом не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Нельзя не отметить, что непреодолимая сила может рассматриваться в качестве основания освобождения от ответственности, если она находится в причинной связи между поведением и наступившим вредом. Если такой связи нет (а есть, например, только связь во времени), то, как указывал О.А. Красавчиков, "ссылки неисправного должника или причинителя вреда на ураганы или землетрясения беспочвенны и не освободят его от гражданско-правовой ответственности" <14>. Данный довод подтверждает позиция М.М. Агаркова, утверждавшего, что "голая ссылка на войну не является достаточным основанием для освобождения должника от ответственности. Для этого должнику следует доказать, что военное событие причинно обусловило невозможность исполнения, что не в его силах было прервать этот причинный ряд" <15>.

<14> Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. С. 524.
<15> Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права: Сборник I / Под ред. М.М. Агаркова. М.-Л., 1945. С. 104 - 155.

Так, Арбитражным судом Новосибирской области был рассмотрен иск ООО "Регионмаркет" к ОАО "Маслоэкстракционный завод "Лискинский" о взыскании задолженности по договору поставки товара (шрот подсолнечный, шрот рапсовый, шрот соевый). Возражая против исковых требований, ответчик ссылался на отсутствие вины в просрочке поставки, указывая на то, что в соответствии с условиями договора поставки стороны освобождаются от ответственности за неисполнение, а также ненадлежащее исполнение обязательств по договору, если такое неисполнение является следствием непреодолимой силы: землетрясения, наводнения, пожара, урагана, снежного заноса, военных действий, ограничений перевозок и других обстоятельств, не зависящих от воли сторон. В подтверждение своей позиции ответчик представил информационное письмо Управления ветеринарии Воронежской области от 19.09.2016, согласно которому ввоз шрота подсолнечного из ООО "Маслоэкстракционный завод "Лискинский" в адрес ООО "ТЭК "Желдоринтеграция" для ООО "Птицефабрика Ирбитская" Ирбитского района не может быть осуществлен в связи с эпизоотическим неблагополучием территории Воронежской области по заразным, в том числе особо опасным, болезням животных.

Вместе с тем данное письмо было оценено судом критически, поскольку ответчиком не представлено доводов, подтверждающих относимость данного доказательства к рассматриваемому спору между ответчиком и ООО "Регионмаркет".

На основании изложенного доводы ответчика об отсутствии вины в неисполнении принятых на себя обязательств по поставке товара в установленный договором срок были отклонены судом (решение Арбитражного суда Новосибирской области от 22.02.2017 по делу N А45-26052/2016).

В литературе наряду с названными законодателем признаками непреодолимой силы (непредотвратимость и чрезвычайность) выделяют непредвидимость <16>.

<16> Андреев А.А. Эвентуальная ответственность в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2011. С. 107.

Между тем наличие указанного признака нельзя назвать бесспорным. Так, нельзя не согласиться с аргументами Д.В. Богданова, утверждавшего, что "если лицо могло или имело возможность предвидеть возникновение чрезвычайного обстоятельства, но при этом не могло его предотвратить, то это обстоятельство должно признаваться случаем непреодолимой силы и исключать ответственность; а если лицо могло предвидеть и при этом избежать последствия, то такая ситуация не должна признаваться непреодолимой силой" <17>. Как следствие, непредвидимость обстоятельства не должна влиять на квалификацию непреодолимой силы.

<17> Богданов Д.В. Освобождение от ответственности и ее исключение в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2012. С. 107.

Нередки случаи, когда препятствием к исполнению стороной своих обязательств явилось принятие государственным органом такого решения или осуществление им такого действия, которое не соответствовало ожиданиям участников предпринимательских отношений. Однако можно ли решения государственных органов рассматривать как непреодолимую силу?

Для определения того, относится ли то или иное решение государственного органа (как в принципе и любое иное обстоятельство) к обстоятельствам непреодолимой силы, необходимо рассматривать каждое решение с точки зрения соответствия его критериям непреодолимой силы: непредотвратимости и чрезвычайности, под которой понимается "исключительность, выход за пределы "нормального", обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах" <18>. И только при наличии двух этих критериев можно будет признать решение государственного органа обстоятельством непреодолимой силы.

<18> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.06.2012 N 3352/12 по делу N А40-25926/2011-13-230.

При этом нельзя не отметить, что акты индивидуального применения, устанавливающие определенные ограничения, запреты, налагающие аресты, не могут считаться непреодолимой силой, так как вызваны поведением лица, в отношении которого они вынесены <19>. Так, например, Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.05.2006 N Ф09-3548/06-С3 по делу N А50-38216/05 было установлено, что выездная налоговая проверка и вынесение по ее результатам решения не являются форс-мажорным обстоятельством, при наступлении которых в соответствии со ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, не несет ответственности.

<19> Лапаева О. Форс-мажор в теории и на практике // ЭЖ-Юрист. 2007. N 9.

О. Лапаева указывает, что "обстоятельства непреодолимой силы являются юридическим фактом в форме события" <20>, на основании чего делает вывод о том, что акты органов власти, которые представляют собой действия, а не события, не могут входить в список "претендентов" на признание обстоятельством непреодолимой силы. Между тем с указанной позицией сложно согласиться, так как в гражданском законодательстве не содержится конкретного перечня обстоятельств, признаваемых непреодолимой силой, исходя из анализа которых можно было бы сделать вывод о том, что к ним относятся только события и ни в коем случае не действия. К тому же согласно п. 1.3 Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к Постановлению Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 23.12.2015 N 173-14) к обстоятельствам непреодолимой силы относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства. Нельзя не заметить, что ряд обстоятельств относится именно к действиям (террористические акты, диверсии).

<20> Лапаева О. Указ. соч.

Таким образом, нельзя делать однозначный вывод о том, что акты государственных органов не могут быть обстоятельствами непреодолимой силы. Только суд, анализируя правовые последствия конкретного акта и оценивая его характеристики (непредотвратимость и чрезвычайность), должен определить, является ли данный акт обстоятельством непреодолимой силы или нет.

Анализ вины как условия гражданско-правовой ответственности позволяет прийти к выводу о том, что вина не должна учитываться в качестве обязательного условия наступления гражданско-правовой ответственности, так как по общему правилу субъекты гражданского права при осуществлении предпринимательской деятельности несут ответственность не только за виновные действия, но и за случай.

Библиография

  1. Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права: Сборник I / Под ред. М.М. Агаркова. М.-Л., 1945. С. 104 - 155.
  2. Андреев А.А. Эвентуальная ответственность в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2011. 163 с.
  3. Богданов Д.В. Освобождение от ответственности и ее исключение в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2012. 192 с.
  4. Васильев Ю.М. Гражданско-правовая ответственность в договорных обязательствах: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. 230 с.
  5. Гущин В.З. Гражданско-правовая ответственность // Современное право. 2014. N 1. С. 52 - 57.
  6. Зверева Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение договорных обязательств: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. 184 с.
  7. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". М.: Статут, 2000. 777 с.
  8. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. 880 с.
  9. Коньшина А.К. Вина юридического лица в гражданском праве // Российский юридический журнал. 2006. N 3. С. 115 - 118.
  10. Копылов В.А. Риск в предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. 23 с.
  11. Лапаева О. Форс-мажор в теории и на практике // Эж-Юрист. 2007. N 9.
  12. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. 958 с.
  13. Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. Т. 1. 544 с.
  14. Тадевосян В.С. Укрепление социалистической законности в народном хозяйстве. М.: Наука, 1980. 173 с.
  15. Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1997. 331 с.
  16. Хохлов В.А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора: Дис. ... д-ра юрид. наук. Самара, 1998. 349 с.

References (transliteration)

  1. Agarkov M.M. K voprosu o dogovornoy otvetstvennosti // Voprosy sovetskogo grazhdanskogo prava: Sbornik I / Pod red. M.M. Agarkova. M.-L., 1945. S. 104 - 155.
  2. Andreev A.A. Eventual'naya otvetstvennost' v grazhdanskom prave: Dis. ... kand. yurid. nauk. Ryazan', 2011. 163 s.
  3. Bogdanov D.V. Osvobozhdenie ot otvetstvennosti i ee isklyuchenie v rossiyskom grazhdanskom prave: Dis. ... kand. yurid. nauk. Perm', 2012. 192 s.
  4. Vasil'ev Yu.M. Grazhdansko-pravovaya otvetstvennost' v dogovornykh obyazatel'stvakh: Dis. ... kand. yurid. nauk. Volgograd, 2007. 230 s.
  5. Gushchin V.Z. Grazhdansko-pravovaya otvetstvennost' // Sovremennoe pravo. 2014. N 1. S. 52 - 57.
  6. Zvereva E.A. Otvetstvennost' predprinimatelya za narushenie dogovornykh obyazatel'stv: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 1997. 184 s.
  7. Ioffe O.S. Izbrannye trudy po grazhdanskomu pravu: Iz istorii tsivilisticheskoy mysli. Grazhdanskoe pravootnoshenie. Kritika teorii "khozyaystvennogo prava". M.: Statut, 2000. 777 c.
  8. Ioffe O.S. Obyazatel'stvennoe pravo. M., 1975. 880 s.
  9. Kon'shina A.K. Vina yuridicheskogo litsa v grazhdanskom prave // Rossiyskiy yuridicheskiy zhurnal. 2006. N 3. S. 115 - 118.
  10. Kopylov V.A. Risk v predprinimatel'skoy deyatel'nosti: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. Volgograd, 2003. 23 s.
  11. Lapaeva O. Fors-mazhor v teorii i na praktike // Ezh-Yurist. 2007. N 9.
  12. Rossiyskoe grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 2 t. / Otv. red. E.A. Sukhanov. 2-e izd., stereotip. M.: Statut, 2011. T. 1: Obshchaya chast'. Veshchnoe pravo. Nasledstvennoe pravo. Intellektual'nye prava. Lichnye neimushchestvennye prava. 958 s.
  13. Sovetskoe grazhdanskoe pravo / Pod red. O.A. Krasavchikova. 3-e izd., ispr. i dop. M.: Vysshaya shkola, 1985. T. 1. 544 s.
  14. Tadevosyan V.S. Ukreplenie sotsialisticheskoy zakonnosti v narodnom khozyaystve. M.: Nauka, 1980. 173 s.
  15. Tarkhov V.A. Grazhdanskoe pravo. Obshchaya chast': Kurs lektsiy. Cheboksary: Chuvashskoe knizhnoe izdatel'stvo, 1997. 331 s.
  16. Khokhlov V.A. Grazhdansko-pravovaya otvetstvennost' za narushenie dogovora: Dis. ... d-ra yurid. nauk. Samara, 1998. 349 s.