Мудрый Юрист

Правовой плюрализм в оценке делинквентности: проблемы онтологической сущности в Российском и зарубежном законодательстве

<*> Статья выполнена при финансовой поддержке государственного задания N 26.12494.2018/12.1 "Разработка предложений по совершенствованию законодательства государств - членов ЕАЭС, международно-правовой базы ЕАЭС и Таможенного союза в части либерализации (снижения рисков, устранения, преодоления) административных, фискальных и иных барьеров во исполнение Плана либерализации по сектору услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук".

Авдеева Ольга Анатольевна, профессор кафедры уголовного права и криминологии Восточно-Сибирского института Министерства внутренних дел Российской Федерации, доктор юридических наук.

Авдеев Вадим Авдеевич, профессор кафедры уголовного права и уголовного процесса Юридического института Югорского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

В статье дан сравнительно-правовой анализ правовой регламентации делинквентности в контексте оснований привлечения лица к уголовной ответственности на примере уголовного законодательства государств, принадлежащих к романо-германской, англосаксонской и иным правовым системам. Исследовано влияние правового партикуляризма, детерминированного особенностями социально-экономического, политико-правового, культурного, религиозного характера, на положения национального законодательства, регламентирующего уголовно-правовые последствия делинквентного поведения лица. Выявлены противоречия в уголовном законодательстве России и зарубежных стран в механизме правового регулирования статуса лица и оснований его привлечения к уголовной ответственности. Принимая во внимание разноуровневый подход к законодательной регламентации возраста уголовной ответственности, вменяемости лица и иных признаков привлечения к уголовной ответственности в российском и зарубежном законодательстве, рассмотрены основополагающие принципы международного права, предусматривающие унифицированный подход к регламентации делинквентности и оснований уголовной ответственности. Сделаны выводы о причинах недостаточной эффективности осуществления правосудия в сфере транснациональной преступности, обусловленной коллизионностью норм уголовного российского и зарубежного права в части определения статуса виновного лица, его возрастных и психологических особенностей.

Ключевые слова: международное право, юридическая ответственность, делинквентность, уголовная ответственность.

Legal Pluralism in the Evaluation of Delinquency: Issues of Ontological Essence in the Russian and Foreign Laws

O.A. Avdeeva, V.A. Avdeev

Avdeeva Olga A., Professor of the Department of Criminal Law and Criminology of the East Siberian Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation Doctor of Law.

Avdeev Vadim A., Professor of the Department of Criminal Law and Criminal Procedure of the Law Institute of the Yugra State University Doctor of Law Professor.

The article presents a comparative legal analysis of legal regulation of delinquency in the context of the grounds for the imposition of criminal liability on the example of the criminal laws of the States belonging to Romano-Germanic, Anglo-Saxon and other legal systems. The revealed contradictions in the criminal law of Russia and foreign countries in the mechanism of legal regulation of the status of the person and the grounds of his criminal responsibility. Taking into account the multi-level approach to the legislative regulation of the age of criminal responsibility, sanity of the face and other signs of criminal responsibility in the Russian and foreign legislation, considered fundamental principles of international law providing for a unified approach to the regulation of delinquency and grounds of criminal responsibility. The conclusions about the reasons for the insufficient efficiency of the administration of justice in the field of transnational crime caused by collisionally of criminal law of Russian and foreign law in determining the status of the guilty person, his age and psychological characteristics.

Key words: international law, legal personality, delinquency, criminal liability.

Современный этап государственного развития в условиях глобализации предопределяет унификацию норм национального законодательства с учетом универсализации и регионализации международно-правовых принципов правового регулирования юридической ответственности с учетом делинквентного поведения человека. Социально-экономические, политико-правовые, культурные, религиозные и иные особенности современного состояния полицентричного развития государств неизменно отражаются на содержании правовых предписаний, запретов и формах юридической ответственности. Между тем активизация международного сотрудничества в области охраны прав человека, интересов общества и государства закономерно детерминирует консолидацию правовых ресурсов, в том числе совершенствования нормативно-правового регулирования мер противодействия делинквентного поведения, связанного с совершением уголовно наказуемых деяний, характеризующихся повышенной степенью общественной опасности. В этой связи актуализируется анализ делинквентного поведения в механизме правового регулирования с учетом соотношения международных и национальных принципов.

Следует отметить, что согласно Минимальным стандартным правилам Организации Объединенных Наций, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.), нижний предел возраста уголовной ответственности не должен устанавливаться на слишком низком уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости <1>. Независимо от принадлежности государства к романо-германской, англосаксонской или мусульманской правовой системе в национальном законодательстве ключевыми критериями привлечения физического лица к уголовной ответственности признаются достижение установленного уголовным законом возраста и отсутствие психического расстройства. Правовой анализ уголовного российского и зарубежного законодательства демонстрирует различные подходы законодателя к установлению статуса лица, возраста уголовной ответственности и определению понятия вменяемости.

<1> Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 2002. С. 297.

В Российской Федерации на основании ст. 19 Уголовного кодекса РФ уголовной ответственности подлежит физическое лицо, отвечающее требованиям закона. Первым критерием привлечения физического лица к уголовной ответственности является достижение установленного в уголовном законе возраста, подтверждающего возможность несения данным лицом персонифицированной уголовной ответственности. Вторым критерием выступает признание физического лица вменяемым, что подтверждается возможностью лица на сознательно-волевом уровне контролировать характер и последствия своих действий в момент совершения преступления <2>. Таким образом, в Российской Федерации под субъектом преступления понимается физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления возраста уголовной ответственности. Согласно уголовному законодательству РФ предусмотрены возрастные пределы привлечения к уголовной ответственности физического лица: 1) по общим основаниям - по достижении 16 лет; 2) за отдельные виды преступлений, регламентируемые ст. 105, 111, 112, 126, 131, 132, 158, 161, 162, 205 УК РФ и т.д., в силу повышенной общественной опасности реализованного деяния - по достижении 14 лет.

<2> Авдеева Е.В. Международно-правовые гарантии обеспечения безопасности личности в России // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2013. N 1. С. 106 - 109.

Особенностью правового регулирования делинквентного поведения уголовным законодательством РФ является регламентация юридического факта, когда признаки физического вменяемого лица, достигшего возраста уголовной ответственности, оказываются недостаточными для возникновения и реализации уголовного правоотношения. Наряду с общими признаками субъекта преступления, фигурирующими в Общей части УК РФ, регламентируются признаки специального субъекта, сопряженные с: 1) статусом должностного лица, родом профессиональной деятельности; 2) гражданской принадлежностью физического лица (наличием статуса гражданина РФ, иностранного гражданина, лица без гражданства и т.д.); 3) разграничением по признаку пола; 4) семейным положением и т.п. Признаки специального субъекта являются второстепенными по отношению к субъекту преступления в целом и выполняют конструктивную роль применительно к конкретно-определенным составам преступления <3>.

<3> Авдеев В.А., Авдеева Е.В. Законодательная регламентация незаконного помещения в психиатрический стационар // Российский следователь. 2013. N 18. С. 33 - 35.

Продолжая сравнительно-правовой анализ делинквентности физического лица в странах романо-германской правовой системы, следует акцентировать внимание на том, что в Уголовном кодексе ФРГ отсутствуют специальные нормы, регламентирующие круг лиц, подлежащих уголовной ответственности <4>. Исходя из общих положений УК ФРГ, следует, что субъектом преступления признается исключительно физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Следовательно, юридические лица уголовной ответственности не подлежат. Возраст уголовной ответственности конкретизируется Законом об отправлении правосудия по делам молодежи (1953 г.), на основании которого уголовная ответственность разграничивается в отношении: 1) несовершеннолетних - в возрасте от 14 до 18 лет; 2) молодежи - от 18 до 21 года. При этом несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности, если в момент совершения преступления был достаточно зрелым по духовному и умственному развитию, чтобы предвидеть неправомерность содеянного. Не подлежат уголовной ответственности лица, признанные невменяемыми. Невменяемость по УК ФРГ разграничивается по двум критериям: 1) в силу возраста - недостижения 14 лет (§ 19); 2) психического состояния - вследствие психического расстройства, глубокого расстройства сознания или слабоумия или другого тяжелого психического отклонения, исключающего способность осознания неправомерности осуществляемого деяния (§ 20) <5>.

<4> Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии): Сборник законодательных актов / Под ред. И.Д. Козочкина. М.: Омега-Л, 2003.
<5> Уголовное уложение (Уголовный кодекс) Федеративной Республики Германия. Текст и научно-практический комментарий. М.: Проспект, 2010.

Что касается особенностей правового регулирования делинквентности во Франции, то следует сказать, что Уголовный кодекс 1992 г. устанавливает три вида девиантного преступного поведения физического лица, подлежащего уголовной ответственности, а именно нарушения, проступки и преступления (ст. 111-1). Субъектом уголовной ответственности признаются как физические, так и юридические лица. На основании ст. 122-8 УК Франции уголовное наказание может быть назначено несовершеннолетним, достигшим возраста 13 лет. Уголовный кодекс Франции предписывает исключение уголовной ответственности для лица, подверженного в момент реализации деяния какому-либо психическому или нервно-психическому расстройству, лишившегося способности осознавать либо контролировать свои действия (ст. 122-1) <6>.

<6> Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. и предисл. Н.Е. Крыловой, Ю.Н. Головко. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2002.

Сравнительно-правовой анализ критериев делинквентного поведения в зарубежных странах требует обращения к специфике его регулирования в англосаксонской правовой системе <7>. Обращаясь к уголовному законодательству Англии, можно констатировать, что в соответствии с Законом о преступлениях и беспорядках (1898 г.) физическое лицо подлежит уголовной ответственности по достижении им 10 лет. Невменяемость как основание освобождения от уголовной ответственности трактуется согласно правилу Мак-Нотена, исходящего из прецедента 1843 г. Это означает, что каждое физическое лицо презюмируется вменяемым, т.е. обладающим достаточной мерой разумности, пока в рамках судебного следствия с участием присяжных заседателей не будет доказана его невменяемость. Состояние невменяемости подлежит обязательному "убедительному" доказыванию в процессе, предусматривающему предоставление доказательств, свидетельствующих, что физическое лицо находилось "под воздействием повреждения разума или душевной болезни", которые обусловили невозможность осознания им характера и свойства совершаемого противоправного деяния.

<7> Лобанов С.А. К вопросу об институционально-правовом механизме конкретизации и реализации международной уголовной ответственности за военные преступления // Теория и практика правотворчества и правоприменения в условиях интеграции правовых систем: Материалы Международной научно-практической конференции (Челябинск, 08.11.2017): Сб. науч. ст. Уфа: ОМЕГА САЙНС, 2017. С. 87.

Стоит обратить особое внимание на то, что уголовное законодательство США не содержит общей нормы, регламентирующей возраст, по достижении которого возможно наступление уголовной ответственности. Причиной тому с учетом присущего законодательству США правового партикуляризма является предоставление права регламентировать возраст уголовной ответственности непосредственно на уровне отраслевого законодательства отдельных штатов. Например, согласно Уголовному кодексу штата Нью-Йорк не подлежат уголовной ответственности физические лица, не достигшие возраста 16 лет (ст. 30). В то же время Уголовный кодекс штата Нью-Йорк в отношении отдельных преступлений устанавливает возможность понижения возраста уголовной ответственности вплоть до 13 - 14 лет. При этом особую роль при определении возраста субъекта преступления в англосаксонской правовой системе играет судебная практика, принимающая во внимание материалы конкретного уголовного дела. Характеризуя правовое регулирование невменяемости физического лица, законодательство США исходит из правила Мак-Нотена, предусматривающего: 1) неспособность физического лица осознавать, оценивать характер поведения и его последствия; 2) наличие у физического лица психической болезни; 3) неполноценное развитие физического лица.

Примерный Уголовный кодекс США предписывает оправдание подсудимого на основании установления факта преступного поведения в состоянии психической болезни или неполноценности, лишающей способности отдавать отчет в преступности (упречности) своего поведения либо его согласования с требованиями закона (ст. 4.01, 4.07) <8>. Также отличительной особенностью англосаксонской правовой системы является регламентация в качестве субъекта уголовной ответственности юридических лиц.

<8> Бернам У. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: Новая юстиция, 2007. С. 563.

Сравнительно-правовая характеристика регулирования делинквентности в уголовном законодательстве Японии отличается регламентацией возраста уголовной ответственности с учетом назначения наказания. Согласно Закону о несовершеннолетних (1948 г.) уголовная ответственность в Японии предусмотрена по достижении лицом возраста 16 лет. При этом данный Закон регламентирует особенности уголовной ответственности лиц в возрасте от 16 до 20 лет (возраст совершеннолетия), в отношении которых уголовное наказание предусмотрено лишь за преступления, влекущие наказание в виде лишения свободы и смертной казни (ст. 20 УК Японии).

Уголовный кодекс Японии признает ненаказуемым совершенное действие лицом: 1) не достигшим возраста 16 лет; 2) "психически ненормальным", т.е. пребывающим в состоянии слабоумия либо страдающим психическими заболеваниями, в силу которых оно не могло руководить своими действиями или отдавать себе отчет в своих действиях (ст. 18, 39, 41) <9>.

<9> Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии).

Анализ правового регулирования делинквентности в уголовном праве КНР позволил обратить внимание на установление Уголовным кодексом общего возраста уголовной ответственности, предусматривающего достижение 16 лет (ч. 1 ст. 17). Лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат уголовной ответственности в случае совершения отдельных видов преступлений, связанных с убийством, причинением тяжких телесных повреждений, совершением поджога, взрыва, грабежа, изнасилования, распространением наркотиков и других "серьезно нарушающих общественный порядок" уголовно наказуемых деяний (ч. 2 ст. 17). УК КНР исключает уголовную ответственность за вредные последствия, причиненные лицами, страдающими психическими заболеваниями, вследствие невозможности ими отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. При этом члены их семей или опекуны обязаны усилить контроль над указанными лицами и обеспечить их лечение (ст. 17, 18). Помимо физических лиц субъектами преступления признаются юридические лица.

Таким образом, сравнительно-правовой анализ регламентации делинквентности в российском и зарубежном законодательстве позволяет отметить разноуровневый подход к установлению возраста, вменяемости и иных признаков привлечения виновного лица к уголовной ответственности. Отмеченный правовой плюрализм в регламентации делинквентного поведения, делинквентности и оснований привлечения к уголовной ответственности служит одним из оснований недостаточной эффективности противодействия преступлениям, имеющим в условиях глобализации нарастающий транснациональный характер. Возникающие в процессе уголовно-правового воздействия на транснациональную преступность противоречия в части регламентации оснований привлечения лица к уголовной ответственности неизменно влекут снижение эффективности реализации мер общего и специального предупреждения преступности.

Литература

  1. Авдеев В.А. Законодательная регламентация незаконного помещения в психиатрический стационар / В.А. Авдеев, Е.В. Авдеева // Российский следователь. 2013. N 18. С. 33 - 35.
  2. Авдеев В.А. Противодействие коррупционной преступности в РФ в контексте имплементации норм международного права / В.А. Авдеев, О.А. Авдеева // Юридическое образование и наука. 2016. N 3. С. 135 - 139.
  3. Авдеева Е.В. Международно-правовые гарантии обеспечения безопасности личности в России / Е.В. Авдеева // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2013. N 1. С. 106 - 109.
  4. Бахин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем: унификация и гармонизация права: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / С.В. Бахин. СПб., 2003. 46 с.
  5. Бернам У. Правовая система Соединенных Штатов Америки / У. Бернам. М.: Новая юстиция, 2007. 1216 с.
  6. Бехруз Х. Сравнительное правоведение / Х. Бехруз. М.: ТрансЛит, 2008. 504 с.
  7. Давид Р. Основные правовые системы современности / Р. Давид, К. Жофре-Спинози. М.: Международные отношения, 2009. 456 с.
  8. Дарибеков М.А. Понятие и виды субъектов правоотношений, их правоспособность и дееспособность / М.А. Дарибеков // Наука, новые технологии и инновации Кыргызстана. 2015. N 12. С. 134 - 136.
  9. Додонов В.Н. Сравнительное уголовное право. Особенная часть / В.Н. Додонов, О.С. Капинус, С.П. Щерба. М.: Юрлитинформ, 2010. 543 с.
  10. Есаков Г.А. Основы сравнительного уголовного права / Г.А. Есаков. М.: Элит, 2007. 152 с.
  11. Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии): Сборник законодательных актов / Под ред. И.Д. Козочкина. М.: Омега-Л, 2003. 576 с.
  12. Крылова Н.Е. Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. и предисл. Н.Е. Крыловой, Ю.Н. Головко. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2002. 650 с.
  13. Кузнецова Н.Ф. Взаимодействие международного и сравнительного уголовного права: Учеб. пособие / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова; отв. ред. В.С. Комиссаров. М.: Городец, 2009. 288 с.
  14. Лобанов С.А. К вопросу об институционально-правовом механизме конкретизации и реализации международной уголовной ответственности за военные преступления / С.А. Лобанов // Теория и практика правотворчества и правоприменения в условиях интеграции правовых систем: Материалы Международной научно-практической конференции (Челябинск, 08.11.2017): Сб. науч. ст. Уфа: ОМЕГА САЙНС, 2017. С. 87 - 93.
  15. Фалькина Т.Ю. К вопросу о взаимном влиянии национального и международного права / Т.Ю. Фалькина // Проблемы правопонимания и правоприменения в прошлом, настоящем и будущем цивилизации: Материалы Международной научно-практической конференции (Минск, 27.04.2016): Сб. науч. ст.: В 2 ч.; редкол. И.А. Маньковский (гл. ред.) и др. Минск: Междунар. ун-т "МИТСО", 2016. Ч. 1. С. 55 - 56.