Мудрый Юрист

Разъяснения пленума Верховного суда РФ об изменении категории преступления

Звечаровский Игорь Эдуардович, доктор юридических наук, профессор.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 10 содержатся разъяснения о порядке применения ч. 6 ст. 15 УК РФ. Некоторые из них нуждаются в уточнении и дополнении, которые предлагаются в статье.

Ключевые слова: Пленум Верховного Суда РФ, категория преступления, истечение сроков давности уголовного преследования, освобождение от уголовной ответственности, освобождение от наказания и от его отбывания.

Explanations of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation on changing a grade of crime

I.E. Zvecharovsky

Zvecharovsky Igor Eduardovich, LLD., Professor.

Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of May 15, 2018, No. 10 contains explanations on the procedure of application of Article 15, part 6 of the Criminal Code of the Russian Federation. Some of them attached hereto need to be specified and amended.

Key words: the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation, grade of crime, expiry of the period of limitation for criminal prosecution, relief from criminal liability, relief from penalty and service of sentence.

15 мая 2018 г. в Постановлении N 10 "О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации" Пленум Верховного Суда РФ сформулировал разъяснения, призванные способствовать единообразному изменению судами категории совершенного преступления на менее тяжкую категорию.

Как известно, потребность в таких разъяснениях возникла, по сути, сразу вслед за дополнением ст. 15 УК РФ частью шестой Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ. Немало вопросов возникло у судов за более чем шестилетний период применения этой нормы. Как представляется, большая часть из них разрешена в названном Постановлении, и в связи с этим нельзя не отдать должное Верховному Суду РФ, проявляющему в последние годы оперативность и, прямо скажем, смелость в реагировании на вопросы, вызывающие неоднозначную реакцию в правоприменении.

Вместе с тем некоторые разъяснения в рассматриваемом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ требуют пояснений и уточнений.

В абз. 2 п. 1 Постановления говорится о том, что "изменение категории преступления на менее тяжкую улучшает правовое положение осужденного, поскольку влияет, в частности, на... возможность освобождения от отбывания наказания в связи с деятельным раскаянием (статья 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (статья 76 УК РФ), истечением срока давности уголовного преследования". И далее: "Решение суда об изменении категории преступления с тяжкого на преступление средней тяжести позволяет суду при наличии оснований, предусмотренных статьями 75, 76, 78, 80.1, 84, 92, 94 УК РФ, освободить осужденного от отбывания назначенного наказания. В этих случаях суд постановляет приговор, резолютивная часть которого должна, в частности, содержать решения о признании подсудимого виновным в совершении преступления, о назначении ему наказания, об изменении категории преступления на менее тяжкую с указанием измененной категории преступления, а также об освобождении от отбывания назначенного наказания (пункт 2 части 5 статьи 302 УПК РФ). Лицо, освобожденное от отбывания наказания по указанным основаниям, считается несудимым (часть 2 статьи 86 УК РФ)" (п. 10).

В приведенных разъяснениях, на наш взгляд, два положения нуждаются в уточнении.

Во-первых, Пленум Верховного Суда РФ предлагает освобождать от отбывания наказания по основаниям, которые по закону влекут освобождение от уголовной ответственности (ст. ст. 75, 76, 78 УК). Тем самым, по сути, речь идет о самостоятельных видах освобождения от отбывания наказания, законом не предусмотренных. Что касается основания, предусмотренного ст. 78 УК, то в отличие от двух других, предусмотренных в ст. ст. 75 и 76 УК, оно ни при каких условиях не может влечь освобождение от наказания или от его отбывания: с истечением сроков давности уголовного преследования наказание, по общему правилу, назначаться вообще не может. Исключение из этого правила представляют ситуации, изложенные в ч. ч. 4, 5 ст. 78 УК.

Можно предположить, что в основе предложенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ лежит уже апробированное ранее на практике решение освобождать от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования, когда это обстоятельство было обнаружено в ходе судебного разбирательства <1>. Однако еще раз подчеркнем, что уголовный закон не знает такого основания освобождения от наказания, как истечение сроков давности уголовного преследования, а ссылка в соответствующих апелляционных определениях на ч. 8 ст. 302 УПК неубедительна, поскольку есть еще и ст. 389.21 УПК. И именно последней нормой предписывает руководствоваться Пленум Верховного Суда РФ в п. 27 своего Постановления от 27 июня 2013 г. N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности": "Если суд первой инстанции при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 статьи 24, статьями 25, 25.1, 28 и 28.1 УПК РФ, не прекратил уголовное дело и (или) уголовное преследование, то в соответствии со статьей 389.21 УПК РФ суд апелляционной инстанции отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование" (выделено мной. - И.З.). За неимением в УПК специальных норм для реализации положений ч. 6 ст. 15 УК именно последним правилом и должен руководствоваться суд, назначивший наказание за преступление одной категории и изменивший ее на менее тяжкую, при условии, что по "новой" категории преступления истекли сроки давности.

<1> См., напр.: Апелляционные определения Верховного Суда РФ от 19 июля 2017 г. N 11-АПУ17-16; от 28 июня 2017 г. N 11-АПУ17-14; от 22 марта 2016 г. N 82-АПУ16-2.

Во-вторых, в рассматриваемом Постановлении необоснованно, на наш взгляд, уравниваются два различных по уголовно-правовым последствиям судебных акта: освобождающий от наказания и освобождающий от отбывания наказания. Сразу заметим, что только в отношении первого из них "работает" ч. 2 ст. 86 УК: несудимым считается только то лицо, которое освобождено от наказания. Лицо, освобожденное от отбывания наказания, как правило, считается по-прежнему судимым, и закон предусматривает свой механизм погашения судимости на этот случай (ч. 4 ст. 86 УК). По этой причине ссылка в Постановлении на ст. 84 УК состоятельна только в той части, когда уголовно-правовым последствием акта амнистии выступает освобождение от наказания. Но таким последствием вполне может быть и освобождение от отбывания наказания, и в этом случае лицо не может считаться несудимым с момента освобождения.

В заключение следует обратить внимание еще на одно немаловажное обстоятельство. В обоснование изменения категории совершенного преступления Пленум Верховного Суда РФ рекомендует учитывать обстоятельства, характеризующие общественную опасность преступления. В этой связи в п. 2 Постановления разъясняется: "Вывод о наличии оснований для применения положений части 6 статьи 15 УК РФ может быть сделан судом, если фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности". Такая рекомендация в общем-то согласуется с комментируемой нормой закона, в которой, в частности, говорится о необходимости первостепенного учета фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности. Вместе с тем обязательным условием изменения категории преступления на менее тяжкую выступает наличие смягчающих наказание обстоятельств, среди которых немаловажное значение для улучшения правового положения осужденного имеют обстоятельства, характеризующие личность преступника. Как минимум половина обстоятельств, предусмотренных в ч. 1 ст. 61 УК, отражает именно этот аспект в схеме "личность - преступление" (пп. "а" - "г", "и", "к"). Учет такого рода обстоятельств с точки зрения обеспечения индивидуализации уголовной ответственности лица, совершившего преступление одной категории и претендующего на изменение этой категории на менее тяжкую, как представляется, также необходим, на что, возможно, следовало особо обратить внимание судов.