Мудрый Юрист

Объекты прокурорского надзора за исполнением законов: трансформация понятий

Сушина Татьяна Евгеньевна, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья посвящена одному из базовых вопросов теории прокурорского надзора, связанному с определением круга поднадзорных прокурору объектов. На основе сравнительного анализа сделан вывод о том, что при внешнем сходстве нынешний круг объектов прокурорского надзора существенным образом отличается от объектов прокурорского надзора в советское время. Обоснована необходимость разработки научного классификатора объектов прокурорского надзора. Разработан один из вариантов классификации объектов прокурорского надзора по степени государственной вовлеченности в регулирование общественной жизни. В рамках такой классификации объекты прокурорского надзора предложено объединить в следующие группы: органы государственной власти федерального и регионального уровней; органы государственно-частного партнерства; институты гражданского общества в части выполнения функций, делегированных государством; органы управления предпринимательскими сообществами. Данная классификация удачно сочетает в себе особенности нынешнего государственного управления и особенности современных методов государственного регулирования (императивные и диспозитивные).

Ключевые слова: административная реформа, классификатор, компетенция прокурора, контрольные службы, органы отраслевой и межотраслевой компетенции, объекты прокурорского надзора.

Objects of prosecutor's supervision over law enforcement: transformation of concepts

T.E. Sushina

Sushina Tatyana Evgenievna, PhD in Law, Senior Lecturer of the Department of Criminal Procedural Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL).

The article is devoted to one of the basic problems of the theory of prosecutorial supervision, connected with the definition of the circle of objects supervised by the prosecutor. Based on a comparative analysis, it was concluded that, with outward similarity, the current range of prosecutor's supervision facilities differs significantly from the objects of prosecutor's supervision in the Soviet era. The necessity of the development of a scientific classifier of objects of prosecutor's supervision is substantiated. One of the variants of classification of objects of prosecutor's supervision in terms of the degree of state involvement in the regulation of public life was developed. Within the framework of such classification, the objects of prosecutor's supervision are proposed to be grouped into the following groups: bodies of state power at the federal and regional levels; bodies of publicprivate partnership; institutions of civil society in the performance of functions delegated by the state; bodies of management of business communities. This classification successfully combines the features of the current state management and features of modern methods of state regulation (imperative and dispositive).

Key words: administrative reform, classifier, the competence of the prosecutor, control services, bodies of sectoral and interbranch competence, objects of prosecutor's supervision.

Существенные изменения конституционных основ государственного устройства Российской Федерации требуют переосмысления ряда привычных для прокуроров базовых категорий, входящих в понятийный ряд теории прокурорского надзора. В то же время, судя по юридической литературе, такое важное понятие, как объекты прокурорского надзора, остается в тени научных исследований.

Исходя из ст. 21 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" <1>, объектами прокурорского надзора за исполнением законов являются федеральные органы исполнительной власти, представительные (законодательные) и исполнительные органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, органы контроля, их должностные лица, органы управления, руководители коммерческих и некоммерческих организаций.

<1> СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472.

В диссертационных исследованиях, публикациях и учебниках вопрос об объектах прокурорского надзора традиционно сводится к перечислению юридических и физических лиц, органов власти и хозяйствования, на которые распространяется компетенция прокурора <2>. Такой подход воспринимается как само собой разумеющийся.

<2> См., например: Рябцев В.П. Прокурорский надзор: Курс лекций. М.: Норма, 2006. С. 23 - 24; Шибина А.В. Проблемные аспекты определения объектов прокурорского надзора за соблюдением прав граждан на охрану здоровья // Законность. 2016. N 12. С. 16 - 19.

Вместе с тем в условиях закрепления в Конституции РФ принципа разделения властей (ст. 10), провозглашения организационной самостоятельности органов местного самоуправления (ст. 12), административной реформы понимание объектов прокурорского надзора должно быть наполнено новым содержанием.

отметить, что Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" принят в период бурных правовых реформ, начавшихся сразу же после распада СССР. Последующие его изменения и дополнения проводились в период законодательной нестабильности. В силу этого соответствующие изменения не были в полной мере соотнесены с новациями государственного управления. Отсутствие четкого представления об объектах надзора расширило границы усмотрения прокуроров, что в ряде случаев привело к неоправданному увеличению объема их надзорной деятельности и втягиванию прокуратуры в выполнение не свойственных ей функций.

Тенденция к увеличению объектов прокурорского надзора наметилась еще в советское время. Согласно ст. 164 Конституции СССР 1977 г. объектами прокурорского надзора являлись все министерства, государственные комитеты и ведомства, предприятия, учреждения и организации, исполнительные и распорядительные органы местных советов народных депутатов, колхозы, кооперативные и иные общественные организации, должностные лица и граждане. Прокурорский надзор тогда считался высшим. Он охватывал как общегосударственные органы управления, подотчетные, например, Совету министров СССР, так и низовые организационно-производственные единицы (например, цех предприятия). Поскольку сфера деятельности прокуроров не была строго ограничена законом, они могли вмешиваться в разрешение правовых конфликтов, затрагивающих не только публичный интерес, но и частные интересы.

Вопрос об отнесении к поднадзорным прокурору объектам всех перечисленных выше органов не был дискуссионным. Научные споры велись только в отношении колхозов, иных кооперативных организаций и сельсоветов <3>.

<3> См.: Берензон А.Д. Основные направления совершенствования общего надзора советской прокуратуры: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1977. С. 47; Мелкумов В.Г. Советская прокуратура и проблемы общего надзора. Душанбе: Ирфон, 1970. С. 106 - 107; Яковлев М.В. О прокурорском надзоре за законностью в деятельности общественных организаций // Советское государство и право. 1966. N 9; Правовые гарантии законности в СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1962. С. 288.

По мере построения современного демократического правового государства представление об объектах прокурорского надзора постепенно трансформировалось. Из их перечня исключили граждан, политические организации и движения. В настоящее время прокурорский надзор в укрупненном виде распространяется на действующие органы государственной власти, органы местного самоуправления, хозяйствующие субъекты, институты гражданского общества, участвующие в поддержании законности и правопорядка.

Сравнение круга объектов прокурорского надзора на современном этапе с объектами прокурорского надзора в предыдущие периоды развития российской государственности позволяет утверждать об их внешнем сходстве. На самом деле имеются различия.

Во-первых, наделение субъектов РФ вне пределов Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного Российской Федерации и субъектов РФ всей полнотой государственной власти обусловило появление новых объектов прокурорского надзора в лице законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ <4>.

<4> См., например: Паштов Д.Р. Участие прокуратуры в законотворческой деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014; Поневежский В.А. Взаимодействие прокуратуры и законодательных (представительных) органов власти субъектов Федерации в процессе формирования их законодательной базы // Законность. 2016. N 1. С. 8 - 13; Жидких А.А. Современные приоритеты участия прокуратуры в правотворческой деятельности // Законность. 2016. N 5. С. 21 - 23.

Во-вторых, выделение в системе государственного управления специальных органов, обладающих властно-контрольными полномочиями (федеральных служб), разрушило ранее незыблемое представление об отнесении к объектам прокурорского надзора всех органов исполнительной власти.

В-третьих, делегирование государством части своих полномочий органам местного самоуправления и институтам гражданского общества привело к появлению новых органов контроля, которые не вписываются в привычную схему государственного управления.

Остановимся на этом подробнее. Для начала полезно напомнить, что в главных чертах советский аппарат управления строился по территориально-отраслевому принципу и представлял собой трехзвенную структуру. Во главе этой структуры стояли союзные органы управления внутренними делами государства (народным хозяйством, социально-культурным строительством и административно-политической деятельностью). Таковыми были министерства, комитеты и ведомства. Каждый союзный орган управления одновременно определял государственную политику в конкретной сфере деятельности, разрабатывал и утверждал правила ее осуществления, обеспечивал соблюдение этих правил, привлекал к ответственности нарушителей, управлял имуществом и оказывал государственные услуги. В подчинении союзного органа управления находился республиканский орган, в подчинении республиканского органа - местные органы управления, также наделенные узкой отраслевой специализацией <5>. Вышестоящий орган управления имел право отмены решений нижестоящих органов управления. Управленческие отношения были детально регламентированы законодательными актами, указами Президиума Верховного Совета СССР, постановлениями Совета министров СССР, положениями и инструкциями.

<5> Например, органами управления народным образованием были Министерство образования СССР, подчиненные ему министерства народного образования союзных республик и управления образованием на территориях союзных республик (местный уровень) (см. об этом: Закон СССР от 19.07.1973 N 4536-VIII "Об утверждении Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании". Ст. ст. 6 и 7; Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Ч. 1: Сущность и основные институты административного права: Учебник. М.: Теис, 1995. С. 6 - 7).

Прокурорский надзор также преимущественно осуществлялся по территориально-отраслевому принципу. Поэтому союзные органы государственного управления находились в поле зрения Генеральной прокуратуры СССР, органы государственного управления союзных республик - республиканских прокуратур. Прокурорский надзор за законностью деятельности местных органов управления осуществляли городские и районные прокуроры.

В рамках реализации административной реформы система государственного управления в постсоветской России значительно усложнилась. Теперь она структурирована по вертикали и по горизонтали.

По вертикали различают три уровня: федеральный, региональный и местный <6>. Выделяют также органы управления федерально-окружного уровня, поднадзорные по общему правилу управлениям Генеральной прокуратуры РФ в соответствующих федеральных округах.

<6> См., например: Правовое обеспечение государственного управления и исполнительная власть: Учебник для магистров / Под ред. С.А. Старостина. М.: Проспект, 2017.

Например, в структуре налоговых органов выделяют Федеральную налоговую службу, межрегиональные инспекции по федеральным округам, управления по субъектам РФ, межрайонные налоговые инспекции и налоговые инспекции районов, районов в городах, городов. Помимо этого, в систему налоговых органов могут входить специализированные межрайонные инспекции. Как правило, они создаются в целях осуществления налогового контроля крупнейших налогоплательщиков регионального уровня и находятся в двойном подчинении: ФНС России и ИФНС России по субъекту РФ. Формирование специализированных межрайонных инспекций не имеет нормативной правовой основы и проводится по усмотрению ФНС России. Поэтому нередко такие инспекции выпадают из поля зрения прокуроров, хотя, безусловно, относятся к объектам прокурорского надзора.

Горизонтальная структура органов исполнительной власти федерального уровня представлена Правительством РФ, федеральными министерствами, федеральными службами и федеральными агентствами <7>. Вопрос об отнесении Правительства РФ к объектам прокурорского надзора остается спорным и поныне <8>.

<7> См.: Указы Президента РФ от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти"; от 24.09.2007 N 1274 "Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти"; от 21.05.2012 N 636 "О структуре федеральных органов исполнительной власти".
<8> См., например: Усов А.Ю. Взаимодействие прокуратуры с неподнадзорными государственными органами: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016; Казарина А.Х. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов. М., 2005. С. 47.

В контексте оптимизации функций федеральных органов исполнительной власти деятельность по контролю и надзору стали осуществлять федеральные службы <9>. Федеральные министерства и большинство федеральных агентств такими полномочиями не наделены. Полезно вспомнить об особой роли контрольных служб в механизме обеспечения законности во все периоды развития российской государственности <10>.

<9> Федеральные агентства только в исключительных случаях, устанавливаемых указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ, могут осуществлять функции по контролю и надзору в соответствующей сфере деятельности.
<10> Березовская С.Г. Прокурорский надзор в советском государственном управлении. М., 1954. С. 51 - 56; Клочков В.В. Деятельность прокуратуры: типология, классификация // Прокуратура. Законность. Государственный контроль. М., 1995. С. 31.

Сегодня после длительных научных дискуссий удалось достичь единообразного понимания того, что из всех федеральных органов исполнительной власти первоочередными объектами прокурорской деятельности выступают федеральные службы отраслевой и специальной компетенции <11>.

<11> В юридической литературе отмечаются серьезные просчеты проводимой административной реформы. Поэтому в будущем возможны корректировки видов объектов прокурорской деятельности из числа федеральных органов исполнительной власти. См., например: Кирин А.В., Побежимова Н.И. Актуальные проблемы административной реформы // Административное право и процесс. 2014. N 3. С. 67 - 71; Гришковец А.А. Нужен ли России специальный федеральный закон о контрольно-надзорной деятельности? // Административное и муниципальное право. 2016. N 7. С. 585 - 592.

Сложнее обстоят дела с определением объектов прокурорского надзора среди региональных органов исполнительной власти. Можно выделить следующие причины сложившейся ситуации.

Во-первых, в Федеральном законе от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" общие положения об организации исполнительной власти в субъекте РФ определены вскользь. В совместное Российской Федерации и ее субъектов входит установление организационных основ системы органов региональной власти. Субъекты РФ наделены достаточно широким усмотрением по определению структуры своих органов власти. Поэтому в ряде регионов полномочия субъектов государственного управления структурированы хаотично, имеет место дублирование функций и исполнение несвойственных функций. В некоторой мере действуют и административные барьеры, снижающие степень открытости и прозрачности проводимых контрольных мероприятий.

Во-вторых, в теории административного права обычно выделяют три сферы государственного управления: экономическую, социально-культурную и административно-политическую. Соответственно, осуществление государственного контроля в каждой из сфер имеет свою специфику. Например, развитие рыночных отношений значительно снизило удельный вес непосредственного участия государства в управлении экономическими процессами. Из-за этого были пересмотрены полномочия федеральных органов контроля и перераспределен региональный контроль. Часть контрольных полномочий была передана самим участникам рынка в лице саморегулируемых и иных некоммерческих организаций, а также органам социального партнерства государства и бизнеса. Пределы вмешательства прокурора в деятельность последних не носят безусловного характера и ограничены проверкой исполнения законов, направленных на реализацию отдельных государственных полномочий.

Напротив, ситуация в административно-политической сфере, обеспечивающей суверенитет и безопасность страны, практически не изменилась <12>. Данная сфера традиционно отличается императивным правовым регулированием государства, включая жесткий и действенный прокурорский надзор.

<12> Регулирование общественных отношений в экономической и социально-культурной сферах осуществляется актами Правительства РФ, в административно-политической - актами Президента РФ.

В-третьих, понимание объектов прокурорского надзора на региональном уровне затрудняет незавершенность реформирования системы федеральных органов государственного контроля <13>. На фоне постоянного упразднения старых и создания новых федеральных структур достаточно трудно своевременно определить структуру необходимых региональных органов государственного контроля. Например, Федеральная служба по тарифам не имела территориальных органов. В субъектах РФ для осуществления государственного контроля в сфере регулирования тарифов и надбавок были созданы департаменты по тарифам (Приморский край), комитеты по ценам и тарифам (Московская область), службы по тарифам (Республика Марий Эл), государственные комитеты по тарифам (Республика Татарстан). Эти органы в отличие от территориальных структур федеральных органов контроля не были связаны ведомственной принадлежностью и самостоятельно рассматривали в досудебном порядке споры обо всех тарифных разногласиях. После упразднения Федеральной службы по тарифам вопросами тарифного регулирования стали заниматься Федеральная антимонопольная служба и ее территориальные органы. Соответственно, органы регулирования тарифов субъектов РФ уже не могли рассматривать споры обо всех тарифных разногласиях и подлежали упразднению. Вместо них должны были создаваться органы регионального контроля в сфере ценообразования на коммунальные услуги. Однако в ряде регионов этот процесс затянулся и наряду с территориальными подразделениями Федеральной антимонопольной службы функционировали органы регионального контроля как в сфере цен и надбавок, так и в сфере тарифного регулирования жилищно-коммунальной отрасли. Все эти органы рассматривались в качестве объектов прокурорского надзора, хотя деятельность органов контроля в сфере цен и тарифов уже не была легитимной.

<13> То, что до настоящего времени вопросы системы федеральных органов исполнительной власти окончательно не урегулированы, отмечается специалистами в области административного права. См., например: Чепрасов К.В. Административная реформа и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти России // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 7. С. 51 - 54.

Для лучшего понимания структуры органов исполнительной власти в субъекте РФ разделим их условно на органы общей компетенции и органы специальной компетенции. К органам общей компетенции относятся высшие исполнительные органы государственной власти субъекта РФ. Их наименование, структура, порядок формирования устанавливаются конституциями (уставами) и законами субъектов РФ. В настоящее время таковыми являются правительства, администрации (краев, областей), кабинеты министров. Указанные органы должны рассматриваться в качестве объектов прокурорского надзора только в части осуществления законотворческой деятельности (принятие, изменение, дополнение, отмена нормативных правовых актов).

Органы специальной компетенции делятся на отраслевые и межотраслевые органы. Отраслевые органы создаются соответствующими федеральными органами исполнительной власти. В таких случаях на региональном уровне объектами прокурорского надзора выступают территориальные подразделения федеральных контрольных служб, наделенные полномочиями по контролю и надзору в конкретной отрасли государственного управления применительно к субъекту РФ. Многие федеральные контрольные службы помимо региональных органов имеют и иные территориальные подразделения.

Например, структура Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзора) представлена Центральным аппаратом, управлениями по субъектам РФ и Управлением по железнодорожному транспорту. Осуществление надзора за исполнением законов Управлением Роспотребнадзора по железнодорожному транспорту возложено на специализированные транспортные прокуратуры <14>.

<14> Некоторые федеральные службы не имеют территориальных подразделений в субъектах РФ. Например, Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) имеет только территориальные управления в федеральных округах и межрегиональные территориальные управления по надзору за ядерной и радиационной безопасностью.

Межотраслевые органы не связаны ведомственной принадлежностью и соответствующими отраслевыми границами. Особенность межотраслевого контроля заключается в том, что он осуществляется за определенными сферами (вопросами) деятельности не подчиненных им органов и должностных лиц. Чаще всего такой контроль касается только определенной функции или отдельной стороны деятельности подконтрольных органов независимо от ведомственной подчиненности и форм собственности объектов управления. Подобные органы следует рассматривать в качестве обязательных объектов прокурорского надзора.

Вопрос об отнесении к объектам прокурорской деятельности иных органов контроля, образованных в субъекте РФ, нуждается в дополнительной проработке.

В заключение подчеркнем, что в настоящее время в научном плане настоятельно назрела необходимость разработать доступный классификатор видов объектов прокурорского надзора. Одним из возможных вариантов классификации видов объектов прокурорского надзора может стать классификация по степени государственной вовлеченности в регулирование общественной жизни. Объекты прокурорского надзора можно объединить в следующие группы:

Указанный подход, как представляется, соответствует конституционной природе России как правового, демократического, федеративного государства, для которого характерно постепенное снижение государственного присутствия в экономике и одновременно существенное нарастание влияния институтов гражданского общества в сфере защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина. Данная классификация будет учитывать и особенности методов государственного регулирования (императивные и диспозитивные).

На наш взгляд, следует соотнести классификатор с компетенционными возможностями прокурора, доминантами состояния законности в том или ином регионе и наработанной прокурорской практикой с тем, чтобы оптимизировать организационные начала прокурорского надзора.

С учетом последних новелл Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" <15> настоятельно необходимо также выработать единую позицию в отношении пределов вмешательства прокуроров в деятельность предприятий, учреждений и организаций.

<15> См.: Федеральный закон от 07.03.2017 N 27-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации".

Библиография

  1. Березовская С.Г. Прокурорский надзор в советском государственном управлении. М., 1954.
  2. Берензон А.Д. Основные направления совершенствования общего надзора советской прокуратуры: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1977.
  3. Гришковец А.А. Нужен ли России специальный федеральный закон о контрольно-надзорной деятельности? // Административное и муниципальное право. 2016. N 7.
  4. Жидких А.А. Современные приоритеты участия прокуратуры в правотворческой деятельности // Законность. 2016. N 5.
  5. Казарина А.Х. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов. М., 2005.
  6. Кирин А.В., Побежимова Н.И. Актуальные проблемы административной реформы // Административное право и процесс. 2014. N 3.
  7. Клочков В.В. Деятельность прокуратуры: типология, классификация // Прокуратура. Законность. Государственный контроль. М., 1995.
  8. Мелкумов В.Г. Советская прокуратура и проблемы общего надзора. Душанбе: Ирфон, 1970.
  9. Паштов Д.Р. Участие прокуратуры в законотворческой деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.
  10. Поневежский В.А. Взаимодействие прокуратуры и законодательных (представительных) органов власти субъектов Федерации в процессе формирования их законодательной базы // Законность. 2016. N 1.
  11. Правовое обеспечение государственного управления и исполнительная власть: Учебник для магистров / Под ред. С.А. Старостина. М.: Проспект, 2017.
  12. Правовые гарантии законности в СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1962.
  13. Рябцев В.П. Прокурорский надзор: Курс лекций. М.: Норма, 2006.
  14. Усов А.Ю. Взаимодействие прокуратуры с неподнадзорными государственными органами: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016.
  15. Чепрасов К.В. Административная реформа и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти России // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 7.
  16. Шибина А.В. Проблемные аспекты определения объектов прокурорского надзора за соблюдением прав граждан на охрану здоровья // Законность. 2016. N 12.
  17. Яковлев М.В. О прокурорском надзоре за законностью в деятельности общественных организаций // Советское государство и право. 1966. N 9.

References (transliteration)

  1. Berezovskaya S.G. Prokurorskiy nadzor v sovetskom gosudarstvennom upravlenii. M., 1954.
  2. Berenzon A.D. Osnovnye napravleniya sovershenstvovaniya obshchego nadzora sovetskoy prokuratury: Dis. ... d-ra yurid. nauk. M., 1977.
  3. Grishkovets A.A. Nuzhen li Rossii spetsial'niy federal'niy zakon o kontrol'no-nadzornoy deyatel'nosti? // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2016. N 7.
  4. Zhidkikh A.A. Sovremennye prioritety uchastiya prokuratury v pravotvorcheskoy deyatel'nosti // Zakonnost'. 2016. N 5.
  5. Kazarina A.Kh. Predmet i predely prokurorskogo nadzora za ispolneniem zakonov. M., 2005.
  6. Kirin A.V., Pobezhimova N.I. Aktual'nye problemy administrativnoy reformy // Administrativnoe pravo i protsess. 2014. N 3.
  7. Klochkov V.V. Deyatel'nost' prokuratury: tipologiya, klassifikatsiya // Prokuratura. Zakonnost'. Gosudarstvenniy kontrol'. M., 1995.
  8. Melkumov V.G. Sovetskaya prokuratura i problemy obshchego nadzora. Dushanbe: Irfon, 1970.
  9. Pashtov D.R. Uchastie prokuratury v zakonotvorcheskoy deyatel'nosti zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov sub'ektov Rossiyskoy Federatsii: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2014.
  10. Ponevezhskiy V.A. Vzaimodeystvie prokuratury i zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) organov vlasti sub'ektov Federatsii v protsesse formirovaniya ikh zakonodatel'noy bazy // Zakonnost'. 2016. N 1.
  11. Pravovoe obespechenie gosudarstvennogo upravleniya i ispolnitel'naya vlast': Uchebnik dlya magistrov / Pod red. S.A. Starostina. M.: Prospekt, 2017.
  12. Pravovye garantii zakonnosti v SSSR. M.: Izd-vo AN SSSR. 1962.
  13. Ryabtsev V.P. Prokurorskiy nadzor: Kurs lektsiy. M.: Norma, 2006.
  14. Usov A.Yu. Vzaimodeystvie prokuratury s nepodnadzornymi gosudarstvennymi organami: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2016.
  15. Cheprasov K.V. Administrativnaya reforma i territorial'nye organy federal'nykh organov ispolnitel'noy vlasti Rossii // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2014. N 7.
  16. Shibina A.V. Problemnye aspekty opredeleniya ob"ektov prokurorskogo nadzora za soblyudeniem prav grazhdan na okhranu zdorov'ya // Zakonnost'. 2016. N 12.
  17. Yakovlev M.V. O prokurorskom nadzore za zakonnost'yu v deyatel'nosti obshchestvennykh organizatsiy // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1966. N 9.