Мудрый Юрист

К вопросу об институциональных основах реализации судебной власти в уголовном судопроизводстве

Луценко П.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса гуманитарно-правового факультета Воронежского государственного аграрного университета им. императора Петра I, Россия, г. Воронеж.

Проводится анализ институциональных основ судебной власти. С учетом динамически развивающегося законодательства автор рассматривает вопросы, касающиеся структуры судебной системы, принципов ее построения, функций судебной власти, а также реализации правозащитной функции суда в уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: суд, процессуальный статус, самостоятельность, независимость, гласность, судебные функции, разрешение уголовного дела по существу, судебный контроль.

Institutional Framework for the Implementation of Judicial Power in Criminal Proceedings Revisited

P.A. Lutsenko

Lutsenko Pavel A., Cand. in Law, Assoc. Prof. of Dept. of Criminal Law and Criminal Procedure at Humanities and Legal Faculty of Emperor Peter I Voronezh State Agricultural University, Russia, Voronezh.

The analysis of the institutional framework of judicial power is carried out. Taking into account dynamically developing legislation the author considers issues related to the structure of judicial system, principles of its construction, functions of judicial power, as well as realization of human rights functions of the court in criminal proceedings.

Key words: court, procedural status, autonomy, independence, transparency, judicial functions, resolution of a criminal case on the merits, judicial control.

Правозащитная функция суда основывается на конкретизации норм права, применении их к частным случаям в условиях, когда статус судебной власти, определенный на уровне Основного Закона и отраслевого законодательства, позволяет ей руководствоваться принципом справедливости. Исходя из данного посыла рациональное устройство суда как специфического государственного органа решается с учетом национальных особенностей правовой системы с максимальной приближенностью к мировым стандартам защиты прав и законных интересов граждан [12, с. 317].

Судебная система России является единым механизмом, что позволяет охарактеризовать уголовный суд с точки зрения принципов организации его деятельности в контексте общих основ организации судебной власти, закрепленных на уровне Конституции РФ.

Общепринято в рамках научного исследования того или иного вопроса отталкиваться от имеющегося в доктрине понятийного аппарата. Говоря о конституционных основах деятельности уголовного суда, следует отметить, что под таковыми в теории права понимаются общие руководящие положения, закрепленные в Конституции РФ, определяющие наиболее существенные стороны рассматриваемого вида публичной власти и служащие основой для развития отраслевого законодательства [5, с. 516 - 518].

Рассмотрим некоторые положения Основного Закона, позволяющие охарактеризовать правовое положение суда в уголовном судопроизводстве.

Прежде всего судебная власть позиционируется в качестве самостоятельной и независимой ветви государственной власти (ст. 10 Конституции РФ), которая реализуется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ). Самостоятельность и независимость - принципы, характеризующие не только внешнее проявление судебной власти, т.е. взаимоотношения с иными государственными органами, но и ее внутреннее структурное устройство. В частности, принцип независимости в качестве основного элемента входит в статус судьи как носителя судебной власти (ст. 120 Конституции РФ), а также, по справедливому замечанию В.М. Лебедева, является конечной целью при регулировании в ст. 124 Конституции РФ вопросов финансирования судебной системы [4, с. 34 - 35]. Реализация принципа независимости судьи при осуществлении правосудия предполагает наличие прямого запрета на вмешательство в его деятельность, который обеспечивается совокупностью процессуальных гарантий, закрепленных в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (например, наличие обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела конкретным судьей по существу, вынесение судебного решения в совещательной комнате, бинарность общего начала гласности судебного разбирательства и т.д.).

Кроме того, внешняя независимость судьи проявляется в наличии ответственности за любое вмешательство в его деятельность, отсутствии необходимости отчитываться перед кем-либо за вынесенные решения, а также наличии определенного законом порядка приостановления и прекращения полномочий судьи [3, с. 475]. В специальной литературе справедливо отмечается, что с содержательной точки зрения самостоятельность и независимость судебной власти предполагают также "наличие у нее собственных механизмов воздействия на правовую действительность как посредством осуществления полномочий по разрешению социальных конфликтов на основе закона, принятого другой ветвью власти, так и формируя стандарт собственного, судебного правового влияния, собственного правового усмотрения" [12, с. 328].

Таким образом, исходя из конституционно-правового смысла принципа независимости и самостоятельности судебной власти, можно утверждать, что это один из системообразующих признаков правового статуса суда, который включает в себя, с одной стороны, общее начало осуществления правосудия, а с другой - автономность судебной системы, наличие у судов собственного механизма воздействия на другие ветви власти, а также его особые функции в правовой системе.

Автономность судебной системы обеспечивается нормами главы 7 Конституции РФ, содержащей общие положения о том, что судебная система устанавливается на уровне конституционного законодательства (ч. 3 ст. 118), а также положения об учреждении высших судов, которые конкретизируются в Федеральных конституционных законах от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" [8] и от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" [6]. Структурное оформление системы судебных органов осуществляется федеральным законодательством с учетом отсутствия у них системного подчинения иным органам государственной власти. В соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" [9] названный в ней перечень судебных органов является исчерпывающим, что исключает создание иных, в том числе чрезвычайных, судов. Система уголовных судов в соответствии со ст. 1 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции" [10] построена по иерархическому принципу с учетом территориального устройства государства и включает в себя верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суды автономных округов; районные суды, городские суды, межрайонные суды; военные суды; мировых судей.

Необходимо отметить, что в соответствии с изменениями, внесенными в рассматриваемую норму в 2014 году, ВС РФ исключен из общей системы судов общей юрисдикции [7]. Следуя логике законодателя, можно предположить, что учрежденная система уголовных судов должна обеспечивать эффективное и своевременное рассмотрение уголовных дел по существу, удовлетворять требованиям территориальной доступности и кадровой достаточности.

Как уже было отмечено, еще одной составляющей принципа самостоятельности судебной власти является наличие у нее специфических функций. В качестве основной из них, представляющей исключительную прерогативу суда, выступает осуществление правосудия в тех формах, которые прямо перечислены в ст. 118 Конституции РФ. Из этой нормы следует комплекс полномочий суда по рассмотрению и разрешению по существу уголовных дел, который рассматривается в совокупности с положениями ст. 46 Конституции РФ о гарантированности судебной защиты прав и свобод каждого гражданина. Рассматриваемое право предполагает свободный доступ к правосудию, отвечающий требованиям справедливости и обеспечивающий реализацию функции восстановления нарушенных преступлением прав и свобод, что соответствует основному назначению уголовного судопроизводства, закрепленному в ст. 6 УПК РФ.

Немаловажную роль в контексте реализации функции осуществления правосудия играют принципы, определяющие основы механизма осуществления полномочий суда, а именно: равенство граждан перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ); независимость судей и подчинение их только закону (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ); осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ); возможность рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей (ч. 4 ст. 123 Конституции РФ); рассмотрение уголовного дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ); презумпция невиновности (ст. 49 Конституции РФ); невозможность повторного осуждения за одно и то же преступление, а также использования недопустимых доказательств для установления вины (ст. 50 Конституции РФ).

Правозащитная функция судебной власти проявляется в наличии гарантий судебного порядка ограничения конституционных прав и свобод граждан в рамках уголовного преследования (статьи 22 и 23 Конституции РФ), что в доктрине уголовного процесса принято обозначать как судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования [1, с. 32]. К этому же виду судебной деятельности может быть отнесена норма о возможности обжалования в суд действий (бездействия) и решений должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу (ч. 2 ст. 46 Конституции РФ). Конкретизация общих положений Основного Закона о порядке определения подсудности, предмета, пределов и процессуального порядка реализации функций по осуществлению правосудия и судебному контролю осуществляется в уголовно-процессуальном законодательстве.

Говоря о конституционных основах функционирования судебной власти в рамках характеристики ее независимости и самостоятельности, следует отдельно остановиться на его кадровой и материально-технической автономии. Материальное обеспечение судебной деятельности является определяющим фактором ее эффективного функционирования с точки зрения практической реализации норм материального и процессуального права. Именно это, на наш взгляд, предопределило тот факт, что вопросы формирования судейского корпуса, а также оснащения зданий судов, финансирования судебной системы перманентно становились предметом обсуждения как в рамках судейского сообщества, так и на уровне Правительства РФ, что нашло отражение в каждой из принятых программ развития судебной системы на всех этапах ее реформирования с 1991 года [11].

С учетом всей совокупности конституционных основ правового статуса судебной власти в специальной литературе неоднократно высказывались предложения о формировании отдельной главы Основного Закона о полномочиях суда и принципах, обеспечивающих их реализацию [2, с. 45], которые, на наш взгляд, заслуживают внимания законодателя.

Подводя итог, необходимо отметить, что детерминирующим признаком, отличающим судебную власть от иных ветвей власти, является наличие исключительного полномочия по осуществлению правосудия. Это полномочие представляет собой самостоятельный вид публичной деятельности по разрешению правовых конфликтов, имеющей правозащитную направленность. В качестве содержательных свойств правосудия принято выделять, помимо исключительного субъекта, установленную законом форму, а также цель - разрешение конкретных правовых споров. Мы полагаем, что исключительность компетенции предопределила тот факт, что в основе правового статуса суда, определенного на конституционном уровне, лежит принцип самостоятельности и независимости, который проецируется на статус судьи, процедуру осуществления им своих полномочий, а также кадровое и материально-техническое обеспечение судебной власти.

Конституционные основы судебной деятельности имеют универсальный характер, поскольку определяют общую модель реализации полномочий суда независимо от характера социального конфликта, являющегося предметом рассмотрения. В каждом из видов судопроизводства органы судебной власти наделяются специфическими полномочиями, формирующими их отраслевой статус, который зависит от существа правового спора. Применительно к уголовному судопроизводству к таковым можно отнести рассмотрение и разрешение уголовного дела по существу, т.е. осуществление правосудия, а также спектр полномочий суда по контролю за деятельностью органов предварительного расследования, имеющих правозащитный характер.

Список литературы

  1. Берова Д.М. Основы теории функционализма в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Краснодар, 2010. С. 32.
  2. Ермошин Г.Т. Объединение высших судов: реорганизация судебной власти на современном этапе развития государства // Российская юстиция. 2014. N 1. С. 45 - 47.
  3. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право Российской Федерации. М.: Проспект, 2014. С. 475.
  4. Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: РАП, 2000. С. 34 - 35.
  5. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. М.: Спарк, 2001. С. 516 - 518.
  6. О Верховном Суде Российской Федерации: Федер. конст. закон от 05.02.2014 N 3-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) // СПС "КонсультантПлюс".
  7. О внесении изменений в отдельные федеральные конституционные законы в связи с принятием Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" и признании утратившим силу Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии": Федер. конст. закон от 12.03.2014 N 5-ФКЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  8. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федер. конст. закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) // СПС "КонсультантПлюс".
  9. О судебной системе Российской Федерации: Федер. конст. закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  10. О судах общей юрисдикции в Российской Федерации: Федер. конст. закон от 07.02.2011 N 1-ФКЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  11. О федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 годы": Постановление Правительства РФ от 27.12.2012 N 1406 (ред. от 25.12.2015) // СПС "КонсультантПлюс".
  12. Правосудие в современном мире: Кол. монография / Под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М.: Норма, 2012. С. 317, 328.

References

  1. Berova D.M. Osnovy teorii funktsionalizma v ugolovnom sudoproizvodstve: Avtoref. dis. ... d-ra iurid. nauk. Krasnodar, 2010. S. 32.
  2. Ermoshin G.T. Ob"edinenie vysshikh sudov: reorganizatsiia sudebnoi vlasti na sovremennom etape razvitiia gosudarstva // Rossiiskaia iustitsiia. 2014. N 1. S. 45 - 47.
  3. Kozlova E.I., Kutafin O.E. Konstitutsionnoe pravo Rossiiskoi Federatsii. M.: Prospekt, 2014. S. 475.
  4. Lebedev V.M. Stanovlenie i razvitie sudebnoi vlasti v Rossiiskoi Federatsii. M.: RAP, 2000. S. 34 - 35.
  5. Nauchno-prakticheskii kommentarii k Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii / Otv. red. V.V. Lazarev. M.: Spark, 2001. S. 516 - 518.
  6. O Verkhovnom Sude Rossiiskoi Federatsii: Feder. konst. zakon ot 05.02.2014 N 3-FKZ (red. ot 15.02.2016) // SPS "Konsul'tantPlius".
  7. O vnesenii izmenenii v otdel'nye federal'nye konstitutsionnye zakony v sviazi s priniatiem Zakona Rossiiskoi Federatsii o popravke k Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii "O Verkhovnom Sude Rossiiskoi Federatsii i prokurature Rossiiskoi Federatsii" i priznanii utrativshim silu Federal'nogo konstitutsionnogo zakona "O Distsiplinarnom sudebnom prisutstvii": Feder. konst. zakon ot 12.03.2014 N 5-FKZ // SPS "Konsul'tantPlius".
  8. O Konstitutsionnom Sude Rossiiskoi Federatsii: Feder. konst. zakon ot 21.07.1994 N 1-FKZ (red. ot 14.12.2015) // SPS "Konsul'tantPlius".
  9. O sudebnoi sisteme Rossiiskoi Federatsii: Feder. konst. zakon ot 31.12.1996 N 1-FKZ // SPS "Konsul'tantPlius".
  10. O sudakh obshchei iurisdiktsii v Rossiiskoi Federatsii: Feder. konst. zakon ot 07.02.2011 N 1-FKZ // SPS "Konsul'tantPlius".
  11. O federal'noi tselevoi programme "Razvitie sudebnoi sistemy Rossii na 2013 - 2020 gody": Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 27.12.2012 N 1406 (red. ot 25.12.2015) // SPS "Konsul'tantPlius".
  12. Pravosudie v sovremennom mire: Kol. monogr. / Pod red. V.M. Lebedeva, T.Ia. Khabrievoi. M.: Norma, 2012. S. 317, 328.