Мудрый Юрист

О процессуальной фигуре государственного обвинителя

Х. Аликперов, доктор юридических наук, профессор.

Среди многочисленных новелл УПК РФ следует выделить и реформу института государственного обвинителя, претерпевшего качественные изменения, - как по объему его процессуальных полномочий, так и по кругу должностных лиц, уполномоченных осуществлять в суде функции государственного обвинителя.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 5 и ч. 4 ст. 37 УПК РФ обвинение в суде от имени государства могут поддерживать не только должностные лица органов прокуратуры, как было предусмотрено УПК РСФСР, но также дознаватель и следователь. Ввиду этого законодатель наделил прокурора правом поручить поддержание обвинения в суде дознавателю либо следователю, производившему дознание по данному уголовному делу.

Одновременно в УПК РФ ограничен и круг должностных лиц органов прокуратуры, которые могут от имени государства поддерживать в суде обвинение по уголовному делу. Достаточно сказать, что согласно ч. 6 ст. 37 УПК РФ функции государственного обвинителя могут осуществлять только прокурор района, города, их заместители, приравненные к ним прокуроры и вышестоящий прокурор.

Другая новация заключается в том, что в новом УПК существенно расширена категория уголовных дел, которые должны рассматриваться судом с обязательным участием государственного обвинителя. Так, в соответствии со ст. 246 УПК участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частнопубличного обвинения является обязательным.

Если учесть, что уголовное преследование в частном порядке осуществляется лишь по четырем составам преступлений (ч. 2 ст. 20 УПК), то становится очевидным, что подавляющее большинство уголовных дел подлежит судебному рассмотрению с обязательным участием государственного обвинителя.

Наконец, новый УПК значительно расширил процессуальные полномочия государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве. Причем свои функции государственный обвинитель осуществляет самостоятельно. В силу этого прокурор, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт), как и вышестоящий прокурор, не вправе отменить или изменить принятое государственным обвинителем то или иное решение. К примеру, несогласие государственного обвинителя с ходатайством обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства исключает возможность постановления судом приговора без проведения судебного разбирательства в полном объеме, и прокурор, утвердивший обвинительное заключение, не вправе изменить данное решение государственного обвинителя.

Процессуальная независимость государственного обвинителя от прокурора выражается и в том, что он в соответствии с ч. 5 ст. 37 УПК не связан с выводами обвинительного заключения (обвинительного акта). Поэтому, если он в ходе судебного разбирательства уголовного дела придет к иному выводу, чем тот, который изложен в обвинительном заключении (обвинительном акте), он вправе полностью или частично отказаться от дальнейшего поддержания обвинения, что автоматически влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246 УПК).

При этом характерно, что пересмотр определения или постановления судьи о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения не допускается, за исключением тех случаев, когда установлены новые или вновь открывшиеся обстоятельства (ч. 9 ст. 246 УПК).

Приведенный далеко не полный перечень широких процессуальных полномочий государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве показывает всю значимость этого участника уголовного процесса в осуществлении уголовного преследования.

С учетом изложенного возникает вопрос, а смогут ли следователи и дознаватели осуществлять столь сложные функции в уголовном судопроизводстве?

Во-вторых, в состоянии ли они выполнять весь комплекс процессуальных функций, возложенных УПК РФ на государственного обвинителя, если учесть загруженность следователей и дознавателей уголовными делами, которые находятся в их производстве? Помимо этого, нельзя забывать, что наряду с непосредственным поддержанием в суде обвинения государственный обвинитель осуществляет в уголовном судопроизводстве и широкий перечень иных процессуальных функций (к примеру, участвует на предварительном слушании уголовного дела, приносит представление на судебное решение в апелляционном и кассационном порядке и т.д.).

В-третьих, смогут ли дознаватели и следователи без специальной подготовки на должном профессиональном уровне поддерживать государственное обвинение в суде, противостоять опытным адвокатам, хорошо владеющим знаниями не только в области юриспруденции, но и ораторского искусства, психологии публичного выступления и т.д.?

Ведь не секрет, что вследствие ряда объективных причин (низкая заработная плата, высокая текучесть кадров и т.д.) во многих регионах страны по сей день на должности следователя и в особенности дознавателя в органах внутренних дел, налоговой полиции и т.д. работают сотрудники, не имеющие юридического образования.

Наконец, в-четвертых, может ли следователь быть объективным при поддержании обвинения в суде по уголовному делу, предварительное расследование по которому он проводил лично? Как справедливо отмечают И. Демидов и А. Тушев, "невозможно представить, чтобы он отказался от обвинения, изменил его в сторону смягчения и тем самым публично признался в несостоятельности предварительного расследования, произведенного им самим или его коллегой" (Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения. Российская юстиция. 2002. N 8. С. 27). Полагаю, что законодателю пора понять, что функции государственного обвинителя могут выполнять далеко не все сотрудники органов уголовного преследования, что это особый вид деятельности в области юриспруденции, который сродни искусству, овладеть всеми тонкостями которого дано не каждому юристу.

Представляется, что сегодня профессиональный государственный обвинитель, во-первых, должен быть не только носителем высокой культуры и нравственности, но и всесторонне эрудированным юристом и публичным оратором, обладающим красноречием, аналитическим складом ума и гибкостью мышления; тонким психологом, улавливающим настроение аудитории и умеющим убеждать людей в правоте своей позиции.

Во-вторых, он обязан владеть достаточными знаниями в области материального и процессуального законодательства, прекрасно знать правоприменительную практику в этой сфере, уметь четко и ясно обосновывать свою позицию по тем или иным вопросам отправления уголовного судопроизводства, возникающим в процессе судебного разбирательства, и т.д.

Иными словами, современный государственный обвинитель - это, прежде всего, представитель государства, от имени которого он поддерживает в суде обвинение; должностное лицо, от деятельности и профессиональных качеств которого зависят как успех завершающего этапа изобличения виновного в совершенном преступлении, так и реализация результатов многомесячной и кропотливой работы органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Приведенный далеко не полный перечень минимальных профессиональных и личностных качеств, которыми должен сегодня обладать каждый государственный обвинитель, дает основания для вывода о том, что положения УПК о поддержании обвинения в суде следователями и дознавателями неизбежно ставят достаточно серьезные проблемы как организационного, так и процессуального характера.

Видимо, по этой причине Генеральный прокурор РФ еще до вступления УПК РФ в законную силу своим Приказом от 3 июня 2002 г. N 28 "Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" запретил прокурорам до особого распоряжения поручать поддержание государственного обвинения в суде дознавателям и следователям. Не отрицая наличия внутренней логики в таком запрете, вместе с тем замечу, что Генеральный прокурор РФ не вправе своим приказом ограничить процессуальные полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве и тем самым фактически приостановить действие того или иного положения норм УПК РФ.

Вместе с тем в этом Приказе Генеральный прокурор РФ обошел вниманием вопрос относительно должностных лиц органов прокуратуры, которые правомочны поддерживать государственное обвинение в суде. Вследствие этого функции государственного обвинителя в суде сегодня исполняют главным образом помощники прокурора, что, на мой взгляд, противоречит требованиям ч. 6 ст. 37 УПК РФ.

Оправдывая такую практику, отдельные представители прокурорского корпуса страны ссылаются на закон о прокуратуре, в котором помощник прокурора наделен подобными полномочиям, и на п. 31 ст. 5 УПК РФ, где под понятием "прокурор" законодатель подразумевает и помощника прокурора.

На первый взгляд, приведенные аргументы более чем весомые.

Действительно, в ст. 36 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" указано, что помощник прокурора, прокурор управления, прокурор отдела могут приносить протест только по делу, в рассмотрении которого они участвовали. А в п. 31 ст. 5 УПК РФ законодатель разъяснил, что под понятием "прокурор" следует подразумевать Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и помощников, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Однако, невзирая на эти предписания закона, они в рассматриваемом вопросе не могут служить основой для наделения помощника прокурора полномочиями государственного обвинителя.

Как известно, одно из принципиальных отличий УПК РФ от прежнего уголовно - процессуального законодательства состоит в том, что законодатель установил приоритет норм УПК РФ над нормами других отраслей федерального законодательства и в ч. 1 ст. 7 УПК РФ закрепил положение, согласно которому суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

Из этого следует, что в случае обнаружения коллизии между нормами УПК РФ и других федеральных законов правоприменитель должен руководствоваться предписаниями УПК РФ.

Исходя из изложенного и принимая во внимание, что ст. 36 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" вступает в противоречие с требованиями ч. 6 ст. 37 УПК РФ, в соответствии с ч. 1 ст. 7 УПК РФ Закон о прокуратуре в этой части не имеет юридической силы.

Что же касается аргументов, основанных на существующих якобы противоречиях между п. 31 ст. 5 и ч. 6 ст. 37 УПК РФ относительно понятия "прокурор", то необходимо отметить, что в принципе никакого противоречия между этими нормами нет.

Представляется, что ошибочность позиции сторонников наделения помощника прокурора полномочиями государственного обвинителя заключается в том, что они обосновывают свою позицию исключительно исходя из текста п. 31 ст. 5 УПК, игнорируя при этом специальную оговорку, которую законодатель закрепил в первом абзаце ст. 5 УПК РФ, где сказаны такие слова: "Если не оговорено иное, основные понятия, используемые в настоящем Кодексе, имеют следующее значение...".

Иными словами, законодатель говорит, что если в тех или иных нормах УПК то или иное понятие, перечисленное в ст. 5 УПК, использовано в узком или широком смысле, то необходимо его и понимать именно в этом смысле.

А, как это видно из содержания ч. 6 ст. 37 УПК РФ, в ней законодатель сделал специальную оговорку относительно понятия "прокурор", которая существенно отличается от той трактовки, которая закреплена в п. 31 ст. 5 УПК РФ. Поэтому прокурор района, города обязан при трактовке понятия "прокурор" применительно к процессуальной фигуре государственного обвинителя руководствоваться не п. 31 ст. 5, а ч. 6 ст. 37 УПК РФ и не вправе поручать поддержание государственного обвинения своему помощнику.

Полагаю, что полномочия государственного обвинителя не вправе осуществлять не только помощники районного, городского прокурора, но и вышестоящих прокуроров, вплоть до помощника (старшего помощника) Генерального прокурора РФ, так как они также не наделены УПК РФ процессуальными полномочиями государственного обвинителя.

Исходя из требований ч. 6 ст. 37 УПК РФ, сказанное в полной мере относится и к прокурорам, старшим прокурорам, начальникам отделов (управлений) прокуратур всех звеньев, которые также не вправе поддерживать от имени государства обвинение в суде.

Таким образом, в системе органов прокуратуры функции государственного обвинителя в настоящее время могут осуществлять только Генеральный прокурор РФ и его заместители, прокуроры субъектов Федерации и их заместители, прокуроры района, города и их заместители, а равно приравненные к ним прокуроры и их заместители.

Вместе с тем автор не считает позицию законодателя относительно процессуальной фигуры государственного обвинителя оптимальной. Полагаю, что при внесении изменений и дополнений в УПК РФ необходимо исключить из него положения, наделяющие прокурора правом поручать поддержание государственного обвинения в суде следователям и дознавателям.

Что же касается помощников прокурора, то целесообразно наделить их процессуальными полномочиями государственного обвинителя. Для этого достаточно изменить редакцию ч. 6 и дополнить новой частью (ч. 7) ст. 37 УПК РФ, которые изложить в следующей примерной редакции:

"6. Полномочия прокурора, предусмотренные частями первой, второй и третьей настоящей статьи, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.

  1. Полномочия прокурора, предусмотренные частями четыре и пять настоящей статьи, осуществляются помощниками Генерального прокурора, прокурора субъекта Федерации, прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, а равно начальниками и прокурорами отделов (управлений) прокуратуры.".