Мудрый Юрист

Неофиты в уголовно-исполнительной системе России

Оганесян Сергей Саядович, главный научный сотрудник Научно-исследовательского института ФСИН России, доктор педагогических наук, профессор, государственный советник Российской Федерации 1-го класса.

Дикопольцев Дмитрий Евгеньевич, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института ФСИН России, кандидат психологических наук, майор внутренней службы.

В статье раскрываются проблемы, которые порождают неофиты в пенитенциарной системе России. Указывается, что в соответствии с Конституцией и законодательством РФ неофитство так же, как и прозелитизм, не является противоправным деянием, но оно представляет реальную угрозу, в том числе и для УИС, когда лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, принимают деструктивные религиозные взгляды, становясь на путь экстремизма и терроризма. Поэтому одной из основных задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой страны, является не только ресоциализация лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, но и противодействие религиозным радикалам и фундаменталистам в их вербовочной деятельности, а это требует от сотрудников УИС специальных знаний.

Ключевые слова: религии, экстремизм, терроризм, уголовно-исполнительная система, неофиты, прозелиты, осужденные.

Newcomers in the Russian Penal System

S.S. Oganesyan, D.E. Dikopoltsev

Oganesyan Sergey S., Chief Research Scientist of the Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Doctor of Education, Professor Class 1 State Counselor of the Russian Federation.

Dikopoltsev Dmitry E., Leading Research Scientist of the Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Candidate of Psychological Sciences, Major of Internal Service.

The article reveals the problems that neophytes spawn in the penitentiary system of Russia. It is pointed out that, although in accordance with the Constitution and the legislation of the Russian Federation, neophytes, like proselytism, are not illegal acts, but they pose a real threat, including for Penitentiary Service, when prisoners take destructive religious views, extremism and terrorism. Therefore, one of the main tasks facing the country's penitentiary system is not only the resocialization of persons convicted of religious extremism and terrorism, but also opposition to religious radicals and fundamentalists in their recruiting activities, and this requires special knowledge from penitentiary officers.

Key words: religion, extremism, terrorism, penitentiary system, neophytes, proselytes, convicts.

Казалось бы, какие проблемы может создавать неофитство, которое существовало во все времена религиозной жизни людей, для уголовно-исполнительной системы России (далее - УИС), которая является светским государством?! Однако неофитство в УИС в настоящее время приобрело такое качество и в связи с этим такую актуальность, что привлекает пристальное внимание оперативных, режимных, психологических и воспитательных служб. Причина общеизвестна: немалое число подозреваемых, обвиняемых и осужденных приобщается к радикальным религиозным течениями и направлениям, становясь на путь религиозного экстремизма и терроризма.

Известно, что под словом "неофит" понимается новый приверженец (новообращенный) какой-нибудь религии, учения или общественного движения.

Понятие, выражаемое словом "неофит", тесно связано с другим религиозным понятием, которое, как правило, вызывает тревогу не у органов исполнительной власти, а у религиозных организаций. Это понятие - "прозелит", которое имеет два основных значения: 1) проповедник нового вероучения (вербовщик); 2) тот, кто горячо и искренне предан вновь принятому вероучению, т.е. неофит.

Таким образом, если под неофитом в религиозной среде понимается новообращенный, то под прозелитом, как правило, понимается тот, под чьим воздействием человек принял новое для себя религиозное воззрение. Надо специально подчеркнуть, что с точки зрения Конституции РФ неофитство и прозелитизм не являются противоправными деяниями. Они допускаются законодательством нашей страны, как и законодательствами многих других стран мира, ибо любому гражданину в светских демократических государствах предоставлены свобода выбора вероисповедания и право жить в соответствии "со своими религиозными убеждениями" <1>.

<1> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ). URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения: 04.07.2018).

Другое дело, что смена вероисповедания - явление весьма неприятное для самих религиозных организаций, ибо при смене человеком вероисповедания они не только теряют своего приверженца, но и роняют свой престиж. Поскольку религиозные организации в нашей стране отделены от государства, проблема и неофитства, и прозелитизма является внутренним делом самих религиозных организаций, в которое наше государство, будучи светским, не вмешивается. Так, согласно Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" <2> никому из граждан страны, включая священнослужителей, государство не предоставляет права прилюдно осуждать человека, в том числе и содержащегося в местах лишения свободы, за то, что из православия он перешел в лоно буддизма, или ислама, или иудаизма. Или осуждать человека за то, что из лона иудаизма он перешел в православие, т.е. за то, что он стал неофитом.

<2> Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218/ (дата обращения: 04.07.2018).

Более того, лица, виновные в нарушении норм названного Закона, несут уголовную ответственность в соответствии со ст. 148 УК РФ <3>.

<3> Статья 148 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. от 27.06.2018). URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/3f061fb01a04145dc7e07fe39a97509bd2a705f/ (дата обращения: 05.06.2018).

Существуют ли какие-либо психологические и поведенческие особенности неофитов, которые выделяют их из общей массы религиозных людей и несут в себе какую-либо угрозу окружающим людям, обществу и государству в целом и поэтому вызывают особое беспокойство у сотрудников УИС?

Хотя неофиты, действительно, по некоторым своим характеристикам значительно отличаются от людей религиозных, но реальную угрозу они представляют лишь в том случае, если принимают деструктивные религиозные взгляды, становясь на путь экстремизма и терроризма. Ибо если, например, христианин решил принять ислам в УИС и обратился для этого к священнослужителям официально зарегистрированных мусульманских конфессий, то никакой угрозы для нашего государства и УИС он не несет. Но если вдруг под влиянием лиц, осужденных за религиозный экстремизм или терроризм, подозреваемый, обвиняемый или осужденный становится членом запрещенной в стране религиозной организации, то он автоматически пополняет ряды радикалов и фундаменталистов, которые категорически не приемлют светские формы государственного устройства и ставят перед собой цель построения государства теократического.

Поэтому одной из основных задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой страны, является не только ресоциализация лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, но и противодействие прозелитам в их вербовочной деятельности. А это дело отнюдь не легкое, ибо требует от сотрудников УИС специальных знаний, умений и навыков. Причем с учетом специфики их служебной деятельности. К примеру, деятельность оперативных сотрудников УИС не должна быть направлена на ресоциализацию религиозных экстремистов и террористов.

Однако все без исключения сотрудники УИС должны обладать определенными базовыми сведениями о ментальной специфике религиозных людей, а также неофитов, придерживающихся толерантных взглядов, с тем, чтобы суметь отличить в их среде тех, кто придерживается радикальных воззрений.

Сотрудники УИС должны, к примеру, знать, что религиозные люди, включая тех, кто толерантно относится к существующей государственной власти, обладают рядом ментальных характеристик и психологических черт. Они принципиально отличаются как от тех, которые придерживаются атеистических взглядов, так и от тех, которые считают себя людьми верующими, поскольку в отличие от первых они искренне верят в существование некоей Высшей силы, которая создала Вселенную и единолично управляет ею. А от вторых их отличает стремление к безусловному исполнению всех норм и правил, предписанных священными писаниями, а также соблюдение тех религиозных обрядов, которые характерны для того течения вероисповедания, которого они придерживаются.

Хотя особенности мировосприятия и поведения религиозных людей в психологической науке мало изучены, но тем не менее сотрудники всех служб УИС, как убедительно показывает мировая практика, должны знать, что религиозные люди склонны к мистицизму, что они обладают высокой внушаемостью. Они, к примеру, искренне верят в существование неподвластной человеку Высшей силы при единобожии или высших сил при языческих воззрениях, которые требуют строго соблюдения тех норм и правил, которые ниспосланы "свыше" и четко сформулированы в священных писаниях и преданиях. Они не только безоговорочно верят в то, что Сам Бог ниспослал людям нормы и правила поведения, но и стараются максимально точно применять их в своей повседневной жизни. Они вслед за писаниями считают, что сомнения и вера несовместимы друг с другом (Новый Завет: Ин. 5:4; Иак. 1: 6, 7; Евр. 11. Коран: Суры 3:60; 4:137 и др.) <4>.

<4> Коран: перевод смыслов и комментарии иман Валерии Пороховой. 10-е изд., доп. М.: Рипол Классик, 2008. С. 800.

Широко известно, например, что чрезвычайно высокую внушаемость религиозных людей в своих проповедях использовал Иисус Христос. Напомним лишь некоторые из Его установок: "По вере вашей да будет вам" (Мф. 9:29); "Вера твоя спасла тебя" (Мк. 5:34); "Кто будет веровать и креститься, спасен будет" (Мк. 16, 16); "Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9:62) <5>.

<5> Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Международный издательский центр православной литературы, 1995. С. 1375.

Отсюда вполне понятно, почему воля религиозных людей в силу их высокой внушаемости направлена прежде всего на то, чтобы неукоснительно соблюдать все предписания своего вероисповедания, а также указания ее проповедников. Тем более что духовные наставники сообщают, по их заверению, не свое мнение, а волю Всевышнего, переданную священными писаниями. А ослушаться Бога для человека религиозного немыслимо. Ибо самые страшные наказания, по его убеждению, идут именно от Всевышнего. А богобоязненность - это следующая особенность религиозных людей. Тем более что необходимость бояться только лишь Бога и именно Его страшнейших кар внушается во всех священных писаниях (Тора, Дварим 10 Экев; 20, 21) <6>. Религиозные люди не сомневаются, что наказание от незримого, всезнающего, вечно живого и нелицеприятного Бога неотвратимо и безжалостно и не идет ни в какое сравнение с наказанием, идущим от людей, вплоть до принятия смерти от них (Тора, Дварим 6 Ваэтханан; 13-15; Библия, Пс. 110: 10) <7>.

<6> Тора (Пятикнижие Моисеево) / Ред. рус. пер. П. Гиль; Под общ. ред. Г. Бранновера. Иерусалим: Шамир; М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. С. 1136.
<7> Там же.

Ибо, к примеру, Иисус Христос в полном соответствии с мировоззренческими и идейно-идеологическими основами единобожия внушал: "И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне" (Новый Завет, Мф. 10:28). Коран возвещает слова Всевышнего: "И только Сатана склоняет вас страшиться близких. Вы их не бойтесь, а страшитесь лишь Меня" (Коран, Сура 3:175).

Следующая психологическая характеристика истинно религиозных людей - готовность, как отмечалось выше, жертвовать собственной жизнью ради идеалов своей веры и установления Божьей воли на земле. Однако отметим, что эта характеристика свойственна прежде всего религиозным радикалам и фундаменталистам.

Апостол Петр выражает солидарное мнение всех пророков Единого Бога, когда говорит, что "должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Библия, Новый Завет, Деян. 5:29).

Отсюда исходит не только неприятие религиозными людьми норм и правил, порожденных человеческим разумом, т.е. законодательных систем светских государств, но и стремление построить теократическое государство, основанное на Божьих заповедях, законах и установлениях.

Именно Бог, согласно убеждениям людей религиозных, сформулировал самые правильные и четкие нормы и правила поведения людей. И поэтому никто во Вселенной не в силах дать более разумные правила и нормы поведения, как никто и не в силах изменить Его решений или избежать наказания. Ибо именно Единый Бог является Высшим и Конечным Судией. Он Лично бдительно наблюдает за чувствами, мыслями и деяниями всех без исключения людей и отсекает (уничтожает, истребляет, обрекает гибели) тех из них, которые не соответствуют Его требованиям.

Религиозных людей отличают также авторитаризм мышления и безоговорочное подчинение не только Единому Богу, но и религиозным наставникам-духовникам.

Что касается неофитов, то они, естественно, не только принимают на себя обязательства придерживаться норм и правил, изложенных в священных писаниях, которые им проповедуют вербовщики. Но они, как новообращенные, обладают также целым набором специфических психологических черт, которые предопределяются именно начальным периодом их "религиозного служения".

В православной церковной среде отнюдь не случайно говорят, например, о неофитах (новообращенных) с некоторым негативным оттенком, поскольку считают, что именно неофиты, как правило, отличаются излишним рвением в религиозных делах и особой импульсивностью в суждениях и принятии решений. Обретя новый смысл жизни, они начинают страдать излишним радикализмом и готовы принести в жертву ради новообретенных религиозных воззрений практически все и всех, включая счастье и благополучие близких им людей.

Поскольку неофитам, как правило, не достает знаний, опыта, гибкости ума и мудрости, то не только в иноверцах они видят своих откровенных врагов, но и даже в своих более размеренных "духовных братьях и сестрах" они видят чуть ли не отступников от истинной веры. Из-за этого неофитство нередко считается своеобразной "болезнью новичков".

В религиозной психологии даже существует термин "синдром неофита", который испытывает недавно принявший новую для себя религию. К примеру, мусульман-неофитов остерегаются во всех странах мира. Ибо их в первую очередь активно используют для совершения терактов.

Этот "синдром" легко эксплуатируется радикалами и в уголовно-исполнительной системе. Именно неофитов в первую очередь используют для нарушения правил внутреннего распорядка, установленного в местах лишения свободы.

По различным оценкам, неофиты составляют примерно 3 - 8% состава международных террористических структур. Причем наиболее высокий процент обратившихся, например, в нашей стране к исламу демонстрирует группа молодых людей и девушек в возрасте от 17 до 25 лет. Заметим, что не только из этнических мусульман, но их так называемых русских мусульман <8>.

<8> См., например: Мальцев В. Бывший заключенный о том, как радикальный ислам закрепляется в лагерях и тюрьмах. URL: https://lenta.ru/articles/2016/04/27/djamaaty_v_turme/ (дата обращения: 04.06.2018); Бабич А. Основные проблемы исламских неофитов в России. URL: www.ansar.ru/analytics/osnovnye-problemy-islamskih-neofitov-v-rossii (дата обращения: 06.06.2018); Сызранов А. Радикальный ислам в российских тюрьмах. URL: https://lawinrussia.ru/content/radikalbnyy-islam-v-rossiyskikh-tyurbmakh (дата обращения: 04.06.2018); Ломакин Д., Петелин Г. Тюремные джамааты: московские имамы научат надзирателей. URL: https://russian.rt.com/russia/article/420074-imamy-tyuremschikov-vyyavlyat-zaklyuchennyh-islamskih-ekstremistov (дата обращения: 04.06.2018).

Специально подчеркнем, что русскими мусульманами в России и других странах СНГ сегодня обычно называют не только этнических русских, принявших ислам. В их число принято включать также украинцев, белорусов, чувашей, российских немцев, евреев и др., т.е. представителей тех народов, проживающих на постсоветском пространстве, которые не исповедовали ислам, но приняли его в силу ряда субъективных причин. Основным признаком отнесения человека к русским мусульманам служит то, что в качестве основного средства общения внутри мусульманской общины (уммы) они используют русский язык.

Известно, что проблемы с неофитами из "русских" в нашей стране стали возникать, когда Конституция РФ предоставила всем гражданам государства возможность свободы вероисповедания. Какие факторы, по мнению самих неофитов, в первую очередь повлияли на принятие ими именно ислама?

Для ответа на этот вопрос в ФКУ НИИ ФСИН России был разработан специальный опросник, который был разослан по территориальным органам ФСИН России. Полученные результаты позволяют говорить, что мотивы принятия ислама в местах лишения свободы в целом совпадают с теми мотивами, которые называют исследователи этой проблемы вне мест лишения свободы.

Так, в своем подавляющем большинстве неофиты в качестве важного фактора, повлиявшего на принятие ими ислама, называют общение с приверженцем этой религии, которое оставило очень благоприятное впечатление от его доброжелательности, ненавязчивости, открытости, стремления оказать всестороннюю помощь и внести ясность во многие вопросы бытия. На вопрос, почему не обратились к вере традиционной для предков, например к православию, как правило, следуют ответы о том, что данная религия опрашиваемого не привлекает.

На вопрос, почему выбрали именно ислам (имеется в виду традиционный ислам), большинство ответов сводятся к тому, что нравятся "справедливость шариата (правовой системы Корана)", "братство, которое проповедует ислам". Отмечают также, что "ислам понятен, прост и логичен"; "в нем меньше мистики, чем в других религиях"; "в нем много полезного для повседневной жизни"; "общение с мусульманами приятно, поскольку они не сквернословят"; "в трудную минуту мусульмане всегда придут на помощь"; "у них привлекательные религиозные ритуалы"; "шариат - справедливый путеводитель в этой жизни"; "правдивость и открытость истинных мусульман в своих словах, делах и убеждениях"; "ислам научен" и т.д.

Кроме того, неофиты полагают, что для мусульман характерна активная жизненная позиция в жизни своих общин, а также полная отдача себя как личности во власть своего вероисповедания. Именно последним обстоятельством пользуются вербовщики, поскольку "синдром неофита", который обычно срабатывает у русского мусульманина после принятия ислама, как правило, приводит к резкости суждений, непримиримости и агрессивности к иному мировосприятию, неприкрытому желанию продемонстрировать своими действиями и поступками свою искреннюю принадлежность именно к исламу, а также к своей религиозной общине. Отсюда проистекает особое религиозное рвение и стремление продемонстрировать остальным членам общины свою преданность мировоззрению и идеалам ислама.

Следует помнить, что неофитство мусульманами приветствуется, поскольку согласно Корану лица, принявшие ислам, увеличивают число правоверных, ибо они сразу же становятся "братьями и сестрами" по вере. В данной статье мы попытались высветить лишь отдельные проблемы из великого множества, которые связаны с неофитством в УИС России. Поскольку они новы для нашей уголовно-исполнительной системы, то нуждаются в самом обширном научном исследовании.

Литература

  1. Богданова А.Р. Ценностные ориентиры современного права в религиозном аспекте / А.Р. Богданова // История государства и права. 2018. N 5. С. 12 - 14.
  2. Горбачев И.В. Экстремизм в молодежной среде / И.В. Горбачев // Юридическая психология. 2017. N 4. С. 3 - 6.
  3. Екимова В.И. Четыре шага от толерантности до экстремизма: понятийно-феноменологический анализ / В.И. Екимова, А.В. Кокурин, Е.А. Орлова, Е.Д. Стегнин // Юридическая психология. 2017. N 4. 2017. С. 14 - 19.
  4. Тора (Пятикнижие Моисеево) / Ред. рус. пер. П. Гиль; Под общ. ред. Г. Бранновера. Иерусалим: Шамир; М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. С. 1136.