Мудрый Юрист

Нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации как предусмотренный уголовным законом вид транспортного преступления

Буранов Георгий Константинович, доцент кафедры уголовного права и процесса Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена относительно новому для уголовного закона преступлению - нарушению правил использования воздушного пространства Российской Федерации. Автор представляет характеристику состава преступления по классической схеме его элементов, раскрывает значение используемой терминологии, отражает особенности квалификации. На основе анализа социально-правовой природы и содержания посягательства дается заключение о рациональности его отнесения к группе транспортных преступлений, обосновывается позиция о целесообразности криминализации деяния и возможностях уголовно-правового решения проблемы обеспечения воздушной транспортной безопасности иным путем.

Ключевые слова: транспортная безопасность, транспортное преступление, использование воздушного пространства, разрешительный порядок, нарушение правил, криминализация деяния.

Violation of the Rules for Use of the Air Space of the Russian Federation as a Transport Offense Type Stipulated by the Criminal Law

G.K. Buranov

Buranov Georgy K., Associate Professor of the Department of Criminal Law and Procedure of the Ulyanovsk State University, Candidate of Legal Sciences, Associate Professor.

The article is devoted to a relatively new crime for the criminal law - violation of the rules for the use of the airspace of the Russian Federation. The author presents the characterization of the crime according to the classical scheme of its elements, reveals the meaning of the terminology used, reflects the characteristics of the qualification. Based on the analysis of the socio-legal nature and content of the encroachment, a conclusion is made about the rationality of its attribution to the group of transport crimes, the position on the expediency of criminalization of the act and the possibilities of a criminal-law solution to the problem of providing air transport security by another means.

Key words: transport security, traffic crime, use of airspace, licensing procedure, violation of rules, criminalization of the act.

Функционирование воздушного транспорта в плане использования воздушного пространства регламентируется рядом нормативных правовых актов, среди которых центральное место занимают Воздушный кодекс Российской Федерации от 19 марта 1997 г. N 60-ФЗ (ред. от 31.12.2017) <1> (далее - ВК РФ), Федеральные правила использования воздушного пространства Российской Федерации 2010 г., утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 марта 2010 г. N 138 (ред. от 13.06.2018) <2> (далее - Федеральные правила), Федеральные авиационные правила "Подготовка и выполнение полетов в гражданской авиации Российской Федерации", утвержденные Приказом Минтранса России от 31 июля 2009 г. N 128 (ред. от 18.07.2017) <3>.

<1> СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.
<2> СЗ РФ. 2010. N 14. Ст. 1649.
<3> Российская газета. 2009. 10 сентября.

Преступление, предусмотренное ст. 271.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), посягает на несколько видов общественных отношений и в этом смысле является поли- или многообъектным.

Основной объект - отношения по обеспечению состояния защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства (транспортная безопасность) в части обеспечения безопасного функционирования воздушного транспорта при использовании воздушного пространства.

Дополнительный объект отличается в зависимости от вида состава преступления: в простом - отношения по охране здоровья человека и (или) жизни человека (ч. 1 ст. 271.1 УК РФ); в квалифицированном - отношения по охране жизни людей (ч. 2 ст. 271.1 УК РФ).

По объективной стороне и основной, и квалифицированный составы преступления сформулированы как материальные, поскольку включают общественно опасное деяние, общественно опасные последствия и причинную связь между ними. Разница между составами преступлений состоит только в тяжести последствий содеянного.

Деяние выражается в использовании воздушного пространства России без получения обязательного разрешения. Понимание его сути требует пояснения используемой в данной сфере терминологии.

Принципиальное значение имеет место совершения преступления - воздушное пространство. К нему ч. 2 ст. 1 ВК РФ относит воздушное пространство над территорией Российской Федерации, в том числе воздушное пространство над внутренними водами и территориальным морем, подразделяемое на нижнее и верхнее.

Воздушное пространство структурно представлено в ряде взаимосвязанных элементов:

а) зоны и районы, которые включают зоны и районы Единой системы организации воздушного движения Российской Федерации, районы полетной информации, диспетчерские районы, диспетчерские зоны;

б) маршруты обслуживания воздушного движения, характеризующиеся географическими координатами, диапазоном эшелонов и шириной трасс;

в) районы аэродромов (аэроузлов, вертодромов) с горизонтальными и вертикальными границами;

г) специальные зоны, включающие зоны отработки техники пилотирования, пилотажные зоны, зоны испытательных полетов, зоны полетов воздушных судов на малых и предельно малых высотах, зоны полетов воздушных судов на скоростях, превышающих скорость звука, полетов воздушных судов на дозаправку топливом в воздухе, полетов воздушных судов с переменным профилем и т.д.;

д) маршруты полетов воздушных судов, т.е. проекции траекторий полета воздушных судов на земную (водную) поверхность, определенные основными пунктами;

е) запретные зоны, т.е. пространство, полеты в котором запрещены (для защиты важных государственных объектов, ключевых промышленных комплексов), за исключением специально предусмотренных случаев;

ж) опасные зоны, т.е. пространство, в котором в определенное время может осуществляться деятельность, представляющая опасность для полетов воздушных судов (районы лесных пожаров, вулканической активности и т.д.);

з) зоны ограничения полетов, т.е. пространство, полеты в котором ограничены рядом условий;

и) другие элементы, устанавливаемые для осуществления деятельности в воздушном пространстве (ст. 15 ВК РФ, п. п. 2 и 8 Федеральных правил).

Границы перечисленных элементов устанавливаются по географическим координатам и высотам. Сведения об этом, а также условия использования элементов публикуются в документах аэронавигационной информации.

Воздушное пространство над территорией Российской Федерации классифицируется по ряду классов, отличающихся спецификой полетов воздушных судов и их обеспечения:

а) класс A. В данном классе пространства разрешены полеты без ограничения по скорости, осуществляемые только по приборам. Обязательными для данных полетов являются диспетчерское обслуживание, их эшелонирование, наличие постоянной двухсторонней радиосвязи с органом управления полетами;

б) класс C. В данном классе пространства разрешены полеты двух видов - по приборам и по правилам визуальных полетов. Диспетчерское обслуживание, эшелонирование и наличие постоянной двухсторонней радиосвязи с органом управления полетами являются обязательными. Кроме того, при полетах по правилам визуальных полетов на высотах ниже 3 050 м их скорость допускается не более 450 км/ч;

в) класс G. В данном классе пространства допускаются полеты по приборам и по правилам визуальных полетов, однако эшелонирование воздушных судов не осуществляется, наличие постоянной радиосвязи с органом управления полетами требуется только при полетах по приборам, а на высоте ниже 3 050 м действует запрет на превышение скорости - не более 450 км/ч. Полетно-информационное обслуживание осуществляется только по запросу.

Далее ч. 1 ст. 11 ВК РФ под использованием воздушного пространства понимает два вида деятельности, указывающих на достаточно широкий круг субъектов преступления:

Использование воздушного пространства осуществляется двумя способами - в разрешительном порядке и в уведомительном порядке (ст. 16 ВК РФ). Применение каждого из них предопределено структурой воздушного пространства, точнее - спецификой образующих ее элементов, ограниченных в вертикальной и горизонтальной плоскостях.

Разрешительным признается порядок, основанный на планах, расписаниях или графиках деятельности в воздушном пространстве при условии получения разрешения на его использование. Таковым признается предоставление пользователю воздушного пространства права действовать в соответствии с условиями, доведенными центром Единой системы организации воздушного движения Российской Федерации (п. 2 Федеральных правил). Выдается главным, зональным или районным центром Единой системы на основании представленных пользователями воздушного пространства планов (заявок, расписаний, графиков), а для международных полетов - на основании представленного плана полета и международного договора Российской Федерации или разрешения, выдаваемого Правительством Российской Федерации, Министерством иностранных дел Российской Федерации и некоторыми другими органами государства.

В соответствии с п. 116 Федеральных правил разрешение на использование воздушного пространства необходимо получать его пользователям, если:

  1. они занимаются деятельностью, не связанной с выполнением полетов воздушных судов, на основании планов использования воздушного пространства (графиков). Это правило установлено в отношении всего воздушного пространства Российской Федерации;
  2. они выполняют полеты в пространстве двух классов - A и C, а для полетов беспилотных летательных аппаратов (воздушных судов) - в пространстве класса G.

Уведомительным признается порядок использования воздушного пространства только для полетов без получения диспетчерского разрешения. Он применяется в воздушном пространстве класса G и заключается в уведомлении о предстоящем полете (полетах) для получения полетно-информационного обслуживания и аварийного оповещения.

Уголовная ответственность наступает в случаях нарушения разрешительного порядка использования воздушного пространства, т.е. без получения соответствующего разрешения или при его наличии, но несоблюдении или ненадлежащем соблюдении его условий (за границами установленного района или диапазона высот, вне установленного маршрута или профиля полета, над запрещенными зонами, при составе летного экипажа менее минимально установленного состава, в том числе при отсутствии командира пилотируемого или беспилотного воздушного судна, и т.п.).

Для наличия основания уголовной ответственности использование воздушного пространства без разрешения должно повлечь общественно опасные последствия, которые описываются в УК РФ альтернативно: выражаются в причинении тяжкого вреда здоровью человека и (или) смерти человека. При причинении тяжкого вреда здоровью нескольким лицам содеянное виновным квалифицируется по ч. 1 ст. 271.1 УК РФ независимо от числа потерпевших.

Субъектом преступления признается физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, обязанное в силу закона получить разрешение на использование воздушного пространства, т.е. субъект преступления - специальный.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины (легкомыслие, небрежность).

При легкомыслии виновный предвидит возможность причинения тяжкого вреда здоровью и (или) смерти потерпевшему в результате нарушения правил использования воздушного пространства, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий. При небрежности - не предвидит такой возможности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть указанные последствия.

Квалифицированный состав преступления образует то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 2 ст. 271.1 УК РФ).

Изложенным образом можно дать общую характеристику рассматриваемого вида преступления. Между тем при кажущейся простоте уголовно-правового запрета его введение вызывает ряд вопросов и дискуссий.

Во-первых, не все специалисты соглашаются с регламентацией запрета в гл. 27 УК РФ "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта". Так, А.И. Чучаев полагает, что по характеру затрагиваемых преступлением общественных отношений и сути нарушаемых правил деяние следует идентифицировать как посягательство на порядок управления воздушным транспортом <4>. О допустимости отнесения данного преступления к транспортным лишь с известными оговорками пишет А.И. Коробеев <5>.

<4> Чучаев А.И. Нарушение правил использования воздушного пространства // Уголовное право. 2012. N 6. С. 56.
<5> Коробеев А.И. Транспортные преступления и транспортная преступность. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 134.

Думается, в том виде, в котором посягательство представлено в УК РФ, оно не может быть "прописано" иначе, как в гл. 27. Рассуждая об ином объекте посягательства, правоведы отталкиваются от особенностей общественно опасного деяния, оставляя без внимания его последствия и особенности легальных понятий в воздушной сфере. Этот момент существенен для разрешения спора. Как упоминалось ранее, использование воздушного пространства трактуется законодателем либо как полеты, перемещение материальных объектов по воздуху, либо как представляющая угрозу безопасности воздушного движения иная деятельность. Но неполучение разрешения на такую деятельность при ее фактическом осуществлении криминализовано не само по себе как таковое, по факту, а в силу возникающих в ходе нее общественно опасных последствий - причинения тяжкого вреда здоровью или смерти потерпевшему. Соответственно, поскольку любой вид рассматриваемой деятельности немыслим вне вопроса обеспечения транспортной безопасности, причинение указанных последствий вне нарушения данной безопасности невозможно.

Во-вторых, норма ст. 271.1 УК РФ является специальной по отношению к норме ст. 263 УК РФ в силу оговорки, предусмотренной в ч. 1 ст. 263 УК РФ.

Конструирование специальных норм имеет смысл тогда, когда ввиду определенного возможного обстоятельства "простое" преступление существенным образом меняется в своей опасности и необходима дифференциация ответственности виновных лиц.

Если начать анализ проблемы с конца - со сравнения санкций норм, то увидим, что различия в наказуемости деяний не принципиальны. Так, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека, карается по ч. 2 ст. 263 УК РФ принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок; нарушение правил использования воздушного пространства с теми же последствиями - по ч. 1 ст. 271.1 УК РФ лишением свободы до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. При гибели двух или более людей по общей норме наказание составит до пяти лет принудительных работ или до семи лет лишения свободы (ч. 3 ст. 263 УК РФ), по специальной - до семи лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (ч. 2 ст. 271.1 УК РФ).

Существенная разница имеет место только при наступлении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. По ч. 1 ст. 263 УК РФ содеянное при альтернативе в виде штрафа, ограничения свободы, принудительных работ и ареста наказуемо до двух лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 271.1 УК РФ - безальтернативно до пяти лет лишения свободы.

Как видим, ужесточение ответственности по специальной норме произведено явно неполно.

Если же анализировать сами преступления, то трудно найти надлежащие предпосылки для добавления в гл. 27 УК РФ специальной статьи.

Дело в том, что при отсутствии негативных последствий использование воздушного пространства России без разрешения по своей социальной вредоносности не достигает уровня преступления и обусловливает административную ответственность по ст. 11.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) "Нарушение правил использования воздушного пространства". Содеянное преодолевает порог криминализации исключительно в случаях наступления описанного в уголовном законе повреждения здоровья или смерти человека. Но очевидно, что причиной тому является не отсутствие разрешения на полеты или иную деятельность, а нарушение правил движения или эксплуатации воздушного транспорта при их осуществлении.

Апелляция к расширению круга субъектов преступления (в соотношении со ст. 263 УК РФ) за счет включения в него лиц, занимающихся иным (неполетным) использованием воздушного пространства, несостоятельна с позиции юридической техники. Достаточно было для устранения пробела внести адекватные изменения в ст. 263.1 УК РФ "Нарушение требований в области транспортной безопасности", тем более, что при причинении смерти одному или нескольким потерпевшим ч. ч. 3 и 4 ст. 263.1 УК РФ предусматривают более суровое наказание, чем ст. 271.1 УК РФ.

Рассуждения подводят к более серьезному вопросу и уже отчетливо обозначившемуся ответу на него: целесообразна ли новация уголовного закона за счет нормы ст. 271.1 УК РФ? Полагаем, нет. Об этом свидетельствует социально-правовая природа транспортных преступлений. Для сравнения: обеспечение транспортной безопасности на дорогах не находится в зависимости от наличия у виновного права (разрешения) на управление транспортным средством. Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения", субъектом преступления по ст. 264 УК РФ признается не только водитель, получивший соответствующее удостоверение, но и "любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение пунктов Правил, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением" <6>. При отсутствии обязательных закрепленных в ст. 264 УК РФ последствий виновный в управлении транспортным средством без разрешения (права управления) привлекается к административной ответственности согласно положениям гл. 12 КоАП РФ.

<6> Российская газета. 2008. 26 декабря.

Отсутствие разрешения на использование воздушного пространства России, по сути, ничего не меняет в уголовно-правовом решении проблемы обеспечения воздушной транспортной безопасности; преобразование характера и степени опасности криминальных транспортных посягательств не достигает того предела, за которым должно следовать введение самостоятельного состава преступления.

Литература

  1. Коробеев А.И. Транспортные преступления и транспортная преступность / А.И. Коробеев. М.: Юрлитинформ, 2015. 488 с.
  2. Чучаев А.И. Нарушение правил использования воздушного пространства / А.И. Чучаев // Уголовное право. 2012. N 6. С. 53 - 56.