Мудрый Юрист

Договор перевозки пассажира внеуличным транспортом

Федотова Диана Сергеевна, аспирант кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного университета.

Принятие Федерального закона "О внеуличном транспорте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" обусловило появление ряда проблем, связанных с определением правовой природы договора перевозки пассажира. Одной из таких проблем является включение обязанности пассажира оплатить провоз ручной клади сверх установленной нормы. Другая проблема связана с понятием перевозки. Теперь под ней понимается не только перемещение пассажира в транспортном средстве, но и его нахождение на территории транспортной инфраструктуры в период между входом и выходом через турникеты.

Ключевые слова: внеуличный транспорт, договор перевозки пассажира, метрополитен, турникеты.

Contract of transportation of the passenger by extra street transport

D.S. Fedotova

Fedotova Diana S., Postgraduate Student of the Department of Civil Law and Procedure of the Law Faculty of the Ulyanovsk State University.

Adoption of the Federal law "About Extra Street Transport and about Introduction of Amendments to Separate Acts of the Russian Federation" has caused emergence of a number of the problems connected with definition of the legal nature of the contract of transportation of the passenger. One of such problems is inclusion of a duty of the passenger to pay transportation of hand luggage over the established norm. Other problem is connected with a concept of transportation. Now she is understood not only as movement of the passenger in the vehicle, but also his stay in the territory of transport infrastructure during the period between an entrance and an exit through turnstiles.

Key words: extra street transport, contract of transportation of the passenger, subway, turnstiles.

В Федеральном законе от 29 декабря 2017 г. N 442-ФЗ "О внеуличном транспорте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон о внеуличном транспорте) выделены такие четыре вида внеуличного транспорта, как метрополитен, монорельсовый транспорт, подвесная канатная дорога транспортная (далее - канатная дорога), фуникулер транспортный (далее - фуникулер) <1>. Перевозки данными транспортными средствами имеют свою специфику по сравнению с иными видами транспорта, которые обусловливают особенности субъектного состава, порядка заключения и содержания договора перевозки пассажира. Внеуличный транспорт отличается от уличного тем, что его инфраструктура расположена в буквальном смысле над или под городскими улицами либо там, где улиц нет совсем. В любом случае отсутствует одноуровневое пересечение внеуличной транспортной инфраструктуры и дорожного полотна улиц муниципальных образований.

<1> См.: СЗ РФ. 2018. N 1 (ч. I). Ст. 26.

При этом следует обратить внимание на специфику применяемых при таких перевозках средств перемещения пассажиров и транспортной инфраструктуры. К общим чертам таких средств (подвижного состава) следует отнести следующие:

Использование электротяги в качестве движущей силы ставит вопрос о возможности отнесения отношений, связанных с перевозками монорельсовым транспортом, канатной дорогой и фуникулерами, к сфере регулирования Федерального закона "Устав автомобильного транспорта и наземного городского электрического транспорта" (далее - УАТиНГЭТ). Следует обратить внимание, что перечисленные виды внеуличного транспорта являются электрическими и большинство из них наземные. Перевозки пассажиров с использованием данного подвижного состава осуществляются по графику, т.е. по расписанию. Казалось бы, действие Устава должно распространяться на упомянутые виды внеуличного транспорта, однако это не так. В сферу УАТиНГЭТ попадает только уличный транспорт, и это не случайно, поскольку при регулировании перевозок пассажиров, осуществляемых внеуличным транспортом, следует учитывать их специфику.

Отличия между видами внеуличного транспорта можно отметить следующие. Так, если перевозки метрополитеном и монорельсовым транспортом осуществляются поездами (электричками), то при перевозках канатной дорогой и фуникулером используются кабины (вагоны).

Различают однопутные фуникулеры с одним вагоном, однопутные с двумя вагонами и двухпутным разъездом для вагонов и двухпутные фуникулеры с двумя вагонами без разъездов. Для движения вагонов используются либо один, либо два тяговых каната. Отсюда и название фуникулера от итальянского слова "фаникула", что означает "веревка". Устройство путей сообщения при этом различное. Для метрополитена это двухрельсовый путь, для монорельсового транспорта - это ходовая балка, расположенная на эстакаде, для фуникулера - это рельсовый путь либо эстакада, для подвесной канатной дороги - несуще-тяговый канат на опорах.

В п. 2 ст. 3 Закона о внеуличном транспорте дано несколько своеобразное понятие перевозки. Под ней понимается нахождение пассажира во внеуличном транспорте с момента его входа на станцию внеуличного транспорта через пропускной пункт до момента его выхода со станции внеуличного транспорта включительно. На наш взгляд, данное определение отличается неточностью. Представляется, что в нем дано определение не самой перевозки, а временных границ перевозочного процесса. Перевозка является составляющей перевозочного процесса, который включает в себя также начально-конечные операции. В качестве примера и аналогии здесь можно привести положения ст. 2 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации", в котором под перевозочным процессом понимается совокупность организационно и технологически взаимосвязанных операций, выполняемых при подготовке, осуществлении и завершении перевозок пассажиров, грузов, багажа и грузобагажа железнодорожным транспортом <2>.

<2> См.: СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 169.

Данное обстоятельство ставит вопрос о моменте заключения договора перевозки пассажира внеуличным транспортом. Следует ли считать момент входа на станцию через пропускной пункт моментом вступления рассматриваемого договора в законную силу? Споры о моменте заключения договора перевозки пассажира велись еще в советское время. А.Г. Быков, Д.И. Половинчик и Г.П. Савичев утверждали, что договор считается заключенным с момента входа пассажира в транспортное средство. На этом основании делался вывод о реальности договора перевозки пассажиров <3>. Одним из оппонентов данной точки зрения выступил В.В. Витрянский, по мнению которого договор является консенсуальным даже в том случае, когда пассажир приобретает билет, находясь уже в транспортном средстве. "В подобных ситуациях, - утверждает ученый, - речь идет об особом порядке заключения договора и о совпадении момента его заключения и исполнения" <4>.

<3> См.: Быков А.Г., Половинчик Д.И., Савичев Г.П. Комментарий к Уставу автомобильного транспорта РСФСР. М.: Юридическая литература, 1973. С. 121.
<4> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. М.: Статут, 2003. С. 210 - 211.

Действительно, договор перевозки пассажира в целом и договор перевозки пассажира внеуличным транспортом не может быть квалифицирован иначе, как консенсуальный. Заключение реального договора всегда связано с передачей вещи. Но можно ли считать конклюдентные действия пассажира по приобретению проездного билета акцептом или таких действий для вступления договора в силу недостаточно? Может быть для заключения договора перевозки пассажира внеуличным транспортом нужен фактический состав, который помимо факта приобретения билета включает факт прохода через турникет? Представляется, что, приобретая билет, пассажир выражает согласие с условиями оферты и именно с этого момента соглашение двух сторон можно считать достигнутым. В свое время Х.И. Шварц, полемизируя с П.В. Канновским, обоснованно отмечал, что правоотношения между пассажиром, купившим билет, и перевозчиком возникают еще до входа пассажира в транспортное средство <5>.

<5> См.: Шварц Х.И. Правовое регулирование перевозок на автомобильном транспорте. М.: Юридическая литература, 1966. С. 177; Канновский П.В. Организация и планирование автомобильных перевозок. М.: Изд-во МКХ РСФСР, 1954. С. 300.

Действия по проходу через турникет являются субъективным правом пассажира, которое возникло из уже заключенного договора. При этом пассажир может воспользоваться данным правом, а может его не реализовывать. В любом случае речь здесь идет об исполнении, а не о заключении договора. Данные выводы сообразуются с п. 3 ст. 12 Закона о внеуличном транспорте, в котором прямо указывается, что заключение договора перевозки пассажира подтверждается проездными документами.

Между тем формулировка п. 2 ст. 3 Закона о внеуличном транспорте создает некоторую неопределенность в вопросе о том, следует ли считать любое нахождение пассажира с момента входа и выхода через турникеты услугой по перевозке? Если пассажир находился на территории транспортной инфраструктуры, а услуга по его перемещению не состоялась, то должен ли он ее оплачивать? Должен ли он вообще рассматриваться в качестве пассажира, или он является пешеходом, гуляющим по перрону <6>? Подобного рода ситуации уже были предметом рассмотрения судебных органов. Так, Пролетарским районным судом города Твери по делу N 2-270/2012 от 1 марта 2012 г. рассмотрен иск гражданина, которого пропустили через турникеты на перрон, чтобы он мог встретить свою жену с электрички и помог донести ей вещи, но обратно его выпускать без оплаты услуг по проезду не стали. Суд пришел к выводу, что истец пассажиром не является и волю заключить договор перевозки не изъявлял. Таким образом, действия контролеров, препятствовавших обратному проходу истца через турникет, носили неправомерный характер и нарушили его право истца на передвижение. В этой связи суд вынес решение о запрете контролерам требовать от лиц, встречающих пассажиров с поездов пригородного сообщения, приобретения билета на услуги по перевозке, которая реально не осуществлялась.

<6> См.: ОАО ЦППК: Правовые аспекты проезда. URL: https://pikabu.ru/story/oao_tsppk_pravovyie_aspektyi_proezda_1912276 (дата обращения: 11.07.2018).

Следует отметить, что действующее законодательство предоставляет перевозчику множество возможностей взимать плату с пассажира за услуги, которые на самом деле не оказывались. К числу таковых следует отнести продажу невозвратных билетов, овербукинг и др. Так, пройдя через турникет в метрополитене, пассажир уже не имеет права требовать возврата провозной платы по той причине, что он не осуществил поездку по причинам, не зависящим от перевозчика. В данном случае следует квалифицировать действия пассажира как односторонний отказ от перевозки. На это, в частности, указывается в п. 3 ст. 12 Закона о внеуличном транспорте. Вместе с тем, на наш взгляд, законность требований перевозчика в данном случае не означает их справедливости. Получение денежных средств за то, что он не выполнил, вряд ли соответствует эквивалентно-возмездным началам, свойственным гражданско-правовым отношениям. Как отмечал М.И. Бару, "эквивалентность - высшая или максимально возможная при нормальных условиях степень возмездности" <7>.

<7> См.: Бару М.И. Понятие и содержание возмездности и безвозмездности в советском гражданском праве // Учен. зап. Харьков. юрид. ин-та. Харьков, 1959. Вып. 13. С. 37 и след., 40 - 41.

В ст. 12 Закона о внеуличном транспорте сформулировано определение договора перевозки пассажира, которое несколько отличается от определения, данного в ст. 786 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). По данному договору перевозчик обязуется перевезти пассажира от станции отправления до станции назначения внеуличного транспорта с использованием принадлежащих ему на праве собственности или ином законном основании подвижного состава внеуличного транспорта и объектов инфраструктуры внеуличного транспорта, а пассажир обязуется оплатить перевозку или перевозку и провоз ручной клади сверх установленных норм.

Отличия норм Закона о внеуличном транспорте и ст. 786 ГК РФ проявляются в следующем. Уточнено, что перевозка может осуществляться только между станциями внеуличного транспорта. Законодатель таким образом подчеркивает, что перевозки внеуличным транспортом осуществляются по заранее установленному графику. Транспортные средства должны принадлежать перевозчику на праве собственности или ином законном основании. Перевозчик и владелец транспортной инфраструктуры здесь совпадают в одном лице, поэтому договор о предоставлении услуг по использованию транспортной инфраструктуры не заключается.

К числу наиболее существенных отличий следует отнести то, что в новом определении отсутствует обязанность перевозчика перевезти багаж. В обязанности пассажира входит оплата провоза ручной клади сверх установленных норм. Еще с советских времен ведется спор по поводу самостоятельности обязательств по перевозке багажа. Например, О.С. Иоффе считал, что доставка багажа производится по самостоятельному договору, отличному от договора перевозки пассажиров <8>. Отголоски данной дискуссии слышатся и по сей день <9>. Теперь на данную дилемму налагается проблема правовой квалификации обязательства по оплате провоза ручной клади сверх установленных норм.

<8> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 628.
<9> См., например: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. II. М., 1997. С. 407.

В любом случае определение договора перевозки пассажира, данное в ст. 786 ГК РФ, уже не является точным. И выхода здесь может быть два. В первом случае следует дополнить определение, данное в названной статье, обязанностью перевозчика доставить ручную кладь пассажира, которая превышает установленную норму. При этом к обязанностям пассажира добавить оплату ручной клади сверх установленной нормы. Однако в этом случае определение, данное в ГК РФ, будет перегруженным. Вторым выходом, который представляется нам наиболее логичным, является изложение ст. 786 ГК РФ в следующей редакции:

1. По договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а при перевозках пассажиров метрополитеном и монорельсовым транспортом соблюдать правила технической эксплуатации внеуличного транспорта, а пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд.

Договором могут быть предусмотрены обязанности перевозчика за вознаграждение осуществить перевозку ручной клади сверх установленной нормы, доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу.

2. Заключение договора перевозки пассажира, сдача пассажиром багажа, провоз ручной клади сверх установленных норм удостоверяются соответствующими проездными документами (билетом, багажной квитанцией или иным документом, предусмотренным соответствующим транспортным уставом или кодексом либо федеральным законом).

В рамках настоящей статьи, конечно же, рассмотрены далеко не все проблемные аспекты, связанные с договором перевозки пассажира внеуличным транспортом. Однако очевидно, что такие проблемы существуют и требуют дальнейшего исследования.

Литература

  1. Бару М.И. Понятие и содержание возмездности и безвозмездности в советском гражданском праве / М.И. Бару // Ученые записки / Харьковский юрид. ин-т. Харьков, 1959. Вып. 13. С. 19 - 64.
  2. Брагинский М.И. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. М.: Статут, 2003. 910 с.
  3. Быков А.Г. Комментарий к Уставу автомобильного транспорта РСФСР / А.Г. Быков, Д.И. Половинчик, Г.П. Савичев. М.: Юридическая литература, 1973. 280 с.
  4. Иоффе О.С. Обязательственное право / О.С. Иоффе. М.: Юридическая литература, 1975. 880 с.
  5. Канновский П.В. Организация и планирование автомобильных перевозок / П.В. Канновский. М.: МКХ РСФСР, 1954. 300 с.
  6. Сергеев А.П. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. I. М.: Проспект, 1997. 600 с.
  7. Шварц Х.И. Правовое регулирование перевозок на автомобильном транспорте / Х.И. Шварц. М.: Юридическая литература, 1966. 262 с.