Мудрый Юрист

Вышестоящий прокурор как участник уголовного процесса при рассмотрении ходатайств следователя, дознавателя об отмене решения прокурора о возвращении уголовного дела

Шагарова Мария Николаевна, старший прокурор отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью правоохранительных органов и органов юстиции прокуратуры Республики Карелия.

В статье анализируется определенный УПК РФ и ведомственными нормативными правовыми актами порядок рассмотрения вышестоящим прокурором ходатайств следователя, дознавателя об отмене решения прокурора о возвращении уголовного дела. Обозначаются проблемы, требующие научного разрешения. Предложены пути их решения.

Ключевые слова: следователь, дознаватель, обжалование, решение прокурора, вышестоящий прокурор.

A higher-ranking public prosecutor as a party to criminal proceedings in the course of consideration of requests of an investigator, inquirer on revocation of a resolution of a public prosecutor on remanding a criminal case

M.N. Shagarova

Shagarova Maria Nikolayevna, Senior Public Prosecutor, Division for Supervision over Criminal Proceedings, Operative and Search Activities of the Law-Enforcement and Justice Authorities, Public Prosecutor's Office of the Republic of Karelia.

The article analyzes the procedure for the consideration by the higher prosecutor of the requests of the investigator, the appeal about the cancellation of the prosecutor's decision on the return of the criminal case, determined by the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation and by departmental regulatory legal acts. Problems requiring scientific resolution are indicated. Ways of their decision are offered.

Key words: investigator, appeal, decision of the Prosecutor, superior Prosecutor.

Досудебное производство по уголовному делу завершается составлением итогового документа, на основании которого уголовное дело направляется в суд для рассмотрения по существу либо прекращается по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законом.

По результатам рассмотрения уголовного дела прокурор становится "субъектом, ведущим уголовный процесс" <1> и разрешает основной вопрос этого этапа уголовного судопроизводства - о направлении уголовного дела в суд.

<1> Дикарев И. Об унификации процессуальной формы направления уголовных дел в суд // Законность. 2017. N 8. С. 53.

Принимая решение по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением либо актом (постановлением), прокурор осуществляет проверку законности, обоснованности и мотивированности выводов органа предварительного расследования, после чего именно прокурор решает, осуществлять уголовное преследование в суде или нет.

По итогам рассмотрения материалов уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прокурор вправе утвердить обвинительное заключение и направить уголовное дело в суд для рассмотрения по существу либо возвратить его для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого, пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Посчитав указанные решения прокурора незаконными, следователь может их обжаловать в течение 72 часов с момента поступления к нему уголовного дела с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением - Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти).

Последним звеном в цепи обжалования процессуального решения прокурора будет Генеральный прокурор РФ, решение которого окончательно.

Порядок обжалования дознавателем решений прокурора, принятых по результатам изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным актом или постановлением, отличен от установленного для следователя и определен ч. 4 ст. 226, ч. 4 ст. 226.8 УПК РФ.

Так, постановление прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта может быть обжаловано дознавателем с согласия начальника органа дознания вышестоящему прокурору в течение 48 часов с момента поступления к дознавателю уголовного дела. А постановление прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю для пересоставления обвинительного постановления или о направлении уголовного дела дознавателю для производства дознания в общем порядке может быть обжаловано с согласия начальника органа дознания вышестоящему прокурору дознавателем в течение 24 часов с момента поступления к дознавателю уголовного дела.

Однако, если решение прокурора, принятое в порядке п. 2 ч. 1 ст. 226, п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 226.8 УПК, обжалует дознаватель, то лицом уполномоченным рассматривать соответствующее ходатайство, также будет вышестоящий прокурор, решение которого окончательно и дальнейшему обжалованию не подлежит.

Некоторые исследователи считают приведенное положение законным и обоснованным. Так, Н. Колоколов полагает, что в сфере уголовного преследования должен быть лишь один процессуальный руководитель - прокурор <2>.

<2> См.: Колоколов Н.А. "Силу следствия" не суду следует демонстрировать, а преступному миру // Юридический мир. 2015. N 9. С. 68.

Иные, возражая ему, констатируют, что подобное единоличное руководство прокурора может привести к "отказу системы уголовного судопроизводства" <3>.

<3> Цветков Ю.А. Отказоустойчивость судопроизводства на досудебной стадии // Уголовное судопроизводство. 2017. N 2. С. 27 - 31.

В обоснование своей позиции Ю. Цветков указывает, что в настоящее время уголовно-процессуальный закон ставит в тупик следователя, в случае если тот настаивает на продолжении уголовного преследования и направлении дела в суд, а прокурор против этого возражает. По его мнению, в подобном случае ситуация развивается в "направлении дурной бесконечности" <4>. В качестве пути разрешения проблемы автор предлагает использовать опыт Приднестровской Молдавской Республики, согласно уголовно-процессуальному закону которой руководитель следственного органа утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. Прокурор наделен лишь правом внесения представления об устранении выявленных нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. В случае несогласия руководителя следственного органа либо следователя с представлением прокурора последний вправе обратиться с ним к руководителю вышестоящего следственного органа либо в суд <5>.

<4> Там же.
<5> См.: Цветков Ю.А. Реорганизация обвинительной власти: приднестровский эксперимент // Уголовное судопроизводство. 2015. N 1. С. 22.

А. Овсепян и А. Гамбарян полагают, что "рассмотрение возражения по поводу указания прокурора вышестоящим прокурором в целом не эффективно, так как на беспристрастность данного процесса влияют ведомственно-корпоративные интересы... прокуратура одновременно является и стороной спора, и органом, разрешающим спор. Данный способ разрешения компетенционных споров между прокуратурой и следственными органами противоречит правовой аксиоме - "никто не может быть судьей в собственном деле" <6>. Указывая на самостоятельность следственных органов и органов прокуратуры, отсутствие подчиненности между ними, А. Овсепян и А. Гамбарян констатируют закономерность возникновения между этими государственными органами споров о компетенции, подлежащих судебному рассмотрению и разрешению <7>.

<6> Овсепян А.Г., Гамбарян А.Л. Перспективы разрешения правовых споров между прокурором и следователем в судебном порядке в Республике Армения // Вестник Следственного комитета Российской Федерации. 2015. N 4 (30). С. 64, 68.
<7> См.: Там же. С. 65.

Не соглашаясь с мнением исследователей о неэффективности рассмотрения возражений следователя вышестоящим прокурором, о наличии ведомственной солидарности, полагаем, что введение в уголовно-процессуальный закон нормы, предусматривающей обжалование решения прокурора вышестоящему прокурору и принятие окончательного решения Генеральным прокурором РФ, обусловлено лишь ролью, которую играет прокуратура. Именно прокурор, в соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК, наделен полномочиями по осуществлению уголовного преследования от имени государства. Именно прокурор, наряду со следователем и дознавателем, несет ответственность за содержание и обоснованность обвинения в окончательном виде.

Идея о передаче полномочий прокурора по утверждению обвинительного заключения руководителю следственного органа и возможности личного поддержания последним обвинения в суде, в случае отказа прокурора от обвинения в полном объеме <8>, представляется ошибочной. Подобное неизбежно приведет к соединению и сращиванию предварительного расследования и государственного обвинения, превращению этих институтов в единое, взаимозависимое целое, от чего так стремился уйти законодатель, внося изменения в уголовно-процессуальный закон в 2007 г.

<8> См.: Багмет А.М. Об устранении двоевластия в уголовном преследовании // Российская юстиция. 2013. N 12. С. 57 - 60; Цветков Ю.А. Отказоустойчивость уголовного судопроизводства на досудебной стадии // Уголовное судопроизводство. 2017. N 2. С. 27 - 31; Цветков Ю.А. Реорганизация обвинительной власти: приднестровский эксперимент // Уголовное судопроизводство. 2015. N 1. С. 19 - 24; Овсепян А.Г., Гамбарян А.Л. Перспективы разрешения правовых споров между прокурором и следователем в судебном порядке в Республике Армения // Вестник Следственного комитета Российской Федерации. 2015. N 4 (30). С. 63 - 71.

Как обоснованно полагает С. Желтобрюхов, в этой ситуации "утвердивший обвинительное заключение руководитель следственного органа в суде будет до последнего защищать и поддерживать обвинение, каким бы неправильным оно не было, так как иначе это будет подтверждением его профессиональной непригодности, ибо он несет полную персональную ответственность за утвержденное им обвинительное заключение" <9>, и в том числе за результаты расследования.

<9> Желтобрюхов С.П. Кто должен утверждать обвинительное заключение? // Российская юстиция. 2017. N 3. С. 41 - 43.

Наглядным примером может служить уголовное дело, расследованное следственным управлением Следственного комитета России по Смоленской области, возбужденное по факту изнасилования и совершения насильственных действий сексуального характера в отношении малолетней <10>.

<10> Уголовное дело N 45423, надзорное производство прокуратуры Смоленской области N 15-45423-2015.

К уголовной ответственности по этому делу привлечен житель Московской области, задержанный в г. Сычевке Смоленской области, которому предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 4 ст. 131, п. "б" ч. 4 ст. 132 (два эпизода), ч. 1 ст. 242.1 УК РФ.

Согласно предъявленному обвинению 4 сентября 2009 г. в период с 13 час. 30 мин. до 15 час. 50 мин. обвиняемый, находясь в г. Сычевке Смоленской области, заманил малолетнюю в автомобиль, привез в лесополосу, где изнасиловал и совершил в отношении ее насильственные действия сексуального характера. Он же обвинялся в распространении в сети Интернет материалов с порнографическими изображениями других несовершеннолетних.

По результатам расследования уголовное дело с обвинительным заключением направлено прокурору, который возвратил его в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК. Основанием для возвращения для производства дополнительного расследования послужило то, что вина обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 4 ст. 131, п. "б" ч. 4 ст. 132 УК (два эпизода), в рамках расследования не доказана.

Законное решение прокурора обжаловано следователем с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору.

В удовлетворении ходатайства следователя вышестоящим прокурором отказано.

В ходе изучения уголовного дела установлено, что за два года расследования следователем добыто лишь одно доказательство совершения обвиняемым инкриминируемого деяния - наличие на юбке потерпевшей одного пятна крови с примесью спермы обвиняемого, в котором также были обнаружены биологические следы другого лица.

По результатам дополнительного расследования уголовное преследование в отношении лица по ч. 1 ст. 242.1 УК прекращено в связи с истечением срока давности, а по п. "б" ч. 4 ст. 131, п. "б" ч. 4 ст. 132 УК (два эпизода) - приостановлено на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК.

Прокурором установлено, что допущенные следователем нарушения уголовно-процессуального закона повлекли необоснованно длительное содержание обвиняемого под стражей, нарушение его прав, а также принципов уголовного судопроизводства.

В 2016 г. в результате проведенной судебно-генетической экспертизы установлено, что расследуемые преступления против половой неприкосновенности и половой свободы малолетней совершены иным лицом, совершавшим ранее преступления аналогичного характера на территории других субъектов Федерации, первое из которых совершено им в 1987 г.

Таким образом, если бы уголовное дело не прошло через так называемый "фильтр законности прокурора" и обвинительное заключение утверждалось бы руководителем следственного органа, лицо было бы предано суду за совершение особо тяжких преступлений, которые оно не совершало.

Анализ прокурорской и следственной практики показывает, что сложность реализации следователем и дознавателем права обжалования в практической деятельности вызывается некоторыми факторами.

Во-первых, в нормативных правовых актах не раскрыты понятия "вышестоящий прокурор" и "нижестоящий прокурор" <11>.

<11> См.: Аристархов А.Л. Пути оптимизации уголовного судопроизводства в случае обжалования следователем постановления прокурора в предусмотренном УПК РФ порядке // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2015. N 4 (48). С. 70.

Полагаем возможным согласиться с мнением Ш. Абдул-Кадырова, А. Халиулина, детально исследовавших указанную проблематику, что в системе органов прокуратуры вышестоящим прокурором в процессуальном значении является прокурор следующего в системе органа прокуратуры РФ <12>.

<12> См.: Абдул-Кадыров Ш., Халиулин А. Понятия "прокурор" и "вышестоящий прокурор" в досудебном производстве по уголовным делам // Законность. 2014. N 1. С. 43 - 46.

На практике в некоторых случаях дознаватель решение заместителя прокурора района обжалует прокурору района.

Руководители следственных подразделений зачастую также придают расширительное толкование положениям ч. 4 ст. 221 УПК, применяя многоступенчатую систему обжалования, что препятствует принятию решения по существу уголовного дела на протяжении длительного времени.

Прокурор, при поступлении ходатайства следователя или дознавателя об отмене решения нижестоящего прокурора, обязан установить, обладает ли он полномочиями по его рассмотрению.

В случае установления факта затягивания процедуры обжалования и неоднократного обращении дознавателя или следователя с ходатайством к вышестоящим прокурорам одного звена такое ходатайство подлежит возвращению инициатору с разъяснением установленного законом порядка обжалования.

Следующее обстоятельство, подлежащее выяснению в случае поступления ходатайства об отмене постановления нижестоящего прокурора, - установление соблюдения дознавателем, следователем процессуальных сроков, отведенных на обжалование.

Постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть обжаловано им в течение 72 часов с момента поступления к нему уголовного дела. На обжалование постановления о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта дознавателю законодателем отведено 48 часов, на обжалование постановления о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного постановления или о направлении уголовного дела для производства дознания в общем порядке - 24 часа.

Несоблюдение срока обжалования решения, принятого надзирающим прокурором, - основание для оставления вышестоящим прокурором соответствующего обращения следователя (дознавателя) без рассмотрения.

Возникают вопросы: с какого момента надлежит исчислять срок, отведенный для обжалования решения прокурора; необходимо ли принимать уголовное дело к производству для реализации предоставленного законом права обжалования?

Уголовно-процессуальным законом не регламентировано, должно ли лицо, осуществляющее расследование, в случае возвращения уголовного дела прокурором в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 226.8 УПК вновь принять уголовное дело к своему производству и установить сроки расследования, после чего обжаловать решение вышестоящему прокурору, или же постановление о возвращении уголовного дела можно обжаловать, не прибегая к указанной процедуре.

Анализ практической деятельности показал, что однозначного ответа на этот вопрос нет.

В одних регионах принятие следователем, дознавателем уголовного дела к производству расценивается вышестоящим прокурором как основание для отказа в принятии к рассмотрению обращения следователя (дознавателя) или служит основанием для отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства. В других - аналогичные постановления об отмене решений прокурора о возвращении уголовного дела принимаются и рассматриваются по существу, при этом срок, затраченный на обжалование, включается в срок предварительного расследования, поскольку уголовное дело было принято к производству следователем (дознавателем).

Полагаем, что подобная практика ошибочна.

Принимая уголовное дело к производству, следователь (дознаватель) возобновляет расследование по делу. На рассматриваемом этапе, после возвращения уголовного дела прокурором следователю (дознавателю), расследование может быть продолжено исключительно с целью устранения нарушений, указанных в соответствующем постановлении прокурора.

Это означает, что, принимая уголовное дело к производству, следователь (дознаватель) приступает к исполнению указаний прокурора, отраженных в постановлении, соглашаясь тем самым с решением прокурора.

Таким образом, срок, отведенный на обжалование решения прокурора, принятого в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 226.8 УПК, исчисляется с момента фактического поступления материалов уголовного дела к следователю (дознавателю). Принятие к производству уголовного дела следователем (дознавателем) для реализации предоставленного права обжалования не требуется - напротив, принятие лишает его такого права.

Информационным письмом заместителя Генерального прокурора РФ от 3 июля 2012 г. N 36-22-2012 надзирающие прокуроры ориентированы на то, что "несоблюдение следователем установленного частью 4 статьи 221 УПК Российской Федерации 72-часового срока на обжалование постановления прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, являющегося основанием для оставления жалобы без рассмотрения, не снимает с прокурора обязанности проверить в пределах полномочий, предоставленных статьей 37 УПК Российской Федерации, законность и обоснованность принятых по делу решений. В случае несогласия с постановлением нижестоящих прокуроров необходимо в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 37 УПК Российской Федерации принимать меры к их отмене, о чем сообщать инициатору обращения".

Таким образом, следователь (дознаватель), несогласный с позицией прокурора, вернувшего ему уголовное дело, но в силу сложившихся обстоятельств не сумевший в полной мере соблюсти порядок обжалования, вправе направить свое ходатайство вышестоящему прокурору, который в силу положений п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК обязан будет рассмотреть его.

В случае соблюдения следователем, дознавателем сроков и процедуры обжалования вышестоящий прокурор обязан убедиться, уполномоченным ли лицом обжалуется решение прокурора.

В соответствии с ч. 4 ст. 221 УПК постановление прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия может быть обжаловано следователем. Указанным правом также обладает руководитель следственного органа, который в силу ч. 2 ст. 39 УПК возбудил уголовное дело или принял его к своему производству.

Решение прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта или обвинительного постановления, о направлении уголовного дела дознавателю для производства дознания в общем порядке может быть обжаловано дознавателем.

Обязательное условие обжалования - реализация этого права лицом, осуществлявшим расследование уголовного дела, и наличие согласия руководителя следственного органа или начальника органа дознания соответственно.

В практической деятельности нередки случаи обжалования постановления прокурора о возвращении уголовного дела следователю в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК руководителем следственного органа, следователем, не возбуждавшим уголовное дело, не принимавшим его к производству и не осуществлявшим его расследование. При этом в постановлении о возбуждении соответствующего ходатайства перед вышестоящим прокурором не приводятся сведения об объективных причинах отсутствия у лица, осуществлявшего расследование, возможности реализовать предоставленное право (болезнь, командировка, увольнение и др.), обосновывающие законность действий его коллеги или руководителя.

В соответствии с положениями п. 1.20 Приказа Генерального прокурора РФ от 28 декабря 2016 г. N 826 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия" надзирающим прокурорам предписывается учитывать в случае обжалования в порядке ч. 4 ст. 221 УПК решения прокурора, что таким правом обладает следователь, осуществляющий производство по уголовному делу. Несоблюдение этого предписания исключает вынесение прокурором процессуального решения. Однако вне зависимости от этого вышестоящий прокурор вправе проверить обоснованность решения нижестоящего прокурора.

После проверки сроков, субъекта и порядка реализации права обжалования на соответствие требованиям уголовно-процессуального закона вышестоящий прокурор приступает к изучению материалов, на основе которых прокурором принято процессуальное решение, доводов ходатайства следователя (дознавателя), обжалующего его.

Уголовно-процессуальным законом строго определены решения, принятие которых возможно прокурором по результатам рассмотрения поступивших к нему материалов. При этом в случае признания решения нижестоящего прокурора незаконным вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение (акт, постановление) и направляет уголовное дело в суд.

В правоприменительной практике возникают вопросы тогда, когда постановление нижестоящего прокурора о возвращении уголовного дела следователю, дознавателю для производства дополнительного следствия является необоснованным, но при изучении дела вышестоящим прокурором установлено, что дело подлежит возвращению следователю, дознавателю по другим основаниям. Следует ли в таком случае отменять необоснованное постановление нижестоящего прокурора?

Представляется, что при возникновении такой ситуации вышестоящему прокурору в своем постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя) необходимо привести новые основания, по которым дело подлежит возвращению, не отменяя при этом постановление нижестоящего прокурора, поскольку законом предусмотрена отмена постановления только в случае, когда вышестоящим прокурором утверждается обвинительное заключение либо обвинительный акт (обвинительное постановление). На необоснованное решение подчиненного прокурора следует отреагировать мерами служебного воздействия (замечание, наказание и т.д.) <13>.

<13> См.: Никифоров С. Исполнение требований прокурора // Законность. 2009. N 4. С. 25 - 27.

В целях надлежащего правового регулирования рассматриваемого вопроса полагаем необходимым внести в ч. 4 ст. 221, ч. 4 ст. 226, ч. 4 ст. 226.8 УПК изменения, позволяющие прокурору отменять незаконное и необоснованное постановление нижестоящего прокурора с одновременным вынесением нового постановления о возвращении уголовного дела следователю, дознавателю.

Внесение в уголовно-процессуальный закон указанных изменений позволит оптимизировать работу прокурора на стадии утверждения обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, а также будет служить дополнительной гарантией реализации следователем, дознавателем права обжалования решения прокурора о возвращении уголовного дела.

Пристатейный библиографический список

  1. Абдул-Кадыров Ш., Халиулин А. Понятия "прокурор" и "вышестоящий прокурор" в досудебном производстве по уголовным делам // Законность. 2014. N 1.
  2. Аристархов А.Л. Пути оптимизации уголовного судопроизводства в случае обжалования следователем постановления прокурора в предусмотренном УПК РФ порядке // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2015. N 4 (48).
  3. Багмет А.М. Об устранении двоевластия в уголовном преследовании // Российская юстиция. 2013. N 12.
  4. Дикарев И. Об унификации процессуальной формы направления уголовных дел в суд // Законность. 2017. N 8.
  5. Желтобрюхов С.П. Кто должен утверждать обвинительное заключение? // Российская юстиция. 2017. N 3.
  6. Колоколов Н.А. "Силу следствия" не суду следует демонстрировать, а преступному миру // Юридический мир. 2015. N 9.
  7. Никифоров С. Исполнение требований прокурора // Законность. 2009. N 4.
  8. Овсепян А.Г., Гамбарян А.Л. Перспективы разрешения правовых споров между прокурором и следователем в судебном порядке в Республике Армения // Вестник Следственного комитета Российской Федерации. 2015. N 4 (30).
  9. Цветков Ю.А. Отказоустойчивость судопроизводства на досудебной стадии // Уголовное судопроизводство. 2017. N 2.
  10. Цветков Ю.А. Реорганизация обвинительной власти: приднестровский эксперимент // Уголовное судопроизводство. 2015. N 1.