Мудрый Юрист

Кто должен поддерживать в суде ходатайство следователя о назначении подозреваемому (обвиняемому) меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа?

Хайдаров Альберт Анварович, профессор кафедры прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Казанского юридического института (филиала) Университета прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, доцент, советник юстиции.

В статье рассматривается проблема соотношения полномочий прокурора и руководителя следственного органа при производстве о назначении меры уголовно-правового характера при освобождении от уголовной ответственности. В настоящее время руководители следственных органов напрямую взаимодействуют с судом в рамках указанного производства. Автор в статье обосновывает необходимость передачи полномочий прокурору по согласованию ходатайства следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого (обвиняемого) и назначении этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Ключевые слова: руководитель следственного органа, прокурор, полномочия, судебный штраф, прекращение уголовного дела и уголовного преследования, занижение квалификации, отказ от обвинения.

Who should sustain in court a request of an investigator on imposition of a penal measure of restraint in the form of a court fine to a suspect (accused)?

A.A. Khaidarov

Khaidarov Albert Anvarovich, PhD (Law), Assoc. Prof., Professor, Department of Prosecutorial Supervision over Implementation of Laws on Operative and Search Activities and Participation of Public Prosecutors in Criminal Proceedings, Kazan Law Institute (Branch), University of the Public Prosecutor's Office of the Russian Federation, Counselor of Justice.

This article deals with the problem of correlation of powers of the prosecutor and the head of the investigative body in the proceedings on the appointment of a measure of criminal nature in the exemption from criminal liability. At present, the heads of investigative bodies interact directly with the court within the framework of the said proceedings. The author of the article substantiates the necessity of transfer of authority to the Prosecutor for approval of the petition of the investigator on termination of criminal case or criminal prosecution against the suspect (accused) and the assignment to that person of measures of criminal-legal character in the form of court fine.

Key words: head of the investigative body, prosecutor, competency, court fines, termination of criminal proceedings and prosecution, reduction of qualification, refusal charges.

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 323-ФЗ в УПК РФ введена гл. 51.1. В особом порядке уголовного судопроизводства теперь допускаются прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в отношении подозреваемого (обвиняемого) и назначение этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить этому лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК).

В соответствии с ч. 4 ст. 446.2 УПК ходатайство подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда либо мировым судьей с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, защитника, если последний участвует в уголовном деле, потерпевшего и (или) его законного представителя, представителя, прокурора.

Из указанных положений УПК следует, что правоотношения по возбуждению ходатайства следователем о применении судебного штрафа и направлению этого ходатайства в суд возникают исключительно между следователем, руководителем следственного органа и судом. На эти действия следователю не требуется согласие прокурора, который лишь в дальнейшем участвует в судебном заседании.

Изучение судебных решений показало, что зачастую в судебном заседании, помимо прокурора, участвует руководитель следственного органа, давший согласие на направление ходатайства о применении судебного штрафа в суд.

Но есть и исключения из этого правила. Так, по уголовному делу N 1-10/2017 в Постановлении Петропавловского районного суда Алтайского края от 13 марта 2017 г. указан руководитель следственного органа, не согласовавший ходатайство, а его составивший.

Органами предварительного следствия Р. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Заместитель начальника следственного отдела с согласия начальника следственного отдела МО МВД России "Петропавловский" перед судом возбудил ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении Р.

В судебном заседании заместитель начальника следственного отдела МО МВД России "Петропавловский" М. просил прекратить производство по делу по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК в связи со смертью обвиняемого Р., предоставив справку о его смерти.

Выслушав мнение участников процесса, суд решил отказать в удовлетворении ходатайства заместителя начальника следственного отдела о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого Р. и возвратил материалы уголовного дела с ходатайством о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении Р. руководителю следственного органа <1>.

<1> Постановление Петропавловского районного суда Алтайского края от 13 марта 2017 г. по делу N 1-10/2017 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

В судебной практике есть примеры, когда даже следователь поддерживает свое ходатайство в судебном заседании о назначении судебного штрафа. Так, 22 марта 2017 г. в судебном заседании по делу N 10-2/2017 ходатайство о назначении подозреваемому судебного штрафа поддерживал следователь МСО СУ СК России по Пензенской области <2>. Но предварительно его руководитель представил в суд свои возражения наряду с апелляционным представлением прокурора. Интересы прокурора противоречили интересам руководителя следственного органа и следователя.

<2> Постановление Неверкинского районного суда от 22 марта 2017 г. по делу N 10-2/2017 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

Справедливости ради укажем, что прокурор добился привлечения подсудимого Д. к уголовной ответственности. 3 августа 2017 г. Д. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 145.1 УК <3>.

<3> Приговор мирового судьи судебного участка в границах Неверкинского района от 3 августа 2017 г. по делу 1-25/2017 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

Как видим из указанных примеров, руководитель следственного органа (следователь) осуществляет не свойственные ему полномочия, а именно: представляет свои возражения суду наряду с представлением прокурора, заявляет ходатайства суду о принятии соответствующего процессуального решения, представляет дополнительные материалы в обоснование своей позиции и т.д.

УПК не наделяет руководителя следственного органа (следователя) полномочиями по поддержанию ходатайства в суде о назначении судебного штрафа. В уголовно-процессуальном законе не предусмотрено, кто именно может поддерживать это ходатайство - сам следователь или давший на это согласие руководитель следственного органа.

Кроме того, не совсем ясно, как должен именоваться руководитель следственного органа в судебном заседании? Там этот участник уже не осуществляет полномочия по руководству следственным подразделением. Можно было бы предложить именовать руководителя следственного органа (следователя) как должностное лицо органа предварительного следствия, осуществляющее поддержание в суде ходатайства о назначении судебного штрафа.

Если учесть, что в деле участвует одновременно прокурор и руководитель следственного органа (следователь), то какова необходимость участия в суде руководителя следственного органа? Уполномочен ли он распоряжаться судьбой уголовного дела и кто дал ему поручение на осуществление этой процессуальной деятельности в судебных стадиях уголовного процесса? Из истории отечественного уголовного процесса можно вспомнить, что в период действия УПК РСФСР следователи действительно поддерживали обвинение, но в протоколе судебного заседания они именовались прокурорами <4>. Затем по УПК РФ в редакции от 29 мая 2002 г. обвинение могли поддерживать дознаватель либо следователь по поручению прокурора, но только в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания (п. 6 ст. 5).

<4> См.: Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации / Под науч. ред. И.Ф. Демидова. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2005. С. 23 - 25.

По нашему мнению, у руководителя следственного органа и прокурора должна быть согласованная позиция по делу. В судебной практике позиции прокурора и руководителя следственного органа по вопросам поддержания ходатайства о применении судебного штрафа в судебном заседании нередко расходятся. Но противоречий между органами, представляющими сторону обвинения, быть не должно. Недопустимо в судебном заседании демонстрировать подозреваемому (обвиняемому) противоречия, возникшие в рамках процессуального производства по уголовному делу между участниками со стороны обвинения.

Проиллюструем наличие проблем подобного рода на примерах из судебной практики.

Так, в Каменский районный суд Ростовской области поступило постановление следователя о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении О., обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК, и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в порядке ст. 446.2 УПК. В судебном заседании следователь поддержал свое ходатайство.

Прокурор возражал против прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении О., обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК, и назначения ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в соответствии со ст. 25.1 УПК, поскольку оснований для направления в суд рассматриваемого ходатайства не было.

Судья удовлетворил ходатайство следователя о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в порядке ст. 446.2 УПК и о назначении обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в порядке ст. 446.2 УПК <5>.

<5> Постановление о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера Каменского районного суда от 6 марта 2017 г. по делу N 1-118/2017 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

В соответствии с п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 государственному обвинителю предписывается при существенном расхождении его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение. Указанному прокурору в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя, исходя из законности и обоснованности предъявленного обвинения, необходимо своевременно решать вопрос о замене обвинителя либо самому поддерживать обвинение. Не совсем ясно, кто, кого и в каком порядке должен заменять при наличии противоречий между прокурором и руководителем следственного органа.

Как быть прокурору, если он считает, что необходимо привлекать обвиняемого к уголовной ответственности? Суд связан позицией стороны обвинения, к которой также относятся органы предварительного следствия. Если органы следствия, выступающие на стороне обвинения, и прокурор не придут к единой позиции, то о какой судебной перспективе может идти речь? К кому должен прислушаться суд? Или в этом случае возникает состязание между представителями одной стороны?

Вопрос состоит и в том, что деятельность следователя и руководителя следственного органа выходит за пределы досудебного производства. Они наряду с прокурором участвуют в судебном заседании при решении вопроса о назначении судебного штрафа и полноценно отстаивают свою точку зрения, заявляют ходатайства, пользуются и другими правами по отстаиванию своего интереса наряду с прокурором. Но чьи интересы отстаивает руководитель следственного органа в суде по вопросу о применении судебного штрафа? Отвечают ли действия руководителя следственного органа в суде по поддержанию ходатайства о применении судебного штрафа выполняемой им процессуальной функции?

Представляется, что ходатайство о применении судебного штрафа должен согласовывать и поддерживать в судебных стадиях только прокурор. Как верно указывает А. Тушев, сколько бы закон ни требовал от государственного обвинителя объективности, но человек, который расследовал дело, до последнего старается отстаивать свою точку зрения, даже если она не находит подтверждения в ходе судебного разбирательства <6>.

<6> См.: Тушев А.А. Указ. соч. С. 23 - 25.

Мы не в полной мере согласны с Ю. Цветковым, который пишет, что "следователь уже почти два года взаимодействует с судом напрямую, без посредничества с прокурором. И, что самое интересное, никакой катастрофы не происходит" <7>.

<7> Цветков Ю.А. Следователи применяют судебный штраф // Уголовный процесс. 2018. N 3. С. 10.

Примеры из судебной практики говорят об обратном.

Органами предварительного следствия Б. обвинялся в том, что он по неосторожности допустил нарушение правил безопасности при ведении лесозаготовительных работ, повлекшее смерть человека. Постановлением Пошехонского районного суда Ярославской области от 7 апреля 2017 г. ему была назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

В судебном заседании обвиняемый Б. ходатайство поддержал. Прокурор же был против удовлетворения ходатайства и заявил о непричастности Б. к совершению инкриминируемого ему преступления.

В апелляционном представлении прокурор ставил вопрос об отмене постановления на том основании, что указанное решение принято вопреки заключению прокурора, предложившего в удовлетворении ходатайства следователя отказать и возвратить его руководителю следственного органа ввиду отсутствия признаков состава преступления.

Суд апелляционной инстанции указал, что в силу ч. 7 ст. 246 УПК если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела либо уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренными пп. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК.

Как видно из позиции государственного обвинителя, при рассмотрении соответствующего ходатайства следователя от обвинения Б. по ч. 2 ст. 216 УК обвинитель отказался, заявив о непричастности обвиняемого к совершению инкриминируемого ему преступления.

Суд апелляционной инстанции постановление районного суда в отношении Б. отменил. Ходатайство следователя о прекращении в отношении Б. уголовного дела на основании ст. 25.1 УПК в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа оставлено без удовлетворения. Материалы уголовного дела были возвращены руководителю следственного органа <8>.

<8> Апелляционное постановление Ярославского областного суда от 6 июня 2017 г. по делу N 22-815/17 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

В случае если орган предварительного следствия не согласует свою позицию с прокурором, а прокурор придет к выводу об отсутствии признаков состава преступления в действиях лица, в отношении которого направлено постановление в суд для назначения судебного штрафа, то как должен поступить прокурор? Что он должен сделать в таком случае - заявить ходатайство о возвращении дела руководителю следственного органа или отказаться от поддержания государственного обвинения?

С учетом того что прокурор не дает согласия на направление ходатайства следователя о применении судебного штрафа, остается вопрос и о самостоятельности внутреннего убеждения прокурора. Как быть прокурору, если он не считает необходимым поддерживать ходатайство следователя? Очевидно, что прокурор не должен поддерживать ходатайство, если придет к убеждению о невиновности подозреваемого (обвиняемого). В указанной ситуации прокурор поступил верно, отказавшись от обвинения. Он руководствовался принципом свободы внутреннего убеждения. Убеждение следователя (руководителя следственного органа) не может предопределять убеждение прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Другой проблемой, возникающей в судебном заседании при производстве о применении судебного штрафа, является умышленное занижение квалификации органами предварительного следствия и непредставление копии постановления о прекращении уголовного дела прокурору на досудебном производстве. Это связано, видимо, с желанием органов предварительного следствия как можно быстрее направить уголовное дело, сэкономив при этом ресурсы и время.

В подтверждение этого приведем пример из судебной практики.

Так, действия П., Б., Л. были квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 171.2 УК как незаконные организация и проведение азартных игр, совершенные по предварительному сговору группой лиц. Действия С. были квалифицированы по ч. 1 ст. 286 УК как превышение должностным лицом своих должностных полномочий. Обвиняемым П., Б., Л. и С. назначен судебный штраф.

Прокурор обжаловал решение суда первой инстанции. В апелляционном представлении он отметил, что суд первой инстанции не принял во внимание, что ранее П., Б., Л. и С. было предъявлено обвинение в совершении тяжких преступлений, а также в ходе предварительного следствия следователем вынесены постановления о прекращении уголовного преследования на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК в отношении С. по п. "а" ч. 3 ст. 171.2 УК, в отношении Б. - по п. "а" ч. 4 ст. 291 УК, в отношении П. - по п. "а" ч. 3 ст. 291.1 УК; действия П., Б., Л. были переквалифицированы с п. "а" ч. 3 ст. 171.2 на п. "а" ч. 2 ст. 171.2 УК. В нарушение требований ч. 1 ст. 213 УПК прокурор не был уведомлен о принятых решениях, в связи с чем был лишен возможности проверить их законность.

Кроме того, по мнению прокурора, суд первой инстанции проигнорировал заявленное до начала рассмотрения ходатайств следователя ходатайство представителя прокуратуры об исследовании всех материалов уголовного дела для проверки указанных обстоятельств, чем ограничил права стороны обвинения.

Суд посчитал, что в нарушение требований ч. 1 ст. 213 УПК прокурор не был уведомлен о частичном прекращении уголовного преследования, в связи с чем был лишен возможности проверить его законность.

В постановлении следователя о частичном прекращении уголовного преследования строка о том, что копия этого постановления направлена прокурору, не заполнена (не указаны дата, месяц, год и время направления).

В материалах уголовного дела нет и сопроводительного письма, свидетельствующего о том, что копия постановления следователя о частичном прекращении уголовного преследования была направлена прокурору.

В судебном заседании прокурор заявлял о том, что не было надлежащей проверки законности частичного прекращения уголовного преследования и переквалификации действий обвиняемых с более тяжких составов преступлений на менее тяжкие.

По мнению суда, утверждение прокурора заслуживает внимания, поскольку, как указано в ст. 214 УПК, признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Кроме того, суд обратил внимание в своем решении на то, что в постановлении П., Б., Л. обвинялись в совершении преступления средней тяжести. Однако, как видно из материалов уголовного дела, им было предъявлено обвинение в совершении умышленного тяжкого преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 171.2 УК. После переквалификации следователем действий П., Б., Л. с п. "а" ч. 3 ст. 171.2 на п. "а" ч. 2 ст. 171.2 УК обвинение им по п. "а" ч. 2 ст. 171.2 УК не предъявлялось, и они повторно не допрашивались.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции о необходимости прекращения уголовного преследования и назначении обвиняемым П., Б., Л. меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Постановление городского суда о прекращении уголовного преследования в отношении П., Б., Л. и С. суд апелляционной инстанции отменил, а ходатайство следователя и материалы уголовного дела вернул руководителю следственного органа <9>.

<9> Апелляционное постановление Московского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу N 22-6516/2016 // ГАС РФ "Правосудие" (дата обращения: 23.03.2018).

Учитывая изложенное, представляется необходимым внести изменения в уголовно-процессуальный закон и передать прокурору полномочия по даче согласия на направление ходатайства следователя о применении судебного штрафа.

По нашему мнению, не может орган предварительного следствия предрешать вопросы поддержания уголовного иска в судебных стадиях уголовного процесса без участия прокурора. В ином случае можно столкнуться со злоупотреблениями процессуальными правами со стороны органов предварительного следствия в своих интересах.

Деятельность прокурора в суде, в том числе по делам о применении судебного штрафа, является логичным продолжением его деятельности на досудебном производстве. Прокурор - гарант законности и объективности проведенного расследования. В ином случае по подобным делам может быть утеряно то положительное, что несет в себе прокурорский надзор за исполнением законов в деятельности органов предварительного следствия.

Пристатейный библиографический список

  1. Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации / Под науч. ред. И.Ф. Демидова. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2005.
  2. Цветков Ю.А. Следователи применяют судебный штраф // Уголовный процесс. 2018. N 3.