Мудрый Юрист

Признание и исполнение в РФ иностранных судебно-арбитражных решений по новым АПК и ГПК

Б.С. СЕГЛИН

Сеглин Борис Сергеевич - директор юридической фирмы "Лого-Консульт".

  1. До принятия новых АПК и ГПК вопросы признания и исполнения в РФ иностранных судебных и арбитражных решений регулировались Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 года N 9131-XI "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей", Законом РФ от 7 июля 1993 года N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже", а также международными многосторонними и двусторонними Конвенциями и договорами с участием РФ. Это Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год), Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961 год), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993 год - для членов СНГ), Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 год - для членов СНГ), а также двусторонние договоры с Азербайджаном, Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Грузией, Ираком, Италией, Йеменом, Испанией, Кипром, Китаем, КНДР, Кубой, Киргызстаном, Латвией, Литвой, Молдовой, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом, Туркменистаном, бывшей Чехословакией, Эстонией и бывшей Югославией.

В ранее действовавшем АПК эти вопросы вообще не были прописаны, поскольку они относились к подведомственности судов общей юрисдикции, а в прежнем ГПК весьма незначительно они затрагивались в ст. ст. 338, 339 и 437. В Законе РФ "Об исполнительном производстве" от 1997 года они не получили своего развития.

2.1. В новых Кодексах указанным вопросам прямо или косвенно посвящены 23 статьи АПК и 19 статей ГПК.

Важное значение приобретает в новых законах проведенная кодификация и систематизация законодательного материала, введение целого ряда дополнений и уточнений, позволяющих упорядочить судопроизводство по этим делам.

Согласно новым Кодексам подведомственность указанной категории дел разделена между судами общей юрисдикции и арбитражными. Таким образом, завершилась многолетняя борьба Высшего Арбитражного Суда за передачу в ведение арбитражных судов производства о признании и исполнении иностранных судебных и арбитражных решений, а также об исполнении решений Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ "по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности" (п. 1 ст. 241 АПК). Целесообразность и разумность решения, принятого законодателем, будет ясна только после анализа правоприменительной практики, хотя, по нашему мнению, не существовало никаких четких доводов в пользу изменения сложившейся многолетней практики, реализуемой Верховным Судом РФ.

К сожалению, несогласованность позиций двух высших судебных органов отразилась в различной структуре построения в новых Кодексах интересующей нас категории дел, в применении их авторами различных подходов к изложению и к юридической терминологии.

По нашему мнению, это различие ничем не мотивировано и способно только создать трудности в правоприменении, о чем будет сказано ниже.

Имеется и нечто общее в этих Кодексах. Так, оба Кодекса декларируют, что иностранные судебные и арбитражные решения признаются и приводятся в исполнение в РФ, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ (ст. 241 АПК, ст. 409 ГПК). Однако анализ этих договоров показывает, что их нормы весьма часто не совпадают между собой, что означает также, что они не совпадают и с нормами новых АПК и ГПК. Возникает вопрос о практическом значении этих норм, поскольку суд обязан будет применять не их, а нормы международных договоров.

2.2. Согласно п. 2 ст. 409 ГПК к подведомственности судов общей юрисдикции не относятся "дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности".

Отдельными статьями ГПК регулирует признание и исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей) (ст. 416 и ст. 417). Формулировки этих статей скоординированы с положениями Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год). Надо признать, что практическое применение этих статей весьма проблематично, во-первых, потому, что многие государства при ратификации Нью-Йоркской конвенции сделали оговорку о ее применении исключительно по спорам торгового характера, а во-вторых, потому, что в российской правоприменительной практике еще не было случаев ходатайств о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений не экономического (не торгового) характера.

2.3. Структура нового нормативного материала включает:

а) Дела по оспариванию:

б) Дела о признании и исполнении:

  1. Дела по оспариванию решений.

3.1. Оспаривание решений МКАС при ТПП РФ и аналогичных арбитражных судов.

В новом АПК мы обращаемся к главе 30 "Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов", так как ст. ст. 230 и 236 АПК относят к третейским судам международные коммерческие арбитражи, действующие и выносящие решения на территории РФ. Это означает, что по этим правилам могут оспариваться решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ, а также осуществляется производство о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений этого арбитражного органа.

Кроме МКАС при ТПП РФ на территории РФ могут действовать иные арбитражные суды, которые в своих уставах декларируют, что они организованы в соответствии с Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже". Такими арбитражными органами являются, в частности, арбитражные суды, создаваемые при региональных Торгово-промышленных палатах. Кроме институциональных арбитражных судов в РФ могут действовать арбитражные суды, создаваемые для рассмотрения отдельного дела. Это так называемые арбитражные суды "ad hoc". Решения всех этих арбитражных судов подпадают под действие главы 30 АПК.

3.2. Статья 235 АПК предусматривает случай обжалования постановления международного арбитража о своей компетенции. Это весьма важная норма в целом соответствует п. 3 ст. 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже". Обжалование допускается, лишь если постановление о компетенции вынесено как по вопросу предварительного характера, то есть до вынесения решения по существу спора. Эта статья применяется только для решений международных коммерческих арбитражей, принятых на территории РФ, как об этом ясно сказано в п. 1 ст. 230 АПК, и, следовательно, не может применяться к постановлениям аналогичного рода иностранных арбитражей.

К сожалению, приходится констатировать ничем не обоснованное расхождение между нормой ст. 235 АПК и п. 3 ст. 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже" в части возможности обжалования определения арбитражного суда по такой жалобе. Дело в том, что по Закону о международном арбитраже определение по этому вопросу не подлежит обжалованию, а ст. 235 АПК вообще не содержит какого-либо упоминания о возможности обжалования.

Подобная норма о возможности рассматривать заявление на постановление третейского суда о его компетенции отсутствует в новом ГПК. Можно предположить, что это сделано из тех соображений, что международные коммерческие арбитражи, о которых идет речь, рассматривают только споры, вытекающие из предпринимательской и иной экономической деятельности. И не могут рассматривать споры по вопросам, относящимся к компетенции судов общей юрисдикции.

В Законе "О международном коммерческом арбитраже" было предусмотрено, что оспаривание постановления арбитражного суда по вопросу предварительного характера об обладании компетенцией осуществляется по просьбе заявителя Верховным судом республики в составе РФ, краевым, областным и т.д. судами. Ст. 4 Закона "О введении в действие ГПК РФ" не предусматривает внесения изменений в Закон "О международном коммерческом арбитраже", но содержит поручение привести федеральные законы и иные нормативные правовые акты в соответствие с новым ГПК, а также указывает, что со дня введения его в действие, то есть с 1 февраля 2003 года, указанные нормативные акты применяются в части, не противоречащей новому ГПК. Таким образом, ст. 16, п. 2, Закона "О международном коммерческом арбитраже" не подлежит применению с 1 февраля 2003 года.

3.3. Подсудность оспаривания определяется по территории, на которой принято решение третейского суда (п. 3 ст. 230 АПК). Таким образом, заявления об оспаривании решений, принятых МКАС при ТПП РФ в Москве, подлежат рассмотрению арбитражным судом г. Москвы.

Срок на подачу такого заявления установлен в 3 месяца со дня получения заявителем арбитражного решения (п. 3 ст. 230), а размер госпошлины равен той, которая установлена для оплаты заявления о выдаче исполнительного листа (п. 4 ст. 230).

Статья 231 определяет требования к заявлению об оспаривании и требования к прилагаемым документам. Вызывает возражение требование о предоставлении соглашения о третейском разбирательстве, так как оно противоречит установлению, зафиксированному в п. 2 ст. 7 Закона "О международном коммерческом арбитраже" о том, что арбитражным соглашением может быть признан не только документ, заключенный сторонами с использованием различных форм, а также средств связи, но и простое утверждение в исковом заявлении о наличии соглашения и отсутствие возражений ответчика против этого.

3.4. Согласно п. 5 ст. 230 АПК в арбитражном суде РФ может быть оспорено иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы законодательства РФ. Это положение содержится в п. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции, то есть предусмотрено международным договором РФ. Однако за все время действия Конвенции для РФ (ратификация состоялась 10.08.1960) еще не было ни одного случая оспаривания в советском или российском суде иностранного арбитражного решения, во всяком случае это не было отмечено ни одним из комментаторов, пишущих на эту тему.

3.5. В п. 4 ст. 233 АПК "Основания для отмены решения третейского суда" устанавливается, что решения международного коммерческого арбитража, а следовательно, решения МКАС при ТПП РФ могут быть отменены лишь по основаниям, предусмотренным международным договором РФ и Законом о международном коммерческом арбитраже. Таким образом, арбитражный суд будет руководствоваться разделом VII этого Закона "Оспаривание арбитражного решения", в котором указаны возможные основания для отмены арбитражного решения.

  1. Признание и исполнение решений.

4.1. Признание и исполнение решений МКАС при ТПП РФ и других международных коммерческих арбитражей, принятых на территории РФ.

Подсудность по этим делам определяется в основном по месту нахождения должника (п. 3 ст. 236 АПК), что соответствует ранее сложившейся практике в системе судов общей юрисдикции.

Статья 237 определяет требования к заявлению о выдаче исполнительного листа и к прилагаемым документам. В отношении требования предъявить соглашение о третейском разбирательстве наши замечания высказаны применительно к ст. 231 АПК.

П. 5 ст. 238 устанавливает новое правило, согласно которому по ходатайству заявителя суд может обязать должника предоставить надлежащее обеспечение, если в суде находится его заявление об отмене или о приостановлении решения третейского суда.

Аналогично тому, как это прописано в п. 4 ст. 233, Кодекс в п. 4 ст. 239 содержит отсылочную норму к международному договору РФ и к Закону РФ "О международном коммерческом арбитраже". Таким образом, арбитражному суду предлагается руководствоваться разделом VIII этого Закона "Признание и приведение в исполнение арбитражных решений", и в том числе ст. 36 "Основания для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения".

4.2. Признание и исполнение иностранных решений.

4.2.1. Как мы уже отмечали, оба Кодекса соответственно в ст. 241 АПК и в ст. 409 ГПК устанавливают, что признанию и исполнению в РФ подлежат решения иностранных судов и арбитражей. ГПК при этом добавляет: "...в том числе решений об утверждении мировых соглашений". Совершенно неясна смысловая нагрузка этого добавления. Она более подходила бы к ст. 241 АПК, поскольку в большинстве иностранных международных арбитражных институтов существует специальная процедура примирительного производства, которая заканчивается заключением мирового соглашения, утверждаемого арбитражем.

4.2.2. АПК подсудность определяет в ст. 242, п. 1, аналогично ст. 236, п. 3, АПК. Требования к заявлению взыскателя определяются в п. 2 ст. 242 и практически аналогичны ст. 237. Требования к прилагаемым документам дополнены в сравнении со ст. 237 документом о вступлении решения иностранного суда в законную силу и документом, подтверждающим заблаговременное извещение должника о разбирательстве дела в иностранном суде. В случае признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения п. 4 ст. 242 АПК требует представления соглашения о третейском разбирательстве. Наше замечание в отношении этого требования изложено выше. Пункт 5 ст. 242 АПК содержит требование об уплате государственной пошлины аналогично п. 4 ст. 230.

4.2.3. Статья 243 АПК содержит в п. 4 весьма важное установление: "при рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу". Это, казалось бы, само собой разумеющееся положение нуждается в неоднократном повторении, как показывает правоприменительная практика.

4.2.4. Подсудность этой категории дел ГПК определяет в основном по месту жительства и нахождения должника (ст. ст. 410, 423). Требования к заявлению (ходатайству) определены в ст. 411. Они сведены к трем подпунктам, в то время как в АПК эти требования выражены в семи подпунктах, в которых, например, указано, что заявление должно быть подписано взыскателем или его представителем. ГПК не содержит такого требования, видимо, потому, что это само собой разумеется, так как неподписанное заявление таковым не является. Требования к прилагаемым документам изложены в п. 2 ст. 411. Формулировки этих требований значительно отличаются от формулировок аналогичной статьи АПК (ст. 242), что вряд ли будет способствовать выработке единообразной правоприменительной практики.

4.2.5. Статья 244 АПК устанавливает основания отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда (п. 1) и отдельно иностранного арбитражного решения (п. 2).

Основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда текстуально повторяют основания, указанные ранее в п. 5 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 года, и страдают тем же недостатком, что и в Указе. Дело в том, что иностранные судебные решения, как уже было замечено нами ранее, признаются и исполняются только согласно нормам международных договоров с участием Российской Федерации и суды обязаны руководствоваться нормами этих договоров, а не правилами, установленными в п. 1 ст. 244 АПК.

Пункт 2 ст. 244 сформулирован весьма тяжело для восприятия. В нем содержится ссылка на часть 4 ст. 239 АПК, которая, в свою очередь, ссылается на международный договор РФ и Закон "О международном коммерческом арбитраже". В то же время этот пункт содержит указание, что вышеизложенная отсылочная норма применяется, "если иное не предусмотрено международным договором РФ". Мы не берем на себя смелость решать эту правовую загадку. Нам казалось, что достаточно было сделать отсылку на ст. 36 Закона "О международном коммерческом арбитраже", которая содержит основания для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения.

Именно так практически и поступили авторы Гражданского процессуального кодекса, которые в ст. 417 "Отказ в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей)" текстуально повторили ст. 36 Закона "О международном коммерческом арбитраже", которая, в свою очередь, повторяет статью V Нью-Йоркской конвенции 1958 года.

4.2.6. Весьма важно в целом остановиться на основаниях отказа в признании и исполнении решений МКАС при ТПП РФ и подобных арбитражей, решений иностранного арбитража и решений иностранного суда. Мы не собираемся вдаваться в детали каждого отдельного основания отказа, а остановимся лишь на таком доктринальном вопросе, как право суда запрашиваемого государства проверять компетенцию постановляющего суда.

Международная договорная практика идет по пути четкого определения случаев, когда суд запрашиваемого государства вправе проверять компетенцию постановляющего суда. Это нарушение правил об исключительной юрисдикции; правил о юрисдикции по делам, относящимся к страхованию, по договорам с потребителями и некоторым другим. Такой конструкции придерживается договорная практика стран - членов ЕЭС, которые заключили между собой широко известные Конвенции, подписанные в Брюсселе в 1968 году и в Лугано в 1988 году, о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам. Это так называемая конструкция негативных условий. Международная договорная практика бывшего СССР и России в основном придерживалась этого же принципа. Однако наблюдается и существенное отступление, например, в договорах с Алжиром, Испанией, бывшей Югославией, а также в Соглашении от 20 марта 1992 года, заключенного в рамках СНГ.

Иной подход к проверке правильности определения компетенции отмечается в международной договорной практике, относящейся к деятельности международных коммерческих арбитражей. Он заключается в том, что государственные судебные органы страны, где оспаривается арбитражное решение или испрашивается разрешение на признание и принудительное исполнение, вправе широко проверять компетенцию арбитража, что было уже рассмотрено нами ранее. При этом проверка компетенции проводится не в тех четко указанных случаях, как это предписано, например, в Брюссельской и в Луганской конвенциях, а по усмотрению государственного проверяющего суда, что не дает возможности заранее рассчитывать на незыблемость и исполнимость арбитражного решения.

Согласно Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, арбитражный суд, исходя из принципа "компетенции компетенций", самостоятельно определяет пределы своей компетенции, исходя из собственного понимания и толкования заключенной сторонами называемой арбитражной оговорки. Эта Конвенция предусматривает право судебного контроля над правильностью определения арбитражем своей компетенции, не оговаривая при этом рамки контроля. Подобное положение содержится и в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже.

Новые Кодексы содержат ссылки на нормы международных договоров, которые подлежат применению как в силу этих ссылок, так и в силу п. 4 ст. 13 АПК: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, арбитражный суд применяет правила международного договора", - а также в силу п. 4 ст. 11 ГПК, содержащего аналогичную норму.

4.2.7. Одно из оснований отказа в признании и исполнении заслуживает внимательного рассмотрения.

В обоих Кодексах применены две внешне схожие формулировки. Одна из них: исполнение решения противоречит публичному порядку РФ. Это так называемая оговорка о публичном порядке. Вторая формулировка: решение нарушает основополагающие принципы российского права либо может нанести ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ. При внешней схожести эти формулировки имеют различный смысл и различное материально-правовое применение. Первая формулировка основана на Нью-Йоркской конвенции 1958 года и Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" и подлежит применению по отношению к решениям, вынесенным как на территории РФ, так и за ее пределами арбитражными судами, чья деятельность подпадает под действие упомянутой Конвенции. Вторая формулировка применима по отношению к решениям арбитражных судов, не подпадающим под действие этой Конвенции, а также к решениям иностранных судов с той существенной оговоркой, если иное не предусмотрено в международном договоре РФ.

Материально-правовое применение оговорки о публичном порядке в РФ регулируется ст. 1193 ГК РФ. Согласно этой статье указанная оговорка применяется лишь в том случае, если арбитражное решение, в отношении которого испрашивается признание и исполнение, вынесено с применением норм иностранного права. И наоборот: если решение основано на российском праве, оговорка о публичном порядке не подлежит применению.

  1. Признание решений иностранных судов, иностранных арбитражных решений и решений международных коммерческих арбитражей, принятых на территории РФ.

5.1. Новый АПК не предусматривает процедуры признания решений международных коммерческих арбитражей, принятых на территории РФ, и в этом усматривается расхождение с Законом "О международном коммерческом арбитраже", который предусматривает процедуру признания арбитражного решения "независимо от того, в какой стране оно вынесено". Можно отметить, что правоприменительная практика в этом отношении не отличалась единообразием. Теперь в этот вопрос привнесена ясность, и специальной процедуры признания для этих решений в дальнейшем не требуется.

ГПК также не предусматривает процедуры признания для подобных решений.

5.2. Что касается признания решений иностранных судов и арбитражей, то оба Кодекса совершенно определенно заявляют о необходимости для этих решений процедуры признания, однако формулировки соответствующих статей в Кодексах отличаются значительным разночтением.

АПК в каждой статье (241, 242, 243, 244, 245) содержит упоминание о признании, в то время как в ГПК лишь в названии главы 45 и в ст. 409 упомянуто о признании, а в последующих статьях (ст. 410 "Ходатайство об исполнении"; ст. 411 "Содержание ходатайства") нет указаний о признании, в связи с чем возникает вопрос о том, должен ли взыскатель одновременно с просьбой о принудительном исполнении просить о признании, должен ли суд рассматривать вопрос о признании и должен ли он указывать в своем определении о признании.

С другой стороны, ГПК содержит отдельные нормы о признании решений, которые не требуют принудительного исполнения (ст. 413); об основаниях для отказа в признании (ст. 414); о признании решений, не требующих дальнейшего производства (ст. 415). Мы полагаем, что эти нормы вполне отвечают потребностям правоприменительной практики. Вызывает лишь удивление, что подобных норм не содержит АПК, в то время как иностранные арбитражные органы, а также Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ неоднократно выносили решения, которые не требуют принудительного исполнения.

В этой связи уместно упомянуть, что типовые арбитражные оговорки, выработанные практикой для МКАС при ТПП РФ, для арбитражных институтов, которые приняли Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ (одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 15.12.1976), и для других международных арбитражных организаций, предусматривают передачу на разрешение в арбитраже среди прочих требований требования о признании сделки недействительной. Соответствующее арбитражное решение не нуждается в принудительном исполнении, но нуждается в признании. Отсутствие в АПК нормы о признании таких решений лишает сторону, которая выиграла спор, права предъявлять требование о взаимной реституции и выдвигать иные требования, вытекающие из недействительности сделки.

  1. Срок давности для подачи заявления о приведении в исполнение решения третейского суда, в том числе решения МКАС при ТПП РФ, не определен в новых Кодексах, в связи с чем придется обратиться к ст. 14 Закона РФ "Об исполнительном производстве", хотя эта статья регулирует вопрос об указанном сроке давности совершенно нечетко.

В ней определяется срок в 6 месяцев для предъявления к исполнению "исполнительных листов, выдаваемых судами на основании решений Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов", и остается в стороне вопрос о сроке давности для заявлений о выдаче исполнительных листов. К сожалению, этот срок не был определен ни ранее в прежнем ГПК, ни в Законе "О международном коммерческом арбитраже", ни во вновь принятых АПК и ГПК.

Правоприменительная практика судов общей юрисдикции до сих пор придерживалась срока в 6 месяцев для подачи указанных заявлений. Однако эта практика не соответствует потребностям современного законодательства, так как та же ст. 14 Закона "Об исполнительном производстве" в п. 2 исчисляет указанный в ней 6-месячный срок со дня вступления решения в законную силу, тем самым поглощая полностью или частично период времени до подачи заявления о выдаче исполнительного листа.

Исковой срок для предъявления иностранных решений к принудительному исполнению определен обоими Кодексами в 3 года со дня вступления решения в законную силу. Это соответствует в целом ст. 80 Закона "Об исполнительном производстве". В то же время следует учитывать, что этот срок в Законе "Об исполнительном производстве" установлен не для предъявления решения к принудительному исполнению, а для предъявления к исполнению исполнительного листа, хотя исчисление срока ведется со дня вступления решения в силу.