Мудрый Юрист

Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки

Бриллиантов Александр Владимирович, заведующий кафедрой Российского государственного университета правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

В статье анализируется уголовное законодательство, регулирующее вопросы освобождения от наказания в связи с изменением обстановки. Отмечается некоторое несоответствие между уголовным и уголовно-процессуальным законодательством в регулировании вопросов освобождения от наказания в связи с изменением обстановки. Рассматриваются и иные вопросы, в частности вопросы о понятии общественной опасности, об изменении обстановки, о критериях отсутствия общественной опасности. По этим позициям приводится мнение других авторов, аргументируется собственная позиция. Работа проиллюстрирована примерами из судебной практики.

Ключевые слова: наказание, освобождение от наказания, изменение обстановки, общественная опасность, условия освобождения, лицо, впервые совершившее преступление.

Relief From Punishment in View of Changed Circumstances

A.V. Brilliantov

Brilliantov Alexander Vladimirovich, LLD., Prof., Chief of Department, Russian State University of Justice, Hon. Lawyer of the Russian Federation.

The article analyzes the criminal legislation regulating the issues of exemption from punishment in connection with the changing situation. There is some discrepancy between criminal and criminal procedural legislation in regulating issues of exemption from punishment in connection with the changing situation. Other issues are also being considered, in particular, questions about the notion of social danger, changing the situation, and criteria for the absence of public danger. On these positions the opinion of other authors is cited, the own position is argued. The work is illustrated by examples from judicial practice.

Key words: punishment, exemption from punishment, changing the situation, social danger, conditions for release, the person who first committed the crime.

Статьей 80.1 УК РФ "Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки" установлено, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Здесь возникает проблема прежде всего теоретического характера. В ч. 1 ст. 14 УК РФ установлены признаки преступления. Одним из них является такой признак, как общественная опасность деяния. Если этот признак отсутствует, то на основании ч. 2 той же статьи деяние нельзя признать преступлением. В этом случае состав преступления отсутствует, что служит основанием прекращения уголовного дела, как это предписывается в п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Итак, в судебном заседании суд устанавливает, что к моменту постановления приговора вследствие изменения обстановки деяние перестало быть общественно опасным. Не означает ли данное обстоятельство, что суд должен не постановлять обвинительный приговор и освобождать от наказания, а прекратить уголовное дело и уголовное преследование за отсутствием состава преступления? Думается, такая постановка вопроса тем более актуальна, что в соответствии с ч. 6 ст. 302 УПК РФ освобождение от наказания при постановлении обвинительного приговора возможно лишь в двух случаях, а именно: 1) когда издан акт об амнистии, освобождающий от применения наказания, назначенного осужденному по приговору, и 2) когда время нахождения подсудимого под стражей по данному уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК РФ, поглощает наказание, назначенное подсудимому судом. Такой ситуации, как изменение обстановки и утрата деянием признака общественной опасности, закон не предусматривает <1>. Очевидно, что ситуация несогласованности материального и процессуального законов нуждается в законодательном разрешении.

<1> См. также: Коршунов А., Забавко Р. О существующих противоречиях УК и УПК // Законность. 2016. N 1. С. 52 - 56.

Другое дело, когда лицо освобождается от наказания, если вследствие изменения обстановки признак общественной опасности утрачен самим виновным. В этом случае действительно следует признать, что применение к нему мер уголовной репрессии нецелесообразно и виновного следует освободить от наказания.

Но тогда возникает следующий вопрос: является освобождение от наказания в связи с изменением обстановки обязанностью или правом суда? В ст. 80.1 УК РФ в императивной форме говорится об освобождении виновного от наказания тогда, когда суд устанавливает наличие обстоятельств, указанных в этой статье. В таком случае суд обязан освободить осужденного от наказания, и, следовательно, такое освобождение следует признать обязанностью, а не правом суда <2>. Однако обязанность возникнет только в том случае, если суд установит и факт изменения обстановки, и связанную с этим утрату виновным или совершенным им преступлением общественной опасности, а также будут иметь место и другие условия освобождения. При этом, как следует из законодательной формулировки, не обязательно, чтобы признак общественной опасности был утрачен и виновным, и деянием. Поэтому, например, если деяние перестало быть общественно опасным, а виновный - нет, то он все равно подлежит освобождению от наказания.

<2> См. также: Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Городец, 2006. Авторы этой работы относят рассматриваемое освобождение от наказания к числу обязательных, а не факультативных.

Признак общественной опасности относят к материальным основаниям применения тех или иных институтов уголовного права. Он широко используется в уголовном законе, однако его точное определение, по нашему мнению, дать весьма затруднительно. Но именно отсутствие этого признака и должен установить суд.

Обычно признак общественной опасности соотносят с вредоносностью деяния и со степенью готовности лица причинить вред <3>.

<3> См., напр.: Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 24; Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2013. С. 39.

Пленум Верховного Суда РФ предлагает некоторые критерии наличия или отсутствия общественной опасности деяния. Так, предлагается при определении характера общественной опасности ориентироваться на направленность деяния, на учет тех социальных ценностей, которым может быть причинен вред. Для установления же степени общественной опасности предлагается учитывать все обстоятельства дела - и размер наступивших последствий, и способ совершения преступления, и роль подсудимого в совершении преступления, и форму вины, и т.д. Что же касается степени общественной опасности личности, то в рассматриваемом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ этот термин не употребляется, а просто говорится о необходимости учитывать самые различные сведения, характеризующие виновного, в частности, данные о семейном и об имущественном положении совершившего преступление лица, о состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей и т.п. <4>.

<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 (ред. от 29 ноября 2016 г.) "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 2.

Таким образом, если наличие общественной опасности деяния и ее уровень все-таки имеет определенные объективные параметры, в том числе выраженные в категориях преступлений (ст. 15 УК РФ) и в санкциях статей Особенной части УК, то общественная опасность личности - категория, не только основывающаяся на социальных характеристиках личности, но и в значительной мере субъективная, зависящая от того, как эти характеристики оцениваются правоприменителем.

Следует поддержать позицию судьи Конституционного Суда РФ К.В. Арановского, который в особом мнении отметил, что "уголовный закон выражает меру опасности по итогам законодательной процедуры в обобщенной условной оценке, которую деяние получает в представлениях и решениях субъектов законодательной деятельности, когда они нормативным образом квалифицируют его и тем самым называют границы, чтобы суд со своей стороны мог в этих пределах квалифицировать опасность отдельных преступлений по отдельным уголовным делам". Однако, как отмечено К.В. Арановским, "общественная опасность - не только объективный риск, тем более что и его при всей реальной объективности нельзя точно измерить и вполне заранее выразить. Общественная опасность - еще и человеческое, субъективное состояние, и в этом смысле она зависит от того, как ее чувствуют, представляют и выражают, в частности, законодательным решением по праву конституционного народовластия и в силу законодательных полномочий" <5>.

<5> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. N 32-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа" // СЗ РФ. 2014. N 52 (ч. I). Ст. 7784.

Сложность решения проблем общественной опасности, отсутствие четких критериев на практике приводят к тому, что суды, как правило, не обосновывают свой вывод об утрате общественной опасности деянием или личностью или пытаются обосновать свой вывод, но таким образом, что из обоснования не становится ясно, утратили личность или деяние общественную опасность.

Например, в Постановлении президиума Челябинского областного суда от 23 мая 2012 г. N 44у-171/2012 о применении ст. 80.1 УК РФ указано следующее: "С учетом степени общественной опасности совершенного преступления, имеющихся в материалах дела сведений о личности осужденной, которая характеризуется положительно, вину признала, в содеянном раскаялась, находится в отпуске по уходу за ребенком, 2011 года рождения, президиум в соответствии со ст. 80.1 УК РФ полагает возможным освободить В. от наказания в связи с изменением обстановки".

Аналогично был решен вопрос и в Кассационном определении Воронежского областного суда от 15 марта 2012 г. N 22-611, где было сказано, что, учитывая положительные данные о личности виновного, а также то обстоятельство, что совершенные им преступления относятся к категории средней тяжести, эти преступления перестали быть общественно опасными, поскольку Л. до возбуждения уголовного дела уволился из органов МВД. Судебная коллегия признала возможным применить ст. 80.1 УК РФ и освободить Л. от наказания в связи с изменением обстановки.

На наш взгляд, из этого обоснования нельзя понять, в чем выразилось изменение обстановки и почему утрачена общественная опасность. И такой подход к обоснованию наличия законодательных условий освобождения от наказания во многом объективно обусловлен недостаточностью разработки содержательной стороны используемых в законе дефиниций. Поэтому нередко суды в обоснование изменения обстановки и отсутствия общественной опасности просто перечисляют обстоятельства, смягчающие наказание, а также указывают на позитивное посткриминальное поведение лица.

Именно эта позиция отражена в Кассационном определении Московского городского суда от 14 июля 2010 г. по делу N 22-9268. Московский городской суд по делу К.Б. пришел к выводу о том, что к осужденному обоснованно применены и положения ст. 80.1 УК РФ, поскольку "все основания для освобождения от наказания в связи с изменением обстановки имеются: преступление является преступлением небольшой тяжести, совершено впервые, а само лицо, как правильно пришел к выводу суд апелляционной инстанции, и это прямо отражено в судебном решении, перестало быть общественно опасным, поскольку своим поведением и отношением к содеянному доказало, что в настоящее время не представляет опасности для общества".

Здесь вполне уместно отметить, что условия реализации освобождения от наказания в связи с изменением обстановки практически совпадают с условиями применения института деятельного раскаяния, где в ч. 1 ст. 75 УК РФ зафиксированы критерии утраты общественной опасности: добровольная явка с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного преступлением.

В связи с этим, на наш взгляд, следует признать справедливой ту практику освобождения от наказания, когда вопрос об утрате общественной опасности разрешается с учетом указанных условий. В то же время суды, безусловно, принимают во внимание и иные обстоятельства, характеризующие деяние, личность виновного, посткриминальное поведение и оценивают эти факторы на субъективной основе: на основе своего жизненного опыта, правосознания и других личностных характеристик.

Сказанное, однако, не исключает необходимости дальнейшей разработки определения содержания и выработки критериев такой дефиниции, как "общественная опасность" деяния и особенно личности.

Не решен достаточно полно и вопрос об изменении обстановки. Как полагают некоторые авторы, "применительно к утрате общественной опасности совершенного деяния изменение обстановки предполагает большие перемены в политических, социально-экономических или духовных условиях жизни общества. Они связаны с отпадением определенных условий, имевших место в конкретный период времени и обусловивших общественно опасный характер деяния" <6>.

<6> Аитова О.Ф. Понятие "время преступления" в уголовном праве // Современное право. 2016. N 9. С. 97 - 102.

Однако, как показывает практика, суды применяют ст. 80.1 УК РФ и при отсутствии "больших перемен", вероятно, справедливо полагая, что и иные изменения могут быть расценены как изменение обстановки.

На наш взгляд, это изменение может относиться как к объективным изменениям вне личности, например изменение законодательства о лицензировании, так и к изменениям, относящимся к личности виновного, в том числе социальному статусу, состоянию здоровья, составу семьи и др.

В связи с этим по одному из уголовных дел судом правильно отмечено, что "в случаях, когда предусмотренные законом основания, при наличии которых граждане не призываются на военную службу, возникли в период уклонения от призыва на военную службу (например, в случае рождения у гражданина второго ребенка или поступления лица в государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования и обучения по очной форме), лицо освобождается от наказания в связи с изменением обстановки при наличии условий, предусмотренных ст. 80.1 УК РФ" <7>.

<7> Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы // Подготовлена Пензенским областным судом 22 декабря 2015 г.

Выше были рассмотрены вопросы материального основания освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки. Вместе с тем возможность освобождения соотнесена законодателем и с условием формального плана. Таким условием является совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести.

Кого следует считать впервые совершившим преступление, достаточно полно раскрыто в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 (ред. от 29 ноября 2016 г.) "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности". Это лицо:

а) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;

б) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;

в) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);

г) предыдущий приговор в отношении которого вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено;

д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности <8>.

<8> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

Здесь следует обратить внимание на то, что решение вопроса о совершении преступления впервые зачастую связано с решением вопроса о наличии рецидива преступлений и, в частности, с погашением или снятием судимости. На это обстоятельство обратил внимание президиум Ивановского областного суда, изменяя состоявшиеся судебные решения и отмечая необходимость применения ст. 80.1 УК РФ по делу N. <9>.

<9> Постановление президиума Ивановского областного суда от 10 августа 2012 г. N 44у-99/12.

Соответственно, положения ст. 80.1 УК РФ применимы только в том случае, если речь идет о лице, впервые совершившем преступление небольшой или средней тяжести.

В заключение следует отметить, что применению освобождения от наказания в связи с изменением обстановки не препятствует то обстоятельство, что наказание осужденному назначалось с применением льготных институтов, например при особом порядке рассмотрения дела, при изменении категории преступления в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ и в иных подобных ситуациях.

Пристатейный библиографический список

  1. Аитова О.Ф. Понятие "время преступления" в уголовном праве // Современное право. 2016. N 9.
  2. Коршунов А., Забавко Р. О существующих противоречиях УК и УПК // Законность. 2016. N 1.
  3. Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении. М.: Юрлитинформ, 2009.
  4. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2013.
  5. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Городец, 2006.