Мудрый Юрист

Источники права и судебная практика

Дихтяр А.И., зав. кафедрой "Гражданское право и процесс" Орловского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доцент, член РАЮН.

Рогожин Н.А., помощник судьи Арбитражного суда Орловской области.

Теоретический и практический интерес представляет вопрос, имеются ли правовые основания полагать, что определенные судебные акты и акты судебных органов можно рассматривать в качестве источников права, а также каково их место в системе источников.

Как верно отмечено, для развития российской правовой системы характерна тенденция, состоящая в том, что в качестве источников права все чаще признаются судебная практика и судебная доктрина <*>. Современные реалии таковы, что "законодательный процесс пока далек от идеала, требует постоянного и целенаправленного совершенствования" <**>. Успешное формирование современной российской правовой системы возможно при правовом регламентировании государственного нормотворчества и установлении пределов компетенции субъектов власти, участвующих в нем, в том числе судебной власти.

<*> См.: Топорнин Б.Н. Тезисы выступления на Всероссийской научной конференции "Российское государство и право на рубеже тысячелетия" (Москва, 2 - 4 февраля 2000 г.) // Государство и право. 2000. N 7. С. 6. Цитируется по статье: Романова О.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ по проблеме правового регулирования вопросов, находящихся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов // Закон и право. 2002. N 2. С. 18.
<**> См.: Гребенников В.В., Васецкий Н.А., Полуян Л.Я. Федеральный законодательный процесс в зеркале статистики (Аналитический обзор) // Государство и право. 1998. N 9. С. 91.

Высшие судебные инстанции не стоят в стороне от нормотворческого процесса и активно используют свои возможности в данном вопросе в пределах своей компетенции, поскольку "одним из существенных недостатков в правовом регулировании является неопределенность, неясность, неконкретность включаемых в законы и иные нормативные акты норм" <*>.

<*> См.: Гаджиев Г. Рыночная экономика в решениях Конституционного Суда РФ // Российская юстиция. 2001. N 10. С. 21.

Некоторые ученые признают правотворческое и нормативное значение актов судебной власти, в основном решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ <*>. Сюда также следует, по нашему мнению, отнести постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, поскольку согласно Конституции РФ (ст. ст. 126 и 127) и Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской Федерации" от 31.12.96 N 1-ФКЗ в компетенцию этих судов входит дача разъяснений по вопросам судебной практики, имеющих обязательное значение для нижестоящих судов. Пробельность и противоречивость российского законодательства требуют активной роли суда, который иначе и не сможет выполнить свои обязанности в полном объеме. Когда суд действует в условиях пробельности права и отсутствия действенных механизмов защиты прав граждан и юридических лиц (помимо судебных), он вынужден заполнять юридический вакуум путем создания правовых норм.

<*> См.: Судебная практика как источник права: Сборник статей / Б.Н. Топорнин, Э. Серверэн, К. Гюнтер и др. М.: Юристъ, 2000.

Следует согласиться, что нормотворчество - это не только процесс по установлению норм, но и процесс по отмене существующих норм права. Как справедливо отмечено, нормотворчество в широком смысле понимается как "целенаправленная деятельность органов государственной власти либо самого народа по установлению, изменению или отмене общеобязательных правил поведения (норм права) в обществе и государстве посредством определенной формально-юридической процедуры" <*>. По существу, "право дополнять закон и расширять границы его применения или же смягчать его действие мало чем отличается от права издавать законы" <**>.

<*> См.: Невинский В.В. Конституционный Суд Российской Федерации и правотворчество в России // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. N 3. С. 69.
<**> См.: Федоренко Н.В., Лусегенова З.С. Некоторые аспекты правоприменения в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 95.

По мнению Колесникова Е.В., "отсутствие официального и нормативного признания особой регулирующей и ценностно-ориентирующей роли актов высших российских судов приводит к их неоднозначной трактовке в научной литературе" <*>. Однако, учитывая, что в последние годы в некоторые законодательные акты были внесены изменения и приняты новые федеральные законы, можно предположить, что в настоящее время уже имеются определенные правовые основания рассматривать некоторые судебные акты и акты судебных органов в качестве источников права. Анализ рассмотренных в данной статье законодательных актов позволяет высказать предположение, что имеются определенные правовые основания для признания правотворческой роли высших судов России, а их отдельные судебные акты и акты судебных органов - источником права.

<*> См.: Колесников Е.В. Рецензия на книгу "Судебная практика как источник права: сборник статей" (Б.Н. Топорнин, Э. Серверэн, К. Гюнтер и др. М.: Юристъ, 2000) // Правоведение. 2001. N 5. С. 275.

Итак, каковы же правовые основы в российском законодательстве для признания определенных судебных актов и актов судебных органов в качестве источников права?

  1. Конституция Российской Федерации. Согласно статье 15 Конституции Российской Федерации федеральная правовая система включает Конституцию, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные акты палат Федерального Собрания, указы Президента, постановления Правительства, акты органов исполнительной власти. Международные договоры России наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации. В данной статье Конституции напрямую не говорится об органах судебной власти и их судебных актах и документах как о составной части правовой системы. Вместе с тем следует отметить, что основные положения по формированию принципов государственного нормотворчества содержатся также в других статьях Конституции, и структуру правовой системы следует исследовать на основе анализа всех статей Конституции в совокупности, поскольку "Конституция в целом формирует и закрепляет отправные принципы правового регулирования" <*>.
<*> См.: Комментарий к статье 15 Конституции РФ // Комментарий к Конституции Российской Федерации. Издание 2-е, дополненное и переработанное / Под ред. Л.А. Окунькова. М.: БЕК, 1996. Справочно-правовая система "КонсультантПлюс:ВерсияПроф".

В соответствии со статьей 125 Конституции Российской Федерации одним из высших органов судебной власти является Конституционный Суд Российской Федерации, который осуществляет функции конституционного контроля. Конституционный контроль состоит в выявлении правовых актов государственных органов и должностных лиц, противоречащих конституционным положениям, а также в принятии мер по устранению этих отклонений. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Не соответствующие Конституции международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие. Конституционный Суд дает официальное толкование Конституции.

Таким образом, в статье 125 Конституции закреплены юридическое значение судебных актов Конституционного Суда Российской Федерации и юридические последствия принятых им решений по признанию актов или их отдельных положений неконституционными. Акты или их отдельные положения в случае признания их неконституционными утрачивают юридическую силу.

Так, в Постановлении Конституционного Суда от 16.06.98 N 19-П <*> дано толкование статьи 125 Конституции, согласно которому только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, и данные решения имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение. Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации (п. 4 мотивировочной части Постановления).

<*> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. N 5.

Таким образом, на конституционном уровне закреплено, что решения Конституционного Суда Российской Федерации имеют общеобязательное значение, являются адекватным средством для лишения нормативных актов юридической силы в связи с их неконституционностью и, следовательно, имеют характер нормы.

В соответствии со статьями 126 и 127 Конституции Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Таким образом, Конституция закрепила за данными высшими судами полномочия по даче разъяснений по вопросам судебной практики.

Согласно пункту 3 статьи 128 Конституции Российской Федерации полномочия Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом.

В Постановлении Конституционного Суда от 16.06.98 N 19-П дано также толкование статей 126 и 127 Конституции, в соответствии с которым данные статьи определяют в общем виде компетенцию соответственно судов общей юрисдикции и арбитражных судов (п. 1 мотивировочной части Постановления). Как указано в пункте 7 мотивировочной части данного Постановления, из статей 71 (пункт "о"), 118 (ч. 3) и 128 Конституции Российской Федерации в их совокупности вытекает, что впредь соответствующие полномочия судов могут устанавливаться только федеральным законом. В то же время в пункте 4 мотивировочной части Постановления Конституционный Суд указал, что решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не имеют общеобязательного значения, они не обязательны для других судов по другим делам, так как суды самостоятельно толкуют подлежащие применению нормативные предписания, следуя при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону (ст. 120, ч. 1 Конституции). Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов могут быть оспорены в установленных федеральным законом процессуальных формах. Кроме того, не предусмотрена обязательность официального опубликования этих решений, что в силу статьи 15 (ч. 3) Конституции Российской Федерации также исключает для других правоприменителей и обязательность следования им при разрешении других дел. Возможность опубликования отдельных судебных решений или извлечений из них не является достаточной гарантией для реализации указанной конституционной нормы.

Таким образом, по нашему мнению, необоснованны утверждения, что Конституция Российской Федерации, закрепляя в общей форме правовую систему и полномочия органов государственной власти, устанавливая, что в федеральных конституционных законах и федеральных законах будут развиты основные положения, закрепленные в Конституции, исключает решения Конституционного Суда РФ и постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики из правовой системы и из структуры источников права. Наоборот, с учетом данного Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16.06.98 N 19-П толкования статей 125, 126 и 127 Конституции однозначно указывается, что решения Конституционного Суда Российской Федерации имеют общеобязательное значение, обязывают всех правоприменителей действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и по существу носят нормативный характер.

Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не обладают такой юридической силой, а являются по своей природе правоприменительными. В то же время конституционно закреплена компетенция высших судебных инстанций данных судов по даче разъяснений по вопросам судебной практики, и на основе этого в соответствующих федеральных конституционных законах развито и закреплено правовое значение для правоприменителей данных официальных разъяснений. Конституция Российской Федерации не препятствует признанию разъяснений Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики, принимаемых ими на основании статей 126 и 127 Конституции, в качестве общеобязательных.

  1. Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ (с изменениями и дополнениями на 15.12.01) (далее - ФКЗ от 31.12.96) и Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (с изменениями и дополнениями на 15.12.01) (далее - ФКЗ от 21.07.94). Согласно статье 4 ФКЗ от 31.12.96, являющегося базовым законом для построения системы правового регулирования организации и деятельности всех судебных органов страны, Конституционный Суд Российской Федерации является федеральным судом и его полномочия и характер деятельности отражены в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Конституционный Суд как судебный орган конституционного контроля разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента, Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов или иных нормативных актов субъектов Федерации, изданных в пределах своей компетенции, разрешает споры о компетенции между органами государственной власти различных уровней, жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, дает толкование Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Толкование Конституции, данное Конституционным Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. ст. 1, 3, 106 ФКЗ от 21.07.94).

Согласно статье 6 ФКЗ от 21.07.94 решения Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, поскольку правовая позиция Конституционного Суда, изложенная в решениях, имеет общеобязательное значение <*>.

<*> Следует отметить, что в ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" не дано определения термина "правовая позиция", которое используется Конституционным Судом в тексте своих решений. Романова С.В., например, предлагает следующее определение: "Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации - это интерпретация Конституционным Судом какого-либо явления конституционно-правовой действительности (правового принципа, нормы, понятия), проведенная при рассмотрении конкретного вопроса (дела) и выраженная в тексте итогового решения Суда" (См.: Романова С.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ по проблеме правового регулирования вопросов, находящихся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов // Закон и право. 2002. N 2. С. 18).

Решение Конституционного Суда о признании нормативного акта полностью или частично не соответствующим Конституции влечет утрату юридической силы этого акта или соответствующей части, не требует никакого подтверждения другими органами и должностными лицами и не может быть преодолено повторным принятием этого же акта. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ст. 79 ФКЗ от 21.07.94). Закон не допускает возможности пересмотра решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Статья 80 ФКЗ от 21.07.94 возлагает обязанность на государственные органы и должностные лица по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда, если нормативные акты, их отдельные положения признаны неконституционными либо из решения Конституционного Суда вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом (ст. 81 ФКЗ от 21.07.94).

В соответствии со статьями 87, 91, 95, 100 ФКЗ от 21.07.94 признание федерального закона, нормативных актов Президента РФ и Правительства РФ, нормативного акта субъекта РФ, не вступившего в силу международного договора неконституционными полностью или в части, признание акта не входящим в компетенцию издавшего его органа государственной власти влечет определенные последствия.

В том числе является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативных актах либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. Положения нормативных актов, признанных неконституционными полностью или в части, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. Международный договор не может быть ратифицирован, утвержден и не может вступить в силу для Российской Федерации иным образом. Акт государственного органа власти, изданный с превышением его компетенции, утрачивает силу со дня, указанного в решении.

В случае признания Конституционным Судом закона, примененного в конкретном деле, неконституционным, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

В правовой системе Российской Федерации правовые позиции Конституционного Суда являются фактическим отражением государственной воли, "поскольку возникают как акт конституционного органа государства, уполномоченного выразить эту волю в предписанных законом форме и параметрах" <*>, а также предопределяют правовую позицию законодателя и правоприменителя. Решения Конституционного Суда публикуются в официальном издании для всеобщего сведения.

<*> См.: Лучин О.В., Моисеенко М.Г. Формирование правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации по проблемам конституционного права // Теоретические проблемы российского конституционализма. М., 2000. С. 58.

Таким образом, в вышеназванных статьях Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" закреплены функции и полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, юридическая сила и общеобязательность его решений, юридические последствия принятия итогового решения, последствия неисполнения его решений. Анализ данных статей Закона и Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16.06.98 N 19-П позволяет сделать вывод, что решения Конституционного Суда Российской Федерации "приобретают характер конституционно-правовых норм" <*> и являются источником конституционного права. Правовая норма, чей неконституционный характер признан Конституционным Судом Российской Федерации, перестает действовать не только в конкретном рассмотренном нормативно-правовом акте, но и во всех иных правовых актах.

<*> Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное право: Восточноевропейское Обозрение. 1999. N 3 (28). С. 96.
  1. Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ (далее - ФКЗ от 28.04.95) и Закон "О судоустройстве РСФСР" от 8 июля 1981 г. (с изменениями и дополнениями на 23.06.99) (далее - Закон от 08.07.81). Полномочия, компетенция и характер деятельности судов общей юрисдикции закреплены в статьях 19 - 22 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", а также в Законе от 08.07.81, который действует в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации".

Высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, является Верховный Суд Российской Федерации. Верховный Суд РФ осуществляет судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов, а также дает разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 19 ФКЗ от 31.12.96).

В соответствии со статьями 56 и 58 Закона от 08.07.81 разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения законодательства обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Верховный Суд при этом осуществляет контроль за выполнением судами разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

Как справедливо отмечено <*>, по новой Конституции Российской Федерации, которая в основах конституционного строя Российской Федерации закрепила принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ), постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики, становятся актами органа государственной власти, основанного на этом принципе.

<*> См.: Жуйков В.М. Роль разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в обеспечении единства судебной практики и защиты прав человека. Вступительная статья // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова М.: Юристъ, 1999. С. 10.

Давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства при рассмотрении гражданских, уголовных, административных дел является основным полномочием Пленума Верховного Суда РФ. Разъяснения даются в виде особого акта судебного органа - постановления Пленума Верховного Суда и основываются на обобщении судебной практики и решений, принятых по рассмотренным Верховным Судом делам. Постановления Пленума Верховного Суда РФ публикуются в официальном издании для всеобщего сведения, а также направляются непосредственно судам.

Полномочия, компетенция и характер деятельности арбитражных судов определены в статьях 23 - 25 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", а также в ФКЗ от 28.04.95.

Высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами в соответствии с их полномочиями, является Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Высший Арбитражный Суд РФ осуществляет судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов, а также дает разъяснения по вопросам судебной практики (ст. ст. 9, 10 ФКЗ от 28.04.95).

В соответствии со статьей 13 ФКЗ от 28.04.95 Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ обобщает практику применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Данные разъяснения принимаются в виде постановлений Пленумов Высшего Арбитражного Суда, которые в силу части 2 статьи 13 ФКЗ от 28.04.95 обязательны для арбитражных судов.

Закон закрепил еще одну форму обеспечения единства судебной практики в статье 16 ФКЗ от 28.04.95, которая установила, что Президиум Высшего Арбитражного Суда рассматривает отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды. Делается это в виде информационных писем. Статья 16 ФКЗ от 28.04.95 в отличие от части 2 статьи 13 того же Закона не предусматривает их обязательности для арбитражных судов, и они носят рекомендательный характер.

Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда и информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда публикуются в официальном издании для всеобщего сведения, а также направляются непосредственно арбитражным судам.

Таким образом, на основании вышеуказанных норм можно сделать вывод, что акты судебных органов - постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в которых на основании обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов даются разъяснения по вопросам применения конкретных правовых норм, носят общеобязательный и нормативный характер для судов. Данные разъяснения представляют собой обнародование официальной позиции высших судебных инстанций по вопросам судебной практики и направлены на единообразное и правильное применение судами (общей юрисдикции и арбитражными) федерального законодательства.

Поскольку разъяснение по вопросам судебной практики дает высший судебный орган, который осуществляет и надзор за рассмотрением судами конкретных дел, то этот орган, следуя собственному толкованию, должен будет отменять судебные решения, которые противоречат ему <*>.

<*> См.: Жуйков В.М. Указ. соч. С. 14. Высказывание дано по вопросу значимости разъяснений судебной практики в отношении судов общей юрисдикции, но оно, на наш взгляд, имеет общеправовое значение. (Примечание авторов. - Д.А. и Р.Н.)

Акты Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, принимаемые ими при рассмотрении конкретных дел (решения, определения, постановления), несмотря на то что они окончательны, не подлежат дальнейшему обжалованию (опротестованию) и обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации, тем не менее не носят нормативного характера. Как верно отмечено, "каждое судебное дело обладает своеобразием и никогда не является точной копией какого-нибудь другого, пусть и схожего случая" <*>.

<*> См.: Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским делам: конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса. М.: Статут, 2000. С. 18. Цитируется по статье (рецензии) Витрянского В.В. "Обобщение надзорной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по применению гражданско-правовых норм" // Вестник ВАС РФ. 2000. N 11. С. 102.

Кроме того, как указано в пункте 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16.06.98 N 19-П, акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов являются по своей природе правоприменительными. Решения данных судов не имеют общеобязательного значения, они не обязательны для других судов по другим делам.

Информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации носят не обязательный, а рекомендательный характер для арбитражных судов, поскольку закон прямо, как в отношении постановлений Пленумов, не предусматривает их обязательности.

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 96-ФЗ). В соответствии с частью 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики.

Арбитражные суды всех инстанций уже давно активно используют в обоснование своих выводов, содержащихся в судебных актах, постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда <*>. Однако если ранее отсутствовали в арбитражном процессуальном законодательстве нормы, закрепляющие право арбитражного суда делать в мотивировочной части решения ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и арбитражные суды исходили из положений части 2 статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации", то теперь такое право нормативно закреплено в части 4 статьи 170 нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

<*> Например, Постановления Президиума ВАС РФ от 02.06.98 N 4274/97, от 17.11.98 N 5463/98 // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс:Арбитраж"; от 16.11.99 N 5560/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 50 - 51.

Согласно части 3 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле, Конституции РФ, арбитражный суд обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона. В случае признания Конституционным Судом РФ закона не соответствующим Конституции РФ неконституционный закон или его отдельные положения в соответствии со статьей 87 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" не могут применяться судами, а данное дело, во всяком случае, подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Ранее в арбитражном процессуальном законодательстве отсутствовали нормы, обязывающие арбитражный суд обращаться в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле. Такая обязанность арбитражного суда вытекала из пункта 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16.06.98 N 19-П. Теперь такая обязанность прямо закреплена в части 3 статьи 13 нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, новый Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (ч. 4 ст. 170 и ч. 3 ст. 13) позволяет сделать вывод о наличии еще одного правового основания полагать, что решения Конституционного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации носят нормативный характер и являются источником права.

  1. Федеральный закон "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней" от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ (далее - ФЗ от 30.03.98). В соответствии со статьей 1 ФЗ от 30.03.98 Российская Федерация признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.

Некоторые правоведы уже указывали на то, что к международным источникам права относятся конвенции, решения организаций, решения судов <*>. Ратифицировав Конвенцию, Российская Федерация признала ее составной частью правовой системы (ст. 15 Конституции РФ).

<*> См.: Нешатаева Т.Н. Правовое обеспечение внешнеэкономической сделки и судебная практика // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 116.

Как разъяснено в информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.99 N С-1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных споров и права на правосудие", в ФЗ от 30.03.98 содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда, так и решений этого суда. Судебные решения национальных органов правосудия подвергаются критике в прецедентах Европейского суда в исключительных случаях - при наличии нарушения в судебных актах основополагающих норм Европейской конвенции, а также положений, сформулированных Европейским судом и направленных на защиту имущественных прав и права на правосудие.

Положения Европейского суда реализуются в его решениях на основе излагаемых им правовых позиций. В силу статьи 32 Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" от 04.11.50 Европейский суд имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому правовые позиции Европейской суда, излагаемые им в решениях при толковании положений Конвенции и Протоколов к ней, и сами прецеденты Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации носят обязательный характер.

Как справедливо отмечают специалисты, "все более активное внедрение элементов прецедентного права свидетельствует об углублении интеграции судебной системы России в международное судейское сообщество" <*>.

<*> См.: Федоренко Н.В., Лусегенова З.С. Некоторые аспекты правоприменения в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 96.

Таким образом, анализ вышеисследованных нормативных правовых актов позволяет, на наш взгляд, сделать вывод, что в настоящее время имеются правовые основания для признания определенных судебных актов и актов судебных органов в качестве источников права.