Мудрый Юрист

Ответственность за превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб

/"Юрист", N 11, 2000/
А.П. КУЗНЕЦОВ, С.В. ИЗОСИМОВ

Кузнецов А.П., доцент кафедры общеправовых дисциплин Нижегородского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук.

Изосимов С.В., старший преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Нижегородского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук.

Смена общественно-экономических отношений обусловила появление и развитие в нашей стране предпринимательской деятельности и бизнеса. В настоящее время характерной чертой преобразований, происходящих в России, является то, что экономика начинает реально базироваться на различных организационно-правовых формах собственности <*>. Такое положение, однако, уже имело место в истории нашего государства. В этой связи становится весьма актуальным изучение опыта регулирования уголовно-правовых отношений, возникающих по поводу совершения преступлений служащими коммерческих и иных организаций и, в частности, сотрудниками частных охранных и детективных служб. Историческое исследование этого вопроса способствует углублению научных представлений о сущности преступлений данной категории, выявлению тех обстоятельств и событий, которые определяют их возникновение. Обозначенный подход позволяет раскрыть социальную обусловленность возникновения уголовно-правовых запретов за данные деяния, обнаружить причинно-следственную зависимость между названным нормативным образованием, закрепленным в новом Уголовном кодексе РФ, и порождающими его общественными потребностями.

<*> См.: Мазур С.Ф. Уголовно-правовые и криминологические средства борьбы органов внутренних дел с преступлениями в сферах кооперативной и предпринимательской деятельности. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991. С. 3.

Как справедливо заметил Н.С. Таганцев, изучение истории догмы есть средство понимания действующего права. Развивая этот тезис, он писал: "Именно всякое правовое положение, действующее в данном государстве, хотя бы оно непосредственно и не вытекало из самого народа, а из государственной власти, непременно коренится в прошлой истории этого народа. Известно то важное значение, какое имеет историческое толкование в сфере действующего законодательства. Если мы, например, желаем изучить какой-нибудь юридический институт, существующий в данное время, то для правильного его уяснения себе мы должны проследить историческую судьбу его, то есть те поводы, в силу которых появилось данное учреждение, и те видоизменения, которым подверглось оно в своем историческом развитии" <*>. Иными словами, в каждом ныне действующем нормативном образовании имеется известный элемент прошлого. Не является исключением и действующее уголовное законодательство России, предусматривающее ответственность за совершение преступлений служащими частных охранных и детективных служб.

<*> Таганцев Н.С. Курс уголовного права. Вып. 1. СПб., 1874. С. 21.

Известно, что на протяжении всей истории в России существовали охранники, стражи, оберегающие что-либо или кого-либо. Так, например, обязанности по охране общественного порядка до учреждения в 1505 году Московской полиции выполняло особое управление, имевшееся в каждой части города. Оно состояло из объезжих голов, бояр с подъячими, решеточных приказчиков и сторожей. Сторожами были обычные обыватели, отправлявшие общественную земскую повинность натурой, которые должны были день и ночь непрестанно ходить каждый по своей улице, "чтобы бою, грабежу и никакого воровства и разврата не было" <*>. Вместе с тем никаких нормативно-правовых актов, непосредственно регламентирующих их деятельность, не было. Однако это вовсе не означает, что данные лица осуществляли свои охранные функции по своему усмотрению. Некоторые отрасли российского права (например, земельное, лесное) содержали нормативные предписания, регулировавшие деятельность сторожей. Наиболее полно предусматривались права и обязанности охранников лесным законодательством. Устав лесной 1872 года <**> закрепил положение о том, что для охранения казенных лесов учреждается во всех губерниях и областях, где существует лесное управление, постоянная лесная стража <***>.

<*> См.: Калейдоскоп // Мир безопасности. 1997. N 5. С. 20.
<**> Устав лесной 1872 года / Сост. Д. Коковцев. СПб., 1876. 545 с.
<***> См.: Там же. С. 28.

Согласно данному законодательному акту на службу в лесную стражу поступали лица всех сословий в возрасте не моложе 21 года и "по возможности грамотные". Чины лесной стражи при определении на службу приводились к присяге Мировым судьей, после чего они считались состоящими на государственной службе <*>.

<*> См.: Там же. Приложение к ст. 93 "Положение о лесной страже в казенных лесах". С. 358.

В обязанности лесных сторожей входило: охрана лесов; наблюдение за лесами и лесными работами; воспрепятствование самовольным порубкам леса и др. В случаях необходимости они были обязаны оказывать содействие земской полиции в задержании разбойников, дезертиров и бродяг в лесах (ст. 192) <*>.

<*> См.: Там же. С. 55.

Уже тогда законодатель придавал большое значение условиям применения оружия. Устав четко определял порядок использования огнестрельного оружия и предусматривал ответственность за "употребления без явной необходимости оружия". Статья 197 говорила о том, что офицеры лесного ведомства (лесничие) могут приказать употребить оружие в случае точной необходимости:

а) при поимке разбойников, когда лесная стража наряжается для того по требованию земской полиции;

б) при насильственных порубках с огнестрельным оружием, когда порубщики приготовляются к обороне;

в) для собственной обороны при самовольных порубках, хотя без вооружения, но когда самовольные порубщики приготовляются напасть превосходящей силой на лесную стражу;

г) для собственной обороны при преследовании насильственных и самовольных порубщиков, если они нападают с целью избежания поимки <*>.

<*> См.: Устав лесной. СПб., 1876. С. 56.

В статье 198 закреплялось право служителя лесной охраны на необходимую оборону. Характерное отличие данной нормы от предыдущей статьи выражалось в возможности применения оружия без соответствующего приказа лесного офицера, при наличии угрозы жизни и здоровью со стороны нападающих.

Если же при поимке и преследовании лесных преступников лесные служители допускали применение оружия без явной необходимости и при этом причиняли раны, увечье или смерть, то они привлекались к уголовной ответственности по статье 827, которая при определении наказания отсылала к статье 1466 (убийство) и статье 1494 (нанесение увечья, раны или иного повреждения здоровью) Уложения о наказаниях 1845 г.

Помимо государственной стражи, существовала стража частных лесов и вольнонаемная стража. В главе первой третьего раздела были закреплены положения, касающиеся частного леса. В примечании к статье 1421 указывалось, что для надлежащего присмотра за исполнением правил, а также с целью охраны частных лесов от самовольных порубок владельцы были обязаны содержать при лесных дачах особых сторожей. Количество стражи определялось постановлением уездного дворянства, утвержденного губернатором. Лесные сторожа частных лесов подвергались непосредственному надзору земской полиции, которая "в случае надобности побуждала сторожей к исполнению их обязанностей" <*>.

<*> См.: Устав лесной. СПб., 1876. С. 298 - 299.

По смыслу примечания под "особыми сторожами" понимались лица, не состоящие на государственной службе, следовательно, они в полной мере относились к частным охранникам. Необходимо подчеркнуть, что владельцы частных лесов в обязательном порядке должны были вводить штат сторожей. В случае отсутствия таковых подвергались денежному штрафу из расчета 30 копеек за каждый день без охраны. Судя по тому, что в дореволюционной России 10% лесов находилось в частном владении <*>, количество частных сторожей было достаточно внушительным.

<*> См.: Зайцев Д.М. Лесное законодательство. СПб., 1913. С. 68.

Стража в частных имениях наделялась правами, предоставленными стражам казенных лесов, только относительно утверждения в звании лесных сторожей, в случаях преследования нарушителей закона о частном лесе и при защите от нападений со стороны лиц, нарушающих указанный закон. Круг других прав и преимуществ, согласно правилам, введенным 15 мая 1867 года, не распространялся на частных охранников <*>.

<*> См.: Шилов Д. Порядок расследования нарушений лесного устава. Руководство для лесничих, заведующих казенными и частными лесами и для мировых судей. СПб., 1879. С. 239.

Стража частных лесов на основании статей 568 - 570 Устава лесного и приложения к статье 93 не относилась к органам правительственной власти. Следовательно, частные сторожа не признавались должностными лицами. Поэтому к уголовной ответственности за совершенные преступления и проступки сторожа частных лесов привлекались на общих основаниях <*>. К тому же диспозиция статьи отделения "О нарушении постановлений о частных лесах" <**> непосредственно предусматривала в качестве субъекта преступления частного сторожа. В ней говорилось, что лесные чины, заведующие и управляющие частными лесами, а также лесные сторожа за повреждение, истребление, присвоение или растрату лесных материалов из вверенных дач и за другие преступления и проступки по заведованию частными лесами подвергаются общим наказаниям, определенным за данные преступления Уложением о наказаниях (ст. 1681, 1682, 1704, 1709 и 1711). Иными словами, указанная статья представляла собой ссылочную норму.

<*> См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1912. С. 563.
<**> См.: Там же. С. 419.

Статьи 1681 и 1682 считались привилегированными составами и закрепляли ответственность за присвоение и растрату. Наказание назначалось в виде ареста от 3 месяцев до 1 года, а в случае совершения преступления по легкомыслию или при добровольном возмещении причиненного ущерба - арест не свыше 3 месяцев.

За умышленное истребление или повреждение имущества, предоставленного на временное хранение (ст. 1704), частные сторожа могли быть подвергнуты наказанию в виде лишения всех прав и привилегий, с обязательным возмещением причиненного ущерба и отдачей в исправительные арестантские отделения 4-й или 5-й степени. Это означало, что согласно статье 31 Уложения 1845 года (в редакции 1885 г.) работы в указанных учреждениях в первом случае могли быть назначены на срок от 2,5 до 3 лет, во втором - от 1 до 1,5 лет.

Положения статьи 1709 предусматривали ответственность поверенных (представителей), которые допускали злоупотребления, выражавшиеся в "сношениях или сделках с противниками своего доверителя во вред ему" <*>.

<*> См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. СПб., 1912. С. 1132.

Статья 1711 Уложения о наказаниях признавала наказуемыми истребление, повреждение, присвоение, злонамеренную утайку или растрату вверенных актов или имущества. Следует отметить, что данная норма не содержала собственной санкции и отсылала к наказаниям, закрепленным в статьях 1681, 1682 и 1622 указанного источника.

Следует сказать, что в примечании к статье 1421 Устава лесного было предусмотрено положение, согласно которому нарушители, виновные в оказании сопротивления частным сторожам, сопровождавшегося нанесением побоев, привлекались к уголовной ответственности как за неповиновение должностным лицам. Так, например, они могли быть подвергнуты наказанию по статье 271 (сопротивление чиновнику в отправлении должности) либо по статье 285 (оскорбление чиновника побоями или насильственными действиями при исполнении им служебных обязанностей) и др. Однако данное обстоятельство не служило основанием к причислению частных сторожей к лицам, состоящим на государственной службе <*>.

<*> См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. СПб., 1879. С. 564.

В отношении "преследования нарушений", совершенных в частных лесах, имелась одна особенность, которая позволяла выделить их в особую группу. Статья 585 Лесного устава, а также статьи 18 и 20 Устава о наказаниях определяли, что возбуждение судебного преследования зависит от воли пострадавшего, а возбужденное преследование может быть прекращено примирением <*>. Как видно, данное положение содержало принцип диспозитивности, в связи с чем указанные преступления относились к делам частного обвинения. Отмеченное правило распространялось и на частных сторожей. Таким образом, если совершенное преступление причиняло вред исключительно интересам частного собственника и тот не имел намерения привлечь виновного к ответственности, то частный страж мог и не подвергаться мерам уголовно-правового воздействия, а его наказание в этом случае могло состоять в возмещении вреда лесовладельцу в гражданско-правовом порядке.

<*> См.: Шилов Д. Порядок расследования нарушений лесного устава. Руководство для лесничих, заведующих казенными и частными лесами, и для мировых судей. СПб., 1879. С. 241.

Из вышесказанного следует, что частные сторожа в соответствии с ранее действовавшим российским законодательством не признавались должностными лицами и подвергались наказаниям на общих основаниях, хотя и обладали некоторыми властными полномочиями, характерными для должностных лиц.

Что касается частного сыска, то его зарождение и развитие как социально значимого явления начало осуществляться в России только в конце XX века, то есть уже в настоящее время. Хотя еще в 1910 году в Министерство внутренних дел России поступило несколько ходатайств со стороны лиц, "занимающих видное положение", о разрешении основать в России "Всероссийское Частное сыскное бюро". Авторы указывали на важность инициативы в таком серьезном общественном деле. Однако данное предложение встретило тогда категорический отказ со стороны официальных учреждений <*>.

<*> См.: Предисловие к русскому переводу книги М. Фридмана. Фридман М. Рабочее движение и агентство Пинкертона. СПб., 1910. С. 5.

Поскольку частных сыскных агентств вплоть до настоящего времени в России не было, то, естественно, отсутствовали и нормативные положения, регламентирующие осуществление этой деятельности <*>. Следовательно, ничего нельзя сказать и об опыте регулирования отношений, возникающих в результате совершения преступлений служащими указанных коммерческих структур. В этой связи представляется целесообразным перейти к изложению зарубежного опыта регламентации деятельности частных охранников и детективов и противодействия правонарушениям, совершаемым ими с использованием своих служебных полномочий.

<*> См.: Закон о частной детективной и охранной деятельности (научно-практический комментарий) / Под ред. д.ю.н., проф. Томина В.Т. Нижний Новгород, 1992. С. 2; Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 27 - 28.

Частные правоохранительные службы в таких странах, как США, Великобритания, Франция и многих других, давно уже получили широкое распространение и подверглись необходимости нормативного регулирования. Так, в Великобритании, например, численность частных полицейских и охранников в два раза превышает штатную численность обычной полиции страны. В США "индустрия" частной службы безопасности в настоящее время насчитывает около 1,5 миллиона человек <*>. В ФРГ количество служащих "частной" полиции примерно равно численности государственной полиции и составляет более чем 80000 человек <**>.

<*> См.: Асанов Р.Ф. Частная жизнь и частно-детективная деятельность // Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Сборник научных трудов. Часть II / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ. 1999. С. 135.
<**> См.: Обеспечение законности в деятельности частных правоохранительных служб за рубежом. М.: Манускрипт, 1994. С. 8.

Подавляющее большинство частных детективов и охранников работает в различных агентствах, бюро, ассоциациях, которые осуществляют как охранные функции, так и частный сыск. Некоторые из них представляют собой довольно крупные организации и имеют международный статус, например, агентства "Алан Пинкертон", "Уиллиам Бернс Интернешнл Детектив Эдженси", "Протектас".

Деятельность детективов и охранников, их права и обязанности, основные виды предоставляемых услуг в различных странах регулируются по-разному. Так, например, в США отсутствует единый федеральный закон о частной детективной и охранной деятельности. Регламентация частных детективных и охранных услуг отнесена к юрисдикции штатов <*>. Во Франции деятельность частных охранно-сыскных бюро регулируется Законом N 891 от 28 сентября 1942 года с последующими поправками и дополнениями. В Португалии деятельность частных правоохранительных служб регламентируется Законом N 276/93 от 10 августа 1993 года.

<*> См.: Крысин А.В. Безопасность предпринимательской деятельности. М.: Финансы и статистика, 1996. С. 29.

Свои особенности имеет институт частных охранников и детективов в Великобритании. Как показали результаты исследования, проведенного Нидерландским управлением по предотвращению преступлений, Великобритания - единственная страна из 25 стран - членов Европейского союза, не имеющая никаких специальных правовых норм и положений, регулирующих деятельность частных охранных и детективных фирм <*>.

<*> См.: Правонарушения частных охранных фирм при использовании телевизионных систем охраны в Великобритании // Борьба с преступностью за рубежом. Инф. бюл. 1995. N 11. С. 39.

К наиболее распространенным видам услуг, которые предоставляют частные детективные и охранные фирмы за рубежом, относятся такие, как: 1) охрана и патрулирование, 2) сыск и расследование, 3) обеспечение сигнализаций различного рода, 4) обеспечение безопасности транспортировки ценных грузов и 5) обеспечение безопасности физического лица.

Требования, предъявляемые к лицам, желающим оказывать детективные и охранные услуги, в ряде зарубежных стран также имеют свои особенности. В Португалии, например, кандидаты на службу в указанные структуры должны иметь португальское гражданство, достигнуть совершеннолетия, представить документ об отсутствии судимости, а также справку о соответствующем психическом и физическом состоянии, подтвержденную медицинским обследованием <*>. Во Франции для того, чтобы получить лицензию на создание частного сыскного бюро или охранной фирмы, достаточно быть французским гражданином и не иметь судимости <**>.

<*> См.: Крысин А.В. Указ. раб. С. 46, 181.
<**> См.: Калинин Ю.В. Частный сыск на службе капитала. Минск, 1978. С. 34.

В США для оказания охранных или сыскных услуг отсутствуют какие-либо единые требования. Так, в настоящее время различия в законодательных актах штатов весьма существенны. Например, в 19 штатах не требуется получение лицензии на частную охрану, в 34 штатах наличие лицензии требуется при оказании детективных услуг. В Японии закон о частном предпринимательстве в сфере безопасности предусматривает следующие положения: 1) наличие специальной подготовки, 2) разрешение на занятие детективной и охранной деятельностью, 3) отсутствие случаев привлечения к уголовной ответственности.

Изучение законодательного опыта зарубежных государств показывает, что нормативная база деятельности частных правоохранительных служб далека от совершенства. Законодательство в данной сфере недостаточно кодифицировано, вследствие чего одни нормативные акты порой несогласованны или даже противоречат другим. Но главная опасность заключается не столько в несовершенстве, консервативности законодательства, регулирующего деятельность частных детективных и охранных служб, сколько в правонарушениях, которые совершают частные детективы и охранники с использованием своих служебных полномочий или нередко с их превышением. Большая часть злоупотреблений по службе, допускаемых указанными лицами, связана с посягательствами на права человека, несоблюдением прав личности. Президентская комиссия США отмечала, в частности, большое количество случаев применения частными детективами необоснованного ареста, чрезмерного применения силовых методов, проведения незаконного обыска, нарушения прайвеси <*>.

<*> От англ. слова "privacy" - частная, личная жизнь, интимность личной жизни и личных отношений, тайна (например, корреспонденции).

Согласно данным статистики, в Японии в 1981 году было зафиксировано 1500 фактов нарушения законов, совершенных двумя тысячами сотрудников частных служб безопасности. Из них 54% составляли хищения, 22% - иные тяжкие преступления <*>.

<*> См.: Бельсон Я.М. Полиция "свободного общества". М.: Юрид. лит., 1984. С. 86.

По результатам одного из исследований, проведенного в Великобритании, уровень правонарушений и преступлений со стороны персонала частного охранного и детективного сектора в 21 раз выше, чем в государственной полиции. Ежегодно персонал частных детективных и охранных фирм совершает 2600 преступлений по всей стране <*>.

<*> См.: Правонарушения частных охранных фирм при использовании телевизионных систем охраны в Великобритании // Борьба с преступностью за рубежом. Инф. бюл. 1995. N 11. С. 39.

Однако, несмотря на довольно внушительное количество правонарушений и преступлений со стороны частных детективов и охранников, на Западе все более признают "частную" полицию в качестве неотъемлемой части системы общественной безопасности и правопорядка.

На основе анализа данного рода преступлений зарубежные криминалисты выделяют следующие причины и условия их совершения: 1) несовершенство законодательства, регламентирующего услуги частных правоохранительных органов, 2) низкий уровень подготовки частных детективов и охранников, в том числе и правовой, 3) отсутствие надлежащего профессионального отбора, 4) неэффективный контроль со стороны государственных органов <*>.

<*> См.: Калинин А.В. Указ раб. С. 33 - 34; Обсуждение вопроса об установлении контроля за деятельностью частных служб безопасности в Великобритании // Борьба с преступностью за рубежом. Инф. бюл. 1995. N 8. С. 33 - 36.

Рассмотрим ряд подходов зарубежных законодателей к решению вопроса о мерах противодействия преступлениям, совершаемым частными детективами и охранниками.

В США привлечение к уголовной ответственности за деяния рассматриваемой категории лиц осуществляется на общих основаниях. Среди наиболее распространенных преступлений, совершаемых ими, можно выделить нарушение прайвеси (ст. 250.12 Примерного УК США).

Во Франции, согласно Закону N 80-1058 от 23 декабря 1980 года, всякое нарушение положений Закона N 891 от 1942 года, определяющего компетенцию частных детективов и охранников, требования к сотрудникам охранно-сыскных агентств и т.д., карается наказанием в виде тюремного заключения сроком от 1 года до 3 лет и штрафом от 6 до 40 тысяч франков по усмотрению суда. Такому же наказанию подлежит лично руководитель бюро, если он прибегает к услугам частных агентств, которые не удовлетворяют требованиям Закона N 891.

В случае если нарушение законодательных актов допущено руководителем бюро, то суд может принять решение о закрытии данного бюро на срок от 3 месяцев до 5 лет. Более того, на основании Закона N 80-1058 от 1980 г. компетентные административные органы страны могут вынести решение о временном закрытии охранно-сыскного бюро, если один из его частных агентов стал объектом уголовного преследования <*>.

<*> См.: Крысин А.В. Указ. раб. С. 145 - 146.

Португальский Закон N 276/93 о частных службах безопасности к противоправным относит следующие действия: 1) выполнение частными фирмами безопасности функций, не предусмотренных концепцией частной безопасности или запрещенных законом, 2) выполнение функций по обеспечению частной безопасности без соответствующего разрешения, 3) невыполнение обязанностей по применению специальных средств, 4) применение оружия сотрудниками частных фирм безопасности, не прошедшими соответствующей подготовки, и т.д.

Законом предусмотрена особая система штрафов, взимаемых в национальной валюте за совершение вышеперечисленных незаконных действий. Кроме того, закон оговаривает, что в случае, если сотрудник частной фирмы безопасности совершит преступление с использованием служебных полномочий, то данное обстоятельство будет выступать квалифицирующим признаком при определении размера и вида уголовной ответственности <*>.

<*> Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 54.

Есть, однако, и сходные черты в законодательных подходах разных стран к проблеме противодействия преступлениям, совершаемым служащими частных охранных и детективных служб. Так, ни в одном из уголовных кодексов зарубежных государств ответственность частных детективов и охранников не регулируется какой-либо отдельной статьей (как это имеет место в новом российском уголовном кодексе) либо группой уголовно-правовых норм. Таким образом, применение уголовно-правовых санкций осуществляется на общих основаниях.

Обобщая изложенное выше, необходимо отметить, что законодательный опыт зарубежных государств в сфере регулирования ответственности за преступления, совершаемые служащими частных охранных и детективных служб, весьма разнообразен, часто противоречив и изменчив (даже когда речь идет об одной и той же стране), - но, во всяком случае, крайне поучителен.

В этой связи необходимо согласиться с французским правоведом Марком Анселем, писавшим, что изучение зарубежного права открывает перед юристом новые горизонты, позволяя ему лучше узнать право своей страны, ибо специфические черты этого права особенно отчетливо выявляются в сравнении с другими системами. Сравнение способно вооружить юриста идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права <*>.

<*> См.: Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. М.: Прогресс, 1981. С. 38.

Изложив отечественный и зарубежный опыт регулирования уголовно-правовых отношений, возникающих при совершении преступлений служащими частных охранных и детективных служб, вполне уместно перейти к рассмотрению вопроса о регламентации деятельности рассматриваемой категории лиц по действующему российскому законодательству.

Реформа экономических и политических отношений в РФ повлекла за собой трансформацию хозяйствующих субъектов, образование иных разновидностей субъектов имущественного оборота, возникновение служб, подразделений, отсутствовавших ранее в российском обществе и неизвестных прежнему законодательству.

Принятие 11 марта 1992 г. Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" <*> положило начало развитию частной детективной и охранной деятельности - нового элемента негосударственной правоохранительной системы РФ.

<*> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 17. Ст. 888.

В настоящее время услуги, оказываемые частными детективными и охранными службами, пользуются большим спросом как у граждан, так и у юридических лиц. Так, согласно статистическим данным МВД РФ в 1997 г. было зарегистрировано 9958 подразделений, оказывающих сыскные и охранные услуги <*>, в 1998 г. их стало уже 10487. Из них 10285 - охранные предприятий и службы безопасности и 202 - предприятия, оказывающие детективные услуги <**>.

<*> См.: Рязанцев В. Прогноз из будущего // Мир безопасности. 1997. N 9. С. 8.
<**> См.: Над статистикой // Мир безопасности. 1998. N 4. С. 15.

В соответствии со статьей 1 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" сущность частной детективной и охранной деятельности заключается в оказании на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел, в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов.

Сфера деятельности, компетенция указанных субъектов различна. Так, сыскная работа детективов направлена на сбор определенного рода информации и обеспечение ею клиента в обусловленной форме. В целях сыска разрешается представление услуг следующего характера: 1) сбор сведений по гражданским и уголовным делам; 2) сбор информации в сфере предпринимательской деятельности; 3) сбор сведений об отдельных лицах при заключении с ними контрактов; 4) поиск без вести пропавших граждан и утраченного имущества.

Охранная деятельность направлена на охрану личных и имущественных прав. В целях охраны разрешается представление следующих видов услуг: 1) защита жизни и здоровья граждан; 2) охрана имущества собственников, в том числе при его транспортировке; 3) проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации; 4) консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств; 5) обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий.

Деятельность частных охранных структур не должна распространяться на объекты, подлежащие государственной охране <*>. Рассматриваемый вид деятельности не может служить никаким другим целям, кроме перечисленных выше. Например, частное охранное предприятие не вправе заключать договор с клиентом на принудительное исполнение каких-либо решений административных и судебных органов, даже если сами решения вполне законны. На практике же зачастую имеют место случаи принятия поручения клиента о принудительном выселении из жилых помещений, использование сил частной охраны для освобождения нежилых помещений от находящегося там имущества и людей и тому подобные примеры. Делается это, как правило, под предлогом принятия объекта под охрану на основе заключенного договора с клиентом. Подобные факты являются грубым нарушением закона, так как ни в коей мере не отвечают задачам охраны <**>.

<*> Перечень данных объектов утвержден Постановлением Правительства РФ от 14 августа 1992 г. N 587.
<**> См.: Журавлев С.Ю. Частная охрана (организационно-правовые и тактико-специальные аспекты деятельности). М., 1994. С. 6.

Предприятиям, осуществляющим частную детективную и охранную деятельность, предоставляется право содействовать правоохранительным органам в обеспечении правопорядка, в том числе на договорной основе (ст. 3 Закона от 11 марта 1992 г.).

Законом "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" последовательно проводится принцип недопустимости смешения детективной и охранной деятельности, в силу которого одно и то же предприятие одновременно заниматься сыскной и охранной деятельностью не может. Исключением из этого правила являются два вида предприятий, в которых допускается осуществление смешанных форм детективной и охранной деятельности, - совместные ассоциации частных детективов и охранников, а также охранно-сыскные подразделения на предприятиях (службы безопасности).

При осуществлении частной детективной и охранной деятельности допускается использование различных технических средств, в том числе специальных <*>. К тому же частные охранники наделяются правом применения огнестрельного оружия. На вооружении охранных предприятий находятся пистолет ПМ и ружье охотничье гладкоствольное.

<*> Перечень и виды специальных средств определены Постановлением Правительства РФ от 14 августа 1992 г. N 587. См.: САПП РФ. N 8. Ст. 506. 1993. N 39. Ст. 3690.

Обобщая сказанное, сформулируем понятие частной детективной и охранной деятельности. Представляется, что ее можно определить как деятельность, осуществляемую в целях защиты юридических и физических лиц от нарушения, ограничения или ущемления их прав и законных интересов специально созданными для этого предприятиями, действующими на возмездной договорной основе, использующими специальные силы, средства и методы в строгом соответствии с законом и неуклонном соблюдении установленного им порядка <*>.

<*> См.: Матвеев Т.Г. Организация деятельности негосударственной правоохранительной системы. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 15.

Данную деятельность можно в полной мере отнести к правоохранительной, поскольку осуществляется она с целью защиты юридических и физических лиц от нарушения прав и интересов, не противоречащих закону; возложена на специально создаваемые, лицензируемые и действующие под жестким контролем со стороны государственных органов предприятия сыска, охраны и служб безопасности; осуществляется с применением юридических мер воздействия: предупреждения, пресечения и административно-процессуального обеспечения, четко обозначенных в законе; реализуется в установленном законом порядке с соблюдением определенных процедур; соответствует принципам осуществления правоохранительной деятельности.

Вместе с тем негосударственная правоохранительная деятельность отличается от правоохранительной деятельности государственных органов, так как по своему характеру является предпринимательской; основана на договорных отношениях; оказывается индивидуально определенным клиентам; лица, осуществляющие негосударственную правоохранительную деятельность, не наделены полномочиями должностных лиц правоохранительных органов <*>.

<*> См.: Матвеев Т.Г. Указ. раб. С. 8, 14; Гусев Н.Н. Гражданско-правовое положение субъектов частной охранной деятельности. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 16.

В настоящее время среди услуг, предоставляемых отечественными охранными предприятиями, наибольшим спросом пользуются такие, как инкассация, личная охрана, охрана офисов, складских помещений, магазинов и т.п.

В охранно-сыскных структурах работает 148443 человека, имеющих лицензии на частную детективную или охранную деятельность. Следует отметить, что 34% от этого количества составляют бывшие сотрудники государственных правоохранительных органов, а именно: 34364 - ранее работавших в ОВД; 14285 - бывшие сотрудники органов безопасности; 1585 - бывшие сотрудники других правоохранительных органов <*>.

<*> См.: Над статистикой // Мир безопасности. 1998. N 4. С. 15.

Однако наряду с позитивной деятельностью негосударственных правоохранительных органов по защите законных прав и интересов физических и юридических лиц, имеют место и негативные факты в их деятельности, в том числе и превышение служебных полномочий. Новый Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый 24 мая 1996 г., предусмотрел ответственность за это деяние в статье 203 Особенной части (гл. 23 "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях").

/"Юрист", N 12, 2000/

Объективная сторона основного состава анализируемого деяния (ч. 1 ст. 203 УК РФ) характеризуется действием, состоящим в превышении полномочий, предоставленных лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вопреки задачам этой деятельности, сопряженным с применением насилия или угрозой его применения. Объективная сторона квалифицированного состава (ч. 2 ст. 203 УК РФ) дополнительно характеризуется наступлением тяжких последствий и наличием причинной связи между противоправным деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

Подчеркнем, что превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб выражается в совершении только действий, поскольку грамматическое толкование понятия "превышение" (стать выше, сделать больше, чем предусмотрено, использовать полномочия в большей степени, чем дозволено <*>) подразумевает активный, деятельностный характер данного преступления. Более того, указание в диспозиции статьи 203 УК на насильственный способ преступления исключает возможность совершения превышения полномочий путем бездействия.

<*> См.: Словарь современного русского литературного языка. Т. 11. М.: АН СССР, 1961. С. 85.

Частный детектив и охранник, как известно, наделяются определенными полномочиями для осуществления предоставленных прав и обязанностей, которые следует рассматривать как предоставленную им возможность реализации и обеспечения этих прав и обязанностей. Поэтому выход за пределы данных полномочий будет представлять собой выход за пределы предоставленных прав <*>.

<*> См.: Галахова А.В. Превышение власти или служебных полномочий. Вопросы уголовно-правовой квалификации. М.: Юр. лит., 1978. С. 26.

В ходе частной сыскной деятельности в целях защиты прав и законных интересов клиентов допускается проведение устного опроса граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение для получения необходимой информации и т.д.

Охранным предприятиям разрешается оказывать услуги в виде вооруженной охраны имущества собственников, а также использовать технические и иные средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, средства оперативной радио- и телефонной связи.

Обязательным элементом объективной стороны превышения полномочий является признак "вопреки задачам своей деятельности". Данный признак указывает на незаконный, противоправный характер деяния. Вместе с тем, он подчеркивает противоправность не любых действий, а лишь действий, связанных с исполнением профессиональных функций. Действия частного детектива и охранника будут совершены вопреки задачам сыскной и охранной деятельности, если они противоречат законодательным актам, специальным правилам, устанавливающим порядок предоставления охранных и детективных услуг.

Необходимо отметить, что применительно к рассматриваемому составу обязательным условием привлечения к уголовной ответственности является установление непосредственной связи превышения полномочий с осуществляемой лицом служебной деятельностью. Другими словами, совершая соответствующее противоправное действие, виновный выступает именно как частный детектив или охранник.

Применение насилия также является обязательным признаком объективной стороны превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб (в отличие от должностного превышения полномочий (ст. 286 УК РФ), где данный признак является квалифицирующим).

В русском языке под насилием понимается применение физической силы, принудительное воздействие на кого-либо, притеснение <*>. Насилие - это "действие стеснительное, обидное, незаконное и своевольное" <**>.

<*> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 384.
<**> Даль В. Толковый словарь. М., 1956. С. 469.

В юридической литературе даются различные определения "насилия". Профессор А.А. Пионтковский в своей монографии писал, что "насильственное воздействие на личность состоит во всяком принуждении ее к действиям, противоречащим ее желаниям" <*>. Однако такая трактовка насилия не охватывает случаев, когда оно выражается в причинении физических или психических травм и не затрагивает действий потерпевшего.

<*> См.: Пионтковский А.А. Преступления против личности. М., 1938. С. 761.

Л.Д. Гаухман определяет физическое насилие как общественно опасное, противоправное воздействие на организм другого человека против его воли <*>. Вместе с тем, как справедливо замечает Л.В. Сердюк, ситуация, когда потерпевший проявляет свою волю, а насильник противостоит ей, бывает далеко не всегда, "чаще виновный не выступает прямо против воли потерпевшего, а как бы игнорирует ее, действует скрытно..." <**>. Более правильно будет характеризовать насилие как воздействие на человека помимо его воли. Данную точку зрения считают верной большинство ученых, понимающих под насилием общественно опасное противоправное воздействие на человека как против, так и помимо его воли.

<*> См.: Гаухман Л.Д. Борьба с насильственными посягательствами. М., 1969. С. 5.
<**> Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки следователя. Волгоград, 1981. С. 12.

Л.Д. Гаухман относит к психическому насилию угрозу применения физического насилия <*>. Представляется, что данное положение, учитывая специфику рассматриваемого состава преступления, соответствует превышению полномочий частными детективами и охранниками. Вместе с тем, если брать понятие психического насилия в целом, то его нельзя сводить только к угрозе причинения физического вреда. Основным объектом любых угроз являются правоотношения, связанные с психикой человека, а не его телесной неприкосновенностью. На психику воздействуют, отмечается в специальной литературе, не только угрозы причинения физического вреда, но и угрозы другим интересам (чести, достоинству, свободе, собственности) <**>.

<*> См.: Гаухман Л.Д. Указ. раб. С. 3.
<**> См.: Романков А.Н. К вопросу о понятии насилия в уголовном праве // Практика применения уголовного законодательства России: Сб. науч. трудов. Екатеринбург, 1998. С. 52.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" насилие определяется как нанесение потерпевшему побоев, причинение телесных повреждений (вреда здоровью), физической боли, а также ограничение его свободы <*>.

<*> См.: Постановление N 4 Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" от 30 марта 1990 г. Указ. источ. С. 354.


Пределы физического насилия в статье 203 УК, по мнению большинства авторов, ограничиваются причинением вреда здоровью средней тяжести. Формы насилия, иными словами, могут выразиться в причинении легкого и средней тяжести вреда здоровью, нанесении побоев, истязании, ограничении или лишении свободы передвижения <*>.

<*> См.: Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. С. 437; Иванов В.Д. Уголовное законодательство РФ. Т. 2. Часть Особенная. Ростов-на-Дону: Булат, 1996. С. 156; Комментарий к УК РФ. М.: "Проспект", 1997. С. 458; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юрист, 1996. С. 244.

По мнению авторов, понятие "насилие" должно охватывать лишь тот вред здоровью, степень общественной опасности которого ниже степени общественной опасности превышения полномочий, исключающего дополнительную квалификацию. Причинение же при превышении полномочий вреда здоровью, характеризующегося большей общественной опасностью, чем в анализируемом составе преступления, позволяет учитывать наносимый потерпевшему физический вред как самостоятельное преступление.

Общеизвестно, что одним из критериев оценки общественной опасности является санкция. Следовательно, при сопоставлении общественной опасности различных преступлений необходимо сравнивать санкции: чем более строгое наказание предусматривает санкция статьи, тем выше общественная опасность преступления <*>.

<*> См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 55.

Представляется, что насилие в части 1 статьи 203 УК будет охватывать такие виды умышленных насильственных преступных действий: побои (ст. 116 УК), умышленное причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 115 УК, ч. 1 ст. 112 УК), истязание (ч. 1 ст. 117 УК), незаконное лишение свободы (ч. 1 ст. 127 УК). Дополнительной квалификации по совокупности преступлений при этом не требуется.

Так, К. являясь сотрудником частного охранного предприятия "Страж", при несении службы в одной из школ Нижегородского района г. Н. Новгорода допустил превышение своих полномочий, сопряженное с применением насилия к потерпевшим. Материалами уголовного дела установлено следующее: около 18 часов в школу за своими детьми пришли родители К-ва и Т-на. Последняя попросила К. впустить их в помещение школы. Однако К., превысив свои служебные полномочия, предусмотренные Законом "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" и "Правилами поведения сотрудника службы охраны ООО "Страж" на объекте", стал препятствовать их прохождению в помещение школы, грубо отталкивать от входной двери. К-ва и Т-на прошли в школу через другой вход и направились в кабинет зам. директора с целью установления причины, по которой частный охранник К. не пускает их в учебное заведение. Однако вслед за ними в кабинет зам. директора школы вошел К. В ответ на высказанное К-вой замечание в его адрес о недостойном поведении К. нанес ей два удара ногами в туловище и один удар рукой в лицо, причинив тем самым телесные повреждения в виде кровоподтеков правой ушной раковины, живота и правого бедра <*>. Действия виновного были правильно квалифицированы по части 1 статьи 203 УК РФ без дополнительной квалификации по статье 116 УК, так как нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение легкого вреда здоровью полностью охватываются основным составом превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб.

<*> Уголовное дело N 1-547/98 // Архив Нижегородского райсуда г. Н. Новгорода.

В другом случае частный охранник Е., осуществляя свою деятельность по охране коммерческого магазина, стал в грубой форме требовать от посетителя П., чтобы тот вывел из помещения свою собаку. Когда последний сделал замечание охраннику Е. о недопустимости такого поведения, Е., сознавая, что поступает незаконно, вопреки задачам своей деятельности, превышая полномочия, предоставленные ему в соответствии с лицензией, умышленно причиняя потерпевшему физическую боль, несколько раз толкнул П., затем, развернув к себе потерпевшего лицом, нанес ему удар кулаком в лицо, выбив 5 протезированных зубов и сломав ему нижнюю челюсть. Тем самым П. был причинен вред здоровью средней тяжести (по признаку длительности расстройства здоровья на срок свыше 3-х недель). Суд, рассмотрев обстоятельства данного уголовного дела, совершенно обоснованно вынес сотруднику охранного предприятия "Профессионал" Е. приговор по части 1 статьи 203 УК РФ <*>.

<*> Уголовное дело N I-365/98 // Архив Индустриального райсуда г. Перми.

Напротив, превышение, сопряженное с причинением вреда здоровью, предусмотренного частью 2 статьи 112, частью 2 статьи 117; частями 2, 3 статей 126 и 127 УК, следует квалифицировать по совокупности с частью 1 статьи 203 УК РФ.



Угроза применения насилия означает высказывание намерения применить насилие к потерпевшему, в том числе выраженное словами, жестами, демонстрацией огнестрельного оружия, специальных средств, которые могли бы быть использованы в порядке реализации высказанного намерения. При этом угроза должна создавать у потерпевшего обоснованное представление об угрожающей ему опасности и реальной возможности немедленно привести ее в исполнение <*>.

<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" от 22 марта 1966 г. (в ред. Постановления Пленума N 11 от 21 декабря 1993 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: Спарк, 1996. С. 373; Научно-практический комментарий к УК РФ в двух томах / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. П.Н. Панченко. Т. 1. Н. Новгород: Номос, 1996. С. 606.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда также входит в содержание угрозы применения физического насилия и дополнительной квалификации по статье 119 УК не требует.

Ненасильственные формы превышения полномочий не образуют состава преступления, предусмотренного статьей 203 УК РФ. В случае ненасильственного превышения полномочий действия частного детектива и охранника признаются преступными при том условии, что в них содержится состав иного преступления - например состав посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина, состав того или иного преступления против общественной безопасности.

Анализ судебной практики по должностным преступлениям выделил четыре типовые формы совершения действий, выходящих за пределы прав и полномочий должностного лица <*>. К ним относятся: 1) совершение действий, входящих в компетенцию вышестоящего должностного лица; 2) действия, которые могут быть совершены только коллегиально; 3) действия, для совершения которых нужны специальные полномочия, отсутствующие у виновного; 4) совершение действий, которые не вправе совершать никакое должностное лицо ни при каких обстоятельствах.

<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 30 марта 1990 г. "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге". Указ. источ., п. 11. С. 354; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И Рарога. М.: Триада, Лтд, 1996. С. 353.

Что касается преступлений, совершаемых частными детективами и охранниками, то в уголовно-правовой литературе высказывается мысль, что превышение ими своих служебных полномочий возможно в следующих формах: 1) совершение виновным действий, входящих в компетенцию другого служащего данного детективного или охранного предприятия либо служащего другого детективного (охранного) предприятия; 2) принятие решения, входящего в компетенцию коллегиального органа (дирекция, правление) детективного (охранного) предприятия; 3) нарушение установленного законом порядка реализации принадлежащих служащему полномочий; 4) совершение действий, которые запрещены законом <*>.

<*> См., напр.: Комментарий к УК РФ. М.: "Проспект", 1997. С. 458; Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. С. 241 - 242; Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник / Под общ. ред. проф. Л.Д. Гаухмана, проф. Л.М. Колодкина и проф. С.В. Максимова. М.: Юриспруденция, 1999. С. 545.

Представляется, что в рамках статьи 203 УК РФ возможны только две формы превышения полномочий. Во-первых, это действия, которые детектив и охранник не вправе допускать ни при каких обстоятельствах, и, во-вторых, это нарушение установленного законом порядка и оснований реализации принадлежащих служащему полномочий.

Авторы солидарны с мнением Р.Ф. Асанова, полагающего, что такие формы превышения полномочий, как принятие решения, входящего в компетенцию коллегиального органа, и совершение действий, входящих в компетенцию другого служащего, в отношении статьи 203 УК РФ неприемлемы, так как в диспозиции данной нормы описан насильственный способ общественно опасных действий, который, в свою очередь, исключает возможность совершения превышения в двух перечисленных формах. <*> В самом деле, нелогичным будет предположение о том, что некий коллегиальный орган (совет директоров) наделен правом применения физического воздействия на правонарушителя, а частный охранник воспользовался этим правом.

<*> См.: Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 122.


Представляется, что недостатком технико-юридической конструкции статьи 203 УК РФ является отсутствие в ней такого квалифицирующего признака, как насилие, сопряженное с применением оружия или специальных средств. В частности, такой подход был предложен разработчиками Модельного Уголовного кодекса в статье 285 "Превышение правомочий служащими частных охранных или детективных служб" указанного источника, которые относили данный признак к числу отягчающих вину обстоятельств <*>. Это решение, по мнению авторов, является более целесообразным и правильным, нежели то, которое нашло свое отражение в действующем УК РФ.

<*> Модельный Уголовный кодекс. Приложение к "Информационному бюллетеню". 1996. N 10. С. 194.

Думается, что уже сам факт насилия, совершенный с применением оружия или специальных средств, представляет достаточно большую угрозу причинения ущерба интересам и правам личности, нежели простое физическое воздействие, сопряженное, например, с приемами рукопашного боя. Нельзя также не учитывать тот большой массив вооружения, который имеют на данный момент времени частные охранно-сыскные предприятия. Так, в 1998 г. в указанных структурах было зарегистрировано 68392 единицы огнестрельного оружия, в том числе: 6655 пистолетов ПМ; 25613 единицы служебного оружия; 22081 охотничьих гладкоствольных ружей; 14043 единицы газового оружия <*>. Сегодня эти цифры еще больше.

<*> См.: Маяцкий И. Над статистикой // Мир безопасности. 1998. N 4. С. 15.

Вместе с тем, по данным статистики, в 1997 г. из 68 фактов применения оружия в 18 случаях оно использовалось неправомерно <*>, что в процентном соотношении составляет 26,5%.

<*> См.: Там же. С. 15.

Все это говорит о настоятельной необходимости изменения редакции статьи 203 УК РФ и выделении в ней квалифицирующего признака, отягчающего ответственность за превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб, совершенное с применением насилия или угрозой его применения, сопряженное с применением оружия или специальных средств.

Квалифицированный состав преступления, предусмотренный частью 2 статьи 203 УК, является материальным, поскольку в качестве обязательного признака объективной стороны предусмотрено наступление тяжких последствий.

Следует отметить, что понятие "тяжкие последствия" применительно к составу превышения полномочий частными детективами и охранниками в законе не раскрыто. В практике правоприменительных органов нередко допускаются ошибки при установлении данного квалифицирующего признака. Так, по части 2 статьи 203 и части 2 статьи 112 УК были квалифицированы действия частных охранников К., Л., Х. и С., которые, превысив свои служебные полномочия, причинили вред здоровью средней тяжести потерпевшему Н. <*> Думается, что в данном случае отсутствовали медицинские и правовые основания для отнесения указанного вреда здоровью к тяжким последствиям. Действия частных охранников следовало квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 203 УК и ч. 2 ст. 112 УК.

<*> Уголовное дело N 52621 РУВД Павловского района Нижегородской области.


Учитывая, что ранее в части 2 статьи 170 УК РСФСР к тяжким последствиям относилось причинение смерти или тяжких телесных повреждений, считаем возможным и нужным использование указанного критерия при определении тяжких последствий, наступивших в результате превышения полномочий служащими частных детективных и охранных служб. При их определении необходимо исходить также из того, что в преступных последствиях отражаются исходные, основные признаки деяния и объекта преступления.

На основании вышеизложенного представляется, что к тяжким последствиям следует относить, например, причинение вреда здоровью средней тяжести нескольким лицам, тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку либо причинение смерти потерпевшему. Данные последствия могут также выражаться в прямом имущественном ущербе, утрате деловой репутации, конкурентоспособности и ином вреде, причиненном как клиенту частной детективной или охранной организации, так и другим предприятиям, учреждениям или организациям, относительно которых выполнялись действия виновного. Тяжесть наступивших последствий материального характера следует определять в каждом конкретном случае с учетом величины причиненного ущерба, финансового состояния, материальной обеспеченности имеющих отношение к делу физических и юридических лиц и других общепринятых в законодательстве и судебно-следственной практике критериев. <*>

<*> См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. д.ю.н. проф. Н.И. Ветрова и д.ю.н. проф. Ю.И. Ляпунова. М.: Новый Юрист, 1998. С. 385.

Неосторожное причинение смерти (ст. 109 УК) или тяжкого вреда здоровью (ст. 118 УК) охватывается частью 2 статьи 203 УК РФ. При этом убийство (ст. 105 УК) или причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих обстоятельствах, указанных в статье 111 УК, требуют квалификации по совокупности части 2 статьи 203 и статей 105 или 111 УК РФ, поскольку это вытекает из правил квалификации идеальной совокупности преступлений <*>.

<*> См.: Галахова А.В. Превышение власти или служебных полномочий. Вопросы уголовно-правовой квалификации. М.: Юрид. лит., 1978. С. 83 - 84; Ляпунов Ю.И. Должностные преступления. Киев, 1988. С. 46; Лысов М.Д. Логико-структурный анализ понятий и признаков в действующем Уголовном кодексе РФ // Государство и право. 1997. N 12. С. 76.

Для причинной связи между деянием и последствием при превышении полномочий частными детективами и охранниками (ч. 2 ст. 203) характерно, на наш взгляд, отсутствие протяженности во времени. Другими словами, промежуток времени между действиями лица и преступным результатом отсутствует, и связь поэтому является непосредственной, прямой. Вследствие этого для данной причинной связи характерно также отсутствие вмешательства привходящих сил <*>. Данное положение подтверждается результатами исследования уголовных дел, возбужденных по статье 203 УК РФ <**>.

<*> См.: Галахова А.В. Уголовная ответственность сотрудников ОВД за превышение власти или служебных полномочий. М., 1975. С. 57.
<**> См.: Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 124.

Субъективная сторона превышения полномочий служащими частных детективных и охранных служб характеризуется прямым умыслом. В связи с тем что косвенный умысел определяется отношением к последствиям, он невозможен в формальных составах, где само деяние образует оконченный состав преступления. Волевое же отношение к деянию в преступлениях с формальным составом может быть только в виде прямого умысла <*>.

<*> См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 188. См. также: Практикум по уголовному праву. Уч. пособие / Под ред. Л.Л. Кругликова. М.: Бек, 1997. С. 82; Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Изд. Воронеж. гос. ун-та, 1974. С. 81; Назаренко Г.В. Вина в уголовном праве: Монография. Орел, 1996. С. 29; Злобин Г.А., Никифоров Б.С. Умысел и его формы. М.: Юрид. лит., 1972. С. 43, 110; Курс советского уголовного права. Т. 1. Л.: Изд. ЛГУ, 1968. С. 419.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного частью 2 статьи 203 УК РФ, может быть выражена как в виде прямого, так и косвенного умысла. Представляется неверным утверждение Р.Ф. Асанова о том, что совершение данного деяния возможно и с неосторожной формой вины, <*> так как оно не основано на законе. В соответствии с частью 2 статьи 24 УК РФ деяние признается преступлением, совершенным по неосторожности, только в случаях, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

<*> См.: Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 125.

По мнению авторов, также будет ошибочным при раскрытии содержания субъективной стороны указывать на признак "явного" выхода за рамки предоставленных полномочий <*>, поскольку в диспозиции статьи 203 УК не упоминается данный признак. Вместе с тем он указан и является обязательным в должностном превышении полномочий (ст. 286 УК РФ). Полагаем, что рассматриваемый признак субъективного отношения к общественно опасному деянию обоснован тем, что возможны ненасильственные формы должностного превышения.

<*> См.: Комментарий к УК РФ. М.: "Проспект", 1997. С. 459; Уголовное право. Особенная часть. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 357; Яни П.С. Экономические и служебные преступления. М.: Интел-Синтез, 1997. С. 115.


Относительно превышения полномочий служащими негосударственной правоохранительной системы упоминание о явности превышения, по нашему мнению, излишне, поскольку в диспозиции рассматриваемой нормы закреплен признак "вопреки задачам деятельности", который, в сочетании с насильственным способом превышения, предполагает, что виновный, хорошо зная объемы своей служебной компетенции, очевидно, явно нарушает ее.

Мотивы и цели не предусмотрены в качестве обязательных признаков субъективной стороны анализируемого преступления и, следовательно, не имеют квалифицирующего значения. Однако необходимость их установления вытекает из того, что они тесно связаны с назначением наказания и могут играть роль смягчающих или отягчающих ответственность обстоятельств. Другими словами, "мотивы и цели всегда имеют уголовно-правовое значение" <*>. Установление мотивов и целей, их обобщение может также наметить пути предотвращения преступлений данной категории.

<*> См.: Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Изд. Воронеж. гос. ун-та, 1974. С. 193 - 194.

Немаловажную роль играет субъективный фактор при определении того, были ли преступные действия совершены частным детективом или охранником с использованием служебного положения или нет. Важно установить, что, совершая эти действия, лицо связывало их со статусом представителя негосударственной правоохранительной системы, что "цель действия вытекает исключительно из служебного положения исполнителя" <*>. При этом не следует игнорировать и объективные признаки.

<*> См.: Смолицкий Г. Практика Верховного Суда РСФСР по делам о служебных злоупотреблениях // Соц. законность. 1946. N 6.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 203 УК РФ, признаются руководитель или служащий частной охранной или детективной службы. Под служащими применительно к данному составу должны пониматься лица, получившие в установленном законом порядке лицензию на право осуществления частной детективной или охранной деятельности.

В норме о превышении полномочий говорится о субъекте как о лице, являющемся сотрудником детективной или охранной службы. Если под "службой в коммерческой или иной организации" подразумевается лишь одна из функций, сторона деятельности организации, которую выполняют определенные уполномоченные на то физические лица, то понятие "охранная или детективная служба" означает признаки организации в целом, а не отдельной ее функции или стороны деятельности.

Частным детективом признается гражданин Российской Федерации, получивший в установленном законом порядке лицензию на частную сыскную деятельность. Сыскная деятельность должна быть основным видом занятости частного детектива, совмещение ее с государственной службой либо с выборной оплачиваемой должностью в общественных объединениях не разрешается.

В соответствии со статьей 6 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" основные требования, предъявляемые к претендентам на занятие частной детективной деятельностью, заключаются в следующем: достижение 21 года; наличие юридического образования или прохождение специальной подготовки для работы в качестве частного сыщика либо стаж работы в оперативных или следственных подразделениях не менее трех лет; отсутствие психического заболевания, алкоголизма или наркомании; отсутствие судимости за умышленное преступление или предъявленного обвинения (до разрешения вопроса о виновности в установленном законом порядке) и ряд других положений.

Аналогичные критерии предъявляются к частным охранникам за исключением требований о наличии юридического образования, специальной подготовки для работы в качестве частного сыщика и стажа работы в оперативных или следственных подразделениях. Вместо этого необходимо представить в орган внутренних дел документы, подтверждающие прохождение специальной подготовки для работы в качестве охранника либо стаж работы не менее трех лет в органах внутренних дел или в органах безопасности (ст. 11 Закона от 11 марта 1992 г.). Руководителям охранных предприятий, а также охранникам не разрешается совмещать охранную деятельность с государственной службой либо выборной оплачиваемой должностью в общественных объединениях.

Обязательным требованием для руководителя частного детективного агентства является наличие высшего юридического образования и лицензии на частную сыскную деятельность (ст. 8 Закона). Что касается руководителя охранного предприятия, то здесь необходимо наличие высшего образования (при этом не обязательно юридического) и лицензии на право занятия охранной деятельностью (ст. 12 Закона).

Под руководителем в данном случае следует понимать главу охранной или детективной службы. Этому лицу присущи все функции, указанные в примечании 1 к статье 201 УК, - следовательно, возможна уголовная ответственность руководителя и по статье 201 УК РФ в случае злоупотребления полномочиями управленческого характера. Подчеркнем, что именно управленческими полномочиями, а не полномочиями, предоставляемыми в соответствии с лицензией в целях осуществления детективной или охранной деятельности.

В то же время очевидно, что никакой иной руководитель (например, заместитель, начальник подразделения), кроме первого руководителя субъектом преступления, предусмотренного статьей 203 УК, быть не может, так как в противном случае в законе должно было бы быть более конкретное указание функций, прав и обязанностей этих лиц, подобно тому, как это сделано в диспозициях статей 201, 202, 204 УК <*>.

<*> См.: Яни П. Причинение вреда деянием // Российская юстиция. 1997. N 1. С. 48 - 49; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М.: Новый Юрист, 1998. С. 385.

Следует отметить: если нелицензированные сотрудники детективного или охранного агентства в каком-либо случае будут осуществлять непосредственно детективные или охранные функции, то их следует привлекать к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ). Также уголовная ответственность по статье 171 УК возлагается и на лиц, продолжающих осуществлять детективную или охранную деятельность после аннулирования соответствующих лицензий, то есть на "экс-частных" детективов или охранников.

Если же при этом было применено насилие в отношении граждан, то данные деяния, по нашему мнению, должны квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями главы 16 УК РФ "Преступления против жизни и здоровья" и статьей 171 УК РФ.

Несколько иной точки зрения придерживаются авторы комментария Закона "О частной детективной и охранной деятельности в РФ". По их мнению, оказание услуг данного характера без лицензии образует состав статьи 171 УК РФ, однако за превышение полномочий такие "безлицензионные" детективы и охранники должны нести ответственность по статье 203 УК РФ <*>.

<*> См.: Мак-Мак В.П., Савелий М.Ф. Закон о частной детективной и охранной деятельности в РФ. М.: Юристъ, 1997. С. 109.

Думается, что данная точка зрения является ошибочной, поскольку лица, оказывающие такого характера услуги, де-юре не могут признаваться частными детективами или охранниками, так как отсутствие лицензии исключает наличие статуса частного детектива либо охранника, а следовательно, и признание лица субъектом преступления, предусмотренного статьей 203 УК.

Известно, что предприятиям, осуществляющим частную детективную и охранную деятельность, предоставляется право оказания государственным правоохранительным органам содействия в обеспечении правопорядка, в том числе на договорной основе.

Так, МВД России может делегировать в специальном порядке частным детективам и охранникам властные полномочия <*>, предусмотренные в договоре. Характер властных полномочий определяется тем, что данные сотрудники наделяются распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости (носят не узковедомственный характер и обязательны для исполнения всеми гражданами). Поэтому превышение частным детективом и охранником соответствующих (властных) полномочий, предоставленных государством, должно влечь уголовную ответственность по статье 286 УК РФ. Полагаем, что совокупность преступлений в рассматриваемой ситуации по статье 286 и статье 203 УК исключается.

<*> Как известно, для приобретения статуса должностного лица специальное полномочие должно отвечать следующим требованиям: 1) поручение (письменное или устное) должно быть возложено соответствующим должностным лицом или органом, которому это право предоставлено законом; 2) характер полномочий должен соответствовать указанным в законе признакам; 3) получившее поручение лицо должно сознавать характер должностных полномочий и должно дать согласие на их выполнение. Более подробно об этом см.: Жалинский А.Э. Законодательство о должностных преступлениях нуждается в изменении // Сов. гос. и право. 1988. N 1. С. 105.

Особо следует сказать об объекте анализируемого деяния.

Новый Уголовный кодекс Российской Федерации, который впервые закрепил в своей Особенной части норму, предусматривающую ответственность за превышение полномочий служащими частных охранных и детективных служб, поместил ее в главе 23 УК "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях".

Однако следует заметить, что не все отношения, складывающиеся и существующие в обществе в определенный период времени, нуждаются в защите уголовно-правовыми средствами. Уголовное право берет под свою охрану лишь наиболее важные общественные отношения <*>. Представляется, что правильное функционирование службы в коммерческих и иных организациях (видовой объект преступлений гл. 23 УК), а также общественные отношения, складывающиеся по поводу предоставления частными детективами и охранниками профессиональных услуг третьим лицам, выступающие в качестве основного непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 203 УК РФ, не принадлежат к таковым. На наш взгляд, законодатель произвел неоправданную рокировку, предпочтя защите публичных интересов охрану правильного функционирования службы в коммерческих и иных организациях. Таким образом, наиболее важные общественные отношения, а именно: права и законные интересы граждан, организаций, интересы общества и государства (честь, достоинство, телесная неприкосновенность, жизнь и здоровье граждан - в ст. 203 УК) - отодвинулись на второй план, составляя лишь дополнительный объект преступлений главы 23, уступив свое место менее значимым, имеющим второстепенное для публичного интереса государства общественным отношениям, содержанием которых является правильное функционирование службы в коммерческих и иных организациях (видовой объект), и отношениям, складывающимся по поводу предоставления частными детективами и охранниками профессиональных услуг третьим лицам (основной непосредственный объект превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб).

<*> См., напр.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник // Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 108 - 109; Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. М.: Спарк, 1997. С. 92 - 93; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: БЕК, 1996. С. 149.

Полагаем, что более правильной является позиция авторов, считающих, что преступления, совершаемые служащими частных охранных и детективных служб, нецелесообразно выделять в уголовном законе в отдельной правовой норме. Вместе с тем и сами эти лица не должны рассматриваться в качестве специальных субъектов. <*> Представляется, что данная категория лиц должна привлекаться к уголовной ответственности на общих основаниях.

<*> См.: Гордейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1997. С. 53 - 54; УК РФ. Коммент. докт. юрид. наук, проф. Б.В. Волженкина. СПб.: АЛЬФА, 1996. С. 214 и др.

Необходимо также добавить, что статья 63 УК РФ в числе обстоятельств, отягчающих наказание, указывает на совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения (п. "к"). В пункте "м" указанной нормы сказано о совершении преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора, также являющимся отягчающим вину обстоятельством. Думается, что при привлечении к уголовной ответственности служащих частных охранных или детективных служб, превысивших свои полномочия при осуществлении своей деятельности, вполне достаточно применять эти пункты, чтобы учесть степень общественной опасности данных преступлений и указать на признаки, характеризующие лиц, их совершивших. Предусматривать же специальную норму, устанавливающую ответственность за данное деяние, по мнению авторов, вовсе не обязательно. <*>

<*> См.: Изосимов С.В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (уголовно-правовой анализ). Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 159.

Рассмотрев объективные и субъективные признаки превышения полномочий служащими частных охранных и детективных служб, представляется целесообразным остановиться на некоторых уголовно-правовых вопросах, представляющих трудность при правоприменении статьи 203 УК РФ, а также на отдельных недостатках законодательных положений, требующих специальных разъяснений.

Так, в соответствии с законом все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения имеют в равной мере право на необходимую оборону. Однако существуют определенные правовые коллизии, касающиеся продекларированного права, закрепленного в части 2 статьи 37 УК.

В процессе анализа Закона "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" (ст. 18), а также законопроекта о деятельности негосударственной правоохранительной системы авторы установили некоторые расхождения данных источников с институтом необходимой обороны. В частности, основное несоответствие наблюдается в вопросе применения специальных средств частными детективами и охранниками, а также оружия, состоящего на вооружении последних.

Рассмотрение положений вышеуказанных нормативно-правовых актов позволило выявить парадоксальную ситуацию, а именно несовпадение целей и средств их достижения. Так, законодатель объявляя основной задачей деятельности частных детективов и охранников защиту законных прав и интересов граждан, в том числе жизни и здоровья клиентов, одновременно с этим ограничивает право применения огнестрельного оружия и специальных средств по обеспечению жизни и здоровья лиц, которым предоставляются услуги.

В частности, в соответствии со статьями 17 и 18 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" право применения специальных средств и оружия возникает в случаях отражения нападения, непосредственно угрожающего их (частного детектива либо охранника) жизни и здоровью, пресечения преступления против охраняемой собственности. В этом же документе закреплено положение, в соответствии с которым специальные средства и огнестрельное оружие применяются только в случаях и в порядке, предусмотренных указанным Законом.

За небольшим исключением таких же позиций придерживаются и авторы упомянутого законопроекта. В частности, в соответствии с ним допускается защищать жизнь и здоровье охраняемого лица газовым оружием и специальными средствами, не причиняющими вреда жизни и здоровью нападающему. Однако последнее уточнение относительно вреда жизни и здоровью полностью идет вразрез с самой сущностью возможности причинения защитительного вреда в ситуации, характеризуемой как необходимая оборона.

Представляется, что приоритет в данном случае должен отдаваться уголовно-правовой норме о необходимой обороне, предоставляющей наиболее полную реализацию прав граждан, в том числе и служащих негосударственных правоохранительных подразделений. Немаловажным в этой связи будет отметить и положения Закона "Об оружии" (ст. 24), закрепляющего, что граждане Российской Федерации наделяются правом применения имеющегося у них оружия на законных основаниях (в частности, на основании разрешения на ношение огнестрельного оружия, обусловленного лицензированной охранной деятельностью) для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Обозначенная выше проблема требует устранения правовых коллизий путем внесения законодательных инициатив, выражающихся в дополнении Закона "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" положением о необходимой обороне.

Недостатки имеются также и в законопроекте "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации". В частности, в нем не получила своего развития норма, предусматривающая возможность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Известно, что в ходе выполнения профессиональных функций частные охранники и детективы достаточно часто сталкиваются с необходимостью задержания правонарушителей и лиц, совершающих преступления. Однако данный проект не предусматривает право применения рассматриваемой категорией лиц оружия при задержании преступника.

Такое несоответствие порождает в правоприменительной практике неопределенность, предоставляет возможность неоднозначного подхода к одной и той же ситуации, что, в свою очередь, может негативно сказаться на правах и интересах граждан.

Так, 25 июля 1997 года сотрудники частного охранного предприятия "Виталия" г. Бердска Новосибирской области Ш. и К. охраняли детский оздоровительный центр "Лазурный". Поздним вечером во время очередного обхода территории они столкнулись с двумя молодыми людьми (Б. и В.), находящимися в нетрезвом состоянии, и предложили им покинуть лагерь. Однако подошедший в это время радист оздоровительного центра пояснил, что это его братья и он ручается за их поведение.

Однако Б. и В. стали нарушать общественный порядок, приставать к девушкам. В ходе преследования нарушителей в отношении охранника Ш. был применен газовый баллончик. К., продолжая преследование, настиг правонарушителей на автобусной остановке. Услышав предупреждение: "Стоять, охрана!", братья вновь бросились бежать. К., догнав Б., сбил его с ног, дал команду лежать и произвел предупредительный выстрел вверх из служебного револьвера.

Между тем Б. воспользовался паузой в действиях охранника и нанес ему удар ножом в корпус. Отражая рукой повторную попытку нанесения удара ножом, К. произвел выстрел, целясь в бедро нарушителя. Но в процессе противоборства Б. развернулся, стал падать, и пуля попала ему в область позвоночника, причинив тяжкий вред здоровью.

Суд вынес в отношении К. приговор с наказанием его по части 2 статьи 203 и части 1 статьи 111 УК РФ к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься частной охранной деятельностью сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительном учреждении общего режима <*>.

<*> См.: После процесса // Мир безопасности. 1998. N 7. С. 4.

Представляется, однако, что в действиях К. отсутствует состав превышения служебных полномочий. Более того, в данном случае усматриваются все признаки необходимой обороны, что, в свою очередь, исключает уголовную ответственность.

Если даже имело место превышение К. мер необходимой обороны - его действия следовало бы квалифицировать по статье 114 УК "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны...", а не по статье 203 УК РФ.

Рассмотренный случай также свидетельствует о том, насколько актуальной является необходимость дополнения Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" положениями о необходимой обороне, крайней необходимости и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление. Это, по мнению авторов, будет необходимым условием, обеспечивающим эффективную деятельность частных детективов и охранников, направленную на борьбу с преступностью.

К изложенному выше следует добавить, что в юридической литературе наблюдаются различные подходы к решению вопроса, касающегося превышения мер необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. По мнению одних криминалистов, такие случаи необходимо рассматривать как состав превышения полномочий <*>. Другие, напротив, полагают, что ответственность в таких случаях должна наступать как за эксцесс обороны <**>.

<*> См.: Уголовное право России. Учебник. Общая и Особенная части / Под ред. Ревина В.П. М.: Брандес: Альянс, 1998. С. 302; Соловьев В.И. Борьба с должностными злоупотреблениями, обманом государства и приписками по советскому уголовному праву. М.: Юрид. лит., 1963. С. 130.
<**> См.: Коржанский Н.И. Квалификация следователем должностных преступлений: Уч. пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1986. С. 28; Комментарий к УК РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 78; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Вердикт, 1996. С. 348; Юсупов Р.М. Необходимая оборона в законодательстве и судебной практике. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 14, 15.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000.

Думается, что позиция авторов, придерживающихся второй точки зрения, более приемлема, поскольку в случае принятия за основу первого положения произойдет необоснованное сведение под один знаменатель менее общественно опасного деяния (превышение необходимой обороны и мер, необходимых для задержания преступника) с более общественно опасным (превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб), в виде квалификации и в том и в другом случае по одной и той же норме - статье 203 УК РФ.

В соответствии с вышеизложенным представляется, что превышение частным детективом или охранником пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания преступника, характеризующееся причинением умышленной смерти либо тяжкого или средней тяжести вреда, необходимо квалифицировать по статье 108 или статье 114 УК РФ. При этом необходимо отметить, что причинение вреда здоровью любой тяжести и смерти по неосторожности не образует составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 108 и 114 УК. Причинение вреда здоровью, меньшего, чем вред средней тяжести, также не имеет в подобных ситуациях уголовно-правового значения.

В отношении превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, в юридической литературе высказано мнение о том, что при решении вопроса о квалификации действий должностного лица, причинившего преступнику излишний вред, следует исходить из того, чьи интересы защищались. Если вред преступнику причинен при охране объекта, защита которого входила в служебную обязанность, то действия такого лица следует квалифицировать как должностное преступление. Если же вред причинен при охране личных благ (при защите от посягательства на жизнь или здоровье должностного лица), то действия причинившего вред следует квалифицировать как превышение пределов необходимой обороны <*>.

<*> См.: Козак В.Н. Право граждан на необходимую оборону. Саратов: Изд. Саратовского университета, 1972. С. 135.

Авторы не согласны с изложенной точкой зрения, так как при таком подходе стираются грани между необходимой обороной и мерами, необходимыми для задержания преступника. Во-первых, сам процесс противодействия посягательству еще не есть мера задержания преступника - это скорее необходимая оборона. Во-вторых, не совсем понятна взаимосвязь критерия определения одного из указанных обстоятельств, исключающих преступность деяния, с направленностью посягательства. Право необходимой обороны одинаково равно возникает как в случаях посягательства на личные права обороняющегося, так и на права других лиц, интересы общества и государства. В-третьих, действия различных лиц в тождественных ситуациях, но только при защите жизни и здоровья, в первом случае - третьего лица, а во втором - собственной жизни, будут подлежать полярной уголовно-правовой оценке (действия второго лица образуют привилегированный состав преступления) <*>.

<*> См.: Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 156.

К другой законодательной коллизии следует отнести положения примечания 2 к статье 201, закрепляющего принцип диспозитивности привлечения к уголовной ответственности по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях. В соответствии с данным примечанием оно распространяет свое действие на все преступления главы 23 УК. Однако следует отметить, что на практике принцип диспозитивности не будет применяться к действиям частных охранников и детективов, превысивших свои служебные полномочия, так как они носят (в соответствии с диспозицией ст. 203) насильственный характер, что предполагает в качестве обязательного элемента объективной стороны причинение вреда правам и интересам личности. А в указанных случаях применяются уже положения примечания 3 к статье 201 УК.

Нельзя не сказать и о недостатках технико-юридической конструкции анализируемого состава преступления, касающихся закрепленных законодателем видов уголовных наказаний, предусмотренных за его совершение.

Так, например, если в составе злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами такому наказанию, как лишение свободы, остается хотя бы одна альтернатива - штраф, то в отношении нормы, предусматривающей ответственность за превышение полномочий служащими частных охранных и детективных служб, такой альтернативы нет. Суд из трех основных наказаний фактически может применить лишь один вид - лишение свободы, и это при том, что часть 1 статьи 203 УК относится к категории преступлений средней тяжести.

Принимая во внимание указанную проблему, представляется обоснованным высказанное в юридической литературе предложение о включении в санкцию части 1 статьи 203 УК РФ такого вида наказания, как штраф. <*>

<*> См.: Асанов Р.Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 176.

Целесообразность данного предположения обосновывается, во-первых, тем, что отсутствует какая-либо альтернатива лишению свободы в санкции части 1 статьи 203 УК РФ. Во-вторых, тем, что закрепление данного вида наказания будет способствовать более полной реализации принципа справедливости. В-третьих, тем, что новое уголовное законодательство России допускает возможность назначения штрафа за насильственные преступления. Так, штраф предусмотрен за незаконное проникновение в жилище, сопряженное с насилием или угрозой его применения (ч. 2 ст. 139 УК); за насильственное воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ч. 2 ст. 141 УК).

Представляется, что выводы и предложения, сделанные авторами в рамках настоящей статьи, могут найти свое применение в процессе дальнейшей законотворческой деятельности, окажутся полезными в изучении преступлений, совершаемых служащими частных охранных и детективных служб, найдут свое отражение в практической деятельности.