Мудрый Юрист

Глава 18. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Статья 131. ИзнасилованиеСтатья 132. Насильственные действия сексуального характераСтатья 133. Понуждение к действиям сексуального характераСтатья 134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возрастаСтатья 135. Развратные действия

Комментарий к гл. 18 УК РФ

Установление уголовной ответственности за преступления, предусмотренные в гл. 18 УК, обусловлено необходимостью правовой защиты половой свободы и половой неприкосновенности личности.

Тяжесть некоторых из преступлений сопоставима с ответственностью, установленной законодателем за убийство человека, что обусловливается множеством объектов, на которые посягает виновный, совершая подобное преступление.

Половая свобода предполагает право гражданина, достигшего 16-летнего возраста и являющегося психически полноценным, по своей воле реализовывать свои потребности в половых отношениях.

Половая неприкосновенность - это право малолетних лиц, а также лиц, психически неполноценных, невменяемых, не подвергаться вовлечению в половые отношения.

Изнасилование

Изнасилование представляет собой половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Такое понятие преступного деяния дано в диспозиции ст. 131 УК.

Таким образом, объективная сторона данного преступления возможна в нескольких моделях:

Термин "половое сношение", используемый в законе, имеет медицинское значение.

Половое сношение - это прежде всего и только сношение полов, которое является физическим актом, заключающимся во введении мужского полового члена во влагалище.

Соответственно, не является половым сношением и, как следствие, изнасилованием в том смысле, который этому понятию придает уголовный закон, удовлетворение половой страсти какими-либо иными способами.

Отсюда же следует, что изнасилование считается оконченным с момента выполнения объективной стороны данного преступления - введения мужского полового органа во влагалище.

Обязательным признаком изнасилования в первых двух его моделях является применение насилия или угрозы его применения. Степень применяемого насилия, а также способ, форму и характер закон не регламентирует. Таким образом, насилие при изнасиловании может проявляться как в физическом виде, так и в психологическом.

Физическое насилие выражается в применении физической силы к потерпевшей. Психическое насилие может иметь более разнообразные формы, начиная с применения насилия к другим лицам и заканчивая воздействием на психику женщины, когда в ее представлении дальнейшая безопасность ставится под угрозу. Например, капитан судна угрожает женщине высадить ее в лодку в открытом море в случае отказа вступить с ним в половую связь.

Понятие угрозы применения физического насилия наиболее полно было определено в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 24 марта 1964 г. N 98 "О судебной практике по делам об изнасиловании": "Под угрозой, применяемой как средство подавления сопротивления потерпевшей в целях ее изнасилования, следует понимать запугивание потерпевшей такими действиями или высказываниями, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей или к ее близким родственникам (например, к ее детям)".

Применение при изнасиловании угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является квалифицирующим обстоятельством.

Угроза применения психического насилия невозможна в теории, поскольку самим фактом высказывания обещаний совершить какие-либо действия, направленные против потерпевшей, лицо оказывает психическое насилие на жертву.

Круг лиц, в отношении которых высказывается угроза при изнасиловании, законом не ограничен. Представляется, что под другими лицами, в отношении которых направлена угроза, может выступать кто угодно. Важно, чтобы мотивом потерпевшей вступить в половую связь выступала боязнь за безопасность этих лиц, сострадание к ним в связи с испытываемыми ими мучениями и т.д.

Использование беспомощного состояния потерпевшей является самостоятельным способом совершения преступления. Понятие беспомощного состояния потерпевшей по половым преступлениям имеет несколько иное толкование в отличие от преступлений, направленных против жизни и здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" дал следующее толкование: "Изнасилование (статья 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшая находится в беспомощном состоянии.

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику".

По мнению Пленума, для признания изнасилования, совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление.

Таким образом, совершение полового сношения без применения насилия или использования беспомощного состояния потерпевшей не влечет уголовной ответственности по ст. 131 УК.

Как следствие, любые иные мотивы, кроме перечисленных, побудившие женщину вступить в половую связь с мужчиной, не могут явиться основой для уголовного преследования по ст. 131 УК.

Не образуют состава рассматриваемого преступления действия лица, склонившего женщину к совершению полового сношения с использованием обмана, злоупотребления доверием, заведомо ложного обещания вступить в брак и т.д.

Поскольку преступление совершается с прямым умыслом, необходимо чтобы лицо понимало нежелание женщины добровольно вступить в половую связь. Осознание беспомощного состояния женщины также является частью субъективной стороны преступления.

Согласно приговору суда во время студенческого вечера, посвященного началу каникул, К. пригласил Г. в свою комнату в общежитии, где сначала обнимал и целовал ее, а затем, несмотря на сопротивление, совершил с ней насильственный половой акт.

Через несколько месяцев К., встретившись с Г., зашел в ее комнату поговорить. Затем, преодолев сопротивление Г., К. повалил ее на койку и совершил насильственный половой акт.

Пленум Верховного Суда СССР изменил приговор суда, указав следующее.

Из дела усматривается, что основанием для вывода о виновности К. в изнасиловании Г. послужили показания Г. о совершении с ней К. полового акта помимо ее воли и показания К., подтверждающего факт половой близости с Г. Никаких иных доказательств, касающихся обвинения К., в деле нет. Анализ же показаний Г. и К. не позволяет признать вывод суда относительно квалификации содеянного осужденным правильным.

Как видно из дела, потерпевшая Г., в частности, показала, что 7 января 1973 г. перед началом студенческого вечера К. пригласил ее в свою комнату и она последовала за ним. В комнате никого не было. К. стал ее обнимать и целовать. Она просила К. не трогать ее, но он повалил ее на кровать и совершил половой акт. Г. пояснила, что К. при этом не угрожал ей и не бил ее. После этой встречи у нее с ним были хорошие отношения, они встречались, вместе выпивали. В последний раз она зашла с ним в пустовавшую комнату, которую открыла имевшимся у нее ключом, "просто поговорить". Во время разговора К. начал тащить ее к койке. Она просила не трогать ее, но он тем не менее совершил с ней половой акт.

К. подтвердил все эти обстоятельства, показав, что Г. ему нравилась и он "предлагал ей дружбу". Во время склонения к половому акту Г. сопротивления ему не оказывала и лишь говорила "не надо".

Из изложенного видно, что половые акты с Г. К. совершил без применения насилия и со стороны потерпевшей не было совершено каких-либо действий, свидетельствующих о ее действительном нежелании вступать с ним в половую связь. На отсутствие признаков насильственного совершения полового акта указывает и то, что Г. после этого пошла с К. на танцы и продолжала с ним встречаться.

При таких обстоятельствах вывод суда о виновности К. в изнасиловании Г. был признан неосновательным. Вместе с тем сам К. не отрицал, что ему было известно о том, что Г. не достигла 16 лет. В связи с этим действия его были квалифицированы как половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста.

Изнасилование следует считать оконченным с момента начала полового акта, независимо от достижения цели преступлений - удовлетворения половой страсти и наступивших последствий.

Квалифицированные виды изнасилования предусмотрены ч. ч. 2 - 3 ст. 131 УК.

Первым из них является изнасилование группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

Изнасилование следует признавать совершенным группой лиц, когда:

Однако в случае, если лица не содействовали друг другу в изнасиловании путем применения насилия к потерпевшей, состав группового преступления отсутствует.

М. и Л. были признаны виновными в изнасиловании несовершеннолетней, совершенном группой лиц, а Л. также в изнасиловании, сопряженном с угрозой убийством.

М. и Л., познакомившись с К. на улице и пригласив в квартиру, совместно распивали спиртное. Через некоторое время Л., выйдя в другую комнату, стал предлагать К. совершить с ним половой акт. Получив отказ, Л., демонстрируя нож, пригрозил К. убийством. Испугавшись угрозы, потерпевшая разделась, и Л. совершил с ней насильственный половой акт.

Через некоторое время в квартиру Л. пришли его знакомые - Д. и З., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Л. ушел к ним на кухню, где они продолжали распитие спиртного, а М., зайдя в комнату, где находилась К., несмотря на ее сопротивление, совершил с ней насильственный половой акт.

После изнасилования М. ушел из квартиры вместе с З., а Л. приказал К. раздеться и лечь на диван, а сам вышел из комнаты. Воспользовавшись этим, К. спрыгнула с балкона второго этажа и убежала.

Президиум Красноярского краевого суда изменил приговор, указав следующее.

Как установлено материалами дела, в квартиру Л. К. пришла добровольно, насилие к ней никто не применял. В дальнейшем Л. и М. действовали самостоятельно, оставаясь с потерпевшей наедине, какого-либо содействия друг другу в ее изнасиловании, подавлении сопротивления не оказывали. Ответственность же за совершение изнасилования в группе наступает, согласно закону, в том случае, если участники преступления действовали согласованно и эта согласованность выражалась в сознательном объединении усилий членов группы, направленных на изнасилование одной или нескольких потерпевших.

По этому основанию из обвинения М. и Л. был исключен квалифицирующий признак - "изнасилование, совершенное группой лиц".

Напротив, действия лица, лично не совершавшего насильственного полового акта, но путем применения насилия содействовавшего другим лицам в совершении преступления, квалифицируются как соисполнительство в групповом изнасиловании.

Г. и М. договорились о совершении изнасилования их общей знакомой. С этой целью Г. насильно привел потерпевшую к полуразрушенному зданию. Сопротивляясь, она ухватилась за трубу, но М. ударом в грудь втолкнул ее в здание. Здесь Г., преодолев сопротивление потерпевшей, совершил с ней насильственный половой акт.

По данному эпизоду действия М., создавшего Г. условия для совершения изнасилования, были признаны пособничеством.

Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение и не применявшего к нему физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т.п., признаются пособничеством.

Вторым квалифицирующим признаком является угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Как и при неквалифицированном изнасиловании, объектом угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать любое лицо. Понятие угрозы уже рассмотрено выше. Отличие состоит в ее более конкретной природе - создании у потерпевшей боязни лишения жизни или получения тяжкого вреда здоровью. Угроза применения такой степени насилия должна восприниматься потерпевшей реально.

При наличии данного квалифицирующего признака изнасилования идеальная совокупность преступлений со ст. 119 УК отсутствует.

Самостоятельную правовую оценку угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью получает в случае, когда она совершается с иной целью, нежели сломить сопротивление потерпевшей, например для сокрытия факта совершенного преступления.

Понятие особой жестокости при изнасиловании схоже с понятием, используемым при квалификации преступлений против жизни и здоровья человека.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что изнасилование следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе преступления потерпевшему лицу или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц.

Особенности квалификации по признаку "изнасилование, повлекшее заражение венерической болезнью" рассмотрены в комментарии к ст. 121 УК. По смыслу закона квалификация по данному признаку возможна только при наличии умысла виновного - прямого или косвенного.

Изнасилование несовершеннолетней, так же как и изнасилование малолетней, является наиболее опасным проявлением рассматриваемого преступления.

Наиболее часто вопросы, касающиеся этих квалифицирующих признаков, находятся в плоскости субъективной стороны преступления.

Согласно закону виновное лицо, независимо от его роли в преступлении (исполнитель, подстрекатель, пособник), должно сознавать малолетний и, соответственно, несовершеннолетний возраст потерпевшей.

При этом заведомое знание виновного о возрасте потерпевшей предполагает наличие по отношению к данному квалифицирующему признаку как прямого, так и косвенного умысла.

Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

Г. был признан виновным в изнасиловании несовершеннолетней Т.

Президиум Самарского областного суда, не согласившись с квалификацией, изменил приговор, указав следующее.

По смыслу закона для признания установленным этого квалифицирующего признака преступления необходимо, чтобы виновный заведомо знал или допускал, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней.

Однако в деле отсутствуют такие данные. Г., отрицая свою вину в изнасиловании Т., показал, что познакомился с ней поздно вечером на дискотеке, о ее возрасте не знал, она ему об этом не говорила.

По словам свидетеля М., знакомого с Т. около трех лет, он не знал о ее несовершеннолетии, считал, что ей уже 18,5 года. Как показала свидетель Ш., на дискотеке и в машине (в которой находились она, потерпевшая, Г. и М.) разговора о возрасте не было, Г. не знал, сколько ей и Т. лет.

Как видно из материалов дела, на момент совершения преступления Т. было полных 17 лет и четыре месяца. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, ее рост 166 см, половой зрелости Т. достигла, что подтверждено ее антропометрическими данными и сведениями о физиологическом развитии.

Обстоятельства знакомства Г. с потерпевшей, данные о ее физическом развитии и другие доказательства дали основание прийти к выводу о том, что Г. заблуждался в оценке возраста потерпевшей, и поэтому президиум Самарского областного суда квалифицировал действия Г. как неквалифицированное изнасилование.

Особо отягчающим изнасилование обстоятельством является неосторожное причинение смерти потерпевшей.

При изнасиловании неосторожная вина по отношению к смерти потерпевшей, как правило, выражается в форме преступной небрежности.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования тяжкий вред здоровью потерпевшей, что повлекло по неосторожности ее смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 УК и ч. 4 ст. 111 УК.

Ошибочной, на наш взгляд, является квалификация по п. "а" ч. 3 ст. 131 УК в случае, когда смерть потерпевшей наступила не в результате действий виновных в изнасиловании.

Ф. и Р., находясь на балконе восьмого этажа, стали требовать от Ж. совершения с ними полового акта. Ф. начал срывать с нее одежду и спустил с себя брюки, а Р. посоветовал раздеться. Потерпевшая, осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть.

Суд квалифицировал эти действия как изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей.

Между тем по смыслу закона квалификация по данному квалифицирующему признаку предполагает причинение потерпевшей смерти непосредственно во время изнасилования при преодолении сопротивления.

Несчастный случай, к наступлению которого виновное лицо не было причастно, как и самоубийство потерпевшей, должен рассматриваться в качестве тяжких последствий, подлежащих квалификации по п. "б" ч. 3 ст. 131 УК.

Сопоставление максимального наказания (девять лет лишения свободы) по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ч. 2 ст. 121 УК, которыми в отдельности установлена ответственность за изнасилование и умышленное заражение ВИЧ-инфекцией, с наказанием, предусмотренным ч. 3 ст. 131 УК, позволяет утверждать, что ответственность за изнасилование, повлекшее заражение ВИЧ-инфекцией, наступает по ч. 3 ст. 131 УК при наличии умысла виновного по отношению к наступившим последствиям. Неосторожная вина, о которой идет речь в п. "б" ч. 2 ст. 131 УК, является субъективной стороной самостоятельного квалифицирующего признака - изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Насильственные действия сексуального характера

Объективную сторону данного состава преступления составляют:

Способ совершения преступления - применение насилия или угроза его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей), аналогичен способу совершения изнасилования.

Состав преступления - формальный. Оконченными насильственные действия сексуального характера должны признаваться в момент начала совершения самого сексуального действия, вне зависимости от его продолжительности или физиологической завершенности.

Квалифицирующие признаки данной статьи рассмотрены в комментарии к составу преступления "изнасилование".

Понуждение к действиям сексуального характера

Объективная сторона преступления - понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера, а также способ совершения понуждения - шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) предусмотрены в диспозиции самой статьи.

Понуждение представляет собой форму психического насилия, которая является менее опасной по сравнению с насилием при изнасиловании.

По смыслу ст. 133 УК психическое насилие не может быть связано с угрозой применения физического насилия, а также создавать у потерпевшего лица обеспокоенность о безопасности своей жизни и здоровья.

Способ совершения действий сексуального характера является условием наступления уголовной ответственности по ст. 133 УК.

Кассационная инстанция отменила приговор в части осуждения лица по ст. 133 УК с прекращением дела в этой части за отсутствием состава преступления по следующим основаниям.

Суд признал Щ. виновным в совершении развратных действий. Органы предварительного следствия квалифицировали действия Щ. по ст. 135 УК, однако суд переквалифицировал их на ст. 133 УК, мотивируя свое решение тем, что к моменту совершения преступления потерпевшие достигли 14-летнего возраста.

Однако суд не учел, что диспозиция ст. 133 УК связывает наличие состава с конкретными действиями, совершая которые виновное лицо понуждает потерпевших. Понуждение к действиям сексуального характера по смыслу закона совершается не просто под угрозой, как указано в приговоре, а путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевших.

Подобных способов воздействия на потерпевших в действиях осужденного не имелось, следовательно, состав данного преступления в них отсутствовал.

Состав преступления формальный - преступление считается оконченным с момента начала понуждения, независимо от наступивших в результате последствий.

Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста

Объективная сторона преступления заключается в половом сношении, совершении действий сексуального характера по обоюдному согласию с лицом, не достигшим 16-летнего возраста.

Понятия "половое сношение" и "действия сексуального характера" даны в комментарии к ст. ст. 131 и 132 УК соответственно.

Преступление совершается с прямым умыслом - виновное лицо должно осознавать, что его партнер не достиг 16-летнего возраста.

Половое созревание несовершеннолетнего не исключает уголовную ответственность, поскольку его несовершеннолетний возраст в силу психофизического развития личности не дает возможности осознанно в полной мере распорядиться своим правом на половую свободу.

Развратные действия

Преступным является совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста.

Объективная сторона преступления заключается в совершении действий, способных вызвать у несовершеннолетнего половое возбуждение, нездоровый интерес к этой сфере человеческой жизни и тем самым нарушить нормальное развитие ребенка.

Такие действия не должны быть сопряжены с совершением полового сношения или с действиями сексуального характера.

Развратные действия могут заключаться в обнажении человеческого тела, демонстрации половых органов, прикосновении к ним, показе порнографической продукции.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Глава 17 УК РФ с комментариями
 
Глава 19 УК РФ с комментариями