Мудрый Юрист

Глава 21. Преступления против собственности

Статья 158. КражаСтатья 158.1. Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказаниюСтатья 159. МошенничествоСтатья 159.1. Мошенничество в сфере кредитованияСтатья 159.2. Мошенничество при получении выплатСтатья 159.3. Мошенничество с использованием платежных картСтатья 159.4. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (Утратила силу!)Статья 159.5. Мошенничество в сфере страхованияСтатья 159.6. Мошенничество в сфере компьютерной информацииСтатья 160. Присвоение или растратаСтатья 161. ГрабежСтатья 162. РазбойСтатья 163. ВымогательствоСтатья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценностьСтатья 165. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления довериемСтатья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищенияСтатья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имуществаСтатья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности

Комментарий к гл. 21 УК РФ

Понятие и виды преступлений против собственности

Дела о преступлениях против собственности занимают особое место среди уголовных дел, рассматриваемых судами.

Посягательство на чужое имущество в связи с его распространенностью связано с уголовной ответственностью, которая всегда предусматривалась уголовным законодательством РФ. Действующий УК (гл. 21 "Преступления против собственности") содержит 11 статей, предусматривающих ответственность за посягательство на чужое имущество в форме: кражи (ст. 158), мошенничества (ст. 159), присвоения или растраты (ст. 160), грабежа (ст. 161), разбоя (ст. 162), вымогательства (ст. 163), хищения предметов, имеющих особую ценность (ст. 164), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165), неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167), уничтожения или повреждения имущества по неосторожности (ст. 168).

Основой законодательного регулирования уголовно-правовой защиты собственности является Конституция РФ.

Преступлениями против собственности признаются преступные деяния, посягающие на отношения собственности и причиняющие ущерб собственнику.

Нарушения отношений собственности, составляющих основу экономики, признанные преступлениями, представляют значительную опасность для общества.

Родовым объектом преступлений против собственности признаются отношения собственности, выражающиеся в принадлежащем собственнику праве владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ч. 1 ст. 209 ГК).

Непосредственным объектом преступлений против собственности является конкретная форма собственности.

Понятие хищения и его виды

Большинство составов преступлений, включенных в рассматриваемый раздел УК, связано с понятием "хищение", которое конкретизировано в примечаниях к ст. 158 УК ("Кража"). Законодатель сохранил понятие хищения как совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

В упомянутых составах речь идет о хищениях, совершаемых различными способами:

Характерной особенностью нормы, предусматривающей ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, является то, что она предусматривает ответственность за хищение, совершенное любым способом. Главный момент - особая ценность (историческая, научная, художественная, культурная) похищенного. Не отвечает всем характеристикам понятия хищения, но примыкает к ним вымогательство - требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким.

Исходя из положения ст. 8 Конституции РФ о том, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом все формы собственности, действующим УК не предусмотрена отдельно ответственность за хищение государственного, личного имущества или имущества другой формы собственности. Любое имущество охватывается понятием "чужое", что реально обеспечивает возможность равной защиты уголовно-правовыми средствами имущества всех форм собственности.

Положительной особенностью УК 1996 г. является унификация квалифицирующих признаков хищений. Наличие квалифицирующих признаков свидетельствует о повышенной степени общественной опасности преступления. Поэтому за совершение хищений группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину предусмотрены более строгие санкции соответствующих статей, чем за преступления без таких признаков. Еще большей степенью общественной опасности характеризуются хищения, совершенные:

За совершение таких преступлений установлены еще более жесткие санкции.

Предметом хищения является имущество, а объектом - отношения собственности, т.е. общественные отношения в сфере распределения материальных благ коллективного или индивидуального пользования.

Предмет хищения всегда материален, т.е. должен обладать вещными признаками. К нему могут быть отнесены любые вещи, создаваемые человеком и обладающие материальной или духовной ценностью, деньги, ценные бумаги, имеющие нарицательную стоимость, документы, служащие эквивалентами денег. Документы неимущественного характера, а также не имеющие стоимости, а лишь предоставляющие право на получение имущества (багажные квитанции, накладные и т.п.) не могут быть предметом данного преступления, а их хищение в целях использования для получения имущества является приготовлением к совершению мошенничества.

Не могут быть признаны предметом хищения объекты интеллектуальной собственности, а также электрическая или тепловая энергия.

При правовой оценке хищения следует иметь в виду, что его предметом может выступать только чужое имущество.

Содержание понятия "чужое" было раскрыто в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности", где разъяснено, что "предметом хищений и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы пятой УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество".

Похищаться может как движимое, так и недвижимое имущество, а также имущество, изъятое из гражданского оборота. В случае похищения имущества, способного представлять опасность для общества или здоровья людей (радиоактивные вещества, оружие, наркотические вещества и т.п.), содеянное квалифицируется по соответствующим статьям гл. 24 УК ("Преступления против общественной безопасности").

Главным элементом хищения является изъятие имущества у собственника или иного владельца. В случае, когда виновный уже владеет чужим имуществом в силу того, что оно ему вверено, этап перехода от правомерного владения к неправомерному можно характеризовать как формальное изъятие. Похитивший имущество не приобретает юридического права собственности на него, хотя владеет, пользуется и распоряжается им как собственным. Собственник же не утрачивает права собственности на похищенное у него имущество.

К числу обязательных признаков хищения относится его безвозмездность. Именно безвозмездность изъятия чужого имущества влечет за собой причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Не является хищением такое изъятие чужого имущества, которое не связано с причинением ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества, т.е. лицо, совершившее изъятие, взамен полностью его оплачивает либо предоставляет иную равноценную компенсацию.

При хищении имущество обращается виновным в свою пользу или в пользу других лиц. Похитивший имущество, хотя и не становится юридически его собственником, фактически владеет, пользуется и распоряжается им как своим собственным. В связи с этим от хищения следует отличать временное корыстное использование чужой вещи, при котором виновный владеет и пользуется чужой собственностью, но не распоряжается ею. Такие действия, при наличии определенных признаков, могут квалифицироваться по ст. 165 ("Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием"), ст. 166 УК ("Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения").

Хищение считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им. Исключением является разбой, считающийся оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, при наличии признаков, указанных в диспозиции ст. 162 УК. Для того чтобы хищение считалось оконченным, не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, извлек из нее какую-либо выгоду. Имеет значение только то, что он, реально завладев вещью, получил такую возможность. Если же виновный, совершив определенные действия, не успел завладеть вещью или, завладев, не имел возможности распорядиться ею как своей собственной по обстоятельствам, от него не зависящим, содеянное квалифицируется как покушение на хищение.

При оценке признаков объективной стороны состава хищения учитывается, что одним из них является причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Такой критерий, как "минимальная сумма похищенного" при насильственном завладении имуществом, не исключает уголовной ответственности. В иных случаях за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 158, ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 159 и ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 160 УК (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), установлена административная ответственность по ст. 7.27 КоАП. Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ.

Т. признан виновным в том, что совместно с М. с целью достать спиртное пришел к дому потерпевшего. Поскольку хозяин дома отсутствовал, Т. через окно проник в дом и похитил бутылку водки стоимостью 38 руб. Заметив пришедшего хозяина дома Г., Т. выбежал с похищенным. Убегая от Г., Т. выбросил бутылку.

Суд квалифицировал действия Т. по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК.

Президиум Верховного Суда РФ приговор отменил, дело в отношении Т. прекратил за отсутствием состава преступления, указав при этом следующее.

По смыслу закона открытым похищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК, является такое похищение, которое совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо на виду у посторонних.

Из показаний свидетеля М. видно, что он и Т. пошли к Г., который, со слов Т., должен был ему деньги. Поскольку Г. дома не оказалось, Т. влез через окно в дом. Когда Т. находился в доме, туда пришел Г. После этого из дома выбежал Т., а Г. бросился его догонять.

При таких обстоятельствах, когда М. фактически не понимал характера совершаемых Т. действий, нельзя считать, что последним было совершено открытое похищение водки.

Кроме того, в соответствии с административным законодательством, действовавшим на момент совершения преступления, за мелкое хищение чужого имущества, совершенное путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, если стоимость похищенного имущества не превышала одного минимального размера оплаты труда, составлявшего 83 руб. 49 коп., предусматривалась административная ответственность.

Имущественный ущерб, причиненный собственнику или иному владельцу имущества, должен находиться в причинной связи с действиями лица, совершившего хищение.

Для решения вопроса о наличии либо отсутствии состава хищения не имеет значения мнение собственника похищенного имущества о том, причинен ли ему ущерб и следует ли привлекать виновного к уголовной ответственности. "Дела о преступлениях против чужой, в том числе и государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не требуют для их возбуждения согласия собственника или законного владельца имущества, ставшего предметом преступного посягательства", - указано в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности".

Субъектом хищения признается вменяемое физическое лицо. Ответственность по ст. ст. 158, 161, 162, так же как и по ст. ст. 163, 166 и ч. 2 ст. 167 УК, наступает с 14 лет, по ст. ст. 159, 160 и за другие преступления против собственности - с 16 лет.

При оценке субъективной стороны преступления важно учитывать, что любое хищение предполагает наличие у виновного прямого умысла, направленного на преступное завладение чужим имуществом в целях обращения его в свою пользу или передачу с корыстной целью другим лицам, т.е. корыстного мотива. Похититель всегда осознает не только общественную опасность своих действий, но и то, что имущество является чужим. Он предвидит обязательное наступление имущественного ущерба для собственника или иного владельца имущества и желает этого.

Рассматриваемые преступные действия нередко совершаются в группе, что усложняет их квалификацию. Корыстные мотивы, которые определяют направленность умысла конкретного лица на хищение, могут не относиться к соучастникам - у них могут быть другие побуждения. Однако соучастники в любом случае должны быть осведомлены о характере совершаемого исполнителем преступления. "При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников..." (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Президиум Верховного Суда РФ, обоснованно признав в действиях З. эксцесс исполнителя, переквалифицировал содеянное им с п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК (в ред. 1996 г.) и указал при этом следующее. Согласно ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Установлено, что З. и лицо, скрывшееся от органов следствия, действительно имели сговор на завладение деньгами потерпевшего. Однако каких-либо данных о том, что они договорились о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия, суд в приговоре не привел. Не установлено судом и того, что З. знал о наличии у лица, скрывшегося от органов следствия, палки, которая будет использована при нападении на потерпевшего. Сам осужденный насилия, опасного для жизни или здоровья, к потерпевшему не применял. Таким образом, телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, с применением палки потерпевшему были причинены лицом, скрывшимся от органов следствия, без договоренности с З..

Недопустимо признание лица виновным в хищении, если оно изымало чужое имущество не по корыстным мотивам, а из иной личной заинтересованности либо ложно понятых служебных интересов, а также для временного пользования с его последующим возвратом. По этому поводу Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. разъяснил, что не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, в целях временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК или другим статьям УК.

При хищении наряду с корыстными возможны и сопутствующие мотивы (хулиганские, месть и др.). Однако наличие любого из этих сопутствующих мотивов при отсутствии корыстного мотива исключает квалификацию содеянного как хищения.

Кража

Из представленных в гл. 21 УК видов преступных посягательств на чужое имущество кража - наиболее распространенный, и поэтому оценка этого деяния заслуживает особого внимания.

Закон определяет кражу как тайное хищение чужого имущества, т.е. от других форм хищения она отличается тайным способом изъятия имущества. Как правило, кража совершается в отсутствие собственника или лица, в ведении которого находится имущество, незаметно для посторонних (например, квартирная кража или кража, связанная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище). Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например карманная кража.

С объективной стороны кража характеризуется незаконным, тайным изъятием имущества из законного владения (чаще у собственника) в отсутствие людей либо в присутствии лица, не воспринимающего происходящего: у спящего, пьяного, находящегося в обморочном состоянии либо даже изъятие имущества на глазах у лица, неспособного оценить преступный характер действий виновного в силу малолетства или психической болезни.

Как кража должны квалифицироваться действия виновного, когда он, изымая чужое имущество в присутствии посторонних лиц, пользуется при этом тем, что присутствующие не осознают неправомерность его действий, так как не знают, кому принадлежит имущество, либо налицо другие вводящие их в заблуждение обстоятельства.

Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Кража считается оконченной с того момента, когда имущество изъято и виновный получает реальную возможность им пользоваться или распоряжаться похищенным по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным способом).

Субъектом кражи может быть только лицо, которое не имеет полномочий собственника или иного владельца похищаемого имущества. Тайное изъятие вверенного имущества должно квалифицироваться как присвоение (ст. 160 УК).

Следует еще раз подчеркнуть, что субъективная сторона кражи выражается в прямом умысле.

Согласно ч. 2 ст. 158 УК квалифицирующими признаками кражи является совершение кражи:

Как указано выше, одним из квалифицирующих признаков кражи является совершение ее группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 2 ст. 158 УК). В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК "преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора". В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление (в том числе кража) признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. При этом "сговор" на совершение преступления должен состояться до его совершения. Время, прошедшее с момента сговора до совершения преступления, не имеет значения.

Из смысла закона следует, что если кража совершена группой лиц по предварительному сговору, то все они являются соисполнителями, так как каждый из них участвует в совершении действий, непосредственно входящих в объективную сторону преступления. Соисполнительство не исключает распределения ролей между участниками кражи.

Каждый из соисполнителей несет ответственность за кражу в полном объеме похищенного, независимо от размера доставшейся ему доли.

Совершение кражи группой лиц по предварительному сговору не исключает наличия соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников), не участвовавших непосредственно в осуществлении объективной стороны преступления. В этих случаях в силу ч. 3 ст. 34 УК действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК со ссылкой на ст. 33 УК.

Согласно п. 10 упомянутого выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ".

Статья 158 УК (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) не предусматривает ответственность за кражу, совершенную группой лиц, поэтому в случае совершения хищения путем кражи несколькими лицами без предварительного сговора действия каждого из них при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК со ссылкой на ч. 1 ст. 35 УК.

В случае совершения кражи лицом, не достигшим возраста для привлечения к уголовной ответственности, либо недееспособным в силу его невменяемости по указанию правосубъектного организатора последний согласно ч. 2 ст. 33 УК несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия указанного лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 150 УК (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Второй квалифицирующий признак ч. 2 ст. 158 УК - кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище.

Новая редакция ст. 158 УК, действующая с 11 декабря 2003 г. согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", п. "б" ч. 2 предусматривает ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, а ч. 3 - ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище.

Самое строгое наказание как по ч. 2, так и по ч. 3 указанной статьи осталось без изменения - до пяти лет лишения свободы по ч. 2 и от двух до шести лет лишения свободы - по ч. 3. Дополнительное же наказание, предусмотренное ч. 3 данной статьи, в связи с отказом законодателя от определения наказания исходя из минимального размера оплаты труда существенно изменено - лишение свободы назначается со штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

В судебной практике нередко по-разному толкуется понятие "незаконное проникновение в жилище", что влечет ошибки в квалификации кражи. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" разъяснил, что под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение в целях совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

При квалификации действий лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, по признаку "незаконное проникновение в жилище" судам следует руководствоваться примечанием к ст. 139 УК, в котором разъясняется понятие "жилище", и примечанием 3 к ст. 158 УК, где разъяснены понятия "помещение" и "хранилище".

Под "жилищем" понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение, независимо от форм собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания.

В соответствии с п. 3 примечания к ст. 158 УК под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Хранилищем в этом же пункте примечания к ст. 158 УК называются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Поэтому не отвечают понятию "хранилище" неогражденные или неохраняемые площадки, используемые для складирования материальных ценностей, кабины, салоны автомашин, находящихся на неохраняемых платформах, так как они не создают преграды для свободного доступа к находящемуся там имуществу.

Если лицо находилось в жилище, помещении либо ином хранилище правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по ст. 139 УК, предусматривающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи. Также не требуют дополнительной квалификации действия виновного и по ст. 167 УК, если, незаконно проникая в жилище в целях совершения кражи, лицо взламывает замки, двери, решетки и т.п. Вместе с тем, если в процессе совершения хищения лицо умышленно уничтожило или повредило имущество, содеянное, при наличии к тому оснований, необходимо дополнительно квалифицировать по ст. 167 УК.

Для дел о преступлениях против собственности характерно нанесение материального ущерба потерпевшему - физическому или юридическому лицу. Следующим квалифицирующим признаком состава кражи является причинение значительного ущерба гражданину (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК). При квалификации действий лица, совершившего кражу по признаку причинения гражданину значительного ущерба, следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

Кассационная инстанция изменила приговор в отношении У. и переквалифицировала действия осужденной с п. "в" ч. 2 ст. 158 УК на ч. 1 ст. 158 УК, поскольку суд не мотивировал в приговоре, как того требует закон, почему ущерб, причиненный потерпевшему, признан значительным.

Квалифицирующий признак кражи, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 158 УК, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб. При этом, как указано в примечании 2 к ст. 158 УК, значительный ущерб не может составлять менее 2500 руб.

Здесь необходимо уточнить, что стоимость имущества для квалификации преступления учитывается на день его совершения, а при определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, - на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК.

Учитывая распространенность так называемых карманных краж, законодатель выделил ответственность за кражу имущества, находившегося при потерпевшем (из его одежды, сумки или другой ручной клади), независимо от стоимости похищенного имущества, в самостоятельный квалифицирующий признак, предусмотренный п. "г" ч. 2 ст. 158 УК.

Ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище либо в крупном размере, предусмотрена ч. 3 ст. 158 УК. О характеристике кражи, совершенной с незаконным проникновением в жилище, говорилось выше, при анализе кражи, совершенной с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище.

Кража считается совершенной в крупном размере (ч. 3 ст. 158 УК), если стоимость похищенного имущества превышает 250 тыс. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК).

Из разъяснения по этому вопросу, содержащемуся в п. 25 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29, следует, что "как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого соответствует установленному законом крупному размеру, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере.

Определяя размер похищенного имущества, необходимо исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта".

При рассмотрении судами данной категории дел чаще всего приходится сталкиваться с рыночными ценами. В таких случаях стоимость вещи устанавливается судом на основании доказательств, свидетельствующих о расходах, фактически понесенных на приобретение или производство имущества, степени его износа к моменту кражи.

Квалифицирующие признаки кражи, указанные в ч. 4 ст. 158 УК, характеризуют их повышенную общественную опасность. Первый из двух названных в ч. 4 признаков указывает на совершение кражи организованной группой.

Об организованной группе (п. "а" ч. 4 ст. 158 УК) можно говорить, если в краже участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 разъяснил, что "в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой промежуток времени ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ".

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" установлена ответственность за кражу, совершенную в особо крупном размере. Ответственность за указанное преступление предусмотрена п. "б" ч. 4 ст. 158 УК. Особо крупный размер определен примечанием 4 к ст. 158 УК и составляет сумму, превышающую 1 млн. руб.

Таковы особенности правовой оценки состава кражи.

Мошенничество

Следующим после кражи составом преступления в гл. 21 УК указано мошенничество. Законодатель определяет мошенничество как хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничеству как форме хищения присущи все признаки хищения.

Предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него, что реально обеспечивает в дальнейшем возможность фактического завладения, пользования и распоряжения этим имуществом.

Способом завладения чужим имуществом путем мошенничества является обман собственника или иного владельца имущества. Виновный вводит потерпевшего в заблуждение, искажая факты или умалчивая об известных ему обстоятельствах. В результате обмана потерпевший сам передает преступнику имущество. Добровольность передачи имущества при этом мнимая, так как обусловлена обманом. Способом завладения имуществом при мошенничестве может быть злоупотребление доверием в любых формах.

Любая форма обмана и злоупотребления доверием связана с тем, что виновный путем уверений или умолчаний создает у потерпевшего уверенность в правомерности или выгодности для него передачи имущества или права на него.

В последнее время появились отличающиеся от традиционных виды мошенничества с использованием компьютеров, поддельных кредитных карт и банковских авизо, связанные с созданием так называемых финансовых пирамид, фиктивных инвестиционных фондов и т.д.

Необходимо учитывать, что обман в любой форме, использованный для получения банковского кредита, может квалифицироваться как мошенничество только в том случае, если по делу будет установлено, что обманное завладение денежными средствами совершено в целях обращения их в собственность виновного или других лиц, т.е. когда налицо все признаки хищения.

Мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Обязательным признаком субъективной стороны является и корыстная цель.

Ответственность за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, предусмотрена ч. 2 ст. 159 УК. Названные квалифицирующие признаки мошенничества были рассмотрены при анализе хищения путем кражи.

Квалифицирующим признаком мошенничества, ответственность при наличии которого наступает по ч. 3 ст. 159 УК, является совершение этого преступления лицом с использованием своего служебного положения или в крупном размере. Особенностью первого признака является то, что законодатель не связывает его только с понятием "должностное лицо", т.е. виновное в мошенничестве лицо не обязательно должно быть должностным, однако это преступление им всегда совершается с использованием своего служебного положения.

Присвоение или растрата чужого имущества

Следующий состав преступления - присвоение или растрата - самостоятельные, хотя и очень близкие по содержанию формы хищения, ответственность за которые предусматривает ст. 160 УК.

Как присвоение следует рассматривать неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества, вверенного виновному, в целях обращения его в свою пользу.

Растрата - это отчуждение виновным в любой форме третьим лицам или потребление им вверенного ему чужого имущества.

Имущество может быть вверено виновному в связи с его работой (для хранения, перевозки, временного пользования и т.д.) или в силу его служебного положения, когда он наделен правом распоряжаться вверенным ему или находящимся в его ведении чужим имуществом.

Здесь речь идет о правомерном владении имуществом. Переход от правомерного владения чужим имуществом к неправомерному при наличии других объективных и субъективных признаков хищения определяется моментом совершения преступления.

Характеризуя отличие присвоения (растраты) от кражи, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 г. N 4 "О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества" разъяснил: "Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения осуществлял в отношении этого имущества полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).

Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше полномочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража".

Присвоение как форму хищения следует отличать от временного позаимствования чужого имущества лицом, в ведении которого оно находилось. Если вверенное имущество использовано незаконно, но без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор в части осуждения О. и С. по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 160 УК и дело прекратила производство по делу, указав при этом в своем определении, что доказательства, исследованные в судебном заседании, не свидетельствовали о корыстном мотиве деяний, совершенных осужденными, и их доводы об отсутствии такового судом не опровергнуты.

Действия виновного при наличии соответствующих признаков могут быть квалифицированы как самоуправство по ст. 330 или (для должностного лица) по ст. 285 УК.

Об отсутствии корыстных устремлений виновного может свидетельствовать намерение впоследствии возвратить изъятое имущество или его эквивалент.

Квалифицирующие признаки присвоения или растраты в основном совпадают с квалифицирующими признаками кражи и мошенничества.

Особенностью квалификации в данном случае является то, что при совершении данного преступления группой лиц по предварительному сговору отдельные участники хищения, не являющиеся ни должностными лицами, ни лицами, которым имущество было вверено или передано в ведение, несут ответственность по ст. 160 УК со ссылкой на ст. 33 УК.

Грабеж

Не менее распространенным преступлением, чем кража, является грабеж (ст. 161 УК), однако в отличие от кражи при грабеже изъятие имущества происходит открыто. Состав преступления грабежа содержит все объективные и субъективные признаки хищения, так как является одной из его форм.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" разъяснил, что "открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет".

Следует учитывать, что содеянное квалифицируется как грабеж и в случаях, если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание. Перерастание кражи в грабеж при изложенных обстоятельствах возможно только при полном завладении имуществом и получении возможности им распоряжаться, так как с этого момента кража считается оконченной.

Если виновный полагает, что он совершает хищение тайно, не видит или не осознает, что за его действиями наблюдают, преступление квалифицируется как кража.

Грабеж, так же как и кража, считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо установить, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

Грабеж признается квалифицированным (ч. 2 ст. 161 УК), если он совершается:

Квалифицированные виды грабежа в основном такие же, как и при хищении путем кражи.

Вместе с тем специфическим для грабежа квалифицирующим признаком является совершение его с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "г" ч. 2 ст. 161 УК). При применении или угрозе применения насилия объектом преступления становятся не только отношения собственности, но и личность потерпевшего.

Необходимо иметь в виду, что под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.). Угрозу применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, следует рассматривать как форму психического насилия.

Как грабеж, соединенный с насилием, надлежит квалифицировать действия, при которых в целях хищения имущества в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Насилие, применяемое виновным в целях избежать задержания после окончания кражи, не свидетельствует о перерастании кражи в грабеж.

Квалифицирующие признаки грабежа, указанные в ч. 3 ст. 161 УК, также аналогичны квалифицирующим признакам кражи.

Разбой

К числу наиболее опасных насильственных форм хищения чужого имущества относится разбой (ст. 162 УК). Это преступление посягает одновременно на собственность, а также на жизнь и здоровье потерпевшего. Посягательство на личность потерпевшего следует рассматривать как средство завладения имуществом.

Объективная сторона разбоя выражается в открытом или тайном нападении на потерпевшего (нападение из засады, на спящего и т.д.), совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. При этом насилие, опасное для жизни и здоровья, рассматривается как причинение здоровью потерпевшего тяжкого вреда, или вреда средней тяжести, или легкого вреда, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Таковым признается насилие, которое причинило потерпевшему легкий вред без расстройства здоровья либо вообще не причинило вреда, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего. Как разбой следует квалифицировать и введение в организм потерпевшего опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ в целях приведения потерпевшего в беспомощное состояние. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью специалиста либо экспертным путем (см. п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

По смыслу закона договоренность о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни либо здоровья, должна иметь место до совершения преступления. В противном случае лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им.

Президиум Верховного Суда РФ изменил приговор в части осуждения М. за совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц и переквалифицировал его действия на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК, указав при этом следующее.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из материалов дела, положенных в основу приговора, и показаний А. и М. усматривается, что А. и М. действительно имели сговор на завладение деньгами Ф. Однако каких-либо данных о том, что они договорились о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья, либо об угрозе применения такого насилия, в приговоре не приведено. Не имеется их и в показаниях осужденных, на которые сослался суд.

Сам М. насилия, опасного для жизни или здоровья, к потерпевшему не применял. Подтвердил это в судебном заседании и осужденный А.

Таким образом, телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, потерпевшему были причинены только А., без договоренности (сговора) с М.

Угроза немедленного применения насилия, опасного для жизни или здоровья, в целях завладения чужим имуществом является средством психического насилия. Оно может выражаться в словах, жестах, демонстрации оружия или иных предметов, применение которых может быть опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

Нападение в целях завладения имуществом, совершенное с использованием угрозы, не содержащей действительной опасности для жизни и здоровья потерпевшего, но ошибочно воспринятой им за реальную, может рассматриваться как разбой лишь в случае, если действия виновного были заведомо рассчитаны на восприятие этой угрозы как опасной для жизни и здоровья.

В то же время, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", в тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Насилие при разбое является средством завладения имуществом либо средством его удержания. Действия виновных, начатые как кража, при применении в дальнейшем насилия, опасного для жизни или здоровья, в целях завладения имуществом либо для его удержания непосредственно после изъятия следует квалифицировать как разбой.

Разбой признается оконченным с момента нападения в целях завладения имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Необходимо исходить из того, что субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный сознает, что им совершается нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, и что это нападение служит средством для завладения чужим имуществом в свою пользу или в пользу других лиц.

Большинство квалифицирующих признаков разбоя совпадает с квалифицирующими признаками кражи.

Специфическими для разбоя являются такие признаки, как совершение его с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК), с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 4 ст. 162 УК).

Совершение разбоя с применением оружия создает реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего и в связи с этим представляет повышенную общественную опасность.

Применение при разбое всех видов не только огнестрельного и холодного оружия, но и иных "предметов, используемых в качестве оружия", которыми потерпевшему могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметов, предназначенных для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами), квалифицируется по ч. 2 ст. 162 УК.

Однако следует учитывать, что, если в целях психического насилия виновный угрожает заведомо негодным оружием или имитацией оружия (макет пистолета, игрушечный кинжал и т.д.), не намереваясь использовать их для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья потерпевшего, его действия (при отсутствии других квалифицирующих признаков разбоя) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Хищения, совершенные с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни и здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по ч. 2 ст. 162 УК.

Для квалификации действий по указанной части необходимо установить не только то, что виновный имел при себе оружие или иные предметы, могущие быть использованными в этом качестве, но и факт применения их во время нападения. Вместе с тем, если применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, охватывалось умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, все участники преступления несут ответственность за совершение его с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Под применением понимается не только физическое воздействие, но и попытка нанесения оружием или упомянутыми предметами повреждений потерпевшему, а также демонстрация их лицам, подвергшимся нападению, или третьим лицам в качестве готовности преступника пустить их в ход.

Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК), предусматривает наличие договоренности между всеми участниками до совершения преступления. При этом каждый участник нападения осознает тот факт, что нападение совершается с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия. Если между соучастниками была договоренность на открытое завладение чужим имуществом с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ч. 2 ст. 161 УК), но в процессе нападения кто-либо из соучастников вышел за пределы состоявшегося сговора, применил насилие, опасное для жизни или здоровья, налицо эксцесс исполнителя. Содеянное ими следует квалифицировать по соответствующим частям и пунктам ст. ст. 161 или 162 УК.

Часть 3 ст. 162 УК предусматривает ответственность за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, а ч. 4 - за разбой, совершенный:

Понятия "жилище, помещение или иное хранилище, незаконное проникновение в них", "крупный и особо крупный размер хищения", а также "организованная группа" даны при анализе состава кражи.

Особо опасным видом разбоя является разбой, сопряженный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 4 ст. 162 УК).

Признаки тяжкого вреда здоровью содержатся в ст. 111 УК. Причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом этого преступления, поэтому, если при разбое причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, дополнительной квалификации по ст. 111 УК не требуется.

Для квалификации разбоя по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК не имеет значения, когда причинен тяжкий вред здоровью: в момент завладения имуществом, при преодолении сопротивления потерпевшего либо непосредственно после завладения имуществом в целях его удержания.

Квалификация по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК возможна только в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В случае наступления по неосторожности смерти потерпевшего от причиненного его здоровью в процессе разбоя тяжкого вреда действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений: по п. "в" ч. 4 ст. 162 и по ч. 4 ст. 111 УК.

Умышленное убийство, совершенное при разбое, надлежит квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК, а также по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

Чтобы отграничить разбой от грабежа, необходимо еще раз напомнить, что разбой представляет собой нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а грабеж - это открытое хищение чужого имущества, которое предполагает возможность применения насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Не совпадают и моменты окончания этих преступлений. Разбой считается оконченным уже с момента нападения, а для оконченного грабежа необходимо, чтобы виновный, завладев имуществом, имел возможность распорядиться им по своему усмотрению.

Разбой следует также отграничивать от вымогательства.

Вымогательство

Вымогательство как посягательство на чужое имущество по объективным и субъективным признакам мало отличается от насильственных форм хищения - разбоя и грабежа, соединенного с насилием.

Вымогатель может посягать не только на собственность, но и на имущественные права (наследственные, жилищные и др.). Это служит способом завладения чужим имуществом.

При вымогательстве используется угроза как средство психического насилия. Реальность угрозы может подкрепляться применением физического насилия.

Объективная сторона вымогательства состоит из двух слагаемых - предъявления имущественных требований и угрозы причинения потерпевшему нежелательных последствий.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ приговор в части осуждения С. и О. за вымогательство отменен, поскольку разглашение сведений о действительно совершенном преступлении делает невозможным признание этого обстоятельства существенно нарушающим права либо причиняющим вред правам и законным интересам других лиц.

Угроза при вымогательстве служит средством достижения виновным цели и должна быть реальной.

При отграничении вымогательства от грабежа и разбоя следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, оставляя без изменения приговор в отношении К. и Л., осужденных по ч. 2 ст. 162 УК, указала, что насилие при вымогательстве применяется только в том случае, когда потерпевшим не будут выполнены предъявленные к нему требования, и не тотчас, как при разбое, а в более или менее отдаленном будущем. Вымогательство предполагает передачу потерпевшим своего имущества виновному, разбой же - непосредственное изъятие виновным с помощью насилия имущества у потерпевшего.

Если же вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера примененного насилия как грабеж или разбой.

Вымогательство признается оконченным, как только виновный предъявит требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера, даже если имущество и не удалось получить. Вымогательство предполагает наличие у виновного прямого умысла и корыстной цели.

Надзорная инстанция изменила приговор в отношении Т. и Щ. и переквалифицировала их действия с п. "а" ч. 2 ст. 163 УК на ч. 2 ст. 330 УК по следующим основаниям. Как установлено в судебном заседании, М. неоднократно обращалась к К. с просьбой вернуть ей золотую цепочку, но он отказывался. Тогда она попросила своего знакомого Щ. убедить К. вернуть ей цепочку.

При попытке заставить К. вернуть М. цепочку Щ. проколол колеса автомобиля К.

Таким образом, по делу бесспорно установлено, что Щ. не намеревался обратить цепочку в свою пользу, а собирался в случае ее возврата отдать законному владельцу. Корыстной цели, как следует из материалов дела, Щ. и Т. не преследовали.

При вымогательстве виновный осознает, что предъявляет незаконное имущественное требование, причем в качестве средства воздействия на потерпевшего использует угрозу и желает таким путем добиться передачи ему чужого имущества или права на него. При этом не имеет значения, намерен ли виновный привести свою угрозу в исполнение при отказе потерпевшего исполнить его требование.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия В. и У. с п. "б" ч. 3 ст. 163 УК на ч. 2 ст. 330 УК. Президиум Верховного Суда РФ согласился с решением кассационной инстанции и оставил без удовлетворения протест прокурора, указав при этом, что для квалификации действий виновного как вымогательства необходимо, чтобы предъявляемое собственнику или иному законному владельцу имущества требование передать ему или указанным им лицам определенное имущество, право на имущество либо совершить в их пользу какие-то конкретные действия имущественного характера было заведомо незаконным. Таких обстоятельств по делу не установлено.

Квалифицирующие признаки вымогательства в основном аналогичны квалифицирующим признакам кражи и других форм хищения.

Частью 2 ст. 163 УК определена ответственность за вымогательство, совершенное:

Квалифицирующий признак ч. 3 ст. 163 УК - вымогательство, совершенное:

Квалифицирующий признак - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 3 ст. 163 УК) может быть вменен только при умышленном причинении такого вреда здоровью, и квалификация по совокупности со ст. 111 УК в данном случае не требуется. Если же причинение тяжкого вреда здоровью при вымогательстве повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное квалифицируется по совокупности п. "в" ч. 3 ст. 163 и ч. 4 ст. 111 УК.

С учетом сложившейся судебной практики вымогательство, сопряженное с умышленным убийством, не охватывается диспозицией п. "з" ч. 2 ст. 105 УК и должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 163 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. Эта позиция обозначена и в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве".

Если убийство было совершено в целях сокрытия факта вымогательства, то действия виновного следует квалифицировать по п. "к" ч. 2 ст. 105 и соответствующей части и пункту ст. 163 УК.

Хищение предметов, имеющих особую ценность

В ст. 164 УК воспроизведена диспозиция ст. 147.2 УК РСФСР. Практика применения этой статьи свидетельствует о том, что особая историческая, научная и культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры.

Порядок определения особой ценности похищенных предметов разъясняется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности". Для квалификации преступления по ст. 164 УК не имеет значения, каким способом совершено хищение названных в ней предметов или документов. Таковым могут быть кража, мошенничество, грабеж, разбой, присвоение и растрата.

Хищение предметов и документов, имеющих особую ценность, считается оконченным с того момента, когда виновный завладел этими предметами и получил возможность распорядиться ими по своему усмотрению.

Если хищение таких предметов или документов совершено путем разбойного нападения, то дополнительной квалификации по ст. 162 УК не требуется, а преступление следует считать оконченным с момента нападения.

Ответственность за рассматриваемое преступление наступает с 16 лет (ч. 2 ст. 20 УК).

Хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, совершается только с прямым умыслом и корыстной целью.

Квалифицирующие признаки, указанные в п. "а" ч. 2 ст. 164 УК, - совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой - аналогичны квалифицирующим признакам кражи.

Квалифицирующий признак - уничтожение, порча или разрушение предметов или документов, указанных в ч. 1 ст. 164 УК, будет иметь место только в том случае, если эти последствия наступили в результате хищения указанных предметов или документов.

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием

Ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения предусмотрена ст. 165 УК, в соответствии с которой уголовно наказуемым является причинение имущественного ущерба не только собственнику, но и иному владельцу имущества.

Способ совершения данного преступления (обман, злоупотребление доверием) аналогичен способу, используемому при мошенничестве, однако преступление, предусмотренное ст. 165 УК, в связи с отсутствием признаков хищения (изъятие имущества) таковым не является.

Ущерб собственнику или иному владельцу имущества с использованием обмана или злоупотребления доверием может быть причинен путем уклонения от уплаты различных законных платежей, незаконной эксплуатации в личных целях имущества, вверенного по работе, безбилетного провоза за вознаграждение пассажиров или грузов проводниками и т.п.

Преступление признается оконченным с момента причинения имущественного ущерба.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил приговор в отношении Д. в ч. осуждения его по п. "б" ч. 3 ст. 165 УК и дело прекратил за отсутствием состава преступления, указав при этом следующее. Признавая Д. виновным в инкриминируемом ему деянии, суд не принял во внимание, что уголовная ответственность по ст. 165 УК наступает за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения. Как видно из материалов дела, между Д. и Г., как руководителями двух организаций, был заключен устный договор, в соответствии с которым Г. добровольно выдал Д. векселя на сумму 143 тыс. руб. Впоследствии Д. не сумел полностью погасить задолженность перед организацией Г. по объективным причинам, в частности потому, что другие организации, имевшие долги перед организацией Д., не погашали их своевременно. Таким образом, наличие умысла на причинение имущественного ущерба не установлено.

Субъектом преступления являются недолжностные лица, достигшие 16 лет. При совершении подобных действий должностными лицами с использованием своих должностных полномочий ответственность наступает по ст. 285 УК, а служащими коммерческих организаций - по ст. 201 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

В ч. 2 и п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 165 УК указаны квалифицирующие признаки, характерные для мошенничества.

Неправомерное завладение автомобилем

Актуальной по степени распространенности и общественной опасности содержащегося в ней состава преступного деяния является ст. 166 УК, предусматривающая уголовную ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Отметим, что диспозиции статей, включенных в гл. 21 УК, не содержат такого правонарушения, как угон лошадей. Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" уголовная ответственность за угон лошадей была введена в ст. 148.1 УК РСФСР. Однако в настоящее время законодатель из диспозиции ст. 166 УК такое деяние исключил, т.е. декриминализировал этот состав преступления.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 166 УК, является автомобиль или любое другое механическое самоходное транспортное средство, имеющее автомобильный двигатель с соответствующими характеристиками (см., например, Правила дорожного движения).

Завладение предметом по смыслу данного состава преступления выражается в удалении его с места стоянки любым способом. Поэтому преступление следует считать оконченным с момента, когда транспортное средство удалено с места стоянки. Расстояние, на которое удалено транспортное средство от места стоянки, для квалификации преступления значения не имеет.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом на завладение транспортным средством без цели хищения.

При установлении умысла на хищение транспортного средства действия лица надлежит квалифицировать по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за хищение чужого имущества. Дополнительной квалификации этих действий по ст. 166 УК не требуется. Не могут квалифицироваться как неправомерное завладение транспортным средством действия лица, самовольно использовавшего его, если это лицо является штатным водителем данного транспортного средства. Вместе с тем надзорная инстанция в своем решении по делу К. указала, что шофер, отстраненный от работы на автомашине и совершивший ее угон в личных целях, обоснованно признан виновным в преступлении, предусмотренном ст. 166 УК.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. ч. 2, 4 и частично ч. 3 (организованная группа) ст. 166, совпадают с аналогичными признаками ст. ст. 158, 161 и 162 УК.

Умышленные уничтожение или повреждение имущества

Статья 167 УК предусматривает ответственность за умышленные уничтожение или повреждение имущества.

Предметом преступления является любое имущество, уничтожение или повреждение которого влечет причинение значительного ущерба.

Под уничтожением имущества понимается приведение вещи в полную негодность, когда она навсегда утрачивает свою хозяйственно-экономическую ценность и уже не может быть использована по назначению.

Под повреждением имущества понимается причинение вещи такого вреда, когда она без восстановления (ремонта) не может быть использована по своему обычному назначению. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества является преступлением при условии причинения значительного ущерба. О понятии значительного ущерба мы говорили при рассмотрении аналогичного квалифицирующего признака, содержащегося в ст. 158 УК.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет, но если оно квалифицируется ч. 2 ст. 167 УК, ответственность наступает с 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК).

Преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Цель и мотивы совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК, имеют значение только для отграничения этого преступления от других, например от хулиганства (ст. 213 УК).

Умышленные уничтожение или повреждение имущества, совершенные из хулиганских побуждений путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, имеют место тогда, когда фактические обстоятельства совпадают с осознанием виновным того, что он действует беспричинно, из хулиганских побуждений общеопасным способом, т.е. его действия создают угрозу причинения вреда людям или чужому имуществу. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор в отношении Л. в части осуждения его по ч. 2 ст. 167 УК, поскольку судом не установлено, что осужденный действовал с умыслом, направленным на повреждение чужого имущества.

Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влекут уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба. Если в результате указанных действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога.

Умышленные уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК, если потерпевшему причинен значительный ущерб и при условии, если указанные действия совершены не из хулиганских побуждений.

Военная коллегия Верховного Суда РФ переквалифицировала действия Т. с ч. 2 ст. 167 УК на ч. 1 ст. 167 УК, указав при этом, что, как видно из материалов дела, Т. поджог машину на берегу озера, в безлюдном месте, вдали от строений и его действия не повлекли за собой других последствий, указанных в ч. 2 ст. 167 УК.

При решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в связи с родом его деятельности и материальным положением либо финансово-экономическим состоянием юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества.

Если виновный в целях уничтожения или повреждения чужого имущества умышленно действовал общеопасным способом, но по не зависящим от его воли причинам имуществу не был причинен значительный ущерб, содеянное должно быть квалифицировано по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК.

Квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 2 ст. 167 УК, является причинение в процессе или в результате уничтожения или повреждения чужого имущества, совершенных их хулиганских побуждений, смерти хотя бы одному человеку или иных тяжких последствий.

К тяжким последствиям, причиненным по неосторожности в результате умышленного уничтожения или повреждения имущества (ч. 2 ст. 167 УК), относятся, в частности, причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку либо причинение средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам; оставление потерпевших без жилья или средств к существованию; длительная приостановка или дезорганизация работы предприятия, учреждения или организации; отключение потребителей от источников жизнеобеспечения - электроэнергии, газа, тепла, водоснабжения и т.п. (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем").

Если смерть или иные тяжкие последствия причинены не по неосторожности, а с прямым или косвенным умыслом, содеянное квалифицируется по совокупности ст. 167 и соответствующих статей УК о преступлениях против личности.

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности

Уголовная ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества по неосторожности предусмотрена ст. 168 УК и наступает только в случае причинения в результате этих действий ущерба в крупном размере и если эти действия совершены путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности. Законодатель употребляет понятие "крупный размер", а не "крупный ущерб". Очевидно, вопрос о крупном размере следует решать применительно к понятию крупного размера хищения (см. примечание 4 к ст. 158 УК).

Субъектами рассматриваемого преступления могут быть как частные, так и должностные лица, достигшие 16-летнего возраста, если их неосторожные действия не были связаны с выполнением своих служебных обязанностей.

Неосторожное обращение, предусмотренное ст. 168 УК, может выразиться в нарушении специальных правил безопасности либо общепринятых правил необходимой предосторожности. Это может быть активное поведение виновного либо бездействие, повлекшее наступление указанных в ст. 168 УК последствий (уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере).

Источниками повышенной опасности (кроме огня) признаются горючие и ядовитые жидкости, электрооборудование, транспортные средства, механизмы, взрывчатые вещества.

К последствиям преступления, предусмотренного ст. 168 УК, может быть отнесено только уничтожение или повреждение имущества в крупном размере.

В случае гибели людей действия виновного должны квалифицироваться по ст. 109 УК.

Анализ уголовно-правовых норм гл. 21 УК следует завершить замечаниями о том, что по смыслу закона дела о преступлениях против чужой собственности являются делами публичного обвинения и для их возбуждения, производства предварительного расследования и судебного разбирательства не требуется согласия собственника или иного владельца имущества, ставшего объектом преступного посягательства. Санкции рассмотренных статей являются достаточно строгими для того, чтобы обеспечить соразмерное государственное принуждение в отношении виновных лиц. Суд, учитывая степень общественной опасности того или иного совершенного преступления, данные о личности виновного и другие указанные в законе обстоятельства, а также санкцию конкретной статьи, вправе назначить наказание из числа тех его видов, которые предусмотрены ст. 44 УК и действуют в настоящее время.

Глава 20. Преступления против семьи и несовершеннолетних
 
Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности